Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Мариан Белицкий.   Шумеры. Забытый мир

Послесловие

Книга польского журналиста Мариана Белицкого посвящена древнейшей (наряду с египетской) мировой цивилизации — цивилизации шумеров. Она охватывает очень широкий круг вопросов и даёт достаточно полное представление о древнем шумерском обществе. От проницательного взгляда автора не ускользнул ни один важный аспект этой проблемы.

Много внимания уделено истории изучения самих шумеров и их культуры. Читатель встретит здесь рассказ об открытии одной из самых древних систем письменности на земле, которая возникла ещё в IV тысячелетии до нашей эры. Он также познакомится с различными точками зрения на проблему происхождения загадочного народа шумеров. Эта проблема и в настоящий момент далека от своего окончательного решения. Очень образно и ярко обрисована здесь политическая история Шумера. Наиболее значительный раздел книги посвящён богам и религиозным представлениям шумеров. И это не случайно. Автор совершенно правильно уловил основу мировоззрения древних, согласно которому именно боги управляют миром. Этот аспект даёт ключ к более глубокому постижению всех остальных сторон жизни Шумера. Много внимания в книге уделяется бытовой повседневной жизни шумеров. Следует отметить, что тематика повседневного быта этого давно исчезнувшего народа, за редким исключением, не получила должной разработки в книгах других авторов. Белицкий заполнил эту лакуну. Отдельный раздел детально освещает юридическую сторону жизни шумерского общества.

Автор этой книги не является ни профессиональным историком, ни археологом. И тем не менее Белицкий блестяще владеет материалом и досконально знает проблему. По этой причине книга, представленная на суд читателей, написана живым и доступным языком, и в то же время содержит в себе значительную научную ценность. К этому добавим, что сам автор крайне заинтересован тематикой того, о чём он повествует. Именно увлечённость Белицкого делает его произведение особенно интересным.

Несмотря на то что Белицкий не является профессиональным учёным и представителем фундаментальной науки, многие его выводы, как уже было сказано, имеют научную ценность. Можно согласиться с мнением автора, согласно которому нет ничего удивительного в том, что не археологи, а именно лингвисты доказали факт существования народа шумеров. Так как сделать это можно было только, расшифровав клинописные знаки и тем самым оживить язык, вышедший из употребления более трёх тысяч лет назад. На основе данных археологии, имеющей дело только с вещественными памятниками, очень трудно судить о том, к какому народу принадлежали оставившие их люди. Лингвисты же сделали так, что клинописные тексты на глиняных табличках стали не только вещественными историческими памятниками, но и письменными источниками, спустя тысячелетия открывшими современному человечеству интереснейший и удивительный, но долго пребывавший в забвении мир шумеров. Именно на основе содержащихся в клинописных табличках сведений можно более определённо говорить об этнической принадлежности тех, кто оставил после себя эти археологические памятники, и даже судить о том, кем и как осознавали себя сами эти люди.

В то же время археологии справедливо уделено много внимания. Не будь этой науки, клинописные таблички никогда бы не были найдены. Не говоря уже об огромном вещественном материале, который часто даёт учёным не меньше, а иногда даже больше информации, чем написанное слово.

Автор подробно останавливается на проблеме происхождения шумеров и появления их в Южной Месопотамии. В настоящий момент эта проблема не только не приблизилась к своему решению, но в свете новых данных стала ещё больше запутанной. Почти все исследователи, занимающиеся этой темой, придерживаются мнения, что шумеры народ пришлый. Они появляются в Месопотамии в эпоху Эль Обейд, восприняв при этом многое из культурных достижений местного дошумерского населения. По словам Белицкого, шумеры покорили местное население, но не изгнали его. Сначала они овладели городом Эреду, а позднее стали считать его колыбелью своей государственности.

Подобное объяснение выглядит несколько однолинейным. Совершенно очевидно, что те шумеры, которые только что появились в бассейнах рек Тигр и Евфрат, и те, которые через некоторое время, впитав в себя предшествующие и возможно разнородные этнические компоненты, создали свою государственность в виде городов государств и качественно новую культуру, несомненно, представляют собой уже два разных народа. Шумеры периода нашествия кутиев и шумеры аморейских времён также не могут быть одним и тем же народом уже по причине воздействия иноэтничных компонентов. Пришлые группы несли свои культурные черты и воспринимали шумерские. Кроме того, все соседние народы, на которых завоевания и перемещения больших и разноплеменных групп людей не могли не оказать определённое воздействие, в той или иной степени включались в этот процесс. Всё это вело к изменениям в самых различных сторонах жизни общества, а также в этническом самосознании его представителей. Для такой отдалённой эпохи вопрос об этнической принадлежности каких–либо групп людей можно ставить лишь со значительной долей условности.

Шумерский язык также ставит исследователей в тупик. Ни среди древних, ни среди ныне функционирующих языков так и не удалось найти такой, который имел хотя бы отдалённое родство с шумерским. Многие лингвисты относят его к гипотетически выделенной каспийской языковой семье.

Существенная заслуга автора книги состоит в широкомасштабном привлечении данных письменных источников того периода — эпических сказаний, культовых песнопений и исторических хроник. Особенность этих текстов заключается в их мифологическом характере. Почти все шумерские литературные памятники, если это конечно не увековеченная на глиняной табличке долговая расписка или протокол судебного заседания, одновременно являются мифологическими. Мифология ещё не была отделена от литературы. Это обстоятельство несколько затрудняет процесс анализа такого рода источников. Мифологические и литературные тексты вообще представляют сложность для исторической интерпретации. Историческая действительность отображается в них в причудливо преломлённом свете; изображение её подчинено законам жанра, да и оно не является целью создателей произведения. Здесь нам хотелось бы предостеречь читателя от весьма распространённой ошибки — слишком буквального понимания переводов текстов. И дело не только в исключительной сложности и недостаточной изученности шумерского языка. Перевод с любого языка, а в особенности с древних, редко бывает адекватен оригиналу; при художественном, поэтическом переводе часто приходится передавать лишь смысл, заменять образы и т.д. Часто слово в переводе несёт иную эмоциональную нагрузку, вызывает иные ассоциации, чем в оригинале.

Мариана Белицкого также можно упрекнуть в несовершенстве и наивности методов анализа источников, например, в слишком буквальном понимании описываемых в сказаниях событий, но судить его за это строго было бы несправедливо. Действительно, в эпосе хронологическое время живёт по своим, не согласующимся с реальной ситуацией законам. Подвиги одного героя или исторического лица вполне могут быть приписаны другому. По этой причине невозможно, например, с достоверностью определить, были ли Гильгамеш и его соперник Ака современниками или жили в разные эпохи, и существовали ли она вообще на самом деле или нет. Но при этом следует учитывать, что сам автор не делает никаких категоричных утверждений, а только замечает, что «за персонажем легенды стоит реальный прототип». С этим трудно не согласиться. Основная задача Белицкого состояла не во в введении в научный оборот нового знания, а в изложении различных точек зрения и выводов других исследователей в популярной форме.

В разделе, посвящённом религии шумеров, много внимания уделяется различным формам культа плодородия. В условиях засушливого климата и при значительной численности и плотности населения в шумерских городах–государствах жизнь земледельческого народа в первую очередь зависела от количества и качества урожая.

Главным залогом богатого урожая являлся обряд священного брака божеств. Смысл заключался в стремлении сделать землю плодородной и имел магическое значение. В своё время английский этнолог и историк религии Джеймс Джордж Фрэзер выдвинул теорию симпатической магии, из которой следует, что первобытный человек верил, что, прибегая к магическим манипуляциям, он сможет повлиять на ход последующих событий. Например, чтобы охота была удачной, нужно перед этим вонзить копьё в изображение зверя, на которого затем будут охотиться на деле.

Здесь действует тот же механизм, только в более сложном варианте. Брак божеств символизирует всемирное животворящее начало, благодаря которому по всей земле начнётся цветение, произрастание, размножение всего живого, в том числе будет богатый урожай на полях. Именно это обстоятельство заключает в себе ответ на вопрос, почему лирические любовные песнопения получили широкое распространение именно в религиозной сфере, которая, по мнению автора, мало подходит для этого, поскольку тесно связана с моральными и нравственными устоями.

В книге очень удачно рассматривается идея союза божеств и связанные с ней ритуалы на основе песнопений о священном браке Инаны — богини плодородия и покровительницы города Ура и божественного пастуха Думузи, выступающего в качестве умирающего и воскресающего божества, что символизирует смену времён года.

Благодаря подробному рассмотрению повседневной жизни и самых разных сторон бытовой культуры шумеров, они предстают перед нами как реальные живые люди с их повседневными проблемами, а не как застывшие образы отдалённых эпох. Мариан Белицкий делает всё возможное для того, чтобы современный читатель мог наглядно представить себе жизнь людей, городов и всего шумерского общества в целом. Особенно наглядно этот аспект отражают выцарапанные на глиняных табличках протоколы судебных заседаний. Эти документы представляют собой уникальный источник, глубоко раскрывающий систему ценностей, желания, чаяния и пороки этого общества, а, кроме того, свидетельствует о распространении грамотности среди широких слоёв населения.

Книга не свободна от ряда, к счастью совершенно незначительных, упущений. Например, полезно было бы подробнее осветить взаимоотношения Шумера с Эламом — соседним очень древним и интересным государством, о котором, к сожалению, написано достаточно немного.

Рассматривая конфликт между Уруком и Араттой, описанный в сказании об Энмеркаре, Белицкий обращает своё внимание на то, как бог Ишкур приносит правителю Аратты семена дикой пшеницы. На основе этого автор делает вывод, что жители Аратты не знали земледелия, тогда как шумеры были превосходными земледельцами. Это объяснение представляется несколько натянутым. Этот момент можно объяснить иначе. Вероятно, в образе бога Ишкура в данном случае проступают более архаичные черты мифологического культурного героя, одна из функций которого состоит в дарении людям необходимых знаний и предметов, в данном случае умения выращивать пшеницу.

В целом же книга наверняка произведёт на читателя благоприятное впечатление. Большая заслуга работы видится в объективном подходе автора к проблеме изучения культур и народов древности. Во многих работах популярного характера основное внимание уделяется ярким сенсационным открытиям. В них рассматривается лишь фасад исторического знания, а черновая сторона получения этого знания остаётся за его пределами и оказывается неосвещённой. К книге Белицкого это не относится.

Подавляющее большинство читателей никогда не прочтёт фундаментальные научные монографии, как о древнем Шумере, так и на любую другую тематику. Они предназначены для других целей, и читать их неспециалисту будет неинтересно, да и не нужно. Если такая книга попадёт в руки школьнику, только начинающему интересоваться историей или археологией, то этот интерес может угаснуть, так и не развившись. Тогда как после прочтения книги Белицкого такая опасность не возникает. Такого рода литература необходима для начинающего историка, который, вполне возможно, с её подачи станет в будущем крупным учёным. Современному человеку, безусловно, необходимо иметь общее представление о народах и культурах древности. Следовательно, появляется необходимость в книгах, написанных лёгким доступным языком. Данный труд представляет собой удачный пример такой книги. Отличный литературный стиль журналиста сочетается в ней с добротностью подачи информации. Профессиональный учёный далеко не всегда захочет, да и не всегда сумеет, если всё–таки захочет, справиться с подобной задачей.

По этой причине повторный выход в свет этой книги является весьма полезным и актуальным. Труд М. Белицкого написан почти тридцать лет назад. Естественно, что за это время в области шумерологии накоплено значительное количество нового материала. Например, продвинулось далеко вперёд изучение демографических процессов, происходивших в шумерском обществе. Установлено, что в конце III тысячелетия до нашей эры в Южной Месопотамии население увеличилось в десять раз. Перенаселение привело к появлению шумерских колоний на территории современной Сирии и Юго–Восточного Ирана. Появились и новые загадки. Во время раскопок в городе Урук была найдена огромная скульптура льва, на плече которого была выгравирована надпись, прославляющая Гудеа — правителя города Лагаш. Остаётся невыясненным, каким образом этот лев оказался в Уруке?

Однако, несмотря на то что шумерология не стоит на месте, а также на «солидный возраст» произведения польского журналиста, настоящая книга вовсе не утратила своей познавательной и научной ценности.

Во вступительной части своей книги М. Белицкий отметил, что его цель состояла не в написании сугубо научного исследовательского труда, а в том, чтобы как можно ближе познакомить массового читателя с забытым миром талантливого древнего народа шумеров, которому современное человечество, через посредничество античного мира, обязано многими своими достижениями. Прочитав книгу, невозможно не заметить, что её автор замечательно справился с поставленной задачей.

Д. Воробьёв

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Пьер Монте.
Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

Уильям Куликан.
Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов

О. Р. Гарни.
Хетты. Разрушители Вавилона

Джон Грей.
Ханаанцы. На земле чудес ветхозаветных
e-mail: historylib@yandex.ru
X