Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Мариан Белицкий.   Шумеры. Забытый мир

Бедняки и богачи

Итак, земледельцы, работники, выполнявшие всевозможные поручения храмовой и дворцовой администрации, ремесленники, солдаты, купцы составляли основные группы шумерского общества. Внутри каждой из этих групп также имела место весьма существенная дифференциация. На общем фоне благоденствия, о котором рассказывают надписи тех или иных правителей Шумера, слышны отзвуки человеческого горя: стоны вдов, плач сирот, жалобы на несправедливости. Участь бедняка ничем не напоминала жизнь богатого человека. Возможностей же лишиться состояния и даже свободы было больше чем достаточно. То, что не забрали враги, напавшие на город, нередко переходило в собственность правителей, нуждавшихся в средствах для ведения завоевательных войн. «Можешь иметь господина, можешь иметь царя, но больше всего бойся сборщика налогов», — говорили шумеры. Бывали периоды, когда произвол сборщиков налогов доводил шумерское население до полного обнищания. Реформы Уруинимгины имели целью защитить граждан от алчности храмовых и дворцовых чиновников. Разделение на бедняков и богачей существовало и постоянно давало о себе знать; свидетельством этого являются многочисленные пословицы, в которых о бедняках говорится с искренней симпатией. По–видимому, и в то время люди понимали, что «богатство далеко — нужда близко». Что же, судя по пословицам и поговоркам, думали шумеры о бедняках и богачах?

«Бедняк всегда должен думать о том, где он добудет еду».

«Бедняк, который не умеет выращивать ячмень, не сможет вырастить пшеницу».

«Бедняку нигде не рады».

В одной из пословиц содержится намёк на то, что шумерские отцы не были чересчур снисходительны к своим сыновьям и считали побои вполне подходящим методом воспитания. Однако

Бедняк никогда не бьёт своего сына — он относится к нему как к драгоценности.

Причины этого кроются в условиях жизни: бедняки ждали помощи от своих детей.

В поисках работы и хлеба бедняки нередко меняли место жительства, на что указывает следующее изречение:

Скитания полезны в бедности: бывалый человек, странствуя, живёт лучше, чем тот, кто ведёт оседлую жизнь.

Шумеры говорили: «Бедняк съедает своё серебро», т. е. растрачивает то, что следовало бы беречь.

А сколько грустной иронии вложил автор шумерского изречения в такие слова:

Бедняку лучше умереть, чем жить! Если у него есть хлеб, то нет соли; если есть соль, то нет хлеба; если есть мясо, то нет ягнёнка; если есть ягнёнок, то нет мяса.

Очевидно, бедняки Шумера были покорны и смиренны. «Бедняки — самые тихие люди в стране», — говорили шумеры. Однако сохранилась поговорка, которая свидетельствует о другом:

«Не все семьи бедняков одинаково покорны!»

Не делая слишком далеко идущих выводов, мы всё же должны отметить, что в периоды, когда число бедняков в стране возрастало, когда алчность храмов и царских дворцов брала верх над чувством меры и рассудком, как это было, например, в Лагаше при преемниках Энтемены, недовольство в стране, несомненно, выражалось не только в жалобах и плаче вдов и сирот.

О том, что материальные блага в шумерском обществе распределялись неравномерно, свидетельствует литературный диспут, в котором в качестве спорящих сторон выступают медь и серебро. Вот что говорит медь:

Серебро, твоё место только во дворце.
Это место, для которого ты создано.
Не будь дворца, ты не имело бы пристанища для себя лишилось бы места, в котором ты можешь жить…
В обычном доме ты скрываешься по тёмным углам,
в его могилах, в местах ухода [из этого мира].
Во время наводнений ты не приходишь на помощь людям подобно широкому медному заступу, которым отбрасывают глыбы, —
Вот почему никто не обращает на тебя внимания.
Когда наступает время сева, ты не приходишь на помощь
людям, подобно медному лемеху, —
Вот почему никто не обращает на тебя внимания.
Когда наступает зима, ты не приходишь на помощь людям подобно рубящему дерево медному топору, —
Вот почему никто не обращает на тебя внимания.
Когда наступает время жатвы, ты не приходишь на помощь людям, подобно жнущим хлеба медным серпам, —
Вот почему никто не обращает на тебя внимания…
Серебро, если бы не было дворцов,
Тебе негде было бы находиться, негде жить; Одна лишь могила, «место ухода»,
была бы твоим пристанищем…
Подобно богу, ты не прикоснёшься
ни к какой полезной работе.
Как же смеешь ты нападать на меня, словно волк?!
Ступай в его [дворцовые] тёмные сундуки, укладывайся в свои гробницы!

Слова меди комментирует автор диалога:

Язвительные слова, которые могущественная медь бросила ему,
сделали так, что серебро почувствовало себя несчастным;
позорящие, горькие, язвительные слова были грозными и колкими, словно вода из солёного источника…

Из дальнейшего, сильно повреждённого текста трудно понять точный смысл ответной реплики серебра, которая была, по словам автора, «резкой». Но и без заключительного отрывка диспут серебра и меди содержит огромный познавательный материал. Каким бы ни был ответ серебра, филиппика меди является одновременно восхвалением тех предметов, которые могут быть полезны людям, помогают им в повседневном труде (а не только блестят и служат украшениями).

А вот сентенция, нравственный смысл которой сводится к тому, что умножающий своё достояние умножает свои заботы:

Тот, у кого много серебра, может быть и счастлив, тот, у кого много ячменя, может быть и счастлив, но, тот, у кого нет совсем ничего, спит спокойно.

И всё же именно богатство, а не личные качества обеспечивают человеку силу и вес в обществе.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 1

Уильям Куликан.
Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов

Пьер Монтэ.
Египет Рамсесов: повседневная жизнь египтян во времена великих фараонов

Леонард Вулли.
Ур халдеев

Владимир Миронов.
Древние цивилизации
e-mail: historylib@yandex.ru
X