Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Н. Г. Пашкин.   Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

2.1.2. Византия и великая западная схизма (1410-1414)

Несмотря на то, что в начале XV в. латинская церковь переживала не самый лучший период в своей истории, эпизодические контакты между папством и Константинополем имели место и в это время14. Раскол на Западе был главной причиной того, что Мануил II во время путешествия по Европе не посетил ни Рим, ни Авиньон, где находились папские резиденции. Это, правда, не помешало ему в 1402 г. одарить одного из понтификов, «авиньонского» папу Бенедикта XIII, священными реликвиями. Но данный шаг был частью политики по установлению связей между императором и арагонским королем Мартином I, под покровительством которого находился этот папа15. Не случайно через два года именно Бенедикт XIII озаботился сбором пожертвований для оказания помощи византийской столице16. Эти факты отнюдь не означали, что император предпочитал одного «антипапу» другому Примерно в это же самое время византийский посол (имя его нам неизвестно) посетил папу Иннокентия VII. Сохранилось ответное послание последнего Мануилу II, датированное 25 мая 1405 г., в котором он с горечью писал о последних опустошительных завоеваниях Тимура и обещал развернуть широкую пропаганду в странах Восточной и Центральной Европы с целью организации крестового похода17. Впрочем, уже в следующем году Иннокентий VII скончался.

Однако в развитии отношений между Византией и католической церковью в эти годы гораздо более сильная инициатива исходила с Запада. Великая схизма, которая длилась уже не одно десятилетие, стала важнейшим фактором, пробудившим интерес к восточному христианству и к возможным перспективам воссоединения с ним. Многие питали надежду на то, что объединение с православным Востоком станет мощным стимулом к устранению раскола в латинском мире и что одна уния породит другую. Именно эти соображения в 1408 г, выдвинули венецианские послы перед папой Григорием XII, предлагая ему начать переговоры с греками. Тогда же кардиналы приглашали Мануила II прислать своих делегатов на Пизанский собор18. Этот собор, состоявшийся в 1409 г. (правда, без участия византийцев), в стремлении ликвидировать раскол провозгласил единственным законным папой Александра V (1409-1410). Последний был греком по происхождению, родившимся на Крите. В бытность свою архиепископом Милана он встречался с Мануилом II19. Этим объясняется дружеская реакция на данное событие со стороны Константинополя. Император отправил папе поздравительное послание20. В нем он выражал свою радость по поводу того, что западной схизме положен конец. Там же он сообщал, что в Европе находится и выполняет его поручение Мануил Хрисолора и что в ближайшее время близкий родственник последнего, Иоанн Хрисолора21, будет отправлен непосредственно к папе22. Александр V ждал встречи с Хрисолорой младшим, но когда тот прибыл к нему в Болонью, папа уже скончался23.

Уверенность византийского императора в том, что с западной схизмой покончено, оказалась безосновательной. Изменилось лишь то, что после Пизанского собора к двум уже существующим папам добавился третий. Но в какой-то момент возникло ощущение, что раскол преодолен или будет преодолен в ближайшее время. В атмосфере зародившегося оптимизма в среде латинской интеллигенции появился проект унии с Востоком, в котором восстановление единства внутри католического мира расценивалось как первый шаг на пути к единой вселенской церкви. Его автором был канцлер Парижского университета Жан Шарль Жерсон24. После избрания Александра V он призвал его, указывая на происхождение папы, использовать такой уникальный и благоприятный случай для развития отношений с греками и добиваться унии с ними25.

В том же 1409 г. Жерсон представил доклад на эту тему французскому королю Карлу VI26. «Нельзя забывать, - писал он, - что уния с греками ничуть не нарушит единства среди латинян, но, наоборот, даст широкую возможность людям доброй воли быстрее достичь всеобщего согласия»27. Решить этот вопрос, как считал Жерсон, можно на вселенском соборе. Он разделял концилиарные воззрения и потому отказывал папе в праве единолично выносить решения по спорным вопросам вероучения, видя в этом исключительную прерогативу собора. Здесь византийцы могли только согласиться с ним. Однако непременным условием Жерсон считал также признание греками верховного примата римского папы, являвшегося, по его мнению, гарантом целостности «мистического тела» церкви. Подобные идеи циркулировали в кругах интеллектуальной элиты Запада, но они же привлекли внимание и крупных политических деятелей. Ярким примером тому служит позиция германского императора Сигизмунда, о котором уже шла речь в предыдущей главе. Именно ему предстояло сыграть выдающуюся роль в деле воплощения концилиарной теории на практике.

Пизанский собор, как уже было сказано, вместо того, чтобы ликвидировать церковный раскол на Западе, на самом деле только усугубил его. Отныне сразу три претендента оспаривали друг у друга священный сан римского епископа. Церковь демонстрировала очевидную неспособность собственными силами преодолеть свой внутренний кризис. В этих условиях вмешательство светской власти в лице германского императора представлялось неизбежным и необходимым. Как показали дальнейшие события, Сигизмунд оправдал эти ожидания, направив свои усилия на ликвидацию западной схизмы. При этом уния с Востоком становится составной частью его церковной политики (как, впрочем, и его политики в целом).

Летом 1410 г. специальный посол Сигизмунда был направлен к папе Иоанну XXIII (преемнику Александра V, 1410-1415)28. Среди прочих вопросов, составлявших цель его миссии, была и предложенная императором программа объединения западной и восточной церквей29. Как раз в это время, в июне 1410 г., курию, находившуюся в Болонье, посетил византийский посол Иоанн Хрисолора. О его грядущем визите император Мануил II извещал еще папу Александра V. Здесь же в тот момент находился и Хрисолора Старший (Мануил), так что два близких человека, по-видимому, имели возможность встретиться30. 30 июня Иоанн выехал обратно в Константинополь. Мануил тоже покинул Болонью в неизвестном нам направлении (наиболее вероятным считается Испания)31. Не исключено, что он лично посетил в мае-июне 1411 г. двор императора Сигизмунда. Во всяком случае, на него ссылался Сигизмунд в своем письме византийскому императору Мануилу II32. В этом послании Сигизмунд сообщал, что передал свои соображения по поводу церковной унии папе Иоанну XXIII и получил от него ответ. Очевидно, документы были приложены к письму, но, к сожалению, не сохранились. Сигизмунд писал византийскому правителю, что на ближайшее время намечен церковный собор (речь шла о Римском соборе, о котором было объявлено 29 апреля 1411 г.33) и что если не на этом соборе, то обязательно на следующем вопрос об унии церквей будет рассмотрен. Поэтому он просил Мануила II поделиться своим мнением относительно выбора времени и места для проведения такого собора34.

Папа Иоанн XXIII под воздействием инициатив Сигизмунда также должен был озаботиться вопросом о греках. В конце 1410 г. он поставил в известность о возможных перспективах в этой области посольство, направлявшееся в Париж35. На Римском соборе проблема унии, конечно, не обсуждалась, но папа ответил на просьбу представителей французских университетов, что греки обязательно получат приглашение на следующий собор36. Сигизмунд тоже связывал свои ожидания с грядущим собором, который он представлял себе как вселенский собор с участием восточной церкви и который, по его мнению, должен был стать первым шагом в деле организации крестового похода против турок. О своих надеждах Сигизмунд писал весной 1412 г. английскому королю Генриху IV37 и снова коснулся данной темы в другом письме - к Мануилу II Палеологу, которое относится примерно к этому же времени38.

В октябре 1413 г. папа направил к Сигизмунду двух кардиналов, которых сопровождал Мануил Хрисолора. Им предстояло обсудить с германским императором вопросы, связанные с организацией будущего собора39. Присутствие византийского посла, очевидно, свидетельствовало о той роли, которую папа вслед за Сигизмундом готовил грекам на будущем церковном конгрессе. После состоявшихся обсуждений Сигизмунд 30 октября официально объявил, что собор откроется в ноябре следующего года в южногерманском городе Констанце40. В письме французскому королю Карлу VI император также выразил мнение, что вопрос об унии с греками станет одним из основных на готовящемся соборе41.

Летом 1414 г. Сигизмунд отправил очередное письмо Мануилу II Палеологу42, в котором содержались информация о предстоящем соборе и предложение прислать в Констанц византийскую делегацию. Как и прежде, автор выразил намерение обсудить меры по борьбе с турками43. Однако на этот раз о церковной унии не было сказано ни слова, что на фоне уже известных фактов может показаться странным. Между тем в литературе данное обстоятельство даже если и обращает на себя внимание, до сих пор не получило никакого объяснения44. Возможно, ответ на вопрос заключается в том, что за минувший отрезок времени несколько изменились представления Сигизмунда о программе предстоящего собора. На самом деле, на первое место должна была выйти реформа церкви, которая была начертана на знамени концилиарного движения и которая вызывала симпатии светских правителей. Еще Г. Бекман в монографии, посвященной Сигизмунду, отверг утверждение о том, будто император изначально разделял эту идею. Вплоть до 1413 г. он даже не помышлял о ней45. Тот же автор не без оснований считает, что и ликвидация западной схизмы до указанного времени вовсе не входила в планы Сигизмунда. Точнее, он видел решение проблемы в полном признании одного из трех имевшихся пап - Иоанна XXIII. И лишь позднее созреет другое решение - о необходимости смещения всех троих, на чем будет настаивать впоследствии Констанцский собор. На первых порах папа Иоанн XXIII пользовался полным доверием и расположением Сигизмунда. В первом письме византийскому императору от 1411 г. он называл его единственным законным папой. Если бы Сигизмунд считал своим долгом провести реформу церкви, отношения с понтификом не были бы такими гладкими; характерно, что в конце 1413-го или в начале 1414 г. они резко ухудшились. Одним словом, к этому времени становилось ясно, что первым вопросом в повестке будущего собора будет значиться ликвидация схизмы весьма радикальным методом, помноженная к тому же на реформу церкви. Конечно, это не исключало возможность обсуждения вопроса о греках, но несколько отодвигало его. Вероятно, поэтому Сигизмунд предпочел ничего не говорить об унии в последнем письме византийскому императору, ограничившись одной лишь просьбой прислать посольство. Сам он наверняка осознавал, что для реализации собственных планов относительно крестового похода ему нужны действительно сплоченная церковь, умиротворенная Европа и что усилия в этом направлении обещают существенно повысить его политический авторитет на Западе.

В любом случае мысль о необходимости сближения и объединения с восточной церковью продолжала преследовать и Сигизмунда, и таких деятелей, как Жерсон, каковых немало имелось в среде французских университетов. Западная схизма стала, таким образом, серьезным фактором актуализации этой проблемы. Уния с греками отныне воспринималась на Западе как дело ближайшего будущего.




14О сношениях между Византией и Римом в течение всего периода западной схизмы см.:Halecki О. Rome et Byzance au temps du grand schisme d'Occident // Un Empereur de Byzance a Rome. L., 1972. P. 477-532.
15См.: Estopanan С. Op. cit. S. 89-93.
16См.: Barker J. Op. cit. P. 256.
17Текст послания см.: Ann. Eccl. Bd. 27, ad 1405, 2-4. См. также: Barker J. Op. cit. P. 257.
18См.: Viller M. La Question de I'union des eglises entre grecs et latins depuis le concile de Lyon jusque' a celui de Florence (1274-1438) // RHE. 1922. T. 18. P. 28-29; Halecki O. Op. cit. P. 531.
19См.: Barker J. Op. cit. P. 259.
20Текст этого письма с комментариями см.: Simonsfeid. Analekten zur Papstund Konziliengeschichte im 14. und 15. Jahrhundert // Abhandlungen der historischen Klasse der koniglichen Bayerischen Akademie der Wissenschaften. Munchen, 1893. Bd. 20. S. 45-46.
21PLP. № 31160.
22...non possemus nee lingua narrare quantum laetitiam habuimus, quod illud, quod semper desideravimus, scilicet unionem sacrosanctae ecclesiae ipsam, nostris diebus Deo propicio vidimus... in partibus occidentalibus nostrum virum excellentissimum habebamus ambassiatorem nobilem et circumspectum virum Manuelem Crisolera, fidelem et dilectum consiliarium ac tabellanum nostrum... Nunc proptem spem indubiam, quam ad sanctitatem vestram habemus, mittamus ad illam nobilem ac circumspectum militem Johannem Crisolera...
23См.: Barker J. Op. cit. P. 321. Александр V скончался 5 мая 1410 г.
24Парижский университет (Сорбонна) считался одним из центров конциляризма, а сам Жерсон был в числе апологетов этого течения.
25См.: Viller M. La Question de I' union des eglises entre grecs et latins depuis le concile de Lyon jusque' a celui de Florence (1274-1438) // RHE. 1922. T. 18. P. 29-30.
26Полный текст этого трактата с французским переводом см.: Monnoyeur J.-В. Sermon du Chancelier Jean Gerson pour le retour des Grecs a I'Unite // Irenikon. 1929. T. 6. P. 721-766 (далее - Gerson). См. также: Tuilier A. L'Universite de Paris, le Chancelier Gerson el I'union avec Grecs // Bull. Philologique et Historique. 1983. P. 165-183.
27Gerson, 753: Nee oblivioni dandum est quod prosecutio unionis Graecorum nullomodi impediet illam quae est Latinorum, sed dabit magnam occasionem hominibus bonae voluntatis, ut citius veniant ad communem unionem.
28Папа Иоанн XXIII, имевший с точки зрения морали весьма мрачное прошлое к моменту своего понтификата, является одной из самых одиозных фигур в истории католической церкви. Его, в частности, подозревали в том, что он отравил своего предшественника. На Констанцском соборе в 1415 г. он был принужден к отречению от папской тиары.
29См.: Beckmann G. Op. cit. S. 35, 117. К сожалению, источники не донесли до нас суть этой программы.
30АСС. I, 234.
31См.: Barker J. Op. cit. 260.
32АСС. I, 391 -394. Из текста этого письма нельзя с полной уверенностью заключить, что контакт имел характер личной встречи.
33Римский собор открылся 1 апреля 1412 г., но был крайне непредставительным и остался почти незамеченным на Западе.
34АСС. I, 391: Modo sanctissimus in Christo pater rt dominus, dominus Johannes divina providentia papa XXIII, unicus, verum papa concilium generale promulgavit in proximo celebrandum et super promisso unionis negotio nos Sigisimundus rex longe ante providentes quosdam articulos de mente nostra formatos suae sanctitati destinaveramus, de quibus articulis et responsione papali superinde vestrae magnitudini potuit innotescere per Manuelem nuncium vestrum tunc ibi presentem et, ut in hiis vestrae notitiae uberius clareat certitudo, articulos ipsos cum responsive summi pontificis hie fecimus annotarL
...Et dummodo vestra fraternitas aviset nos superinde et quo tempore et in quo loco concilium generale rursum celebrari velletis et possent de partibus et ecclesiis de ritu et observancia Graecorum ad illud congregari et convenire, nos cum praefato sanctissimo patre domino Johanne unico et vero summo pontifice... efficiemus et ordinem dabimus, qualiter iterata vice celebrabitur cocilium generale...
35ACC. I, 234.
36Ibid. 393, Anm. № 2.
37АСС. I, 89-92. См. также: Beckmann G. Op. cit. S. 61-62; Brandmuller W. Das Konzil von Pavia-Siena. Munster, 1968. Bd. 1. S. 118.
38ACC. I, 394-399.
39См.: Beckmann G. Op. cit. S. 89.
40Mansi, XXVIII, 1.
41Ibid. XXVIII, 6.
42ACC. I, 399-401.
43Ibid. I, 401: Concilium profecto generale sollicitudinis nostre cura dirigente in Alamania in civiiate Constantiensi... providimus convocandum... in quo... speramus contra infidels paganos et praecipue Turcos remedia vobisque et praedictae civitati Constantinopolitanae de magnificis studiis providere. Arbitramur itaque conveniens et vobis utique expedire, ut ambaxiatores vestros ad dictum concilium pro rerum gerendarum votiva expeditione et expedientiori voto destinaretis.
44См.: AСС. I, 400, Anm. № 2; Brandmuller W. Op. cit. S. 126.
45См.: Beckmann G. Op. cit. S. 74.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

под ред. А.Н. Чистозвонова.
Социальная природа средневекового бюргерства 13-17 вв.

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Жорж Дюби.
Трехчастная модель, или Представления средневекового общества о себе самом

Мишель Пастуро.
Символическая история европейского средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X