Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Мариан Белицкий.   Шумеры. Забытый мир

Так постановил Энлиль

Мир в его первозданном виде представлял собой пустыню, где ничто не росло и никто не жил. Его прежде всего следовало организовать и упорядочить. По представлениям шумеров, о которых мы можем судить по мифам, этим делом занялись Энлиль и Энки. Энлиль вначале был, по–видимому, богом, почитавшимся племенами, которые заселяли северные районы Двуречья. Со временем он стал верховным богом, «который произносит нерушимое слово», «определяет судьбу»; он — «царь всех стран», «отец богов», «царь неба и земли». (Существует гипотеза, что организация и поддержание порядка в мире первоначально являлись функциями бога Энки.) В городе бога Энлиля, Ниппуре, шумерские правители получали титул царя и власть над всем Шумером. В одном из мифов, посвящённых Энлилю («Энлиль и сотворение мотыги»), рассказывается, что после отделения неба от земли этот бог сделал так, что из земных глубин «проросло семя страны» и родилось «всё, что было нужно». Затем Энлиль сделал мотыгу и отдал её «черноголовым», чтобы они могли обрабатывать землю и возводить храмы для своих богов и дома для себя.

Для понимания деяний Энлиля и роли, приписываемой этому богу, очень важен литературный текст, представляющий собой спор между Летом и Зимой, — «Эмеш и Энтен». Решив, что на земле должны произрастать различные деревья и растения, дабы в его стране воцарилось изобилие, Энлиль сотворил двух братьев. Одного из них он назвал Эмеш (Лето), другого — Энтен (Зима). Братьям было поручено следить за тем, чтобы жизнь на земле шла заведённым порядком. Строго говоря, их нельзя считать богами, выполнявшими определённые функции. Скорее это олицетворения явлений природы. Согласно приказу Энлиля

Энтен заставил овцу рожать ягнят, а козу — рожать козлят,
Корову и быка он заставил размножаться, дабы сливок и молока было в изобилии,
На равнине он радовал сердце дикой козы, осла и барана,
Птицам небесным велел на обширной земле вить гнёзда,
Рыбам морским велел в зарослях тростника метать икру,
Пальмовые рощи и виноградники он заставил давать в изобилии мёд и вино,
Деревья, где бы они ни были посажены, он заставил плодоносить
Сады он одел в зелёный убор, украсил их пышной растительностью,
[Он] умножает зерно, брошенное в борозды…
(Пер. Ф. Л. Мендельсона)

Энтен, которого Энлиль сделал «земледельцем богов», властвовал над животворной водой, дающей изобилие.

Эмеш, так же как и его брат, строго выполнял повеления бога:
Эмеш сотворил деревья и поля, расширил хлева и овчарни,
В хозяйствах он умножает урожай, покрывает землю…
В дома он приносит урожай обильный, наполняет житницы доверху.
Он заставляет возводить города и жилища, строить дома по всей стране
И воздвигать храмы, высокие, как горы.
(Пер. Ф. Л. Мендельсона)

Современными исследователями недостаточно хорошо изучена сложнейшая шумерская идиоматика, поэтому трудно более подробно охарактеризовать обязанности каждого из братьев. Но, судя по тексту, круг обязанностей Энтена был чрезвычайно широк. Как–то раз между братьями разгорелся спор, во время которого Эмеш заявил, что Энтен недостоин звания «земледельца богов». После этого оба брата отправились со своими жалобами к Энлилю. Энтен сказал:

Отец мой Энлиль, ты поручил мне заботу о каналах,
И я доставлял воду, дающую изобилие,
Сделал так, чтобы поле примыкало к полю, наполнил житницы доверху,
Приумножил зерно, брошенное в борозды…
(Пер. Ф. Л. Мендельсона)

Энтен жалуется на то, что брат, «который ничего не понимает в земледелии», спорил с ним и даже толкнул его.

Чтобы завоевать благосклонность Энлиля, Эмеш начинает своё обращение к богу с льстивых фраз. Затем он похваляется своими делами и жалуется на брата. Эмеш тоже хочет называться «земледельцем богов». Спор решает Энлиль:

Воды, приносящие жизнь всем странам, поручены Энтену,
Земледельцу богов, который производит всё.
Эмеш, сын мой, как же ты можешь сравнивать себя с твоим братом Энтеном!
(Пер. Ф. Л. Мендельсона)

Желая подчеркнуть глубокий смысл слов Энлиля, «решение которого незыблемо», автор поэмы рассказывает о том, как Эмеш «преклонил колени перед Энтеном» и как потом в доме Энтена оба брата дружно веселились.

Так благополучно и мирно разрешился спор между двумя братьями, спор, который в значительно более молодой библейской притче о Каине и Авеле принял совершенно иной оборот: там вопрос о первенстве решила смерть. Как подчёркивают исследователи, общность мотивов в шумерском и древнееврейском преданиях не подлежит сомнению. В обеих притчах мы сталкиваемся с отголосками чрезвычайно знаменательного процесса — процесса вытеснения скотоводческого хозяйства земледелием, с конкурентной борьбой между пастухами и землепашцами за более высокое общественное и политическое положение. О важности самой проблемы говорит повторение этого мотива в других мифах шумеров, например в мифе «Скот и зерно», где Лахар и Ашнан спорят, кто важнее. Боги Энлиль и Энки вмешиваются в спор и выносят окончательное решение: победила богиня зерна. К этому чрезвычайно существенному вопросу мы ещё вернёмся, когда будем анализировать миф о сватовстве бога пастухов и бога земледельцев к Инанне.

Не только в мифе «Эмеш и Энтен», но и во многих других боги приходят в Экур — центральный храм Энлиля в Ниппуре, — чтобы воздать ему хвалу, снискать его благосклонность и просить разрешить спор. Так поступают даже боги высшего ранга: Энки приходит к Энлилю за благословением для своего храма в Эреду; Нанна хочет услышать от Энлиля «доброе слово» для своего владения — Ура. Всё это укрепляет славу главного бога шумерского пантеона, делает его высшим судьёй и непререкаемым авторитетом не только для людей, но и для богов.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 2

Ш. Султанов, Л. Султанов.
Омар Хайям

Джон Грей.
Ханаанцы. На земле чудес ветхозаветных

В. М. Запорожец.
Сельджуки

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 1
e-mail: historylib@yandex.ru
X