Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
Майкл Ко.   Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Вторжение тольтеков и тольтекский город Чичен-Ица

Тот вакуум, который образовался после крушения древней цивилизации Центральной Мексики, был вскоре заполнен другим народом. Этим другим народом были тольтеки, говорящие на языке, входящим в группу языков науатль, чье северное происхождение доказывается их близким родством с другим народом – с не знавшими земледелия и находившимися на довольно низкой ступени развития чичимеками. В начале X в. они обосновались в местности, где был воздвигнут важнейший центр их культуры – город Тула, которым правил человек по имени Топильцин, претендовавший также на титул Кетцалькоатля, или Пернатого змея, – одного из культурных героев тольтекской мифологии. Огромное значение в жизни тольтекского общества имели военизированные группы, которым еще только предстояло сыграть весьма значительную роль в дальнейшей истории Мексики. Представители таких групп – орлы, ягуары и койоты, – предпочитали поклоняться богу войны Тецатлипоку («Дымящееся Зеркало»), а не миролюбивому Кетцалькоатлю. В соответствии с целым рядом псевдоисторических повествований, относящихся скорее к поэтическому творчеству, чем к реальным событиям, между Топильцином-Кетцалькоатлем и его приверженцами, с одной стороны, и военизированной кликой, с другой стороны, разгорелась борьба. Побежденный злой магией, которую использовал его противник, Кетцалькоатль был вынужден вместе со своими последователями покинуть Тулу, приблизительно в 987 году. По одной из версий, которая была широко известна в древней Мексике, он добрался до побережья Мексиканского залива, а оттуда отправился на плоту из змей в Тапаленн (Красную землю), для того чтобы однажды вернуться и принести освобождение своему народу.

Столица тольтеков, сокрушенная дальнейшими внутренними неурядицами и покинутая большинством своих обитателей, в период с 1156-го по 1168 г. была полностью разрушена захватчиками, но повсюду в Мексике сохранялась память о величии этого города, и в последующие времена в Мезоамерике вряд ли существовала хотя бы одна правящая династия, которая не возводила бы свой род прямиком к тольтекским правителям Тулы. Город, который, вне всякого сомнения, был административным центром империи, охватывающей всю Центральную Мексику, от Атлантического до Тихого океана, располагался на территории современного мексиканского штата Идальго. В течение ряда лет там ведутся археологические раскопки, поэтому уже известно очень много о том, как возникли и развивались искусство и архитектура тольтеков. Где бы ни появлялись тольтеки, они повсюду приносили с собой свой, не вызывающий особых симпатий, художественный стиль, основой которого является навязчивый мотив, связанный с фигурами тольтекских воинов в вычурных головных уборах, с изображением пикирующей птицы на передней стороне. Эти воины обычно показывались со стилизованными изображениями птицы или бабочки на груди. В одной руке они держали украшенный перьями «атлатл», а в другой – пучок коротких метательных копий. Левая рука воинов была защищена стеганой тканью, а спина – маленьким щитом. Рельефные фигуры ягуаров и койотов, так же как и изображения орлов, поедающих сердца, доминируют среди рисунков, покрывающих главные пирамиды тольтеков, и являются свидетельством того, насколько важную роль играли эти подобия рыцарских орденов в жизни воинственного народа.

В исторических хрониках майя доиспанских времен рассказывается о прибытии с запада человека, называющего себя Кукулканом. Это слово образовано от двух корней: «кукул» – «пернатый» или «покрытый перьями» и «кан» – «змей». Это событие по календарю майя произошло в К'атуне с коэффициентом 4 и именем Ахау, который закончился по нашему летоисчислению в 978 году. Кукулкан отвоевал Юкатан у его законных правителей и основал свою собственную столицу – Чичен-Ицу. К сожалению, как показал специалист по майя Ральф Ройс, рассказы об этом событии сильно перемешаны с историей другого пришлого народа, называемого ицы, который появился на полуострове во время следующего К'атуна 4 Ахау, в XIII в., и дал свое имя бывшему тольтекскому поселению Чичен. В любом случае майя, по всей видимости, окружали Кукулкана и его свиту религиозным почитанием, и он оставил о себе добрую память.

Епископ де Ланда писал по этому поводу: «Говорят, что он был добр, и что у него не было ни жены, ни детей, и что после его возвращения его почитали в Мексике как одного из богов и называли Кетцалькоатлем. На Юкатане его тоже почитали богом, поскольку он был справедливым правителем».

Содержащаяся в этих словах столь высокая положительная оценка, вне всякого сомнения, связана в основном с тем, что в позднейшие времена все правящие династии этого региона были мексиканского происхождения. Археологические материалы неоспоримо свидетельствуют о том, что этот, якобы миролюбивый, Топильцин-Кетцалькоатль и его тольтекские армии при захвате Юкатана проявили крайнюю жестокость и насилие. Фрески, обнаруженные во Дворце воинов в Чичен-Ице, так же как и рельефные изображения на золотых дисках, извлеченных из расположенного там же Колодца жертв, рассказывают о том, как разыгралась эта драма.

Историческое повествование в картинах начинается с прибытия тольтекских воинов по морю, вероятнее всего вдоль побережья залива Кампече, где они производят разведку в одном из прибрежных городков майя с белеными домиками. Затем последовало морское сражение, в котором майя, пытаясь противостоять боевым ладьям тольтеков, вышли в море на плотах и испытали горечь первого поражения. После этого место действия вновь переносится на сушу, где в большом сражении, развернувшемся в крупном поселении майя, они снова терпят поражение (изображение на фресках в Храме ягуаров). Финальным актом этой драмы является сцена человеческих жертвоприношений, в которой победители приносят в жертву сердца правителей побежденного народа. Над этой сценой изображен сам Кетцалькоатль – Пернатый змей, парящий в воздухе в ожидании кровавых приношений.

Когда в Юкатан вторглись тольтеки, там процветала культура этапа «пуук». После этого вторжения город Ушмаль и другие крупные поселения майя были, под давлением захватчиков, оставлены своими жителями. Чичен-Ица, древний город майя, который, судя по некоторым данным, до тольтекского вторжения назывался Уусил-Абналь (Семь кустов), при владычестве Топильцина-Кетцалькоатля становится главной столицей нового объединенного государства, своего рода напоминанием о Туле, которую им пришлось покинуть. В этом периоде возникли новые архитектурные черты и изобразительные мотивы, появившиеся в результате слияния черт тольтекского происхождения с чертами, присущими культуре майя «пуук». Например, для отделения комнат друг от друга во дворцах начали использоваться колонны, придающие ощущение большого пространства; у основания внешних стен и платформ начали появляться покатые скосы; были воздвигнуты и чисто тольтекские по стилю колоннады, в которых находились низкие каменные скамьи, покрытые резьбой, изображающей процессии тольтекских воинов и извивающихся пернатых змеев; стены были покрыты фресками. Старые маски с изображением длинноносого небесного змея были включены в состав декоративной отделки этих зданий. В Чичен-Ице, видимо, не только возник синтетический художественный стиль, но и произошла своеобразная гибридизация религии и социальной структуры общества. Представители воинских орденов Орла и Ягуара изображались бок о бок с персонажами, одетыми в традиционные костюмы майя, и весь небесный пантеон древней Мексики сосуществовал с поклонением богам майя. Старый уклад жизни прекратил свое существование, несомненно, значительная часть высшей знати майя и жрецов сумела найти свое место в новой структуре власти. В центре тольтекского Чичена находится самое важное в городе сооружение, так называемая Эль-Кастильо – высокая, квадратная в плане храмовая пирамида, которая, по сообщению епископа Ланды, была связана с культом Кукулкана. К вершине пирамиды ведут четыре крутые лестницы, а на самой вершине располагается храм, перекрытый ступенчатым сводом. Этот храм являет довольно любопытный образец слияния культурных традиций тольтеков и майя. Его внутренние помещения украшены масками, изображающими небесного бога, а дверные косяки – рельефами, изображающими военачальников армии захватчиков. Внутри Эль-Кастильо были обнаружены остатки другой, более древней постройки, тоже относящейся к синтетической тольтеко-майя культуре. Детали отделки этой второй пирамиды прекрасно сохранились. В одной из камер, находящихся в основании этой пирамиды, был обнаружен каменный трон в виде фигуры рычащего ягуара, окрашенный в красный цвет. Глаза и пятна на шкуре ягуара сделаны из нефрита, а клыки – из перламутра. Перед этим троном находилась одна из скульптур бога дождя («чак-моол»), изображающая сильно откинувшегося назад сидящего человека, держащего двумя руками поверх живота предмет, напоминающий по форме блюдо, на которое, возможно, клали сердца принесенных в жертву людей. Скульптуры «чак-моол» в Туле и Чичене распространены повсеместно. Они являются чисто тольтекским изобретением.

Недалеко от Эль-Кастильо находится Храм воинов, великолепное здание, расположенное на вершине ступенчатой платформы, окруженной колоннадой. Эта платформа построена по плану, очень похожему на тот, который использовался при строительстве пирамиды «В» в Туле. Но этот храм значительно больше, и великолепие его отделки заставляет предположить, что пришельцы здесь, на Юкатане, где они могли призвать себе на помощь искусных архитекторов и ремесленников майя, позволяли себе возводить гораздо более роскошные сооружения. Это здание возвышается на северо-западе города. Оно окружено со всех сторон большим количеством квадратных в плане колонн. Все четыре стороны каждой из таких колонн украшены изображениями знатных тольтекских воинов.

На вершине храмовой лестницы находится скульптура «чак-моол», каменные глаза которой устремлены на главную площадь города. По бокам от входа в сам храм располагаются изображения двух пернатых змеев, головы которых находятся у самой земли, а хвосты обращены к небу. За ними находится главное святилище храма, где расположен стол или алтарь, который поддерживается маленькими фигурками тольтекских воинов. Вся поверхность внутренних стен покрыта фресками, изображающими завоевание Юкатана тольтеками.

В 1926 г., когда реставрационные работы, проводившиеся в Храме воинов экспедицией, организованной Институтом Карнеги, уже подходили к концу, внутри этого храма были обнаружены остатки другой, более ранней постройки, получившей название Храм бога дождя. Внутри нее были найдены покрытые резьбой колонны, сохраняющие следы яркой краски, которой они некогда были расписаны. Еще больший интерес вызвала роспись на двух скамьях, обнаруженных в этом же храме. Роспись на одной из них представляет собой ряд изображений тольтекских правителей, восседающих на тронах в форме ягуара, наподобие того, который был найден внутри Эль-Кастильо. Другая украшена изображениями представителей знати майя, сидящих на табуретках, покрытых шкурами ягуаров, и держащих в руках скипетры, украшенные резьбой в виде головы карлика, – типичная для майя сцена. Возможно, что это – изображения представителей знати майя, переметнувшихся на сторону победителей.

Великолепная площадка для игры в мяч в тольтекском Чичене – крупнейшая и, вероятно, самая красивая во всей Мезоамерике. Две ее параллельные вертикальные стены имеют 81,5 метра в длину и 8,1 метра в высоту, расстояние между ними составляет примерно 60 метров. В каждом из концов игрового поля, напоминающего по форме латинскую букву «I», находится небольшой храм. Тот, который расположен с северной стороны, украшен барельефами со сценами из жизни тольтеков. То, что игра велась здесь в соответствии с центральномексиканскими традициями, доказывается установленными высоко на стенах двумя каменными кольцами. Из сообщений испанского хрониста нам известно, что у ацтеков команда, игроки который сумели протолкнуть мяч через одно из таких колец, не только выигрывала игру и причитающееся ей за это вознаграждение, но получала в виде награды также и одежду зрителей. Над восточной стеной площадки возвышается еще одно сооружение – Храм ягуаров, стены внутренних помещений которого украшены великолепными фресками со сценами сражений, которые вели тольтеки. Эти фрески нарисованы настолько подробно и убедительно, что создавший их художник, скорее всего, сам был очевидцем тольтекского вторжения.

Епископ де Ланда в своих работах о Чичене описывает «два небольших уступа из тесаного камня с четырьмя лестницами, сверху вымощенные, на которых, как говорят, разыгрывались представления и комедии для удовольствия публики». Эти уступы можно со всей определенностью отождествить с двумя «танцевальными платформами», фасады которых украшены резьбой, сюжеты которой прямиком заимствованы из Тулы – орлы и ягуары, поедающие человеческие сердца.

Вместе с тольтеками на Юкатан, по видимости, пришла также и традиция массовых человеческих жертвоприношений, поскольку недалеко от площадки для ритуальной игры в мяч находится длинная платформа, покрытая со всех сторон резными изображениями человеческих черепов, нанизанных на шесты. Имя, данное этому сооружению, – Цомпантли, является вполне соответствующим, поскольку в постклассические времена на территории Мексики такие платформы поддерживали огромные подставки, на которых выставлялись головы жертв. Каждый из шести барельефов, «украшающих» площадку для игры в мяч, изображает, как одному из участников игры отрубают голову, и очень вероятно, что ставкой в этой игре была жизнь и головы проигравших оказывались после игры на платформе Цомпантли. И наконец, следует упомянуть о таком, достаточно непривлекательном, архитектурном сооружении Чичена, как Караколь. Это здание расположено в районе города, выстроенном в чисто майяском архитектурном стиле, традиционном для этапа «пуук». По словам Эрика Томпсона, оно похоже на «двухъярусный свадебный торт, водруженный на коробку, в которой его принесли».

Караколь был, скорее всего, воздвигнут в начале периода тольтекского владычества. В архитектуре этого здания присутствует целый ряд черт, характерных для архитектуры стиля пуук, такие, например, как изображения масок небесного змея. Вероятно, Караколь являлся астрономической обсерваторией. Проходящая внутри башни спиральная лестница выводит в верхнее помещение, из которого можно было наблюдать во всех главных направлениях за Луной и Солнцем через квадратные отверстия в стенах. Но возможно, что это сооружение было связано с поклонением Кукулкану-Кетцалькоатлю, поскольку подобные круглые в плане сооружения были обычно связаны именно с культом этого бога.

Своей широкой известностью Чичен-Ица обязана не столько своим архитектурным достопримечательностям, сколько Священному сеноту, известному также под названием Колодец жертв. Дорога, ведущая к нему, начинается на главной площади и тянется на север. Длина ее составляет 270 метров. Из сообщений, оставленных епископом Ландой, нам известно следующее: «Раньше у них был, да и до сих пор сохранился обычай кидать в этот колодец живых людей, принося их в жертву своим богам во время засухи. И они верили, что эти люди не умирали, хотя никто и никогда больше их не видел. Они также кидали туда великое множество других вещей, таких, как драгоценные камни и предметы, которые ценились ими очень высоко». Из источников, относящихся ко времени, предшествующему испанскому завоеванию Мезоамерики, нам известно, что жертвами, которых бросали в колодец, были «индейские женщины, принадлежащие каждому из этих правителей», но самое широкое распространение и самую большую популярность получил вариант, согласно которому в колодец бросали молодых красивых девственниц, принося их в жертву богу дождя, который обитал в этом колодце, скрываясь под поверхностью мутной зеленоватой воды.

Ныне покойный доктор Хутон, который осмотрел в свое время почти пятьдесят скелетов, извлеченных из Колодца жертв, сообщил, что «все эксгумированные (или, точнее, извлеченные из воды) останки, по всей вероятности, принадлежат молодым женщинам, но по костным останкам нельзя с уверенностью утверждать, являлись ли они девственницами». Большое количество черепов, извлеченных из колодца, принадлежало взрослым мужчинам, многие принадлежали детям, и характер патологии показывает, что «троим из женщин, которые упали или были сброшены в колодец, еще до падения нанесли сильные удары в различные части головы… У одной из женщин был сломан нос!»

Ральф Ройс и А.М. Тоццер, известные специалисты по майя, подчеркивали, что самое большое количество жертв, сброшенных в этот колодец, относится к периоду, начавшемуся вскоре после падения власти тольтеков в Чичене и продолжавшемуся до времен испанского колониального владычества, и даже до еще более позднего времени. Из колодца была извлечена даже грубая резиновая кукла, одежда которой была сделана из искусственного волокна!

Но тем не менее многие из предметов, извлеченных из толстого слоя отложений, покрывающих дно колодца, были тольтекского происхождения. Среди этих предметов было и несколько великолепных нефритовых украшений и уже упоминавшиеся золотые диски, свидетельствующие о том, что к этому времени в области майя уже появился металл, хотя вполне возможно, что плавка металла и основная работа с ним проводились где-то в другом месте, а в этот регион завозились уже готовые изделия. К такому выводу можно прийти исходя из того, что большинство найденных в колодце медных колокольчиков имеют явно мексиканское происхождение. Высоко ценимые вещи, привезенные из столь отдаленных мест, как Панама, тоже бросались в колодец в качестве жертвоприношений богу дождя.

Следы тольтекского влияния прослеживаются в очень многих районах полуострова Юкатан. Характерным признаком тольтекской культуры являются глазурованные керамические изделия, называемые «пламбейтской керамикой», которая производилась методом обжига в печах, на территориях, тянущихся вдоль границы Гватемалы и Чьяпаса, недалеко от побережья Тихого океана. Судя по тому, что сосудам часто придавалась форма тольтекских воинов, те, кто изготовлял «пламбейтскую керамику», очень хотели угодить вкусам тольтеков, но большинство относящихся к ней изделий сделаны в виде грушевидных ваз, поставленных на полые ножки. По форме эти сосуды похожи на расписные сосуды с резным орнаментом, относящиеся, как и «пламбейтская керамика», ко временам тольтекского господства над Юкатаном.

Что же в конечном итоге произошло с тольтеками? Все источники указывают на то, что их величественная столица, город Чичен-Ица, была оставлена жителями в период К'атуна 6, Ахау, и с тех пор о тольтеках больше не было никаких известий. На авансцене истории появился другой народ, и культуре майя удалось просуществовать еще в течение некоторого времени.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ральф Уитлок.
Майя. Быт, религия, культура

Энн Кенделл.
Инки. Быт, религия, культура

Уорвик Брэй.
Ацтеки. Быт, религия, культура

В. И. Гуляев.
Древние цивилизации Америки

Джеффри Бушнелл.
Перу. От ранних охотников до империи инков
e-mail: historylib@yandex.ru
X