Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
Майкл Ко.   Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Центральная область майя. Культура «Тсакол»

Остатки культуры раннеклассического периода в центральной области майя погребены под сооружениями позднеклассического периода, и только совсем недавно было полностью осознано, каких высот сумела на этом этапе достичь цивилизация майя. Примером может служить культура «тсакол», которая существовала в Петене и окружающих его областях до календарной даты майя 9.8.0.0.0, что соответствует по нашему летоисчислению 600 г. н э.

К этому времени цивилизация майя достигла своего расцвета. Рядом с огромными площадями религиозно-культурных центров возвышались здания храмов и дворцов, покрытые слоем белого стука. На стелах и алтарях, украшенных фигурами людей и, возможно, богов, вырезались календарные даты. Полихромная керамика, великолепнейшие образцы которой помещались в погребения знати, была украшена многоцветными стилизованными изображениями людей, летящих попугаев и журавлей. Были широко распространены чаши с выступающим вдоль нижней части ободком. С этой керамикой соседствовали привозные сосуды. Цилиндрические вазы на плоских ножках, маленькие кувшины с носиком и «флореро» свидетельствуют о существовании в то время торговых связей с далеким Теотиуаканом.

Великолепная фресковая живопись майя, традиции которой восходят к стенным росписям Тикаля этапа «чиканель», во времена культуры «тсакол» достигла невероятно высокого уровня развития. Прекрасная настенная роспись храма В-ХIII в Вашактуне, которая, к сожалению, пострадала от рук местных вандалов, была выполнена в приглушенных красных, коричневых, желто-коричневых и черных тонах. Сюжет взят из реальной жизни: перед зданием дворца расположились на отдых три знатные дамы и двое мужчин, все, совершенно очевидно, майя. Фигура одного из мужчин нарисована черной краской. Вся эта группа занята беседой, запись которой, несомненно, представлена рядом с изображением людей колонками иероглифического текста. С одной из сторон фрески добавлено еще два горизонтальных ряда человеческих фигур, которые, насколько можно понять, стоят на двух уровнях ступенчатой платформы. При взгляде на эти фигуры складывается впечатление, что они являются несколько шаржированными изображениями конкретных людей. Некоторые из этих персонажей явно что-то оживленно обсуждают, другие держат в руках трещотки, или маракасы, – это, скорее всего, певцы. Рядом с ними нарисован маленький мальчик, отбивающий ритм на обтянутом кожей барабане.

Внутри храмов культуры «тсакол» в некоторых поселениях майя были обнаружены очень богатые погребения. Одной из самых впечатляющих является погребальная камера «расписной гробницы». Она представляет собой помещение длиной в 2,7 и шириной в 1,5 метра, со стенами покрытыми слоем белого стука. Гробница была вырублена в мягком камне основания одного из выходящих на главную площадь храмов Тикаля раннеклассического периода. В этой гробнице были обнаружены останки трех человек. Двое из них – подростки, принесенные в жертву, чтобы сопровождать в загробный мир знатного покойника, чье лишенное головы и кистей рук тело было, по-видимому, перевезено в Тикаль его сподвижниками после сражения. Белые стены гробницы покрыты иероглифами, четко прорисованными черной краской. Среди этих иероглифов присутствует и календарная дата «длинного счета» – 9.1.1.10.10, что соответствует 18 марта 457 г. н. э. Скорее всего, это дата смерти или погребения. В гробнице находились мано и митейт, а также сосуды, некогда наполненные пищей (в одном из них находились тушки птиц размером с голубя), что свидетельствует о том, что душа этого человека даже после смерти была окружена заботой. Вокруг умершего были помещены морские раковины и шипы морского ежа, привезенные с далекого морского побережья. Кроме керамических сосудов, в гробнице была найдена алебастровая чаша с пьедесталом, украшенная рядом иероглифов, выполненных методом затирки – резные изображения были заполнены красной киноварью.

Хотя и раньше считали, что развитие цивилизации центральной области в раннеклассическом периоде происходило под сильным влиянием культуры Теотиуакана или его аванпоста в области майя – Каминальгуйю, только в последнее время, благодаря проведенным в самом сердце Петена, в Тикале, раскопкам, было в полной мере осознано, насколько сильным было это влияние, особенно в начале V в. н. э.

Стела 31 из Тикаля, возведенная, по-видимому, в это же время, содержит в себе намек на природу этого влияния, и, возможно, сумев прочесть вырезанные на ней иероглифы, мы смогли бы узнать гораздо больше. Главная фигура рельефа – изображение персонажа майя, костюм которого настолько перегружен изобилием нефритовых украшений, что облик самого человека разглядеть сложно. На сгибе левой руки он несет голову бога, на головном уборе которого нарисован характерный для Тикаля «иероглиф эмблемы» (об этом будет подробнее рассказано в главе 7), На другой стороне стелы находится изображение стоящего воина, одежда и вооружение которого – прямоугольный щит и приспособление для метания копья, атлатл, – сразу выдают в нем чужеземца, выходца из Теотиуакана. На щите вырезано изображение теотиуаканского бога дождя – Тлалока. Являлся ли Тикаль, так же как и Каминальгуйю, протекторатом Теотиуакана? Или на службе у повелителя Тикаля находились наемники из Теотиуакана?

Жители Теотиуакана были торговцами, и несомненно, что захват контроля над торговлей майя в джунглях Петена полностью отвечал бы интересам касты «почтека» – касты купцов-воинов. Возможно, интересующим их товаром были сверкающие золотисто-зеленые хвостовые перья птицы кетцаль, которые предназначались для украшения пышных головных уборов правителей Теотиуакана. Вероятно, что они также пытались усилить в Петене влияние религии Теотиуакана, заменив бога майя Чака на их собственного бога дождя, о чем свидетельствует вырезанное на верхушке одной из стел Тикаля огромное изображение лица Тлалока, очень схожее с вырезанным на щите воина со стелы.

На покрытых слоем гипса и украшенных росписью сосудах, найденных в погребениях Тикаля, можно увидеть как Тлалоку с голубым лицом, так и бога весны мексиканского пантеона – Шипе Тотека, которого легко узнать по открытому рту и паре вертикальных линий на лице, которые спускаются от верхних век вниз, на щеки. Некоторые из этих сосудов являются образцами «тонкой оранжевой» керамики, которую изготовляли в горных областях Мексики, другие явно были привезены из района Тикьюсейт, лежащего на Тихоокеанском побережье Гватемалы, а другие, по своей форме и росписи, представляют собой нечто переходное между традиционной керамикой майя и Теотиуакана.

Между регионом Петена и долиной Мехико шла очень активная торговля. Черепки от типичных для культуры «тсакол» чаш, с выступом, идущим вокруг нижней части сосуда, были найдены в Теотиуакане, а зеленые обсидиановые ножи из Центральной Мексики помещались в гробницы знати Тикаля. Перечень товаров, которые проделывали огромный путь между двумя городами, этим не исчерпывался. Вероятно, среди них были ткани, перья птицы кетцаль, шкуры ягуара и предметы, сделанные из дерева, от которых к настоящему времени уже ничего не осталось.

К началу VI в. н. э. и даже раньше крупные поселения майя появились не только в Северном Петене, но и во многих других районах центральной области. Материальных свидетельств того, что эти города тоже находились под протекторатом Теотиуакана, не много, а в ряде случаев они и вовсе отсутствуют, и вполне можно допустить, что влияние Теотиуакана распространялось исключительно на области Тикаля и Вашактуна.

Сейчас сложно сказать, каким было политическое и культурное влияние Теотиуакана на майя, живущих на территории Петена, поскольку во второй половине VI в. н. э. центральную область потряс сильный кризис. Стелы больше не возводились, и есть все признаки того, что в этот период во многих регионах происходило целенаправленное разрушение монументальной архитектуры. Найти этому объяснение сложно – возможно, в это время происходили крупномасштабные междоусобные войны или социальные потрясения, хотя к концу раннеклассического периода ни один из культурных центров Петена не был оставлен населением.

Когда в первых десятилетиях VII в. дым сражений рассеялся, жизнь майя вошла в прежнее русло. Возможно, что к власти пришли новые правительства и возникли новые династии правителей. Но Теотиуакан больше не влиял на цивилизацию майя. В результате какого-то крупного события, о котором не сохранилось никаких записей, город был уничтожен, и империя, столицей которой он являлся, исчезла с лица земли. Это произошло в конце V в. до н. э. и, возможно, послужило причиной потрясений, произошедших с майя в последние десятилетия раннеклассического периода. Как бы то ни было, освобождение от иноземной экономической, а возможно, и политической власти позволило равнинной области майя достичь невероятного уровня развития в позднеклассический период.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Майкл Ко.
Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Ральф Уитлок.
Майя. Быт, религия, культура

В. И. Гуляев.
Древние цивилизации Америки

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы

Джон Мэнчип Уайт.
Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X