Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Под ред. Е.А. Мельниковой.   Славяне и скандинавы

Социальный строй и художественное творчество Скандинавии эпохи викингов

Развитие культуры и искусства Скандинавии в раннее средневековье начиналось прежде всего в пределах домовых общин свободных бондов и при достаточно близких им по своему общественному укладу дворах племенной знати и «малых конунгов». Связь эта видна уже в памятниках эпохи Великого переселения народов, а корни уходит в первые века н. э. Локальные центры, будучи местами сосредоточения административной и культурной власти, становятся и центрами производственными. Сравнительно недавно это подтвердили открытия в местечке Торслунд-Бьёрнховд на Эланде: наряду с известными находками бронзовых матриц для изготовления бронзовых накладок с эффектными изображениями каких-то мифологических персонажей (цв. илл. 4) здесь в последние годы исследовано обширное поселение с мастерскими по обработке цветных и благородных металлов21.

В мелких племенных княжествах появляются резиденции вождей, сосредоточивших в своих руках значительную административную и экономическую власть. Видимо, с такими резиденциями связаны знаменитые династические могильники с погребениями в ладье, Вендель и Вальсъерде в Средней Швеции. Крупнейшую из резиденций, королевскую усадьбу в Упсале, обслуживало наиболее раннее из известных сейчас в Швеции торгово-ремесленное поселение, в V-VII вв. располагавшееся на острове Хельгё близ Стокгольма, на озере Меларен. Ремесленная продукция Хельгё через племенные земли свеев шла на Готланд и в Финляндию (илл. 8). Производство и обработка железа, мастерские ювелиров, равно как и стеклоделов, слесарей и гребенщиков, располагались здесь в постройках, достигавших 20 м длины (илл. 60). Из Индии в Хельгё попала маленькая бронзовая статуэтка Будды (цв. илл. 2); ирландский епископский посох VIII в. свидетельствует о ранних связях с Британскими островами, многочисленные находки славянской керамики о тесных сношениях, прежде всего с морским побережьем близ устья Одера.

8. Распространение металлических украшений, изготовленных в Хельгё
8. Распространение металлических украшений, изготовленных в Хельгё


В домовых общинах, на усадьбах «малых конунгов» и князей постепенно создавался своеобразный облик искусства формировавшегося классового общества; противоречия между угнетенными слоями производителей и обладающей властью знати хотя и существовали, но не обострялись по крайней мере до конца X в. Родовые формы организации обеспечивали независимость домовых общин, возглавлявшихся свободными бондами (которые сами имели рабов), от господ типа Эрлинга и находили выражение в народных собраниях — «тингах», военных предприятиях — «викинге» и «ледунге» (народном ополчении), в общинном самоуправлении. Людям, эксплуатировавшимся в домовых общинах знати и экономически усиливавшихся свободных бондов, патриархальные организационные формы гарантировали определенную общественную безопасность и удовлетворение их жизненных потребностей. Как господам, так и подчиненным, как богатым, так и бедным, эксплуатируемым, работникам и рабыням, ремесленникам и крестьянам, мир казался вечной, устойчивой, иерархически организованной системой, обязанной своим бытием божественным установлениям асов, языческих богов.

Записанная в Исландии XIII столетия «Песнь о Риге», поэтическая форма и содержание которой несут определенный отпечаток кельтского влияния, сохранила для нас древнесеверные представления о происхождении миропорядка. Бог Хеймдалль (Риг) странствовал по свету и посетил различные места на севере. От Эдды (Прабабки) родился у него сын Трэль (Раб), родоначальник сословия рабов. Хлев со свиньями и козами, удобрение полей, добыча торфа и строительство оград их удел в этом мире. Амма (Бабка) родила от Рига сына Карла (Мужика). Отсюда род свободных:

Карл быков приручал,

и сохи он ладил,
строил дома,
возводил сараи,
делал повозки,
и землю пахал.

Но он также имел право носить и пользоваться оружием. Богатая хозяйка (Мать) родила от Хеймдалля сына Ярла (Знатного) и его

спеленала щелками...
Румяный лицом,
а волосы светлые,
взор его был,
как змеиный, страшен.
Ярл в палатах
начал расти;
щитом потрясал,
сплетал тетивы,
луки он гнул,
стрелы точил,
дротья и копья
в воздух метал...
махал он мечом,
плавал искусно.


Риг обучил его тайне рун,

сыном назвал его,
дал своё имя,
дал во владенье
наследные земли...

Тотчас же Ярл начал завоевания:

поля обагрял,
врагов убивал,
завоевывал земли.
Восемнадцать дворов —
вот чем владел он,
щедро раздаривал
людям сокровища,
поджарых коней,
дорогие уборы,
разбрасывал кольца,
запястья рубил.

Ярл основал сословие знати. Его многочисленные дети проводят время в подобающих знати занятиях:

Играм учились...
тавлеям и плаванью,
был еще Кунд,
а Кон был младшим22.


Имя последнего, Коп ungr, соотнесено с королевским титулом коnungr. Это, по преданию, созданное божеством, возникшее в результате прямого физического акта рождения от бога Хеймдалля деление на классы знати, свободных и рабов лежало в основе скандинавского общества. Мировоззрение и искусство древнескандинавского общества служили отнюдь не исключительно утверждению и закреплению ведущей социальной роли господствующих слоев. По своим ценностным установкам и социальному адресу они не противопоставлялись основной массе свободного населении. Эта своеобразная демократичность обеспечила великолепный и яркий расцвет северног о искусства.

Для свободных, прежде всего «могучих бондов», богатых и независимых глав прочных домовых общин, их отношение к искусству и имуществу определялось стремлением с помощью материальных и художественных средств демонстрировать социальный престиж23. Пышные пиры, гостеприимство, превышающее требования социального статуса хозяина, дорогостоящие подарки-гостинцы — вот проявления этого отношения24. Богатая столовая утварь, дорогие одежды, великолепно изукрашенное оружие, пышно декорированные дома и палаты, цветные ткани с изображениями, хвалебные повествования о собственных деяниях в песнях, а также изобразительные композиции на поминальных камнях, стелах с рельефными раскрашенными изображениями, орнаментация металлических украшений или резьба по дереву отражают ту же тенденцию, как и преувеличенные проявления жизненной силы в борьбе или сексуальной активности. «Шведы не знают меры относительно женщин», — писал хронист Адам Бременский еще в XI в.25, а «Сага о Йомсвикингах» строит сложную конфликтную ткань: богатый домохозяин Пальнатоки с о. Фюн отомстил убийце своего отца, конунгу данов Харальду Синезубому, тем, что однажды, пригласив его на пир, подсунул конунгу жену своего челядина, Наэ-Эсу; та родила от Харальда сына, названного Свеном, он был воспитан при дворе Пальнатоки, и в конце концов Пальнатоки посадил его на престол Харальда26. Племенные конунги и ярлы пытались превратить свободных бондов в подданных, в феодально-зависимых крестьян, утверждая доступными им средствами подчинение и эксплуатацию. К этому вело образование государств, разворачивающееся в течение эпохи викингов (IX-XI вв.), и крестьянские восстания, равно как широкое эмиграционное движение бондов в северную Скандинавию, Исландию, Финляндию, были следствием начавшегося формирования средневекового феодального общества27.

Относительная стабильность скандинавского социального строя, каким он обрисовывается в «Песни о Риге», создаст определенные проблемы в отнесении его к той или иной общественной формации. Некоторые медиевисты, основываясь на концепции советского историка А. И. Неусыхина, считают, например, что следует говорить об особом «варварском обществе», развитие которого происходило вне известных классовых формаций28. Я, однако, как академик Б. А. Рыбаков и другие, полагаю, что мы имеем дело с обществом переходного периода от родового строя к феодальному, для его характеристики можно пользоваться понятием «военная демократия»29.

Общественные отношения военной демократии у финских и балтских племён определенно сохранялись до XI—XII вв.




21 Hagberg U. Е. Fundort und Fundgebiet der Modeln aus Torslunda. — In: Frühmittelalterliche Studien, Bd. 10. Sigmaringen, 1976, S. 323-349.
22 Старшая Эдда. M., 1963, с. 163 (перевод А. И. Корсуна).
23 См. об этом: Гуревич А. Я. Богатство и дарение у скандинавов в раннем средневековье. — Средние века, вып. 31. М., 1968, с. 180-198.
24 Adami Bremensis Gesta, IV, 18.
25 Ibid., IV, 26.
26 Die Geschichte von den Orkaden, Danemark und der Jomsburg. — In: Thule. Alt-nordische Dichtung und Prosa, Reihe 2, Bd. 19, Jena, 1924.
27 Heусыxин А. И. Дофеодальный период как переходная стадия развития от родоплеменного строя к раннефеодальному, — Средние века, вып. 31. М., 1968, с. 45-63; See К. v. Das skandinavische Königtum des frühen und hohen Mittelalters. Diss. phil. Hamburg, 1953.
28 Неусыхин А. И. Указ. соч., с. 45-63.
29 Дискуссионные замечания Б. А. Рыбакова по положениям А. И. Неусыхина см.: Средние века, вып. 31, М., 1968, с. 54 и след.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья

под ред. Т.И. Алексеевой.
Восточные славяне. Антропология и этническая история

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы
e-mail: historylib@yandex.ru
X