Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Loading...
Мариан Белицкий.   Шумеры. Забытый мир

Народ искусных мастеров

Древнейшие таблички с пиктографическими письменами, обнаруженные в самых глубоких слоях Урука, по–видимому, не содержат никаких сведений о ремесленном производстве и ремесленниках. Лишь в одной из табличек, относящихся к этому периоду, есть упоминание о плотниках. В эпоху Урука — Джемдет–Насра часто упоминаются плотники и кузнецы. Появившийся в это время термин «симуг галь» — «большой кузнец» говорит о том, что в среде ремесленников уже существовала какая–то организация. Найденные в Уре таблички первой половины III тысячелетия свидетельствуют о дальнейшем развитии кузнечного и камнетёсного дела. Впрочем, о развитии ремесленного производства в Шумере гораздо ярче, чем письменные документы, рассказывают сами изделия шумерских мастеров. Бурный расцвет цивилизации, явившийся результатом роста ремесленного производства, требовал совершенствования и дифференциации ремёсел. Рядом с плотниками и столярами, кузнецами и каменщиками, камнетёсами и судостроителями, рядом со специалистами по выпечке хлеба и варке пива, мясниками и пр. появляются представители более узких профессий — гравёры и резчики по камню или металлу, гончары, с большим искусством изготовлявшие всевозможные сосуды, плетельщики корзин, ткачи и многие другие.

Для того чтобы накормить многочисленный храмовой персонал — служителей культа и управленческий аппарат, при храмах строились пекарни, винокурни, кухни, где готовили для богов, жрецов, чиновников и многочисленной свиты энси (так же выглядело хозяйство дворца после его отделения от храма). Всему вёлся учёт. Всё, что выдавалось со складов и зернохранилищ, регистрировалось, с такой же скрупулёзной точностью, как и поступление готовых продуктов. Предусматривалось даже количество отходов.


Каменная ваза из Хафаджи

Ремесленники были либо «людьми храма», либо «людьми царя», т. е. принадлежали одному из этих центров хозяйственной жизни. Кроме вознаграждения, получаемого ими за труд от храма или царя, им в некоторых случаях выдавался участок земли, который они либо обрабатывали сами, либо нанимали работников, либо пользовались трудом рабов. За землю платили арендную плату или соответствующий налог. Шумерские ремесленники имели и собственные мастерские, в которых выполнялись заказы храма, царя или частных лиц. Кроме того, они объединялись в цехи, старейшины которых следили за справедливым распределением заказов, контролировали качество изделий, отвечали перед храмом или правителем за полученное со складов сырьё и за своевременную доставку готовой продукции.

В эпоху правления третьей династии Ура царские мастерские представляли собой крупные промышленные предприятия. Благодаря обилию археологического материала — при раскопках обнаружены целые архивы табличек с разного рода хозяйственными отчётами — мы имеем полное представление о том, что и как в то время производилось.

В царствование Ибби–Суэна (11–13–й годы правления этого царя) при дворце существовало не менее восьми больших мастерских. Их возглавлял некий Арад–Наннар, чья подпись фигурирует на всех документах, касающихся продукции этих предприятий. Готовые изделия отправлялись на склады, которыми заведовал человек по имени Ахувакар. Этот чиновник расписывался в получении статуй, украшений и бижутерии, орудий труда, оружия, музыкальных инструментов, мебели, изделий из дерева, камня и металла (в том числе медных зеркал), кожи и кожаной галантереи, тканей, одежды и пр.

Восемь крупных производственных мастерских — камнерезная, золотильная, ювелирная, столярно–плотничья, кузнечно–металлическая, кожевенная, ткацкая, судостроительная — составляли лишь часть производственной «базы» государства. Наряду с ними существовало множество мелких и крупных мастерских, являвшихся собственностью царя, храмов и частных лиц. Одним из таких известных в своё время предпринимателей был некий Дада, у которого работали суконщики, ткачи, судостроители. Свои товары Дада вывозил, например, в Элам (Сузы). В документах Дады упоминается его жена Аллашарум, которая, так же как её супруг, владела крупными предприятиями. Деятельность Дады, по–видимому, одобрялась правителями, иначе он не получил бы в дар от Шу–Суэна и Ибби–Суэна два фруктовых сада. Собственную мастерскую имел также сын царя.

Как была организована работа в этих мастерских, мы не знаем. Известно только, что производственный процесс систематически контролировался. Проверки проводились по нескольку раз в месяц; при этом выяснялись и заносились в рапорт имена лиц, отсутствовавших на работе. В случае необходимости, например если мастерская не успевала выполнить заказ в срок, на основании отчёта надзирателя на производство направлялись дополнительные работники.

Как мы уже знаем, весьма важным местным сырьём в Шумере был тростник. Плетёные изделия из тростника (в некоторых районах из лозы) пользовались большим спросом. Хлеб, муку, зерно и даже документы хранили в специальных плетёных корзинах. Из тростника изготовляли циновки, в которые заворачивали покойников. Тростниковыми циновками украшали стены жилищ, ими выстилали пол, из них делали паруса и ограждения, ими укрепляли плотины и берега каналов. В древнейшие времена шумеры плавали на небольших рыбачьих лодках из тростника.

Производство различных предметов из тростника было развито повсеместно, но главным их поставщиком, по крайней мере в эпоху третьей династии Ура, считался город Умма, откуда плетёные изделия вывозились в Ниппур, Урук и за пределы Месопотамии.

В экономической жизни Шумера большое значение имело судостроение. Густая сеть ирригационных каналов представляла собой чрезвычайно удобное средство сообщения между отдельными городами. Поэтому в Шумере строилось большое количество судов всевозможного тоннажа, предназначавшихся для самых различных целей. О строителях судов говорится в хозяйственных табличках едва ли не всех городов Шумера.


Глиняный горшок из Хафаджи

В нашем распоряжении имеется документ из архива города Умма, в котором перечисляются материалы, необходимые для строительства судов. Наиболее распространёнными в Шумере были суда водоизмещением 10, 30, 60 и 120 кур (1/4, 33/47 –?– и 15 т). Верфи получали не только строительный материал, но и заготовки: мачты, вёсла, рули, доски, паруса из тростниковых циновок и пр., изготовленные в соответствующих мастерских. Некоторые части судов поставляли садовники. Известно, например, что верфь в Умме получила от двух садовников около 12 тыс. различных частей корабля.

Ткачество стало развиваться в Шумере лишь во второй половине III тысячелетия. Документы более раннего времени говорят главным образом о прядении шерсти, из которой изготовлялась весьма скромная одежда. В храмах испокон веков прядением шерсти занимались женщины, по–видимому и рабыни. В ткацких мастерских основную рабочую силу также составляли женщины; для мужчины профессия ткача считалась непрестижной. В конце III тысячелетия уже существовали ткачи различной квалификации. Дело в том, что к этому времени одежда, некогда простая и скромная, зачастую представлявшая собой несложное прикрытие из травы, листьев или тростника, становится всё более замысловатой. В связи с этим существенно возрастает расход шерстяных и льняных тканей, и ткацкое производство расширяется. Так, в ткацких мастерских храма бога Энки в Эреду трудились 593 ткачихи, не считая подсобных работников. В Лагаше, как явствует из отчётов надсмотрщика, имелись четыре группы ткачих, в которых работало 816 женщин (общее число подобных групп неизвестно). Из отчётов о выдачах продовольствия ткачихам мы знаем, что на восьмом году царствования Ибби–Суэна, в месяце шуеша, ткачихами было получено 268 кур 120 сила фиников. Если считать, что месячный рацион одной ткачихи составляет 25 сила фиников (максимум для лиц данной профессии), то в царских мастерских трудилось больше 3000 женщин. О том, насколько значительное число работников было занято в ткацком производстве, говорит ещё одна цифра, фигурирующая на табличке из архива города Пузриш–Дагана, — 92 туши коров и волов были выданы для питания ткачихам. Из овечьей и козьей шерсти, а также из льна вырабатывались различные виды тканей: грубые сукна, тонкие шерстяные ткани, лёгкие материи. Эти ткани подвергались дальнейшей обработке и лишь после этого поступали на склады.

Для нужд строительства, которое велось в Шумере с большим размахом, требовалось большое количество кирпича. Когда спрос на строительный материал особенно возрастал, на помощь мастерам на кирпичных предприятиях приглашались наёмные работники, которым платили 7 сила (2,8 л) зерна за рабочий день. Любопытная деталь: счёт кирпичам вёлся не на штуки, а по объёму сложенных груд. Это свидетельствует о математических познаниях шумеров.

В кожевенных мастерских обрабатывалась кожа, изготовлялись обувь (сандалии), стулья, обивка для повозок, упряжь, мешки. В кузницах и мастерских выделывали помимо оружия и орудий труда всевозможную посуду из меди и латуни, кровати и стулья, а также различные украшения и предметы роскоши. Бижутерия и украшения из меди, серебра и золота являлись основной продукцией ювелирных мастерских. В камнетёсных мастерских трудились искусные мастера–художники: скульпторы, камнерезы, гранильщики.

Чем обширнее царский двор, чем большее число «людей дворца» кормилось за счёт правителя, тем многочисленнее должны были быть кухни, пекарни, пивоварни и пр. В царских кухнях, на бойнях, в коптильнях и «домах помола» трудилось множество людей. В годы правления Шульги в одном только Лагаше царю принадлежало три таких «дома». В самом большом из них, находившемся в Сагдане, работало 325 человек. Тяжёл был труд мукомолов: огромными ручными жерновами они размалывали ячмень, пшеницу и эммер, получая различные сорта муки, из которой выпекались разнообразнейшие изделия. Несмотря на то что в конце III тысячелетия население Шумера в основном выпекало хлеб дома, спрос на хлебные изделия пекарен не уменьшался. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что одна только пекарня в Лагаше потребляла ежемесячно 100 т муки. Столь же обильной была продукция пивоварен. Об одной из них, находившейся в Лагаше, известно, что в течение двух месяцев там было переработано 1500 кур (300 т) зерна. Нетрудно представить себе, какими многолюдными были дворы шумерских правителей. При царском дворе жили и парикмахеры, и музыканты, и певцы (то же следует сказать о храмах).

Кроме того, существовали специальные мастерские, изготовлявшие всякого рода парфюмерные изделия и румяна, которые употребляли увлекавшиеся ими шумеры, особенно шумерки.

Следует подчеркнуть, что одной из основных отраслей производства, связанного с обработкой дерева и металла, было изготовление копий, дротиков, топоров, луков. С этим оружием шумерские воины шли на войну, чтобы отстоять свою страну от набегов завоевателей или «во славу бога» захватить новые земли. Шлемы для них из плотной кожи изготовляли кожевенники, а из бронзы или (для крупных военачальников) из золота — кузнецы. Столяры делали огромные щиты, украшенные бронзовыми бляхами. Шумерские мастера создавали вызывавшие ужас у неприятеля боевые колесницы.

Талант шумерских ремесленников, умение создавать полезные и прочные вещи ценились высоко. Об этом выразительно говорит изречение, посвящённое людям, не сумевшим справиться со своей работой, а потому вынужденным бросить свою профессию:

Неумелый писец становится заклинателем;
неумелый певец становится гудошником;
неумелый певчий [жрец–калум] становится флейтистом;
неумелый купец становится погонщиком;
неумелый столяр становится прядильщиком;
неумелый оружейник становится изготовителем серпов;
неумелый строитель становится подносчиком глины.

Иначе говоря, человек, плохо справляющийся со своей работой, как бы опускается на ступеньку ниже. Столяр, изготавливающий плохие веретёна, становится прядильщиком; неумелый оружейник, вместо того чтобы ковать дорогое оружие, делает серпы; каменотёс идёт работать на строительство в качестве подручного, т. е. превращается в неквалифицированного, вспомогательного рабочего.

В военное время ремесленники и служащие мастерских вместе с земледельцами, пастухами и прочими деревенскими жителями составляли основную массу шумерской армии. Постоянная армия состояла из сравнительно небольшого царского войска. В конце III тысячелетия цари Ура по примеру правителей Аккада стали создавать сильные постоянные воинские подразделения и расквартировывать гарнизоны в городах. Цари Ура имели в своём распоряжении и наёмников, главным образом амореев, получавших земельные наделы, за счёт которых они кормились. Как происходила мобилизация мужчин, способных носить оружие, нам неизвестно. Анализируя списки лиц, призванных в армию, некоторые исследователи выдвигают предположение о существовании ряда профессий, представители которых освобождались от воинской службы. В списках призывников отсутствуют управляющие складами, писцы, купцы, жрецы, а из ремесленников — повара и пивовары.

Воины принадлежали к привилегированной части населения. Благополучно вернувшегося с войны солдата окружали уважением и почётом. И дело было не в одной лишь проявленной им воинской доблести. Бывший воин нередко возвращался с богатой добычей, иногда приводил с войны рабов, и тогда он становился состоятельным человеком, занимал более высокое общественное положение. Владелец маленькой мастерской имел возможность её расширить; человек, который чувствовал себя способным вести торговые дела и не боялся далёких путешествий, мог стать купцом.

Купцы составляли наиболее зажиточную часть городского населения. Без них, без их смекалки, ловкости и чутья не развивались бы ремёсла, не имела бы сбыта обильная продукция и не поступало бы необходимое сырьё. Как нам известно, экономика Шумера зависела от импорта: за исключением продовольствия и некоторых видов сырья (глины, тростника), почти всё приходилось ввозить. Вот почему купцы в Шумере были окружены таким уважением.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Владимир Миронов.
Древние цивилизации

Э. А. Менабде.
Хеттское общество

Сирил Альдред.
Египтяне. Великие строители пирамид

Э. Бикерман.
Государство Селевкидов
e-mail: historylib@yandex.ru
X