Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
Майкл Ко.   Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Культура «Эсперанса»

Окончание этапа «мирафлорес» ознаменовало упадок культуры в горной области майя. В этот период резко снизились масштабы строительных работ в крупнейших центрах. К концу протоклассического периода Каминальгуйю, который был не только крупнейшим религиозным центром майя, но и средоточием всей культурной и политической жизни южной области, уже фактически лежал в руинах.

В начале V в. н. э. горные области майя попали под господство Теотиуакана. Захватчики из этого города, расположенного в Центральной Мексике, завладели Каминальгуйю и на его месте соорудили для себя миниатюрную копию своей столицы. Пришельцы образовали высший класс, правивший покоренными народами. Но вскоре пришельцы попали под влияние местных вкусов и традиций и «майянизировались» до такой степени, что начали импортировать из центральной области керамику и другую утварь, которую клали в свои могилы. Таким образом, цивилизацию «эсперанса», которая появилась в Каминальгуйю в позднеклассическом периоде, можно считать своего рода гибридной.

В Каминальгуйю найдено несколько архитектурных комплексов, относящихся к культуре «эсперанса». Все они были построены по плану, совершенно нетипичному для архитектуры майя, и в основном представлены ступенчатыми пирамидами, в архитектуре которых присутствуют типичные для Теотиуакана элементы «талуд-таблеро» – архитектурного приема, при котором прямоугольная панель с врезками на боковой поверхности помещалась поверх скошенного уступа – талуда. В Каминальгуйю хороший строительный камень, в таком изобилии встречающийся в Мексике, отсутствовал. Поэтому архитекторы, которые, без сомнения, были родом из Теотиуакана, обходились обычной глиной, поверх которой накладывался слой штукатурки – стука, окрашенной в красный цвет. Вдоль каждого из ярусов храмовой платформы шла только одна лестница, а на вершине располагалось храмовое святилище с тростниковой или, что более типично для строительных традиций Теотиуакана, плоской балочной крышей.

Чужеземные правители этапа «эсперанса» сами выбирали, какая из храмовых платформ послужит местом их захоронения. Как и во времена этапа «мирафлорес», каждая из этих платформ сооружалась для того, чтобы разместить в ней гробницу правителя. Погребальная камера с перекрытием из бревен обычно сооружалась под пролетом идущей вдоль фасада лестницы. Пирамиды более поздних погребений сооружались поверх предыдущих. Знатных покойников хоронили в сидячем положении – тело помещалось на деревянные похоронные дроги. В загробный мир правитель обычно захватывал с собой не только богатые подношения – керамическую утварь и другие предметы, но также и принесенных в жертву людей. Количество жертв колебалось от одного до трех человек – обычно детей или подростков. Вокруг тела располагались богато украшенные погребальные сосуды, в которых находились запасы пищи для покойного и все необходимое для их приготовления – например, митейты и мано.

Некоторые из нефритовых украшений, в большом количестве найденных при раскопках захоронений этого периода, были недоделаны. Чаще всего встречаются бусины всех размеров, украшения для ушей, по форме напоминающие катушки, и подвески. Под одной из лестниц был найден кусок нефрита весом около 10 килограммов. Из этого камня были некогда выпилены кусочки в форме буквы «V». Это означает, что у правителей этапа «эсперанса» был доступ к какому-то крупному источнику этого материала, столь высоко ценимому в Мезоамерике.

Совсем немного черепков керамических сосудов, подобных тем, что находят в захоронениях, было обнаружено среди бытового мусора, скорее всего, эта посуда предназначалась исключительно для элиты слоев общества Каминальгуйю – его чужеземных властителей. Некоторые из этих сосудов были привезены из самого Теотиуакана. Чтобы доставить эти предметы в Каминальгуйю за 14–15 сотен километров, требовались огромные усилия. Скорее всего, их приносили в заплечных мешках, наподобие тех, которыми до сих пор пользуются индейские торговцы в горных областях майя.

Отличительной чертой цивилизации Теотиуакана являются ее керамическая утварь: цилиндрические сосуды с тремя широкими ножками и крышкой; маленькие кувшины с широким горлышком; «флореро», прозванные так за свое сходство с маленькими вазочками, и «тонкая оранжевая» посуда, которую изготовляли для Теотиукана мастера из лежащего на севере Пуэбло. Кроме этих изделий, найдены полихромные керамические чаши из Петена, с характерным для них выступающим пояском на нижней части.

Некоторые из этих трехногих сосудов были покрыты слоем гипса, поверх которого нанесена красочная роспись с изображениями правителей Теотиуакана, одетых в украшенные перьями костюмы, или сидящий людей, судя по всему – майя. Встречаются сосуды, на которых изображены боги майя и Теотиуакана, в том числе и столь популярная в доиспанской Мексике богиня Бабочка. На одном из сосудов из Петена полихромная роспись, выполненная в стиле Теотиуакана, изображает целую процессию фигур. У некоторых персонажей изо рта выходят завитки, символически означающие произносимые ими слова.

В захоронениях этого периода находят множество различных ценностей. Помпезные похоронные ритуалы проходили под звуки, издаваемые трубами из раковин и большими ударными инструментами, сделанными из панцирей черепах, в которые ударяли рогом оленя. На большой, покрытой изображениями курильнице, найденной в одном из погребений, можно увидеть фигуру сидящего человека, который бьет в двухцветный барабан с прорезями. Обряжая покойника в последний путь, помимо нефрита, использовали также жемчуг, изделия, вырезанные из слюды, и богатые ткани, которые давно рассыпались в прах. В некоторых могилах были обнаружены две лапы ягуара – зверя, который в горной области майя считался символом царской власти.

Предметами, которые ярче всего свидетельствуют о высоком уровне развития мастерства ремесленников, являются зеркала, сделанные из пластинок пирита. Пластинкам придавали форму многоугольника, а затем получившиеся кусочки плотно подгонялись друг к другу и закреплялись на основе – диске из аспидного сланца. Эти предметы сходны с привезенными в Каминальгуйю из Теотиуакана, но на задней стороне одного из них была найдена великолепная резьба, искусно выполненный узор в виде завитков. Его стиль характерен для цивилизации, которая в классическую эпоху существовала на территории современного мексиканского штата Веракрус, на побережье залива Кампече. Это свидетельствует о том, что правители этого периода могли позволить себе обзаводиться предметами роскоши, завозимыми из весьма отдаленных регионов.

Перечень достижений культуры «эсперанса» производит достаточно внушительное впечатление, достижения других культур этого времени в нем отсутствуют. С установлением владычества Теотиуакана развитие культуры майя в южной области, особенно в горной зоне, внезапно было прервано, и, если не считать предметов, завозимых из Петена, традиционные для раннеклассического периода майя способы изготовления предметов уступают место мексиканским. Надолго исчезают из употребления в южной области и календарные даты, записанные по системе «длинного счета», что, учитывая глубокие корни традиции их употребления, кажется странным. Исчезает и «культ» статуэток. Нет также никаких доказательств того, что во времена этапа «эсперанса» в Каминальгуйю воздвигались какие-либо каменные сооружения.

В связи со всем сказанным возникает вопрос: кем были эти самозваные пришельцы – торговцами или воинами? Они могли быть и теми и другими. Во времена ацтеков в Центральной Мексике существовала особая каста вооруженных купцов, называемых «почтека», которые совершали путешествия в отдаленные страны в поисках редких изделий и сырья, которых не было в их краях. Все эти товары предназначались для правителя. Поскольку в пантеоне Теотиуакана существовал особый бог-покровитель касты «почтека», мы можем с уверенностью утверждать, что эта каста существовала уже в раннеклассическом периоде.

Таким образом, Каминальгуйю был, скорее всего, юго-восточным аванпостом путешествовавших на огромные расстояния торговцев из Теотиуакана, который был воздвигнут ради эксплуатации богатств майя на благо правителей Теотиуакана. Как вскоре будет показано, следы влияния этой чужеземной группы можно отыскать по всему Петену и еще дальше на севере, на территории полуострова Юкатан.

Что же касается покоренных майя горных областей Гватемалы, то они, очевидно, продолжали жить так, как жили раньше, с той разницей, что дань теперь платилась пришельцам из Мексики, а не местным правителям. Земледельцы по-прежнему возделывали свои участки, в городах продолжали возводить архитектурные сооружения. Возможно также, что майя не разрешалось принимать участие в церемониях, проводимых в Каминальгуйю, кроме одной. Центром ее проведения было озеро Аматитлан, расположенное недалеко от столицы культуры «эсперанса». По всей видимости, горячие ключи, расположенные вдоль южного побережья озера, привлекали ежегодно толпы людей, приходящих для поклонения богам воды и огня.

Аквалангистам удалось поднять с покрытого горячей грязью дна озера сотни почерневших сосудов, начиная от курильниц необычной формы до обыкновенных горшков и сковородок, – все эти предметы кидались в бурлящую воду ревностными богомольцами.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джеффри Бушнелл.
Перу. От ранних охотников до империи инков

Майкл Ко.
Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Уорвик Брэй.
Ацтеки. Быт, религия, культура

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы

Энн Кенделл.
Инки. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X