Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Николай Скрицкий.   Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

АНДРЕЕВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ. Командующий Северной Тихоокеанской флотилией

   В.А. Андреев прошел обычный путь советского моряка от комсомольского призыва на флот до высоких чинов. В военные годы он успешно воевал на Черном море, а завершил войну, командуя Северной Тихоокеанской флотилией при взятии Южного Сахалина и Курильских островов.



   Владимир Андреев родился 13 (26) декабря 1904 года на станции Бухэду (Бугат) КВЖД[574]. Со временем судьба привела Владимира в столицу. В 1922 году московский комсомолец Андреев с приятелем по призыву «Укрепляй Красный флот» пришел в Хамовнический райком комсомола. Тяга молодежи на флот была столь велика, что в райкоме друзьям предложили только оставшиеся две путевки в Военно-морское подготовительное училище. Так начинался путь будущего адмирала на флот[575].

   В январе 1923 года Владимир Андреев поступил в Военно-морское подготовительное училище и окончил его в сентябре следующего года. С октября 1924 года Андреев обучался в Военно-морском училище имени М.В. Фрунзе и окончил его в октябре 1927 года. В 1925 году он вступил в ВКП(б). За время обучения молодой моряк побывал в первых заграничных походах кораблей советских морских сил «Аврора» и «Комсомолец» (в 1924 и 1925 годах). После училища Андреев служил командиром взвода Балтийского флотского экипажа (октябрь 1927 – январь 1928 года)[576].

   Молодого командира заметили и назначили флаг-секретарем командующего Морскими силами Балтийского моря М.В. Викторова[577]. Сначала Андреев пытался отказаться. Но пришлось подчиниться. Новое место службы давало много. Моряк немало узнал, сопровождая командующего в поездках и плаваниях, выполняя его поручения. Однако Андреев рвался служить на кораблях и добился своего. Специального образования ему не хватало. С октября 1929 по сентябрь 1930 года моряк окончил штурманский класс Специальных курсов комсостава ВМС РККА. С октября 1930 до декабря 1932 года Андреев служил младшим штурманом линейного корабля «Марат»[578]. Затем его направили на Тихий океан.

   Тихоокеанский флот в 1932 году только рождался, ибо кораблей на Тихом океане страна почти не имела. 30 марта закончилось формирование штаба Морских сил Дальнего Востока, а 21 апреля командующий М.В. Викторов подписал первый приказ, в котором были перечислены соединения, части, корабли и учреждения вновь создаваемого флота. Этот день считают днем рождения Тихоокеанского флота. 4 мая были сформированы командование и штаб бригады траления и заграждения, позднее – 9-я артиллерийская бригада и Владивостокский военный порт. В состав Морских сил вошло Управление безопасности кораблевождения и Амурская лоцдистанция с их небольшими судами. Основу будущего флота составляли транспорты и рыболовецкие суда, переоборудованные в минные заградители и тральщики. Но по железной дороге поступали с Балтийского моря торпедные катера и разобранные подводные лодки[579].

   Новому флоту, которому предстояло охранять огромные неосвоенные просторы побережья Тихого океана, были необходимы хорошие моряки. Возможно, Викторов вспомнил про своего способного флаг-секретаря. Неожиданно Андреев, прошедший хорошую штурманскую школу на линкоре «Марат», получил назначение на Дальний Восток.

   В апреле 1832 года Андреев прибыл на Тихий океан. Вскоре собралась вся бригада заграждения и траления. Кораблестроительной базы почти не существовало. Морякам с работниками завода самим пришлось переоборудовать мирные суда в минные заградители и тральщики. На долю флагманского штурмана досталось освоение и приведение в порядок старого штурманского имущества. Сразу же после вступления в строй минных заградителей приступили к учениям[580].

   Моряки изучали залив Петра Великого. Тихоокеанский морской театр заметно отличался от других. Позднее Андреев вспоминал: «Пока велись все необходимые работы, нам довелось познакомиться с одной местной достопримечательностью – туманом такой густоты, что уже за несколько десятков метров ничегошеньки нельзя было разглядеть. Этот неделями стоящий туман был для нас прямо-таки грозен. А тут еще ветры, течение, встречные корабли… Вспоминая все эти трудности, хочется сказать огромное спасибо капитанам тех гражданских судов, которые передавались военному флоту, их штурманам. Они по закону истинного морского братства много нам помогали: рассказывали об особенностях плавания в дальневосточных водах, о местных признаках изменения погоды, о приемах, позволяющих определить, насколько приблизился корабль к берегу при плавании в условиях плохой видимости. Их опыт всем нам очень пригодился»[581].

   С мая 1932 до января 1934 года В.А. Андреев служил флаг-штурманом бригады заграждения и траления. Затем его назначили командиром минного заградителя[582].

   Сначала моряк временно покомандовал минным заградителем «Эривань», получил неплохую практику, а когда поступили новые суда, был назначен командиром минного заградителя «Теодор Нетте». Дела флагманского штурмана он сдал С.Г. Горшкову[583].

   Зима ушла на переоборудование потрепанного судна в минный заградитель. Затем последовали учения и плавания. Приходилось не только ставить мины, но и перевозить грузы. А в 1936 году довелось даже доставлять в район учений и выгружать на воду танки-амфибии. Экипаж «Теодора Нетте» по боевой и политической подготовке был в числе передовых.

   С декабря 1936 по январь 1938 года моряк являлся начальником штаба бригады заграждения и траления, а затем до августа 1939 года – командиром этой бригады. Он принимал участие в боях у озера Хасан (1938). С августа 1939 по апрель 1940 года Андреев командовал ОВРом Главной базы Тихоокеанского флота[584].

   За время службы на Тихом океане моряк получил возможность ознакомиться с теми районами, в которых ему пришлось воевать в 1945 году.

   В апреле 1940 – апреле 1941 года Андреев окончил командный факультет Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова. Направили его на Черное море. С мая 1941 года и во время войны (до 1943 года) Андреев являлся начальником штаба эскадры Черноморского флота. Он принимал участие в разработке планов постановки оборонительных минных заграждений, нанесения удара по Констанце, в боевых действиях кораблей эскадры при обороне Одессы и доставке в город пополнения, оружия и военной техники. Штаб эскадры под руководством Андреева обеспечил в ночь на 22 сентября 1941 года высадку морского десанта под Григорьевкой и эвакуацию войск из Одессы, действия кораблей в ходе обороны Севастополя[585].

   В ходе высадки десанта под Григорьевкой Андреев находился со штабом на борту крейсера «Красный Кавказ». Эсминец «Фрунзе», на котором шел командующий эскадрой Л.А. Владимирский, потопила германская авиация, управление операцией было нарушено. Командование передали командиру десантного отряда капитану 1-го ранга С.Г. Горшкову. Так как отряд высадочных средств опоздал, Андреев рекомендовал Горшкову использовать для десантирования корабельные средства. После обстрела берега к нему двинулись катера и барказы. При поддержке артиллерии моряки успешно высадились. В наступление перешли и войска из Одессы. Захват плацдарма под Григорьевкой позволил освободить Одессу от обстрела вражеской артиллерии[586].

   Начальник штаба эскадры устраивал разбор боевых оперций, указывал правильные и неверные действия моряков[587].

   После вывода 30 октября части крупных кораблей из Севастополя, который подвергался ударам с воздуха, в главной базе оставались крейсера «Червона Украина», «Красный Крым», эсминцы «Бодрый», «Незаможник», «Шаумян», а также корабли, стоявшие в ремонте. Позднее в Севастополе был создан отряд артиллерийской поддержки, который возглавил капитан 1-го ранга В.А. Андреев с группой штабных работников. В состав отряда вошли также крейсер «Красный Кавказ», эсминцы «Дзержинский» и «Железняков». Кроме того, артиллерийскую поддержку защитников Севастополя осуществляли корабли эскадры, приходившие в главную базу[588].

   17 декабря, когда гитлеровцы начали штурм Севастополя, было решено на подкрепление перебросить 79-ю морскую стрелковую бригаду. Руководил переброской бригады капитан 1-го ранга В.А. Андреев, который, как командир отряда артиллерийской поддержки, готовился к высадке на Керченском полуострове. Уже через полчаса после получения приказа крейсера «Красный Кавказ», «Красный Крым», лидер «Харьков», эсминцы «Бодрый» и «Незаможник» приготовились принимать войска. Погрузка прошла быстро. Корабли должны были прибыть к Севастополю до рассвета, но задержались из-за ожидания командующего флотом. Затем свои коррективы внесли шторм и туман. Так как точного места не знали, было опасно идти через минные заграждения. После совещания с Андреевым и флагманским штурманом Ф.С. Октябрьский решил маневрировать вблизи фарватеров. Так как туман к рассвету не рассеялся, Октябрьский приказал прорываться прибрежным фарватером. Несмотря на обстрел береговой артиллерии и удары с воздуха, корабли без потерь полным ходом вошли в Севастопольскую бухту. Во время выгрузки бригады корабли обстреливали неприятельские позиции. Благодаря поддержке корабельной артиллерии и контратаке 79-й бригады удалось восстановить положение под Севастополем и сорвать план неприятеля взять город. За успешную высадку войск Ф.С. Октябрьский, которому Андреев доложил о выполнении задачи, объявил морякам благодарность от имени Военного совета Севастопольского оборонительного района и защитников Севастополя[589].

   В Керченско-Феодосийской десантной операции (декабрь 1941 – январь 1942 года) Андреев командовал отрядом кораблей артиллерийской поддержки. Он обеспечил прорыв кораблей в порт Феодосия и высадку десантников на причалы и мол[590].

   Высадку десанта в Феодосии возложили на отряд высадки «А» под командованием капитана 1-го ранга Н.Е. Басистого. В его состав входил отряд кораблей высадки и поддержки десанта, которым командовал Андреев. Планировали, что в порт Феодосия сначала войдут сторожевые катера с передовыми отрядами, разведут боновые заграждения и зажгут на молу маячный огонь. За ними к молам предстояло швартовать крейсеры «Красный Крым» и «Красный Кавказ», эсминцы и тральщик «Щит». Они должны были высаживать десант и поддерживать его огнем[591].

   После погрузки десанта на корабли военком эскадры B.И. Семин и В.А. Андреев провели совещание об операции с командирами и военкомами частей. С наступлением темноты корабли вышли в море. Для маскировки цели корабли сначала шли на Севастополь, потом повернули к Феодосии. Только в море десантникам сообщили место высадки[592].

   В день высадки 29 декабря 1941 года Андреев находился на крейсере «Красный Кавказ». Когда крейсер не удалось пришвартовать к молу бортом из-за сильного отжимного ветра, капитан 1-го ранга разрешил причаливать так, как получится. Под огнем противника крейсер, получивший повреждения, с трудом пришвартовали кормой, и десантники бросились на берег[593].

   1 января 1942 года, после возвращения кораблей в Новороссийск, Андреев и бригадный комиссар В.И. Семин докладывали начальнику Главного политического управления ВМФ И.В. Рогову о ходе боевых действий при высадке десанта и получили высокую оценку; особенно высоко Рогов оценил взаимодействие моряков и сухопутных войск[594].

   Позднее В.А. Андреева назначили командовать отрядом высадки десанта в Судаке. Десантники (1750 человек, 4 горных орудия) после высадки должны были овладеть узлом дорог, чтобы способствовать наступлению войск Крымского фронта. Отряд высадки составили крейсер «Красный Крым», эсминцы «Сообразительный», «Шаумян» и канонерская лодка «Красный Аджаристан» с группой высадочных средств (6 сторожевых катеров). Операция началась вечером 15 января. Тихоходная канлодка с катерами, хотя и вышла в море заранее, не успела к месту встречи. В ночь на 16 января, после обстрела побережья с кораблей отрядом поддержки, когда подошла канлодка, начали высадку. После нее отряд высадки вернулся в базу. Однако десант был блокирован на суше, так как фронт не смог выполнить задачу и продвинуться к месту высадки[595].

   22 января командующий Кавказским фронтом приказал высадить еще один горнострелковый полк у Судака. Командиром высадки назначили вновь Андреева. В его распоряжении был отряд высадки, который составили крейсер «Красный Крым» и эсминец «Шаумян», отряд артиллерийской поддержки (2 эсминца) и отряд высадочных средств (тральщик и 6 сторожевых катеров). Собрав 23 января корабли и суда в Новороссийске, командование высадки провело инструктаж командиров подразделений десанта, командиров кораблей и катеров. Вечером 24 января, несмотря на штормовую погоду, моряки доставили на берег большую часть десанта и грузов. Однако и этот десант, высаженный вдали от фронта, был изолирован и уничтожен[596].

   26–27 февраля для поддержки запланированного наступления Крымского фронта корабли эскадры должны были обстрелять многие пункты побережья Крыма. К этой операции привлекали все 14 боеспособных кораблей. Штаб эскадры во главе с Андреевым четко спланировал действия. Однако не во все части левого фланга Крымского фронта были посланы корректировочные посты, и эффективность обстрела оказалась невелика. Для себя начальник штаба эскадры оставил особую задачу. 28 февраля из Севастополя вышел отряд кораблей капитана 1-го ранга Андреева (крейсер «Красный Крым» и 2 эсминца). Эти корабли должны были служить отрядом поддержки высадки демонстративного десанта под Алуштой, которую предстояло осуществить отряду высадки (2 тральщика, 4 сторожевых катера). Отряд Андреева подавил огневые точки противника на берегу. Десант был высажен и к 4.00 уже возвратился на суда[597].

   С февраля 1943 года Андреева назначили заместителем начальника оперативного управления Главного морского штаба. Но эту должность он занимал недолго, ибо в апреле 1943 года его направили на Дальний Восток, командующим Северной Тихоокеанской флотилией. 18 апреля 1943 года моряка произвели в контр-адмиралы, 5 ноября 1944 года – в вице-адмиралы. Командующим флотилией он участвовал в войне с Японией 1945 года[598].

   По плану Южно-Сахалинской операции 56-й стрелковый корпус 16-й армий 2-го Дальневосточного фронта должен был 11 августа перейти границу и во взаимодействии с Северной Тихоокеанской флотилией к 25 августа овладеть Южным Сахалином. За 5 суток первого этапа операции войскам следовало прорвать передовые укрепленные позиции на границе. На втором этапе предстояло овладеть за три дня хорошо укрепленной позицией; на этом этапе с помощью десанта предполагали взять порт Эсутору и лишить противника связи по западному побережью полуострова. На третьем этапе для поддержки стремительно наступавших войск следовало морским десантом взять порт Маока и поставить под угрозу военно-морскую базу Отомари[599].

   8 августа моряки флотилии скрытно выставили минные заграждения в Татарском проливе и Сахалинском заливе. 10 августа флотилия получила приказ командующего флотом о высадке в портах Южного Сахалина десанта для содействия 16-й армии. К этому времени флотилия располагала сторожевым кораблем «Зарница», минными заградителями «Астрахань», «Океан», 9 подводными лодками, 24 торпедными катерами, 2 дивизионами тральщиков, дивизионом сторожевых катеров. Специальных десантных судов флотилия не имела, а для поддержки огнем высадки можно было использовать только «Зарницу», «Океан», 3 тральщика и морские охотники. Флотилия имела на вооружении 15 бомбардировщиков, 12 штурмовиков, 21 разведчик и 44 истребителя. Но частые туманы в августе могли свести эту главную ударную силу флотилии на нет. Для высадки подготовили 365-й батальон морской пехоты. Моряки готовились к высадкам десантов, однако их было мало. Кроме того, под рукой не оказалось десантно-высадочных средств из числа торговых либо рыболовецких судов. Так как начавшие наступление 11 августа сухопутные войска двигались медленно, стало ясно, что десантников ждет сопротивление противника. Однако задачу следовало выполнять. Разведка показала, что первоначально избранный порт Эсутору слишком мелководен для выгрузки техники. 14 августа избрали порт Торо. Кроме морских пехотинцев, привлекли стрелковый батальон. Командиром высадки назначили наиболее опытного капитана 1-го ранга Леонова. Высадку планировали при поддержке авиации и артиллерии кораблей. Для отвлечения внимания следовало нанести за 12–14 часов удар по Эсутору, а потом уже атаковать с воздуха Торо. Для высадки организовали 4 десантных отряда и группу охранения[600].

   В ночь на 16 августа I десантный отряд: «Зарница», 4 сторожевых катера МО (в ходе подготовки минный заградитель «Океан» исключили из состава отряда) – высадил в Торо разведывательный отряд, который овладел портом. Вслед за тем II десантный отряд (14 торпедных катеров) доставил в Торо батальон морской пехоты. III отряд (4 тральщика) перебросил стрелковый батальон. К утру 17 августа IV десантный отряд (2 транспорта, 2 катера) доставил артиллерию и тылы. В этот день были взяты Эсутору и соседние городки. А Андреев получил нагоняй от командующего фронтом за то, что без разрешения использовал стрелковый батальон. Пришлось его вернуть, а 365-й батальон морской пехоты (заслуживший звание гвардейского) направили на юг к сильно укрепленному порту Маока. Порт этот стал второй целью для Северной Тихоокеанской флотилии. 15 августа от командующего Тихоокеанским флотом поступил приказ: «…силами СТОФ, двумя батальонами 13-й стрелковой бригады подготовить десант для захвата Маока…» Вслед за тем прибыл приказ командующего фронтом о высадке десанта в порту Маока и взятии Сахалина к 25 августа. Пока шли бои за Торо, проходила подготовка и к взятию второго порта. Высадку одновременно в центральной гавани и южном ковше порта наметили на 18 августа, но перенесли из-за неготовности транспортов. Утром 20 августа 5 транспортов и 17 кораблей с десантом (113-я стрелковая бригада и сводный батальон моряков частей флотилии) вышли из Советской Гавани. В тумане нашли вход в порт Маока, и катера высадили десант так стремительно, что японцы не сразу начали сопротивление. К 14.00 город Маока был взят, несмотря на возрастающее сопротивление противника. Борьба разгорелась за соседние города[601].

   Когда разведка доложила, что на взятом в Маоке транспорте нашли карту минных полей, на которых был проложен фарватер у берега, пришлось призадуматься, ибо фарватер простреливала батарея на берегу, а в Отомари обнаружили большой корабль. Андреев на гидросамолете вылетел в Маоку, чтобы принять руководство операцией на себя. Прибыв в город, он видел многочисленные следы ожесточенных боев. После обсуждения было решено утром 22 августа собрать 3 батальона морской пехоты и 24 августа высадиться в Отомари. Несмотря на шторм, от которого страдали шедшие на буксире катера, флотилия продвигалась вперед. Ее составили минный заградитель «Океан», 6 торпедных катеров, 8 тральщиков, 4 морских охотника. 24 мая десант высадился в Отомари. Японский гарнизон капитулировал. Южный Сахалин был возвращен нашей стране[602].

   На этом действия моряков Северной Тихоокеанской флотилии не завершились. Требовалось принять капитуляцию японских войск на Южных Курильских островах Итуруп, Кунашир, Шикотан и других. Со 2 по 5 сентября острова Малой Курильской гряды были заняты без сопротивления десантами из Отомари[603].

   В Южно-Сахалинской и Курильской операциях (август-сентябрь 1945 года) Андреев руководил разработкой и проведением боевых действий по высадке десантов, захвату портов на Южном Сахалине и Курильских островах. За проведение этих операций вице-адмирала наградили орденом Ушакова I степени. В наградном листе было написано: «…провел большую работу по подготовке Военно-морских сил флотилии к активным действиям против японских захватчиков на Южном Сахалине. Корабли флотилии приняли участие в обеспечении фланга армии при прорыве обороны японцев на Сахалине. Подготовил и осуществил высадку морского десанта в базы противника и захват их»[604].

   Имя Андреева упоминали в приказах Верховного главнокомандования. После окончания боевых действий В.А. Андреев продолжал командовать флотилией. С ноября 1945 по июнь 1946 года он был командующим Сахалинской военной флотилией Тихоокеанского флота. Затем его перевели на Балтику. В июне 1946 – марте 1947 года Андреев был начальником штаба Юго-Балтийского, а позднее, до августа 1952 года, командовал 4-м ВМФ. 27 января 1951 года его произвели в адмиралы. С августа 1952 до мая 1953 года Андреев состоял первым заместителем начальника Морского генерального штаба и Главного штаба ВМС, позднее, до марта 1955 года, – заместителем начальника Главного штаба ВМС. После этого он был адмирал-инспектором ВМФ Главной инспекции Министерства обороны до января 1957 года; одновременно в ноябре-декабре 1955 года моряк исполнял обязанности командующего Черноморским флотом. С января 1957 по январь 1961 года Андреев был начальником Военно-морской академии. В 1959 году журнал «Морской сборник» № 4 опубликовал его статью «40 лет Военно-морской академии». С ноября 1960 до апреля 1967 года Андреев – начальник тыла ВМФ. Позднее моряк находился в распоряжении главкома ВМФ. С марта 1968 года адмирал вышел в отставку[605].

   Свободное время ветеран использовал для литературной деятельности. В 70-х годах его статьи о действиях моряков появлялись в различных изданиях: Андреев В.А. Северная Тихоокеанская вступает в бой // Боевая вахта. 1972. 2 сентября; Он же. Первая морская // Форпост героев. Хабаровск, 1973. С. 280–284; Воспоминания // Боевая вахта. 1977. 27 и 29 марта, 2 апреля; Он же. Освобождение Сахалина // Мы – тихоокеанцы. Владивосток, 1977. С. 260–269. В 1982 году «Воениздат» выпустил книгу воспоминаний В.А. Андреева «Моря и годы» о начале службы моряка.

   Адмирал был награжден орденом Ленина (1948), 3 орденами Красного Знамени (1942, 1944, 1953), орденами Ушакова I степени (1945), Нахимова I степени (1944), Отечественной войны I степени (1985), Красной Звезды (1984), медалями, именным оружием (1954), американским орденом «Легион достойных». Скончался адмирал в Москве 27 января 1994 года. После кремации урна с прахом В.А. Андреева была помещена в колумбарий Донского кладбища[606].

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Александр Формозов.
Статьи разных лет

Ирина Семашко.
100 великих женщин

У. М.Уотт, П.Какиа.
Мусульманская Испания

Эрик Шредер.
Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Николо Макиавелли.
Искусство побеждать противника. Изречения и афоризмы Н. Макиавелли
e-mail: historylib@yandex.ru
X