Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Поль Фор.   Александр Македонский

Роль флота

В экономической сфере роль Александра свелась лишь к тому, чтобы основать несколько колоний или сторожевых постов на протяжении последнего периода царствования. Для потомства он, также символически, стал основателем всех эллинистических Александрий. Вообще говоря, это были укрепленные военные базы, в которых македонский элемент должен был преобладать над туземным или любым другим. На деле же предшествующий тип колонизации, преимущественно сельскохозяйственной, в которой звание колониста оправдывалось возделыванием, в том числе самих себя[51], Александр подменил другим, колонизацией торговцами, лавочниками и ремесленниками, как греческими, так и финикийскими, которые прекрасно ладили друг с другом в стремлении выжать все соки из военных и туземцев.

Можно сопоставить с этим, с соответствующими поправками, нараставшую как снежный ком активность торговцев из восточного Средиземноморья или Китая в колониях уже Нового времени и неспособность глав государств обуздать их и проконтролировать. Заслугу открытия нового торгового пути от Индийского океана, этой «дороги пряностей», следует считать заслугой не Александра, а его флота106 со сменявшими друг друга флотоводцами и морскими инженерами. В течение зимы 333/32 года основная часть флота Дария переметнулась на службу к Греческому союзу и ее главнокомандующему. Летом 332 года флот, которым командовал македонянин Гегелох, насчитывал, согласно Арриану (II, 20, 1–3), приблизительно 225 военных кораблей: около 80 пришли из Арада (ныне Арвад), Библа и Сидона, 120 — с эллинизированного острова Кипр, 13 — из Киликии и Ликии, 10 — с Родоса. Не имей их Александр, ему никогда бы не взять Тира, точно так же, как финикийские торговцы никогда бы не уступили греческим, а продвижение сухопутных сил дальше — в Египет, Вавилонию и Индию — не могло бы продолжаться, поскольку в ходе его необходимо было переправляться через водные потоки, многократно более полноводные и широкие, чем реки Греции, подниматься по ним или спускаться, обследовать неизвестные моря. В 326–325 годах значительная часть экспедиционного корпуса, в первую очередь штатские, спустилась по течению Джелама и Инда вниз, погрузившись на 1800–2000 кораблей, 200 из которых были построены плотниками греческих военно-морских сил. Неарх выплыл из Паталы (близ Татты) в 155 километрах к востоку от Карачи примерно в конце октября 325 года со 120 наиболее крупными кораблями, на которых разместились приблизительно 10 тысяч человек. Накануне своей смерти Александр распорядился построить в Вавилоне и на юго-востоке озера Румия, там, где впоследствии была основана Александрия Харакена, причалы для тысячи судов, и Неарх готовился к тому, чтобы с флотом, способным принять на борт 40 тысяч человек, установить контроль над Аравийским полуостровом.

Арриан сохранил нам начало «Записок» Неарха, сына критянина Андротима, советника Филиппа II («Индика», 20, 1–2): «Александром овладело страстное желание (πόθος) проплыть от моря напротив Индии до Персидского моря. Сдерживала его как протяженность плавания, так и опасность того, что, угодив в пустынное место, непригодное для якорной стоянки или лишенное припасов, он загубит весь свой поход. А это поставило бы жирный крест на всех его великих подвигах и свело бы на нет все его везение. Однако в душе его все же взяло верх желание совершить что-то новое и небывалое».

Если читать между строк, мы видим, что царь проявлял больше честолюбия и тщеславия, чем мужества и компетентности, и признавал, что весь его великий поход являлся в большей мере делом солдат, а главное — военно-морских сил. В этой победе важнее всего было не число судов, а их форма, не количество, а качество. Наши историки упоминают суда, которые были неизвестны в V веке до н. э.: «пентеры» (πεντήρεις, Арриан, II, 22, 3) или «квинкверемы» (Курицы Руф, IV, 3, 11), «тетреры» (τετρήρεις, Арриан, И, 21, 9) или «квадриремы» (Курций Руф, IV, 3, 14–17), говорится также о «скоростных (ταχυναυτοΰσαι) триерах» (Арриан, II, 21, 1), о «гемиолиях» (ήμιολία, Арриан, III, 2, 4) или судах в «полтора ряда гребцов», о «триаконтерах» (τριακόντοροι, Арриан, II, 21, 6), или кораблях с 30 гребцами, которые были подчас полностью перекрыты сверху и назывались тогда «катафрактами» (κατάφρακτοι), о «дикротах» (δίκροτοι, Арриан, VI, 5, 2–3), или судах «с двумя рядами гребцов» по каждому борту, и о «керкурах», с кормой, похожей на «поднятый хвост» (κέρκουροι, Плиний Старший «Естествознание», VII, 56, 209; Арриан, VI, 18, 3 и др.)[52], уже не говоря о различных транспортных или грузовых судах, которые назывались буквально «круглыми кораблями» (στρογγυλά πλοία) — вспомогательных судах для лошадей и провианта, баржах, плотах и посудинах туземцев. Наиболее оригинальными и эффективными из всех этих судов были те, которые римляне называли «квадриремы» и «квинкверемы». В первой половине IV века до н. э. финикийцы задались целью усадить за каждое весло своих галер с широкой палубой и высокими фальшбортами по нескольку гребцов. Скамьи гребцов поставили под косым углом к борту. Так на свет появились суда, в которых было не по четыре, а по два этажа, и, если смотреть на гребцов с палубы, как с правого, так и с левого борта размещались по четыре человека: это были квадриремы или тетреры. Точно так же и на квинкверемах насчитывалось по пять рядов гребцов с каждого борта, которые были рассажены на двух или трех уровнях. Выигрыш в скорости мог доходить до 15–30 процентов, принимая в расчет прирост в силе, который получал валек каждого весла. Галеры, которые были вооружены бронзовыми таранами, могли в одно и то же время сражаться и транспортировать более 50 бойцов. Тяжелые и куда более устойчивые, нежели изящные греческие триеры, они были к тому же пригодны к связыванию попарно. Но интереснее всего, с точки зрения историка, кипрские керкуры с парусом и веслами, имитирующие финикийские «киркары». Александр привел за собой в Индию кипрских строителей. Их кораблями, которые в 325 году спускались по течению Инда, командовали Никокл, сын царя Сол на Кипре, и Нитафонт, сын царя кипрского Саламина. Судя по тому немногому, что мы знаем об этом судне на основании иконографии, очень вероятно, что он послужил образцом или прототипом для кораблей, называемых здесь «дунгия», которые использовались по берегам Индийского океана приблизительно вплоть до 1930 года. Макет такого корабля можно видеть в Военно-морском музее в Париже. Это были каботажные суда длиной в 13–15 метров, которые ходили под парусом и на веслах только во время муссонных ветров и для которых были характерны высокие фальшборта и полуют с двумя сильно наклоненными палубами. Те, кто управлял этими кораблями вдоль берегов Персидского залива, от Аравии до устья Инда и до Бомбея, утверждали, что это самые древние суда во всех индийских морях и что они восходят ко времени появления в Индии великого Искандера. Понимай: ко времени (с октября по декабрь 325 г.) экспедиции Неарха, этого истинного первооткрывателя морской дороги пряностей, по которой с этих пор всегда следовали моряки Месопотамии, а за ними — арабские и индийские. Точно так же, как для форсирования больших рек на платформах, поддерживаемых на плаву бурдюками, Завоевателю достаточно было использовать изобретения азиатов, а вовсе не греческие и не свои собственные.


106Вот попытка биографического обобщения работ по флотам Александра (в алфавитном порядке): Lucien Basch, «Phoenician Oared Ships», The Manner's Mirror, vol. 55 (1969), № 2 и 3, pp. 139–162 и 227–246; Idem, «Trières grecques, phéniciennes et égyptiennes», J.H.S., vol. XCVII (1977), pp. 1—10; Idem, «Eléments d'architecture navale dans les lettres grecques», L'Antiquité classique, t. XLVI1 (1978), fasc. 1, pp. 5—36; Idem, «Roman triremes and the outriggerless Phoenician trireme», The Mariner's Mirror, vol. 65 (1979), № 4, pp. 289–326; Idem, The Athlitram, A preliminary Introduction and report, ibid., 68 (1982), pp. 3–7; Idem, Le Musée imaginaire de la Marine antique, Athènes (ministère de la Culture), 2 vol., с 240 таблицами, должен появиться на французском и греческом языках в сентябре 1985; Lionel Casson, Ships and Seamanship in the Ancient World, Princeton, 1971; P. Faure, La Vie quotidienne des armées d'Alexandre, о. с, pp. 306–348; /. M. Gassend, Miss Honor Frost, L. Basch, J. Thurnevssen, «La Navigation dans l'Antiquité», Les Dossiers de l'Archéologie, Fontaine-lès-Dijon et Bruxelles (Soumillion), № 29, juillet-août 1978; P. A. Gianfrotta et P. Pomey, Archeologia subacquea, Milan, Mondadori, 1980; Arvid Göttlicher, Materialen für ein Corpus der Schiffsmodelle im Altertum, Mainz, Ph. von Zabern, 1978; James Hornell, Water transport. Origins and early Evolution, Cambridge, 1946; J. S. Morrison, «Hemiolia, trihemiolia», The International Journal of Nautical Archaeology and Underwater Exploration. 9, 2 (1980), pp. 121–126; Photios Petsas, Peila, Alexander the Great's Capital, Thessalonique, 1978, pp. 68–69, № 5 (стела Макарта); G. A. Rost, Vom Seewesen und Seehandel in der Antike, Amsterdam, 1968; Jean Rouge, La Marine dans l'Antiquité, Paris, P.U.F., 1975; Julie Vélissaropoulos, Les nauclères grecs, Paris, Minard, 1980; G. Wirth, Nearchos. Der Flottenschef, Acta Conventus IX, Eirene 7, 1968; The National Maritime Museum Haifa (при сотрудничестве Lionel Casson), Ships and Parts of Ships on ancient Coins, 1, Haifa, 1975. Фотография «багалы», сделанная в 1937 г. Fr. Balsan, De Kaboul au golfe Persique, Paris, Peyronnet. 1949, перед р. 257. К тем приблизительно 30 типам судов, которые известны Авлу Геллию (X, 25, 5), следует прибавить суда-корзины («небут») волопасов, живших по соседству с Александрией (ср.: Гелиодор «Эфиопика», I, 5; Ахилл Татий, IV, 12), сшитые суда обитателей пелусийского рукава нильской дельты (Суда, на слова Άμμα, Άμματα, Κάσιον όpos, Πηλούσιον), круглые корабли из шкур, или «куффа», жителей Месопотамии (Геродот, I, 194). Для сопоставления же всегда следует обращаться к упомянутому в нашем рассказе труду «Essai sur la construction navale des peuples extraeuropéens» (1841), принадлежащему адмиралу Edmond Paris.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы
e-mail: historylib@yandex.ru
X