Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Р. И. Рубинштейн.   У стен Тейшебаини

1. Гибель крепости Тейшебаини

Нападение было внезапным. Кто мог ожидать, что племена скифов, недавних союзников в борьбе с Ассирией, направят теперь свои стрелы против вчерашних друзей урартов? Но случилось именно так. Совсем еще недавно урарты вместе со скифами и киммерийцами были страшной угрозой для ассирийских владык. Ассирийский царь Ашшурбанипал в сочиненном им самим гимне богу Ашшуру горестно восклицает, обращаясь к нему: "Также и урарты, горцы гордые вместе с уман-манда (т. е. скифами или киммерийцами) коварным врагом ведут козни и всякую мерзость для тебя делают". Не напрасны были опасения ассирийских властелинов. Под страшным натиском врагов в 612 году до н. э. пала столица Ассирии Ниневия, "логовище львов" - как называли ее покоренные народы. А через несколько лет была окончательно повержена могущественная держава Ассирии, страшный враг государств древнего Востока. Но мир и успокоение на Востоке не наступили. И вчерашние союзники, сокрушившие ненавистное всем Ассирийское царство, теперь воюют между собой. В 590 году до н. э. была разгромлена Тушпа - столица царства Урарту, расположенная на побережье озера Ван. Не оправились урарты от этого страшного удара. Их царство, совсем еще недавно могущественная "страна Биайни", как называется оно в урартских надписях, распалось.

Только в Закавказье, на просторах Араратской равнины, сохраняли еще урарты власть. Их центром была крепость Тейшебаини, где находился урартский наместник, куда раньше нередко приезжал и сам царь. Но вот теперь полчища скифов угрожали этой [9] крепости - последнему оплоту урартского могущества. Однако смогут ли скифы овладеть этой неприступной твердыней? Она возвышалась на крутом холме и, казалось, царствовала над всей долиной реки Ильдаруни. На вершине отвесных скал, над ущельем реки грозно стояли высокие крепостные стены. С этой стороны крепость была защищена самой природой, подступы к ней были невозможны. С юго-запада дорога шла по пологим склонам холма. Широкая и прямая дорога была удобной для продвижения войск, и с этой стороны она представляла большую опасность. Но ворота крепости были хорошо укреплены. А кроме того, на пути к ней внизу у подножия холма лежал город, как и крепость, носивший имя бога войны Тейшебы - Тейшебаини. Город не был так надежно укреплен, как крепость, даже стенами он не был обнесен со всех сторон. Поэтому, когда стало известно о движении врагов, в городе создалось тревожное настроение. Впрочем, по-настоящему никто не представлял себе реальной опасности. Поэтому, когда скифы совершили нападение на город, оно было неожиданным и застало врасплох и жителей города, и правителей, и воинов. Увидев приближение врагов, в городе забили тревогу. Жители наскоро собирали свой скарб. Одни успели захватить свое имущество, другие бежали, оставив все на разграбление завоевателям. Скифы еще не успели подойти, как город совершенно опустел. Все кинулись в крепость, чтобы укрыться за ее надежными стенами. Скифы подошли к городу, готовясь к бою, но перед ними оказались пустые жилища, безлюдные улицы. Воины заглядывали в домишки, но там нечем было поживиться. Не только ценных вещей не оставалось в домах, да и едва ли они были у их хозяев, но даже кладовых для зерна и масла не существовало в этих жилищах ремесленников. А их инструменты, брошенные зернотерки, глиняная посуда мало интересовали вторгнувшихся врагов. В городе были и богатые дома, где жили чиновники и знатные люди. Но и они были пусты.

Впрочем, скифы едва ли рассчитывали на большую добычу в городе. Их нападение имело главным [10] образом стратегическое значение. Взятие города открывало свободный путь для наступления на саму крепость. Но скифы не были вполне готовы к битве за цитадель. Поэтому они временно отступили, очевидно, собирая силы для новой, на этот раз уже более длительной борьбы. Удастся ли взять крепость штурмом или предстоит долгая осада? Это покажет будущее.

А пока прошло некоторое время после первого нападения. Беженцы из города успели соорудить во дворе цитадели временные жилища - шалаши, крытые сухими ветками, разместить там захваченный с собой скарб и как будто продолжать мирную жизнь. Однако возвращения скифов ожидали со дня на день и готовились к обороне. Южные ворота были укреплены и охранялись стражей. На крепостных башнях день и ночь стояли часовые, зорко наблюдая за всей округой, она хорошо просматривалась с высоты холма. Скорее всего можно было ожидать долгой осады, так как толстые стены крепости делали ее неприступной. А осаду в Тейшебаини можно было выдержать в течение многих и многих дней. И хотя в последние годы власть урартов в Закавказье сильно пошатнулась и сократились подати, в обширных подвалах дворца было еще достаточно запасов зерна и масла, а в загонах содержалось много скота - баранов и овец, быков и коров. Защитники крепости надеялись на благополучный исход.

Отряды скифов и местных племен расположились в брошенном городе; все ожидали штурма крепости. (Запасы зерна во временных жилищах были не тронуты, значит, осада была очень короткой и большого перерыва между взятием города и цитаделью не было.)

Наступила роковая ночь. Жара душного августовского дня сменилась ночной прохладой. От реки потянуло свежим ветром. Луна еще не взошла, на темном бархатном небе мерцали звезды. Было так темно, что едва различались смутные очертания крепостных стен. Вокруг тишина. Только слышно журчание волн от быстрого течения Ильдаруни да всплески воды, когда рыбы всплывали на [11] поверхность и тут же погружались в глубину. Время от времени прорезал тишину протяжный крик. Это перекликались часовые на сторожевых башенках крепости.

Во дворце было темно. Повсюду погашены огни, все спят глубоким сном, в надежде, что и эта ночь пройдет так же спокойно, как и все предыдущие. Да и чего бояться - ведь самое опасное место - южные ворота - хорошо укреплены, и надежные стражи там дежурят днем и ночью. Только у небольших ворот со стороны города в маленькой сторожке светился огонек. Оттуда никто не ждал нападения скифов, и их охрана была поручена старику сторожу. Он сидит сгорбившись и коротает ночь за любимым занятием - вырезает из рога оленя фигурку грифона. Перед ним на лежанке, рядом со светильником, стоит образец статуэтки, и он все время на нее поглядывает, чтобы получилась точная ее копия. На полу, рядом со стулом сторожа, кучей навалены рога и кости крупных животных. Это заготовки сырья для фигурок, которые сторож задумал выполнить.

Вдруг сторож опускает руки и поднимает голову. Прислушивается. Ему показалось: откуда-то издалека донесся шум, топот коней, бряцание оружия... Нет, просто почудилось. Опять тишина. И снова шум, на этот раз ближе. И вот уже совсем ясно различаются голоса, гиканье всадников, ржание коней, удары копыт о каменную дорогу... Часовые на башнях подняли тревогу. Туча скифских всадников уже вплотную приближалась к стенам крепости с западной стороны. Еще мгновение - и начался яростный штурм Тейшебаини. Несметное число скифских воинов непрерывно посылают в крепость звенящие стрелы с острыми бронзовыми наконечниками. Одни застревают в кирпичных стенах снаружи, другие перелетают через стену, попадают внутрь и ранят людей. Они только что крепко спали и, разбуженные криками и свистом массы летящих стрел, проснулись, не помня себя от страха. Одни вскакивают и бегут, не отдавая себе отчета куда, другие пытаются что-то захватить с собой, не имея представления, куда прятать, где укрыться.

[12] А в это время вдруг вся округа озаряется ярким дрожащим светом. Скифы стали забрасывать в крепость горящие смоляные факелы, рассыпающие снопы сверкающих искр. Прежде всего загорелись хижины беженцев из города, ведь их крыши были сделаны из сухих веток. Пламя тут же перекинулось на кровлю дворца. И вот уже вся крепость пылает, как гигантский костер, освещая багровым заревом всю долину Ильдаруни. И сама река, в которой отражается пожар, кажется огненным потоком. А внутри крепости продолжается паника. Выбегают из дворца, бегут из комнат, охваченных огнем, задыхаясь от дыма и жара и бросая все, устремляются к южным воротам, куда еще не достигло пламя... Находятся люди, которые готовы воспользоваться паникой и запастись продовольствием, захватить драгоценности. Вот несколько человек проникли в подвальные кладовые и насыпают в мешки зерно, чтобы унести с собой, если удастся выбраться из Тейшебаини. Другие успели уже заранее, до штурма, поделить слитки золота, разбив их на части. Они боятся брать с собой драгоценный металл, ведь по дороге их могут ограбить, и зарывают его в земляной пол.

Крепость оглашается дикими криками животных - быков, коз, овец, коров... Это загорелись загоны, где на ночь запирали скот. Ударами копыт и рогов они разбивают двери и с диким ревом носятся по двору крепости, спасаясь от огня. Вот по покатому настилу ошалевший от ужаса бык взбегает на крышу: за ним, как за вожаком, несутся другие животные. Еще мгновение - от падающих искр загорается и это здание, и вместе с горящими балками все обрушивается, и животные падают в нижние помещения. Склад оружия вне огня. Как только начался штурм, сбили запор на двери арсенала и начали раздавать оружие воинам. Но пожар достигает и этой кладовой, люди задыхаются от дыма и бегут оттуда, хотя далеко еще не все мечи и луки с колчанами, наполненными стрелами, розданы воинам. А в это время скифы через плохо защищенный юго-западный вход врываются в крепость. Часть воинов бегут к южным воротам, с боем пробиваются к ним [13] и, открыв их, впускают новые отряды, и там завязывается ожесточенное сражение. И теперь уже по всей крепости идут схватки между скифами и урартами. Дерутся везде, даже на крышах дворца. В пылу сражения воины не замечают, что их настигает огонь, который постепенно захватывает весь дворец. Обгоревшие стены обрушиваются, пылающие балки, поддерживающие перекрытия, падают вниз и вместе с ними летят с семиметровой высоты скифские и урартские воины, схватившиеся на крыше в борьбе не на жизнь, а на смерть. Пожар полыхает со страшной силой.

Вдруг в самом центре дворца взвивается огромный столб ярко-красного пламени, и клубы едкого дыма поднимаются вверх. Это загорелась кладовая кунжутного масла. Немыслимый жар и удушливый дым быстро распространяются по смежным помещениям, и кто не успел убежать оттуда, задыхаясь, падает на пол без сознания. Кирпичные стены кладовой краснеют, как после обжига в печи, и оплавляются от пламени.

Долго горела крепость Тейшебаини, последний оплот урартов в Закавказье. Долго дымилось после пожара пепелище. Много людей погибло во время этого набега скифов. Одни сгорели, так и не успев выйти из охваченных огнем помещений, другие пали в сражениях, часть людей увели в плен на север в степи Причерноморья. Но и скифы не все вернулись домой - одни из них сложили головы в боях, другие сгорели в пламени пожара. Так погибла урартская крепость Тейшебаини, стоявшая на холме у реки Ильдаруни.

С тех пор прошло много веков. Исчезла с лица земли древняя крепость, ни в одном сказании, ни в письменном памятнике не сохранилось рассказов о гибели Тейшебаини, происшедшей в начале VI века до н. э.

Откуда же стали известны все обстоятельства падения урартской крепости? Какие свидетельства смогли рассказать так подробно о событиях давно минувших лет?

Оказывается все же, что сохранились "очевидцы" - немые свидетели штурма скифами Тейшебаини.

[14] Это вещи и надписи, погребенные под рухнувшими стенами и засыпанные пеплом сгоревшей крепости, покрытые многовековыми наслоениями песка и земли.

Когда же начались раскопки в этом месте, и заступ археолога извлек из глубины урартские памятники, они "рассказали" о набеге скифов, о пожаре в крепости, о гибели Тейшебаини. И при этом рассказ оказался таким подробным, как будто мы сами присутствовали там и были очевидцами этих событий. Надписи и вещи - памятники материальной культуры, извлеченные археологами из земли, не только "рассказали" историю одной крепости, но дали исследователям возможность изучить культуру Урартского государства, самого древнего на территории Советского Союза.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Р. Шартран, К.Дюрам, М.Харрисон, И. Хит.
Викинги - мореплаватели, пираты и воины

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X