Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Р. И. Рубинштейн.   У стен Тейшебаини

4. Страна Биайни-Урарту

Хотя раскопки крепости Тейшебаини дали большой материал для изучения истории царства Урарту, но все же по одному этому памятнику невозможно составить полное представление о том, кто были те люди, которые там жили, как возникло государство Урарту, что оно собой представляло, какую территорию занимало. Только памятники письменности тех далеких времен могут ответить на эти вопросы, осветить события давно минувших столетий. Конечно, урартские надписи, казалось бы, должны дать наиболее полные сведения. Но самые ранние из них относятся только к IX веку до н. э. А между тем урартские племена упоминаются и в более ранних источниках, начиная с XV века до н. э. - это летописи ассирийских царей. Поэтому наше знакомство с древнейшим периодом истории урартов начнем с ассирийских памятников. Ассирия в XV веке до н. э. переживала период расцвета. Это было военно-рабовладельческое государство. Ассирийские цари совершали почти непрерывно грабительские походы во все соседние страны, увозили оттуда огромную добычу, уводили десятки тысяч военнопленных, а на оставшихся жителей налагали "мандату кибитту" - тяжелую подать, как ее называли сами ассирийцы. И каждый царь, вернувшийся в столицу после победоносной войны, считал своим долгом прославить свои подвиги в торжественной надписи. В ней упоминались все поверженные цари, разрушенные города и перечислялись все несметные богатства, награбленные доблестными ассирийскими воинами. Первое упоминание территории, где, по-видимому, уже обитали урартские племена, сохранилось в надписи ассирийского царя Ададнирари I, правившего в [47] XIV веке до н. э. Как обычно во введении к своим надписям Ададнирари начинает с собственного восхваления... "Ададнирари, светлый князь, герой, наместник богов, основатель городов, истребитель мощных племен...", и далее перечисляются десятки разгромленных племен, среди которых урарты не названы. Но в конце введения Ададнирари называет себя "потомком Ашшурубаллита, царя сильного... покорившего страну Мусру, рассеявшего всех многочисленных шубарейцев, расширившего границы и пределы..." 1).

Под "страной Мусру", которая находилась по верхнему течению Большого Заба, очевидно, подразумевается территория, известная под именем Мусасир в районе озера Урмии. В урартских текстах впоследствии этот город назывался Ардини. Таким образом, страна Мусру - это место, где уже в XV веке до н. э. обитали племена урартов (царь Ашшурубаллит правил в XV веке до н. э.). Однако в это время еще не существовало урартского государства. Эти племена входили в состав некогда могущественного царства Митанни, племена которого известны в ассирийских текстах под именем "шубарейцев". Они действительно были многочисленны, так как объединяли множество племен, главным образом, хурритских, а также и урартов, близких по языку к хурритам.

Начиная с XIII века до н. э. грабительские походы ассирийских царей в области, заселенные урартскими племенами, становятся постоянными. Особенно отличался в этом царь Салманасар III. Его летописи пестрят названиями областей и городов по верхнему течению Большого Заба. Вот, к примеру, одна из них:

"...Когда Ашшур, мой владыка, чтобы его почитали, избрал меня законно и для правления черноголовыми (т. е. людьми. - Р. Р.), дал мне скипетр, меч и посох и дал мне законный венец владычества. В то время в начале моего правления возмутились против меня Уруатри"... И далее Салманасар повествует о том, что он поднялся к хребтам их могучих гор и "восемь стран их ополчения я победил, 51 их поселение я разрушил, сжег, похитил их имущество; всех [48] Уруатри я склонил к ногам Ашшура, моего владыки, в три дня (очевидно, боев. - Р. Р.). Я отобрал их потомство, захватил и забрал себе для службы и для работы; тяжкую подать гор я наложил на них навеки... В то время я всю страну Мусру склонил к ногам Ашшура, моего владыки".

В этом тексте впервые встречается термин Уруатри, под которым подразумеваются все племена, входящие в союз. В дальнейшем в ассирийских текстах появляется для этого союза новое название "Наири", которое существует наравне с Урарту. Походы ассирийского царя Тукульти-Нинурты I (конец XIII века до н. э.) были настолько частыми и победоносными, что он даже включает в свою обширную титулатуру и "царь всех стран Наири" - "Тукульти-Нинурта, царь вселенной, царь Ассирии, царь четырех частей света, царь Курдуниаша (т. е. Вавилонии. - Р. Р.), царь Шумера и Аккада, царь моря Верхнего и Нижнего, царь гор и широких степей, царь шубарейцев и кутиев и всех стран Наири"... И именно это название "всех стран Наири" говорит не о едином государстве, а о множестве племен, входящих в одно объединение. О том, что в страны Наири входили 43 области, ясно из следующих надписей Тукульти-Нинурты. Хотя он и считал страны Наири присоединенными к Ассирии, ему неоднократно приходилось их снова покорять: "Я пересек силой моей превосходной мощи могучие горы, где не было дорог, чьих троп не знал ни один царь, и затем 43 царя стран Наири дерзко встали строем в битву. Я с ними сразился, нанес им поражение, кровью их наполнил ущелья и обрывы гор. Все их страны я подчинил моему игу, наложил на них дань и дары навечно".

И снова в другой надписи Тукульти-Нинурта опять повторяет:

"В битве я сразился с 43 царями стран Наири, нанес поражение их войскам, всеми странами я овладел. Эти цари стран Наири - я измучил их шеи медными колодками, я привел их в храм Великой Горы (т. е. в храм бога Ашшура в столице Ассирии - городе Ашшуре. - Р. Р.), мое святилище перед лицо Ашшура, моего владыки, заставил их принести клятву [49] великим богам небес и земли, наложил на них дань и приношения на вечные времена". И так в каждой надписи Тукульти-Нинурты, будь то описание похода, летописи или строительные надписи, всегда звучит одна и та же тема - завоевание непокорных горцев из стран Наири. Ничего нового не дают и анналы походов следующего ассирийского царя Тиглатпаласара I, правившего на рубеже XII-XI веков до н. э. Снова бесконечные походы, разорение и ограбление городов и стран, в том числе и походы на страну Мусру и на земли, лежащие по Верхнему Забу, на Наири. То же повторяют и все надписи последующих ассирийских царей, которые не перестают покорять непокорных горцев, побежденных и ограбленных, но не порабощенных всемогущими ассирийскими владыками. Войны с Ассирией в конце концов приводят к сплочению сил отдельных племен, и в целом ряде центров нагорья складываются к IX веку до н. э. государственные образования. В это время возникает и в районе озера Ван государство Биайни, которое в ассирийских текстах называется Урарту и которое было преемником племенного союза Урарту.

Самые ранние сведения об этом государстве также известны из ассирийских летописей, в частности, из анналов царя Салманасара III, который первым из ассирийских правителей отважился проникнуть в глубь Армянского нагорья, где он столкнулся с урартскими войсками в 859 и 856 годах до н. э. Эти войны не только описаны на монолите из Тушхана (совр. Карх), но и запечатлены на рельефах знаменитых обшивок храмовых ворот, воздвигнутых Салманасаром III в городе Имгуль-Эллиль (современное селение Балават) и названных Балаватскими воротами. Эти рельефы изображают различные моменты борьбы - осаду урартских городов Сугунии и Арзашку, бои между ассирийцами и урартами, увод пленных. Рельефы ярко иллюстрируют анналы Салманасара III, где впервые говорится об Урарту как о царстве и упоминается царь Арам. Салманасар III вступил на престол в 859 году до н. э. и тут же сразу выступил в поход: "...В начале моего [50] царствования, в первый год моего правления, я воссел величественно на престол царственности, собрал мои колесницы и войска... бронзовыми и медными кирками расчистил трудный путь в крутых горах, которые направлены вершинами к небесам, подобно лезвию железного кинжала, провел мои


13. Урартские воины переходят горы. Фрагмент Балаватских ворот Салманасара III. IX в. до н. э.

колесницы и войско..." Салманасар учинил разгром всех стран и городов, лежавших на пути, "подошел к Сугунии, укрепленному городу Арама урартского, осадил и захватил город, перебил его многочисленных воинов, полон полонил, сложил башню из голов напротив города и сжег в огне 14 его окрестных поселений. Я вышел из Сугунии, спустился к морю Наири (т. е. к озеру Ван. - Р. Р.), омыл в море [51] свое оружие, принес жертву своим богам". И далее Салманасар рассказывает об осаде другого города урартов со своим войском: "...подошел к Арзашку, царскому городу Арама урартского. Арам урартский устрашился горечи моего сильного оружия и моей гневной битвы, бросил свой город и поднялся в горы. Я поднялся в горы следом за ним, дал большое сражение среди гор, 3400 бойцов его сразил оружием; ливнем я разразился над ним, подобно Ададу2) (бог бури и урагана в Вавилонском пантеоне. - Р. Р.) и обагрил его кровью горы, точно красную шерсть; я отнял у него лагерь, увел с гор его колесницы, всадников, лошадей, мулов, много его богатства. Арам ради спасения своей жизни поднялся [52] в крутые горы. Силой моего могущества я растоптал его страну, подобно туру, превратил в пустыню города, Арзашку вместе с его окрестными поселениями я разрушил, снес, сжег огнем, сложил башни из голов напротив ворот". Надписи Салманасара III свидетельствуют о том,


14. Переход ассирийского войска через горы (верх). Штурм крепости Сугунии (низ). Фрагмент Балаватских ворот Салманасара III. IX в. до н. э.

что после похода его первого года правления следовали еще целый ряд других. Из этого можно сделать вывод, что полное уничтожение Урарту огнем и мечом, как говорил Салманасар, было несколько преувеличенным. И хотя разгром урартских городов был страшный, у Арама все же сохранились и силы и резервы для сопротивления Ассирии. Очевидно, судя по надписи Салманасара III, Арам обладал [53] большим войском, состоящим не только из пехоты, вооруженной круглыми щитами и мечами (что видно на Балаватских воротах), но также колесничими и всадниками.

Урарту в это время уже занимало большую территорию, так как обе крепости, упомянутые Салманасаром, Сугуния и Арзашку, находились на далеком расстоянии друг от друга. Арзашку была расположена к северо-западу от озера Урмия, а Сугуния - к югу от озера Ван, в районе которого существовала Тушпа. По-видимому, она уже при первом урартском царе Араме была столицей. Итак, несмотря на ожесточенные войны с Ассирией, мощь Урарту не было сломлена, наоборот, эти [54] столкновения привели к еще большей консолидации всех сил молодого, только что возникшего государства, И уже при преемнике Салманасара III Урарту выступает в столкновениях с Ассирией сначала как равный противник и как опасный соперник, играющий главную роль среди стран Передней Азии.


15. Осада крепости Сугунии. Фрагмент Балаватских ворот Салманасара III. IX в. до н. э.

Первая урартская надпись дошла от царя Сардури, сына Лутипри. Она начертана на стене древней урартской крепости, развалины которой сохранились у подножия Ванской скалы.

"Надпись Сардури, сына Лутипри, царя великого, царя могущественного, царя вселенной, царя страны Наири, царя, равного которому нет, удивительного пастыря, не боящегося сражения, царя, [55] подчиняющего непокорных. Я Сардури, сын Лутипри, царь царей который от всех царей получил дань. Так говорит Сардури, сын Лутипри: я эти камни принес из города Альниуну и воздвиг эту стену". 3) Хотя в это время урарты называли, по-видимому, Биайни, здесь сохраняется ассирийское наименование "Наири", так как язык надписи ассирийский - к этому времени урарты еще не создали своей письменности.

Памятник Сардури, сына Лутипри, носит чисто строительный характер. Но его пышная титулатура утверждающая мощь правителя, дань, полученная от царей, несомненно говорят о растущем могуществе Урартского государства.

[56] При царе Ишпуини появляются первые надписи на урартском языке. Письменность, заимствованная от ассирийцев, остается клинообразной, но несколько иной формы и с изменениями в соответствии с урартским языком хурритской группы, который отличался от семитического ассирийского.


16. Битва у крепости Арзашку. Фрагмент Балаватских ворот Салманасара III. IX в. до н. э.

Характер урартских памятников письменности очень однообразен. Они дошли до нас, главным образом, в виде летописей походов и строительных надписей, высеченных на скалах, больших каменных плитах и монолитах, на стенах зданий и крепостей. Походы урартов приобретают большой размах при преемнике Сардури, его сыне Ишпуини. Очень скоро Ишпуини делает своим соправителем сына [57] Meнуа, и летописи уже ведутся от имени обоих. По этим письменным источникам можно совершенно точно установить те области, на которые была обращена экспансия урартов.

Из так называемой Келяшинской надписи (она была сделана одновременно на урартском и ассирийском языках) следует, что Мусасир уже принадлежит Урарту: "...когда перед богом Халди в город Ардини (т. е. Мусасир. - Р. Р.) явились Ишпуини, сын Сардури, царь великий, царь могущественный, царь вселенной, царь страны Биайни (в асс. тексте "Наири". - Р. Р.), правитель города Тушпы и Менуа, сын Ишпуини, построили они святилище богу Халди. На высокой дороге поставили они эту стелу".

[58] Другое направление урартских походов шло к южному побережью озера Урмия, где находились страна Баршуа и город Меишта. Это были очень серьезные противники, и против них урарты выставили огромные войска: "Богу Халди, владыке, Ишпуини, сын Сардури и Менуа, сын Ишпуини, эту надпись воздвигли. Бог Халди выступил в поход со своим оружием, победил город Меишта, победил страну Баршуа. Халди могуч, оружие бога Халди - могучее.


17. Битва у крепости Арзашку. Фрагмент Балаватских ворот Салманасара III. IX в. до н. э.

Могуществом бога Халди выступили в поход на город Меишта Ишпуини, сын Сардури и Менуа, сын Ишпуини; был Ишпуини могуч, Менуа - могуч; в войске их насчитывалось 106 боевых колесниц, [59] 9174 всадника, 2704 пеших воина". Так военные победы обогащали Урарту.

В результате завоевания страны Баршуа, Меишта и целого ряда других городов урарты захватили огромную добычу - десятки тысяч коней, крупного и мелкого рогатого скота. Но не в этом была главная цель похода. Они овладели приурмийским районом, бывшим яблоком раздора между ними и Ассирией. И именно потому, что Ассирия была южным соседом Урартского государства, урарты не могли расширять свою территорию на юг за счет ассирийских владений. Открытым оставался третий путь - на север, в Закавказье. И туда направил свои удары Менуа, преемник Ишпуини.

[60] Он не только закрепил свое господство в приурмийском районе, подчинив город Мана, расположенный к северу от Баруата, но и начал усиленно продвигаться в Закавказье против племен, совершавших набеги на северные границы Урарту. Он совершал туда походы еще вместе с отцом, правда, с гораздо меньшим войском, чем против Баршуа и Меишта:

"...Могуществом бога Халди отправились в поход против Луша Ишпуини сын Сардури и Менуа, сын Ишпуини... в их войске насчитывалось 66 боевых колесниц, 460 всадников, 15 600 пехотинцев... Отбросили они Уитерухи, Луша, Катарза..." Менуа занял урартский престол в 810 году до н. э. после смерти Ишпуини. При нем Урарту достигло своего наивысшего расцвета и могущества. Менуа уже не удовлетворял титул его отца. Ему казалось мало быть "царем вселенной", и он прибавил к титулу еще два слова "царь царей". От Менуа, сына Ишпуини, до нас дошло самое большее количество надписей. Они высечены на скалах неподалеку от тех мест, где строились города и крепости. Некоторые тексты помещались в специально вырубленных в горах нишах, которым придавали форму двери. Клинописные строки, повествующие о строительной деятельности, сохранились на каменных блоках - остатках зданий, дворцов и храмов, на плитах, облицовывающих русла каналов. Одна из больших надписей Ишпуини и Менуа сохранилась в окрестностях озера Ван. Эта большая ниша в форме двери позднее была названа "Мхеридур", т. е. "дверь Мхера", героя армянского эпоса. О ней была сложена легенда, будто за ней скрыты сокровища. Один пастух увидел во сне, что дверь откроется, если произнести название цветка кунжута "сезам". Пастух проник внутрь скалы, но не смог выйти оттуда, так как забыл магическое слово и погиб, замурованный в ней. А надпись на этой скале, действительно, содержала сокровища для изучения религии урартов. Там перечислены жертвоприношения всем урартским богам. И судя по количеству приношений каждому, главным богом был Халди, за ним Тейшеба (бог войны) и далее [61] Шивини (бог солнца). За ними названы 76 старых племенных богов, которые не имели большого значения. Во главе всего пантеона стояли чисто урартские боги, связанные с центральной частью уже сложившегося государства - Тейшеба, Халди и Шивини. Время правления Менуа было периодом расцвета строительства в Урарту и подвластных ему областях. Особенно большое внимание было обращено на столицу Тушпу, где было построено много домов для знати и царский дворец.

О том, как был построен большой и красивый город, рассказывается в "Истории Армении", написанной средневековым армянским историком Моисеем Хоренским (V-VI вв. н. э.). Но он приписывает строительство города ассирийской царице (IX века до н. э.) Шамирам согласно легенде, где говорится, что будто бы после смерти своего возлюбленного армянского царя Арье Шамирам в память о нем занялась украшением и благоустройством города, прекраснее которого не было на свете. Она вызвала из Ассирии "двенадцать тысяч простых работников и шесть тысяч мастеров, искусных резчиков по дереву, камню, меди, железу, знающих в совершенстве свое искусство..." 4). "Спустя немного лет завершает она дивное строительство возведением крепчайших стен с медными воротами. В самом городе понастроила она множество роскошных зданий, с большим разнообразием в камне и цвете, в два и три этажа, при надобности - с балконами. Мастерски распланировала она город с широкими улицами. Выстроила она среди города прекрасные купальни, достойные удивления по своим удобствам. Часть реки отвела и распределила по городу на различные нужды и на орошение парков и цветов. Другая часть реки была отведена по правому и левому берегам озера для орошения пригородных земель. Восточные, северные и южные окрестности города украсила она усадьбами и тенистыми рощами плодовых и лиственных садов и насадила много пышных садов и виноградников, и много еще достопримечательного создала она в той великолепной твердыне и населила ее множеством жителей..."

[62] Царице Шамирам приписывается и сооружение канала, по которому подается питьевая вода в Тушпу, расположенную на побережье Вана. Канал существует и действует до сих пор, и местные жители называют его "канал Шамирам". Теперь легенда, переданная Моисеем Хоренским, опровергнута урартскими источниками. Но она сыграла свою роль. Благодаря ей в районе Ванского озера были начаты археологические изыскания и открыты письменные памятники урартов.

Известны 14 надписей Менуа о проведении каналов в разных областях государства. Большинство сохранилось на плитах, которыми выложен канал, приписываемый царице Шамирам. Эти плиты помещены в разных местах, главным образом в тех, где особенно трудной была прокладка. Содержание всех четырнадцати дошедших до нас плит почти одинаково.

"Могуществом бога Халди Менуа, сын Ишпуини, этот канал провел. "Канал Менуа" - имя его". Менуа говорит: "Кто эту надпись уничтожит, кто (ее) разобьет, кто кого-нибудь заставит совершить эти дела, кто другой скажет: "Я этот канал провел", - пусть уничтожат боги Халди, Тейшеба, Шивини, все боги его под солнцем..." Так беспристрастные свидетели прошлого - надписи на камнях - восстанавливают истину. Сооружение подобного канала в IX-VIII веках до н. э. в условиях чрезвычайно примитивных технических приспособлений было, действительно, грандиозным мероприятием. Надо думать, что значительная доля физической тяжелой работы падала на плечи рабов. Это - добыча и обработка каменных глыб, доставка к месту строительства и укладка стен. Но следует отдать должное мастерству руководителей и высокому уровню инженерной (если можно так сказать) техники. Канал был совершенно необходим. Столица Урарту, расположенная в районе озера Ван, не имела питьевой воды, так как вода в озере соленая и насыщена раствором соды. Не годится она и для орошения полей, садов и виноградников. А между тем в пяти километрах к югу от реки Хошаб находится мощный родник с [63] кристально чистой прохладной водой, приятной на вкус.

По приказу Менуа от родника к самой Тушпе был проведен канал. Естественные преграды не позволяли провести его по прямой, поэтому канал протянулся на 70 километров. Через реку Хошаб канал идет по мосту, сложенному из очень толстых стволов деревьев. И хотя в течение тысячелетий канал много раз ремонтировался, он до сих пор сохраняет свою древнюю первоначальную форму. В низменных местах воды канала идут по руслу, сложенному из больших неотесанных каменных глыб, и высота стен достигает десяти-пятнадцати метров. Эти стены и являются той частью канала, которая великолепно сохранилась от времени Менуа до наших дней. Об этом свидетельствует и сама кладка камней, и клинописные надписи.

Сохранились от Менуа, сына Ишпуини, и надписи о его военных походах и завоеваниях. Кроме перечислений захваченной добычи и взятых в плен людей - это десятки тысяч военнопленных, в летописях названы завоеванные города и крепости. Помимо походов на запад и частично в пределы Малой Азии, Менуа особое внимание обращает на завоевания горных областей к северу от Урарту. Там, в Араратской равнине, лежали плодородные земли, почти пустынные и совсем не обработанные. А между тем и климат и плодородная почва там необычайно благоприятны для земледелия и садоводства. Нужно было только создать условия для орошения полей и садов.

Поэтому, когда Менуа со своими войсками пересек Аракc и начал освоение новых земель, он закрепил свое господство, построив на северном склоне Арарата крепость. Она являлась административным центром нового района. Там находился правитель области, там же был сосредоточен и военный гарнизон. Около современного селения Ташбурун среди древних развалин каменных стен найдена плита с клинописным текстом: "Богу Халди, владыке, этот храм Менуа, сын Ишпуини, построил; крепость величественную построил, установил ее имя - "Менуахинили" (т. е. постройки Менуа).

[61] Итак, Менуа, сын Ишпуини, был первым урартским царем, который по-настоящему начал осваивать малонаселенные земли Закавказья и прочно утверждал свое господство. Ко времени Менуа относятся самые древние урартские памятники, найденные на территории Советского Союза - в Армении. В Менуахинили поступала вся подать, собираемая наместниками со всех земель этого района, отсюда шли все царские распоряжения и указы по области. Менуа, сын Ишпуини, оставил своему сыну Аргишти сильное государство с расширенными границами, с большим войском, закаленным в боях, и множеством рабов, занятых во всех видах хозяйственной деятельности в Урарту. Однако внешнеполитическая обстановка при вступлении на престол Аргишти, сына Менуа (781-760 г. до н. э.), сложилась не столь благоприятно, как при его отце. Усиление Урарту, расширение его границ и гегемония среди стран Передней Азии не могли не беспокоить Ассирию, старого соперника и противника Урарту.

Особенно невыгодно было ассирийцам то, что урарты отрезали Ассирии торговые пути в Малую Азию. В ассирийских летописях Салманасара IV, правившего в начале царствования Аргишти, сына Менуа, без конца упоминаются походы против Урарту. Нередко эти столкновения кончались поражением урартов. Одно из них в ярких красках описано на обломке каменной плиты: "Когда Аргишти урарт, чье название страшно, как тяжелая буря, чьи силы обширны, кто никому из прежних царей не простирал свою руку, возмутившись людей Урарту свел в отряды, стал готовить войну, все войско его среди гор подвигалось к сближению..." - написано в этом тексте, в котором достаточно ясно чувствуется страх перед большой военной мощью урартов. Но вот войска сблизились, и произошла битва между воинами Урарту и Ассирии. Урартами командовал сам Аргишти, сын Менуа, во главе ассирийцев стоял высший военный начальник - туртан Шамшиилу. Укрепившись в горах "средь великого грома музыкантов ополченского оружия, что ревет словно море, Шамшиилу повел, как буря, своих воинов.

[65] Своих буйных упряжных жеребцов он пустил лететь на них, как птица Зу, и нанес ему (т. е. Аргишти) поражение. И покинул он свое войско, его рассеянные отряды ужаснулись битвы. Как грабитель, я похитил его лагерь. Его царские сокровища упустила его рука, а моя захватила".

Однако Ассирия в это время находилась в упадке, и победа туртана Шамшиилу была случайной. Аргишти продолжал совершать непрерывные военные походы, овладевать новыми областями и захватывать большую добычу. В его знаменитой Хорхорской летописи, высеченной на пологих склонах Ванской скалы, подробно описаны эти войны. Хорхорская летопись - одна из самых больших древневосточных надписей.

Год за годом в течение тринадцати лет перечисляет Аргишти свои походы, записывает десятки тысяч захваченных стад и десятки тысяч людей, взятых в плен. Часть пленных угоняли в центр Биайни и обращали в рабство, некоторыми заселяли вновь приобретенные пустынные земли. Некоторых военнопленных убивали, как написано в ежегодном итоге Хорхорской летописи: "...всего 20279 человек за год - одних я умертвил, других - живыми увел". Хозяйство Урарту не нуждалось в таком огромном количестве рабов, какое им давали войны. Ассирийцы, естественно, видели в усилении Урарту угрозу своим границам, и Салманасар IV совершил на урартов шесть походов. Это заставило Аргишти направить свои завоевания в Северную Сирию и, главным образом, на север в Араратскую низменность. Его владения там настолько расширились, что управлять ими из отцовского административного центра Менуахинили становилось трудно. Поэтому на одиннадцатом году правления Аргишти заложил новый город Аргиштихинили - "постройки Аргишти" и провел туда канал. Новая крепость вскоре стала важным административно-хозяйственным центром всех владений урартов в Закавказье, и Менуахинили потерял свое значение. Остатки цитадели Аргишти обнаружены в районе, прилегающем к современному селу Армавир, где впоследствии находилась древнейшая столица Армении. [66] Найденная в этом месте надпись гласит: "Величием бога Халди Аргишти, сын Менуа, говорит: могущественную крепость я построил, установил ее имя - Аргиштихинили. Земля была пустынной, ничего там не было построено; я от реки четыре канала отвел, виноградники и сад насадил, совершил я дела там..." Освоение Закавказья, превращение пустынных просторов в сады, виноградники и поля, проведение каналов для орошения продолжалось во все время правления Аргишти. Об этом сообщается в многочисленных надписях Аргишти, и весьма примечательно, что большинство их было обнаружено в Закавказье.

Продвижение Аргишти на север к озеру Севан легко прослеживается по планомерному строительству крепостей в этом месте. Особенно важным по своему стратегическому положению был город Киехуни на северо-западном побережье озера. Эта громадная и мощная крепость являлась ключом ко всему приозерному району. Захватив ее, Аргишти завладел и всей областью. Естественно, что такое важное событие было отмечено в Хорхорской летописи пятого года правления Аргишти. Там сказано о создании нового административного центра - крепости Эребуни: "По велению бога Халди Аргишти, сын Менуа, говорит: город Ирпуни (т. е. Эребуни. - Р. Р.) я построил для могущества страны Биайни и для усмирения вражеской страны. Земля была пустынной, и ничего не было там раньше построено. Могучие дела я там совершил. 6600 воинов стран Хате и Цупани я там поселил".

Текст летописи совпадает с надписью, найденной в Арин-берде, что позволило, как сказано выше, установить ее точное местоположение. Эта крепость находилась на самой окраине Араратской равнины, в районе, прочно освоенном урартами. Здесь помещалась не только резиденция наместника, который управлял всей областью, но и находились урартские военные отряды. Недаром на многочисленных предметах вооружения, найденных на Кармир-блуре, стоит надпись "дом оружия Аргишти, сына Менуа" - т. е. "арсенал Эребуни". Таким образом, несмотря на участившиеся военные [67] столкновения с Ассирией, нередко кончавшиеся поражением урартов, Аргишти, сын Менуа, оставил своему сыну в наследство могущественное государство, расширившее свои границы далеко на север, где проводились огромные работы по освоению пустынных пространств, проведению каналов и развитию земледелия и садоводства. Сардури, сын Аргишти, получил Урарту в зените его расцвета (760-730 до н. э.).

Интересна находка его летописи, в которой перечисляются походы в соседние страны. Летопись Сардури, сына Аргишти, была вырезана неподалеку от "Двери Мхера" в одной из ниш Ванской скалы, которая называлась "Хазине-капуси" - "Дверь сокровищ". В 1915 году И. А. Орбели заинтересовался этой дверью, о которой рассказывали легенды, что за ней простираются огромные помещения, наполненные сокровищами. И будто каждую ночь выползает змей и сторожит вход.

Орбели, не поверив легенде, начал раскопки в полу ниши. На шестой день на глубине двух метров он открыл неоценимые сокровища для науки - большую стелу, более двух метров высоты, сплошь покрытую клинописью. Это и была летопись военных побед царя Сардури, сына Аргишти. Жестокие расправы с побежденными, захват большой добычи и пленных - все повторялось, как во всех надписях урартских царей. Вновь найденная стела открыла еще одну страницу истории Урарту, которое в это время было одной из самых сильных держав древнего Востока. И в первые годы правления Сардури, сын Аргишти, продолжал свои походы, и его летописи пестрели подобными фразами: "Сардури говорит: затем направился я в страну Мана (к северу от горы Арагац. - Р. Р.), поселение сжег и разрушил, страну сожрал, мужчин и женщин угнал в Биайни..." Крепость Эребуни по-прежнему оставалась центром управления Закавказья, и так как владения урартов там увеличились, то соответственно возросла и натуральная подать. Поэтому Сардури строит в Эребуни дополнительное хранилище для зерна. Также продолжается строительство в районе Севана, возводятся здания в столице Тушпе.

[68] Совершенно естественно было ожидать, что ассирийские властелины зорко следили за усилением соседнего царства и готовились к тому, чтобы нанести ему решительный удар и сломить его могущество.

Этот момент наступил, когда в Ассирии воцарился Тиглатпаласар III, по-видимому, талантливый полководец и организатор. Он знаменит тем, что преобразовал ассирийскую армию, в состав которой входили войска разного рода: пехота легкая (лучники и пращники) и тяжелая (копейщики), всадники и колесничие. Самой большой частью войска были пехотинцы, вооруженные стрелами и пращами. Эти маневренные отряды использовались при наступлении и зачастую имели вполне самостоятельное значение. Тяжелая пехота - копейщики с огромными щитами играли главную роль в обороне. Всадники и колесничие - их было меньше, чем пехоты, действовали при атаках и преследовали убегающего противника. При осаде крепостей ассирийцы применяли тараны, пробивавшие стены, катапульты, метавшие тяжелые камни и зажженные факелы, саперные отряды вели подкопы и отрезали от осажденных воду.

Во главе сильного войска Тиглатпаласар в 735 году до н. э. выступил против Сардури, сына Аргишти. Урарты не выдержали страшного натиска ассирийцев. Их войско было разбито, а сам царь спасся бегством с поля брани. В ассирийской летописи это событие описано с известной долей иронии. Рассказ ведется от лица Тиглатпаласара: "Весь его стан я отнял у него. Горечи оружия моего он убоялся, и, ради спасения своей жизни, на кобыле ускакал он, а ночью бежал на недоступную гору". Ассирийцы рассматривают "бегство на кобыле", как высший позор для воина. Впрочем, можно усомниться в том, что Сардури, сын Аргишти, действительно бросил своего боевого коня и выбрал кобылу для бегства. Это была излюбленная формула ассирийцев, чтобы заклеймить позором побежденного врага, и мы встречаемся с ней и в другой надписи по поводу бегства другого урартского царя. Поражение Сардури не сломило могущества [69] Урарту, но создало преграду для расширения его влияний и для захвата земель на юге и западе. Конец царствования Сардури мало освещен источниками. Его сын Руса вступил на престол в тревожное для Урарту время. Разгром, учиненный Ассирией, ослабил центральную власть, и, почувствовав это, несколько областей, подвластных Урарту, стали отпадать от нее. Поэтому Русе пришлось вновь собирать их.

Особое внимание Руса обращал на укрепление своего господства над Приурмийской областью. Именно этот район являлся для урартов не только защитной крепостью от ассирийских войск, но и плацдармом, откуда можно было напасть на Ассирию. Об этом очень ясно свидетельствует надпись Русы, установленная на перевале, связывающем страну Мусасир с Приурмийской областью: "Руса сын Сардури говорит так: "Урзана, царь города Ардини (т. е. Мусасира. - Р. Р.), явился передо мной. Взял я на себя заботу о пропитании всего его войска. По причине этой милости, богам, по велению Халди, я воздвиг постройки на высокой дороге для благоденствия царя Руса. Урзану я поставил правителем области, посадил я его в городе Ардини. В том же году я, Руса, сын Сардури, пришел в город Ардини. Урзана на высокий трон своих предков царей посадил меня... Урзана перед богами в храме богов передо мной совершал жертвоприношения... Урзана предоставил мне вспомогательные войска... боевые колесницы, какие имелись; я повел вспомогательные войска, и по велению Халди я, Руса, пошел к городам Ассирии, устроил я резню. Вслед за этим Урзану я взял под руку, я позаботился о нем... посадил его на место владыки для царствования". Таким образом, Руса укрепил свои позиции, считая Урзану своим верным союзником в подчиненной ему области Мусасира, имевшей для Урарту большое стратегическое значение. Это позволило ему двинуться на север, в Закавказье, где при нем был построен ряд крепостей по берегам Севанского озера.

Завоевания Урарту на севере и укрепление южных и восточных границ не могли не беспокоить [70] Ассирию, хотя в первые годы правления Русы, сына Сардури, Ассирия не предпринимала военных действий против него. Оставаясь по-прежнему соперниками, Ассирия и Урарту зорко следили друг за другом и для наблюдений за действиями внутри страны засылали туда своих разведчиков. Особенно широко была поставлена эта работа ассирийским царем Саргоном II. Большое число резидентов было заслано в Урарту. Они внимательно следили за каждым шагом урартского царя, за передвижением его войск, за военными приготовлениями, за его переговорами с соседними правителями, за заключенными им союзными договорами. В шпионскую деятельность были вовлечены и некоторые урартские начальники, доставлявшие сведения шпионам Саргона II. Все донесения шпионов поступали наследнику, сыну Саргона Синахерибу, он составлял общую сводку и отсылал царю. Однако в ассирийских архивах найдены многочисленные письма резидентов, отправленные непосредственно царю, минуя царевича. Эти письма представляют большой интерес. Резиденты располагали целой сетью агентов-лазутчиков, которые легко проникали во все концы подведомственного им района. И в каждом своем действии они отчитываются перед царем. Вот, например, одно из таких донесений, написанное Габбуаном-Ашуром из пограничной ассирийской крепости: "Мои гонцы пойдут к Набули, Ашшурбельдану, Ашшуррисуа, которые должны были отправляться. Мы не преминули записать имена всех людей. Каждый выполняет свою работу, нет никакого упущения. Мы многократно слыхали следующее: урартский царь из Турушпы (т. е. из Тушпы. - Р. Р.) не вышел, и мы будем вести наблюдение, как приказал мой господин, мой царь. 16 числа месяца Таммуза я прибыл в город Курбан. 20 числа месяца Аб я отправил письмо царю, моему господину".

Имена Набули, Ашшуррисуа и Ашшурбельдана встречаются в подписях на письмах Саргону (особенно часто первых двух). Значит, все они были самостоятельными шпионами, но тем не менее за их деятельностью наблюдал Габбуан-Ашшур.

[71] Донесения ассирийских шпионов дополняют сведения о внутреннем положении в Урарту. Надписи Русы, сына Сардури, освещают его строительную деятельность и его военные походы, которые позволили восстановить могущество Урарту, после поражения, нанесенного Тиглатпаласаром. Мы узнаем даже, что он снова укрепился в Приурмийском районе и посадил в Мусасире рядом с правителем Урзаной своего наместника.

Из донесений разведчиков дошли сведения о восстании в одной из областей, подвластных Урарту, о мятеже, поднятом военачальниками царского войска. О последнем событии сообщает Ашшуррисуа в письме непосредственно самому Саргону: "Пять наместников страны Урарту пошли в страну Уаси: Ситину, Каккадану, Сакуата, Гуту - вот их имена. Они вошли в Уаси, и теперь силы свои разделенные они сблизили, войска усилились. Царь вышел из Турушпы (Тушпы. - P. P.) и направился в Каниум". По-видимому, в нем сосредоточились мятежники, как следует из другого письма Ашшуррисуа. Не спокойно было и в среде военных начальников урартской армии. Ашшуррисуа доносит Саргону и об этом: "Царю моему господину твой раб Ашуррисуа. Да будет мир царю моему господину. Относительно Нарагу, командира, о котором я писал моему господину: двадцать командиров, которые вместе с ним, схвачены. Теперь царь урартский вступил в Турушпу и приказал их удавить. Остальные люди, которые выступили с ними - вместе со старцами, вместе с командирами, - убиты". И далее Ашшуррисуа подробно описывает казнь целого ряда высших военных чинов и сообщает их имена. Только одному из них удалось бежать и о нем нет никаких сведений. Но разведчик обещает сразу же оповестить царя, как только его люди узнают о его местопребывании. Ашшуррисуа действительно располагал "людьми", которых он посылал во все концы Урарту. Это следует из другого письма его, где есть такая фраза: "О том, что писал царь, мой господин: "пошли лазутчиков", я послал их двумя частями. Одни прибыли и сообщили известия, другие еще не выходили".

[72] Саргон готовился к походу на Урарту, и он хотел иметь ясную картину положения в стране. Однако в течение первых восьми лет Саргон вел войны с другими странами.

На стенах четырнадцатого зала его огромного дворца Дур-Шуррукина изображены сцены похода, а на большом глиняном кирпиче из города Ашшуре записана подробная летопись этого похода. Удивительно образно, с документальной точностью изложены все детали продвижения войск в горах, покрытых непроходимыми лесами. Вооруженные отряды поднимались вверх по едва заметным тропам, вырубали медными кирками ступеньки в отвесных скалах, чтобы достигнуть вершин, переходили через узкие глубокие ущелья, так что не слышно было удара падающих камней о каменистое дно. Воины шли один за другим гуськом, едва пробираясь среди леса, заросшего густыми травами и кустарниками, взбираясь все выше и выше к огромным пикам скалистых вершин, окутанных туманом. Подробное описание жестокого боя иллюстрировано рельефными изображениями сцен сражения, они воссоздают страшную и яркую картину войны далекого прошлого.

"На высокой горе Уауш, чья глава воздвигнута посреди небес наравне с облаками, где от века не проходила ни одна живая душа, чьих путей не видывал путник, да и крылатые птицы небес не летали над нею, не выводили птенцов, не вили гнезда на высокой горе, что торчит словно острие кинжала, где зияют пропасти и далекие горные ущелья: в большие жары и морозы гора эта - гибель, утром и вечером на ней сияние, день и ночь на ней копится снег, во весь рост она покрыта льдом, у того, кто переходит ее предел, - тело того поражают бури, а от холода горит его плоть..." И вот на вершине этой страшной горы Руса, сын Сардури, урартский царь сосредоточил свое войско - пехоту и конницу, и построил его в боевом порядке. Лазутчики донесли Саргону о расположении урартских отрядов. И тогда Саргон решил изменить свой план похода. Вместо того, чтобы идти на восток к берегам озера Урмии, где был расположен религиозный [73] центр урартов - город Мусасир, Саргон двинул свои войска к горе Уауш, чтобы сразиться с Русой. И около этой горы лицом к лицу встретились в страшном бою Саргон II ассирийский и урартский царь Руса, сын Сардури.

И дрогнули урартские полки под натиском превосходящих сил противника. Ужасен был разгром побежденной армии. Много людей пало на поле боя, их трупы заполнили горные провалы, кровь, подобно рекам, текла по склонам и ущельям, зелень степей и горных высот окрасилась, как шерсть, в алый цвет.

Телохранители и придворная охрана Русы были перебиты, двести шестьдесят человек - царские родственники, командиры и правители областей попали в плен, а сам Руса оказался в окружении вражеских войск. Тайком, темной ночью, удалось Русе выйти из кольца, и "для спасения жизни своей он оставил свою колесницу и верхом на кобыле бежал впереди своего войска" - читаем мы знакомую уже формулировку в летописи Саргона II, почти дословно повторяющую фразу из летописи Тиглатпаласара III о Сардури, сыне Аргишти. Руса бежал в горы, спасаясь от преследования. О его бегстве образно рассказано в ассирийской летописи: "Подобно ночной птице, которая летит перед орлом, сердце его трепетало от страха, подобно человеку, который пролил кровь, покинул он Тушпу, свою царскую резиденцию, подобно животному, которое бежит от охотника, достиг он склонов гор". После разгрома Русы, Саргон вернулся к первоначальному плану и пошел на Мусасир. Там сидел урартский ставленник Урзана, который, боясь и Русу и Саргона, вел двойную игру.

Высоко в горах лежала крепость Мусасир. Открытая с севера, она была надежно защищена с юга гладкими отвесными скалами, которые подступали вплотную к крепостным стенам. Но именно с этой стороны поднимались ассирийские отряды. Вырубая ступеньки в горах, они несли на плечах царскую колесницу, там, где невозможно было проехать. Неожиданное появление ассирийцев застало город врасплох. Урзана бежал, охрана сдалась без боя.

[74] Огромна была военная добыча Саргона. В его летописи перечислены несметные богатства, увезенные победителями в Ассирию. Разграблены закрома с запасами зерна, опустошены амбары, вывезены сокровища из дворца и храма, десятки тысяч людей взяты в плен.

Весть о взятии Мусасира потрясла Русу едва ли не больше, чем собственное поражение. В летописи Саргона записано, что, когда "Руса услыхал, что Мусасир разрушен, его бог Халди увезен, то собственной рукой, железным кинжалом своего пояса, лишил себя жизни".

После этого удара Урарту все же оставалось достаточно сильным государством, но главное внимание теперь было обращено на освоение и расширение областей в Закавказье. Заключаются союзы с северными племенами. Мы узнаем из донесений ассирийских шпионов - их по-прежнему засылали в Урарту - о заключении союза с киммерийцами урартским царем Русой (II), сыном Аргишти, правившим с 685 по 645 год до н. э.

При Русе, сыне Аргишти, Урарту вполне оправилось после опустошительной войны с Ассирией. Его строительная деятельность, запечатленная во многих письменных памятниках, была настолько велика, что некоторые историки называют его "реставратором Ванского царства" (так нередко называют Урарту - страну Биайни).

При Русе, сыне Аргишти, были построены город и крепость Тейшебаини, описанием гибели которой начинается эта книга. Среди памятников, найденных в раскопках Кармир-блура, наряду с чисто урартскими встречаются и вещи египетского, ассирийского, малоазиатского и скифского происхождения. По-видимому, Урарту в это время являлось посредником в торговых связях скифов с народами Передней Азии и даже далекого Египта. Это предположение тем более вероятно, что как раз в этот период урарты заключали военные союзы со скифами, киммерийцами и мидянами. Не случайно в донесениях ассирийских шпионов имеются очень частые упоминания об этом. Даже в ассирийских оракулах, как, например, в своих запросах царь Асархаддон [75] обращается к богу с вопросами - осуществятся ли замыслы Русы совместно с киммерийцами и мидийцами, собиравшимися напасть на Ассирию. Однако открытую войну не начинали ни те, ни другие, хотя урартская граница на юге близко подходила к ассирийским центрам.

При Ашшурбанипале, преемнике Асархаддона, Руса послал в Ассирию посольство. На одном из рельефов Ниневийского дворца изображены два урартских посла. Один из них - молодой человек без бороды и второй - пожилой с длинной бородой. Оба они в длинных одеждах, обрамленных пушистой бахромой, на головах мягкие войлочные шляпы с кистями, на плечи наброшены плащи, на ногах высокие зашнурованные сапоги с узкими носками, точь-в-точь такие, как форма кубка, найденного на Кармир-блуре. Оба урарта значительно ниже ростом, чем ассирийцы. О невысоком росте урартов свидетельствуют и скелеты, обнаруженные в раскопках крепости Тейшебаини.

Документы первой половины царствования Русы, сына Аргишти, дают довольно полную картину его деятельности. Это был большой размах строительства новых крепостей, храмов, освоения земель, вновь присоединяемых на севере к Урартскому царству в результате победоносных походов. Главными источниками о последнем периоде истории Урарту, начиная с конца правления Русы, сына Аргишти, являются материалы раскопок Кармир-блура. В это время крепость Эребуни потеряла свое значение административного центра Закавказья, что привело к его переносу в Тейшебаини. Гибель Тейшебаини под ударами скифов произошла уже после падения Тушпы при царе Русе III, сыне Эримены. До недавнего времени некоторые историки подвергали сомнению существование Эримены, так как его имя упоминалось только как имя отца Русы III. Однако табличка из архива Кармир-блура с именем и печатью Эримены с полной убедительностью доказывают, что он действительно существовал.

Руса III, сын Эримены, был последним урартским царем. Пережив своего грозного соседа, Ассирию, [76] на 130 лет, Урартское царство пало в VI веке до н.э. под ударами северных кочевых племен. Гибель же Ассирии наступила в 612 году до н. э., когда пала столица Ниневия под ударами Вавилона, Мидии и кочевых племен, среди которых были и скифы. Кархемиш, разгромленный в 605 году до н. э., был последним городом, за стенами которого укрывались остатки ассирийских войск. Ассирийское государство исчезло с лица земли. Страна Биайни перестала существовать в начале VI века до н.э. Кочевые племена разгромили урартские административные центры в Закавказье, оставив за собой лишь руины сожженных крепостей.

В середине VI века до н. э. в западной части Урарту сложился новый союз племен, возглавляемый арменами. Близкие по происхождению к урартам, они являются прямыми предками современных армян.


1) Все переводы ассирийских текстов взяты из работы И. М. Дьяконова "Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту". - "Вестник Древней Истории". 1951, № 2-4 (приложение).

2) См. примечание 2 к 2-й главе.

3) Б. Б. Пиотровский. Урарту. Сб. "По следам древних культур", М, 1951, стр. 80.

4) Б. Б. Пиотровский. Там же, стр. 92.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ян Буриан, Богумила Моухова.
Загадочные этруски

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини

И. М. Дьяконов.
Архаические мифы Востока и Запада

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X