Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

3. Подготовка гробницы

Обретя таким образом душевный покой, египтянин начинал заниматься подготовкой своего «последнего пристанища».

Фараоны никогда не забывали вовремя позаботиться об этом. Строительство пирамиды, пусть даже весьма скромной, было предприятием очень серьезным. Во-первых, следовало снарядить и отправить «экспедиционные войска» в долины Гизы или Саккары добыть гранитные или алебастровые блоки. В начале Нового царства царский некрополь был перенесен в Долину царей, занимавшую большую область западнее Фив. Потомки Рамсеса I, хотя и были выходцами из Дельты, переняли некоторые традиции смещенной ими династии – в частности, они тоже стали высекать свои гробницы в фиванской горе. Эти подземные своды, или «гипогеи», могли простираться на сотни ярдов в длину. Стены их проходов и зал были испещрены странными рисунками, изображавшими Ра во время его достославного путешествия по двенадцати землям подземного мира или борьбу верховного бога с врагами света, однако ничто здесь не напоминало о подвигах, совершенных царем, которому, собственно, и принадлежала гробница. Здесь не было ничего, что было бы предназначено для глаз любопытного посетителя. Царские гробницы являлись своего рода частным владением, вход в которые держался в строжайшем секрете.

Этим они резко отличались от гробниц обычных египтян, как правило, состоявших из двух отдельных частей. Внизу был расположен зал, выдолбленный из камня, к нему вела длинная шахта. Именно здесь предстояло покоиться умершему. Когда все необходимые ритуалы над его мумией, лежащей здесь в саркофаге, были совершены, вход в этот зал замуровывали, а саму шахту закладывали камнями. Теперь (теоретически) никто уже не мог нарушить покой умершего. Наверху, над залой, возвышалось довольно значительное здание, открытое для тех, кому посчастливилось пережить владельца гробницы. Фасад здания выходил во внутренний двор, там стояли стелы с надписями, рассказывавшими грядущим поколениям о добродетелях и заслугах покойного. Иногда во дворе был вырыт пруд, его окружали сикоморы и пальмы. Через двор посетитель мог попасть в изысканно украшенное прямоугольное помещение. Даже на потолке его вился изящный цветочный или геометрический узор, стены и колонны были покрыты рисунками, изображавшими владельца гробницы в наиболее характерной для него ситуации. Так, крупный землевладелец представал перед посетителями в поле, наблюдающим за работой своих людей; на охоте, гоняющим антилоп в пустыне, целящимся дротиком в птиц на болоте, или занесшим гарпун на гиппопотама, или, наконец, отдыхающим на рыбной ловле. Мы видим, как следит за работой скульпторов, ювелиров и краснодеревщиков в мастерских Амона; как он собирает царские подати; как обучает новичков военному делу. Он мог быть изображен на царском приеме или же провожающим во дворец вереницы послов из какой-либо дальней страны, впервые прибывших в Египет, – они шли за ним, согнувшись под тяжестью даров, с их помощью надеясь уговорить царя даровать им «дыхание жизни». Это помещение служило своего рода прихожей; выйдя из нее через широкий коридор (на одной стене – путешествие лодки умершего в Абидос, на другой – сцены из погребального обряда), посетитель оказывался во внутренней палате. Здесь все должно было подчеркивать благочестие умершего: он был изображен совершающим возлияния в честь богов, подносящим им зажженную жаровню, распевающим хвалебные песни. В награду за набожность и предусмотрительность боги обеспечивали ему никогда не оскудевающий запас пищи после смерти.

Разумеется, одно из почетнейших мест среди предметов обстановки гробницы занимал саркофаг. Неферхотеп не единожды посещал мастерские, в которых шли работы над его «последним ложем»; он видел свой саркофаг, водруженный на два табурета, и работников, стоящих или сидящих над ним; они украшали его резьбой, полировали или наносили на него рисунок. Он видел также жрецов, которые окропляли его святой водой. Царь и богачи не могли удовольствоваться только одним гробом. Так, мумия царя Псусеннеса с маской из чистого золота на лице была положена в серебряный саркофаг, повторяющий ее форму, который, в свою очередь, с трудом влезал в другой саркофаг из черного гранита. Второй саркофаг помещали в большой прямоугольный сундук, украшенный внутри и снаружи фигурами божеств, стерегущих покой мумии. Во всю длину внешней поверхности его резной крышки вытянулась фигура бога с атрибутами Осириса, на внутренней же – богини Нут, владычицы неба, окруженной барками с обозначениями созвездий. Несколько футов отделяют ее стройное, изящное тело от саркофага из черного гранита. Своими глазами из камня царь мог с беспредельным восхищением взирать на прекрасную богиню, дарующую ему поцелуй вечности. Это ли не сбывшаяся мечта любого египтянина – жить на небесах, бродить среди звезд, не знающих отдыха, и среди планет, не знающих устали. По бокам саркофага были вырезаны глаза, через которые умерший мог взирать на окружающий мир. Кроме того, саркофаг был снабжен специальной дверью, через которую мумия могла покидать свое последнее пристанище и возвращаться в него, если у нее вдруг возникнет желание пройтись.

Богатство и разнообразие обстановки гробниц, естественно, различались в зависимости от могущества их владельцев. Так, гробница Тутанхамона превосходит любые описания: она наполнена роскошными ложами и кроватями, колесницами и лодками, ящиками и сундуками, креслами, стульями и табуретами, всевозможным оружием, разнообразными жезлами, посохами и тростями, украшениями, играми, металлическими и каменными сосудами и ритуальными принадлежностями. Будучи подданным в царстве Осириса, царь должен был после смерти продолжать демонстрировать свое благочестие, а будучи главой семьи и правителем страны, он должен был продолжать оказывать гостеприимство своим детям, родственникам, друзьям и слугам (поэтому в его гробнице было найдено огромное количество тарелок). Здесь стояло множество разнообразнейшей посуды для посетителей, которые могли в любой момент отведать птицы, мяса, фруктов и овощей – словом, еды и питья было запасено на любой вкус.

В дополнение к саркофагу непременно полагалось иметь большой деревянный или каменный сундук, в котором стояли четыре сосуда – канопы (ошибочно считалось, что их начали изготовлять в городе Канорос), в которых хранились вырезанные во время мумификации органы умершего. Сосуды эти находились под защитой четырех богов: Амсета с человеческой головой, Хапи с головой собаки, Дуамутефа с головой шакала и Кебехсенуфа с головой сокола – и четырех богинь. Некоторым, однако, канопы казались слишком скромными, и они заказывали для своих внутренних органов отдельные крошечные гробики, их помещали в специальные алебастровые сосуды.

Поля Иалу, царства Осириса, напоминали сад вольтеровского Кандида – это было самое прекрасное место в мире, однако и здесь человек должен был вспахивать, засеивать, землю пропалывать и убирать урожай, точно так же как в мире живых. Он должен был не только следить за тем, чтобы оросительные каналы были в хорошем состоянии, но и заниматься работами, назначение которых нам не совсем понятно, например, перетаскивать песок с одного берега на другой. Земледелец воспринимал все это как обыденное и привычное занятие, тем же, кто привык проводить свои дни на земле в лени и праздности и нисколько не интересовался земледелием, эта работа казалась невыносимо тяжелой. Египтяне обладали уникальной способностью верить, что изображение предмета или человека в некоторой степени обладает свойствами оригинала, поэтому они считали, что избежать трудностей в загробной жизни можно с помощью статуэток, которые будут работать вместо умершего. Такие статуэтки делали из эмалированного фаянса, иногда из бронзы в форме мумии. Иногда их лицам придавали индивидуальные черты, вероятно, скульптор пытался добиться портретного сходства. Однако это не имело большого значения, поскольку статуэтки всегда снабжали надписями, где указывали имя и титул человека, которого ей предстояло заменить в мире ином, например: «Осирис, Первый Пророк Амонрасонтера, Хорнехти». Нередко текст надписи был более подробным: в нем перечислялись те виды работы, которые должна выполнять статуэтка: «Осирис N говорит тебе: «О статуэтка (ушебти), когда будет названо имя Осириса N и вызван он будет, чтобы делать то, что положено делать здесь в некрополе, – удобрять поля, наполнять каналы водой, носить песок с востока на запад и с запада на восток, выдергивать сорные травы, как делает человек при жизни для себя, – ты должна сказать: Я сделаю это, вот я здесь».

Идея эта понравилась, и производство статуэток, которые могли спасти своих обладателей от страшной угрозы тяжелого принудительного труда, стало поистине массовым. В руки им вкладывали инструменты, на спину вешали сумки. Стали появляться статуэтки, предназначенные не только для людей физического труда, но и для писцов и надсмотрщиков, поскольку и в мире ином поблизости от работников всегда кормятся чиновники и писцы. В конце концов появилась крупная индустрия, производящая множество миниатюрных фаянсовых или бронзовых акссесуаров для статуэток: коромысла для переноски песка или воды, корзины, большие и маленькие, кирки и киянки. На каждом предмете вырезалось имя конкретной статуэтки, иначе он мог быть украден и передан для работы другой статуэтке вопреки желанию законного владельца.

Впоследствии из тех же соображений начали изготовлять фигурки обнаженных женщин для мертвых. Цари и царевичи привыкли иметь множество наложниц, и они вовсе не собирались обходиться без них в загробной жизни. Такие фигурки были найдены в гробнице Псусеннеса, на некоторых из них написано имя царя, на других – женские имена. Если наложницы, услугами которых царь пользовался при жизни, действительно были похожи на очаровательные фигурки в гробнице, мы можем лишь позавидовать царю.

Украшения мумии любили не меньше, чем живые. Нередко мумий наряжали в те же драгоценности, которые умерший носил при жизни, чаще, однако, делали новые украшения. Ниже приводится список уборов, которые полагалось иметь мумии царя или высокого сановника.

Маска золотая для царей и членов царской семьи, из папье-маше для простых смертных.

Воротник из двух толстых пластин золота, вырезанных в форме грифа с распростертыми крыльями.

Одно или несколько ожерелий из золотых или фаянсовых бусин или из драгоценных камней. Ожерелья состояли из нескольких рядов бусин или подвесок с одной или несколькими пряжками. К пряжке иногда прикреплялась подвеска из золотых, иногда фаянсовых бусин или драгоценных камней, подобранных по размеру.

Одна или две пекторали, подвешенные на цепочках. Чаще всего они имели следующий вид: крылатый скарабей, по бокам в качестве подвязок – фигурки Исиды и Нефтис, на внутренней стороне вырезаны слова знаменитого обращения к сердцу: «О сердце мое, сердце моей матери, сердце тела моего! Не свидетельствуй против меня, не говори против меня перед судьями, не клади вес свой против меня перед владыкой весов. Ты есть мое ка в груди моей, Хнум, соединяющий члены мои. Да не будет имя мое вызывать отвращение, не возводи на меня напраслину перед богами!»

Набор украшений в виде крылатых и бескрылых скарабеев с надписями без оправы и сердечек из лазурита на цепочках. На каждом непременно было указано имя умершего.

Браслеты всех видов: гибкие и твердые, полые и цельные. Их надевали на запястья, предплечья, бедра и колени. Перстни для каждого пальца рук и ног. Сандалии.

Амулеты и статуэтки богов, которые вешали на шею или прикрепляли к нагруднику.

Благодаря своей роли во время процедуры взвешивания деяний Анубис и Тот являлись своеобразными посредниками в общении с мертвыми, однако это вовсе не означало, что мумии были необходимы только амулеты этих богов. Иногда вместо них использовались фигурки стервятников или соколов с расправленными крыльями или со змеиными головами (змея почиталась как хранительница засова, запиравшего двери между разными зонами загробного мира), идолами Осириса и Исиды или магическими амулетами в виде глаза – уджат.

Помимо всех этих украшений, мумия должна была иметь набор миниатюрных жезлов, скипетров, предметов оружия и разнообразных атрибутов божественности или царственности, которые всегда полезно иметь рядом.

Выбрать изысканное и ценное убранство для гробницы, проверить, чтобы все было сделано на совесть, – все это требовало тяжелой и кропотливой работы. Однако, что бы ни говорили об этом отдельные циники, будущее умершего во многом зависело от того, успел ли он должным образом подготовить, украсить и обставить свое последнее пристанище. После смерти человеку не дано наслаждаться покоем – загробный мир полон ловушек, избежать их можно, лишь заблаговременно приняв все необходимые меры предосторожности.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Шинни Питер.
Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки

Э. Бикерман.
Государство Селевкидов

Уильям Куликан.
Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов

М.А. Дандамаев.
Политическая история Ахеменидской державы

Мариан Белицкий.
Шумеры. Забытый мир
e-mail: historylib@yandex.ru
X