Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Питер Грин.   Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Новая политика

Пребывание в Египте закончилось к середине апреля. Передав дела египетской администрации, которая в значительной мере и теперь состояла из египтян, Александр отбыл в Тир, где его ожидал флот, а также афинские, хиосские и родосские послы. Афиняне обратились с повторной просьбой (в первый раз они получили отказ) отпустить своих соотечественников, захваченных при Гранике. На этот раз царь ответил согласием. Хиосцы и родосцы жаловались на действия македонских гарнизонов. Проведя дознание, Александр удовлетворил их жалобы.

Новая политика умиротворения была политически прозорливой, но она также во многом диктовалась тревожной ситуацией в самой Греции. Зимой спартанский царь Агис с братом Агесилаем захватили большую часть Крита. Перед тем как покинуть Египет, Александр послал часть флота во главе с Амфотером, чтобы «освободить» остров и очистить море от пиратов (под последними имелись в виду и спартанские военные корабли). Однако в Тире Александр узнал, что Агис начал открытый мятеж. Собрав большое наемное войско, он призвал другие греческие полисы присоединиться к нему. Однако значительное число их проявило нерешительность или даже враждебность.

Александр действовал исходя из этой ситуации. Около сотни кипрских и финикийских кораблей были отправлены на Крит, чтобы соединиться с кораблями Амфотера. Этот флот, войдя в пелопоннесские воды, должен был, насколько возможно, выполнить задачу объединения всех антиспартанских сил. Ходили также слухи о мятеже во Фракии. Но Александр не имел времени и других резервов, чтобы сейчас заниматься Грецией. Теперь это стало делом Антипатра.

В начале лета 331 г. до н. э. Александр со своей армией отправился на северо-восток через Сирию и к 10 июля достиг Тапсака (Фапсака) на Евфрате.

Дарий хорошо понимал, что следующей целью Александра должен быть Вавилон. Этот великий город на нижнем Евфрате был экономическим центром империи и стратегической базой для защиты Суз, Персеполиса и восточных провинций. Персидский царь не сомневался, каким будет путь противника. Александр старается действовать быстро, экономя время, а потому он должен выбрать путь вдоль берега Евфрата, как некогда поступил и Кир во время рокового сражения при Кунаксе.

Есть все основания полагать, что Дарий изучал опыт той битвы и надеялся повторить его. Равнина возле Кунаксы, в 60 милях к северо-западу от Вавилона, прекрасное место для кавалерийских маневров, а у персидского царя теперь было в распоряжении 34 000 человек конницы. Между тем, по его расчетам, люди Александра достигнут этой равнины, будучи сильно утомленными после похода во время летней жары. Если к этому добавить тактику выжженной земли персидского военачальника Мазея, то македоняне, по плану Дария, могли стать легкой добычей для свежих, хорошо вооруженных военных сил Персии, имевших также численное превосходство.

Но Александр, почти наизусть знавший «Анабасис»[8], был не тем человеком, которого можно заманить в подобную ловушку. К тому же узкая долина Евфрата едва ли могла бы прокормить его войско, даже и без операций Мазея. Поэтому, соорудив два понтонных моста через Евфрат, македонское войско, вопреки ожиданиям персов, направилось на северо-восток. Мазей в ужасе узнал об этом, после чего проскакал 440 миль до Вавилона, чтобы принести Дарию эту неприятную весть.

Дарию пришлось срочно менять тактику, и он решил задержать Александра при переходе через Тигр. Это было рискованно, ведь никто не знал точно, какой именно брод выберет противник. Ближайший к Вавилону брод в Мосуле находился примерно на одинаковом расстоянии от Вавилона и от Тапсака (соответственно 356 и 371 миля), но, идя с севера (как Александр), это расстояние можно было покрыть быстрее. Самый дальний от Вавилона брод (422 мили) был самым ближним к Тапсаку (308 миль). Похоже, что Дарий полностью сосредоточился на Мосульском броде. Имея многочисленное, маломобильное войско, он мог надеяться достичь только этого места прежде Александра, и то при благоприятном стечении обстоятельств. Все зависело от координации действий между Мазеем и верховным командованием. Надо было, чтобы имперская армия в срок достигла Арбелы, и Александр бы ничего не узнал об этом маневре.



Достигнув Арбелы, персидский царь стал готовиться к маршу на Мосул. Между тем Александру посчастливилось захватить разведчиков Дария. Во время допросов они не только открыли военные планы персов, но и сообщили ценные подробности о величине и составе персидской армии. Другой вопрос – как от несся Александр к этой информации, насколько ей поверил. Если прежде македоняне и направлялись к Мосульскому броду, то теперь они изменили направление и двинулись к Абу-Ваджнаму, примерно в сорока милях к северу.

Македоняне достигли своей цели к 18 сентября, не встречая сопротивления. Несколько напуганных разведчиков принесли эту новость персидскому царю, и ему снова пришлось менять план. Его армию и армию Александра больше не разделял Тигр. Их разделяли всего пятьдесят с лишним миль. Надо было найти еще одну равнину, удобную для использования кавалерии и колесниц, чтобы начать битву. Разведчики нашли подходящее место у селения Гавгамелы. Осмотрев равнину, Дарий приказал расчистить ее от деревьев, камней и прочего, чтобы выровнять местность. Что он забыл сделать (и это ему дорого обошлось), так это занять холмы в трех милях к северо-западу. С этих высот потом разведка Александра наблюдала перемещения и расположение персов.

Вскоре после переправы у македонян произошла стычка с конным отрядом Мазея, причем конники-пэоны обратили персов в бегство, а начальник пэонов Аристон убил и обезглавил персидского военачальника и «поверг его голову к стопам царя». Македоняне получили сорокавосьмичасовую передышку. А 24 сентября снова появилась конница Мазея, что могло означать и прибытие всей персидской армии. Конный рейд во главе с царем увенчался захватом двух пленников. Они сообщили, что Дарий в Гавгамелах, а расчистка территории означает, что он не собирается оттуда уходить далеко.



Македоняне:

правый фланг: 1 – конница наемников, Меридас; 2 – копейщики, Арет; 3 – конница пэонов, Аристон; 4 – половина агриан, Аттал; 5 – половина македонских лучников, Брисон; 6 – ветераны-наемники, Клеандр; 7 – конная гвардия, Филот; 8 – метальщики дротиков, Балакр; 9 – вторая половина македонских лучников; 10 – вторая половина агриан; 11 – щитоносцы, Никанор; 12 – фаланга, Кен; 13 – фаланга, Пердикка; 14 – фаланга, Мелеагр; 15 – фаланга, Полипехрон;

левый фланг: 16 – фаланга, Симмис; 17 – фаланга, Кратер; 18 – кавалерия союзников, Эригий; 19 – фессалийская конница, Филипп; 20 – критские лучники, Клеарх; 21 – ахейская наемная пехота; 22 – гре ческая наемная конница, Андромах; 23 – фракийская конница, Ситалк; 24 – конница союзников, Керан; 25 – одрисийская конница, Агафон.


Персы:

левый фланг: а – бактрийская кавалерия; б – дакская конница; в – арахозийская конница; г – персидская кавалерия; д – сузская конница; е – кадусийская конница; ж – бактрийская кавалерия; з – скифская конница;

центр: и – карианская конница; к – греческие наемники; л – персидская пехотная гвардия; м – индийская кавалерия; н – мардийские лучники;

правый фланг: о – сирийская конница; п – месопотамская кавалерия; р – мидийская конница; с – парфянская конница; т – сакская конница; у – тапурская конница; ф – гирканская конница; х – албанская конница; ц – саксинийская конница; ч – каппадокийская конница; ш – армянская конница.


Поэтому Александр резонно дал своим войскам еще четыре дня отдыха, по 28 сентября. В то время стояла страшная жара, и люди должны были хорошо отдохнуть перед битвой. В это время были захвачены и обезврежены шпионы Дария, пытавшиеся предложить македонянам большое вознаграждение в случае, если они убьют или предадут Александра. Кроме того, македоняне укрепили свой лагерь.

И в третий, последний раз Дарий пошел на переговоры с Александром. На этот раз он предлагал много больше – все земли к западу от Евфрата, 30 000 талантов выкупа за свою семью, женитьбу на одной из своих дочерей и еще – оставить своего сына Оха постоянным заложником. Александр вынес эти предложения на военный совет, хотя в его решении никто не сомневался.

«Если бы я был Александром, я бы принял эти предложения», – заявил Парменион.

«И я бы их принял, – ответил Александр, – если бы был Парменионом».

Александр еще сам не видел нового войска Дария и относился, очевидно, скептически к тому, что слышал о нем. Он считал, что оно не многочисленнее и не эффективнее той армии, которую он сокрушил в битве при Иссе. Его собственная армия насчитывала около 47 000 человек.

На рассвете 29 сентября Александр, обогнув холмы перед Гавгамелами, впервые увидел расположение сил противника и был поражен увиденным. Войско Дария состояло из кавалерии, притом тяжеловооруженной, и этих сил у персов было раз в пять больше, чем у македонян. Очевидно, персидский царь, не надеясь иметь хорошую пехоту, предпочел сделать конницу единственной ударной силой. Изменилось также, по сравнению с прежним временем, и расположение войск. Дарий решил не дать македонянам возможность повторить победоносную тактику времен Исса и Граника. Слева были расположены значительные силы бактрийско-скифской кавалерии и половина боевых колесниц.

Большую часть дня 29 сентября Александр посвятил внимательному изучению будущего поля битвы и расположения персидских частей. Затем он, подобно своему любимому герою Ахиллу (хотя и по другим причинам), удалился в свой шатер. Пока воины ели и спали, Александр сидел несколько часов и продумывал, отвергая один за другим, разные тактические решения. Выработав окончательный план, царь заснул глубоким сном.

На рассвете Александр еще не проснулся. Старшие командиры по собственной инициативе объявили подъем и завтрак, но Александр продолжал спать, пока его не разбудил Парменион. Пора было готовиться к битве, и только царь знал, какие отдавать приказы.

Когда Парменион выразил удивление по поводу столь долгого сна Александра, тот ответил, что он тревожился, пока Дарий выжигал землю, стирал с лица земли деревни, уничтожал продовольствие. Теперь же персидский царь готовится к решающей битве, а это именно то, чего и хотел Александр.

Между тем у Дария было 34 000 конников против семи с лишним тысяч у Александра. Его войско вполне можно было обойти с флангов, и он знал это. Здесь не было ни моря, ни гор, как во время предыдущих сражений. Сохранив прежний план в целом, Александр позаботился об укреплении флангов и тыла, а также о том, чтобы его боевое построение выглядело слабее, чем это было в действительности. На правом фланге он расположил значительные силы наемников, замаскировав их конными частями. Оба фланга он расположил под углом 45° по отношению к основной линии. Кроме того, он использовал для прикрытия тыла пехоту союзников и остальных греческих наемников.

Поистине Александр превратил нужду в добродетель. Благодаря своей гениальной интуиции он создал план тактики, которая много веков спустя была использована лордом Мальборо при Бленхейме и Наполеоном при Аустерлице, но никем до македонского царя. Чтобы уменьшить значение численного превосходства противника и создать брешь для своего решающего удара, Александр решил отвлечь из центра побольше персидской кавалерии, спровоцировав столкновение на флангах, чтобы потом нанести удар по ослабленному центру противника.

Итак, утром 30 сентября 331 г. до н. э. персидская и македонская армии стали медленно сближаться, чтобы начать сражение, которое, как выяснилось, дало Александру возможность «получить всю персидскую территорию от Евфрата до Гиндукуша», став шедевром его военного искусства. Македонское войско двигалось вперед, растянув левый фланг, чтобы вовлечь в преждевременное столкновение на правом фланге персидские части Мазея. Между тем войска персов на левом фланге, под командованием Бесса, сатрапа Бактрии, обошли Александра с фланга, так что он сам и его конная гвардия гетайров оказались почти напротив командного пункта Дария в центре.

Ни одной из сторон не хотелось первой затевать бой. Но кто-то должен был начать, и это сделал Дарий. Обеспокоенный опасным смещением своего войска к неочищенной пересеченной местности, он приказал Бессу начать фланговую атаку против продвигавшегося вперед правого крыла македонян. Александр ожидал этого и продолжал свою наступательную операцию. Чтобы противостоять ему, Бесс вовлек в столкновение новые силы, надеясь, очевидно, окружить Александра и, видимо, ничего не зная про 6700 наемников, находившихся в резерве позади македонской конницы. Наступил момент, когда конница Александра, около 1100 человек, сдерживала десятикратно превосходящую персидскую кавалерию.

Между тем Дарий, чтобы поддержать своих, начал атаку боевых колесниц, к осям которых были приделаны длинные серпы. Однако они оказались практически бесполезными. Легковооруженные воины Александра вызвали панику, убивая лошадей дротиками и обстреливая возничих из луков. Фаланга расступилась, пропустив колесницы, которые, вместе с уцелевшими людьми, были захвачены конюхами Александра.

Теперь почти вся персидская кавалерия была вовлечена в сражение. Парменион ожесточенно оборонялся от конницы Мазея, а сам Александр бросил в бой последние конные резервы. В этот критический момент Александр заметил, что ряды противника поредели и образовался разрыв с левой стороны персидского центра. Начинать следовало теперь или никогда. Построив имеющиеся у него силы огромным клином, Александр пошел в атаку. За две-три минуты изменился характер боя. Бесс, все еще занятый правым флангом македонян, вдруг обнаружил, что, в результате контрнаступления Александра и его гвардии, он сам оказался отрезанным от Дария и потерял с ним связь. Боясь, что македоняне могут ударить в тыл, Бесс приказал своим людям отступать.

Тем временем Дарий, теснимый конницей и пехотой Александра, боясь, что попадет в окружение, обратился в бегство так же, как во время Исской битвы. В этот раз он едва успел ускользнуть и понесся по равнине по направлению к Арбеле. Увидев это, Мазей тут же прекратил изнурительную борьбу с Парменионом. Бессу и его людям удалось отступить в относительном порядке. Персидский фронт быстро распался.

Однако и на этот раз Александру не удалось ни убить, ни пленить Дария. Пока Парменион захватывал персидский обоз со слонами и верблюдами, македонский царь попытался догнать Дария и его людей. С наступлением темноты Александр дал своим людям и лошадям передышку, возобновив погоню в полночь. Македонский отряд, проскакав более семидесяти миль, достиг Арбелы на рассвете, но Дария там уже не было. Он снова покинул свою колесницу, бросив свой лук и оставив около 4000 талантов. Эта добыча была прекрасным утешением. К тому же Дарий сам нанес такой сокрушительный удар своему престижу, что его личное спасение имело не такое уж большое значение. Ахеменидская империя была разъята на две части, авторитет ее правителя разбит вдребезги. Если бы Александр теперь провозгласил себя царем персов, кто мог бы отрицать его право на это?

Македонская разведка вскоре восстановила картину бегства Дария. Он бежал в Арбелу, где к его людям присоединились Бесс и бактрийская конница. В полночь эти остатки разбитой великой персидской армии бежали из Арбелы на восток, в горы, чтобы с севера войти в Экбатаны. Там Дарий задержался, пытаясь реорганизовать и перевооружить остатки войска. Он отправлял грозные послания восточным сатрапам и военачальникам, требуя от них верности. Однако поражение при Гавгамелах сломило Дария навсегда.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке
e-mail: historylib@yandex.ru
X