Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Льюис Спенс.   Атлантида. История исчезнувшей цивилизации

Глава 7. Цари Атлантиды

Из рассказа Диодора Сицилийского, а также из повествований Платона мы немного можем узнать о царской династии Атлантиды. Платон ручается, что такая династия действительно существовала, но ничего не говорит об именах ее представителей, за исключением сыновей Посейдона: Атласа, Гадира, или Эвмела, Амфира, Эвемона, Мнесея, Автохтона, Эласиппа, Местора, Азаэса и Диапрепа. В других мифах Атлас представлен сыном Иапета и Клемены, братом Прометея и Эпиметея — титанов, с которыми он вступил в войну против Зевса. Побежденный главным божеством эллинов, он был вынужден держать небеса на своих плечах и голове. Согласно Гомеру, он и вправду держит длинные колонны, распирающие небо и землю. Судя по всему, он похож на персонажа мексиканской мифологии, которого вслед за профессором Эдуардом Селером теперь назвали бы «небодержателем», то есть на одного из духов, поддерживающих крышу мира. Эта идея, вероятно, появилась из веры в то, что гора Атлас в Африке, как и многие другие высокие горы, поддерживала небесный свод.

Другие мифографы, как мы уже видели, представляют Атласа мудрым астрологом, монархом, впервые научившим людей науке гадания по звездам. Гора Атлас не была, конечно, единственной. Мы можем найти горы с подобным названием в Мавритании, Аркадии и на Кавказе. Плеяды, гияды и геспериды были дочерьми Посейдона. Эвмел, или Эвмолп, также известный как Гадир (имя которого связано с Кадисом и Гибралтарским проливом, древним Fretum Gaditanum), считался основателем элевсинских мистерий, о которых мы расскажем позднее. Об Амфире, Эвемоне и Мнесее мы не находим никакого упоминания в классической мифологии. Имя Автохтон просто обозначает «абориген», но необходимо отметить, что оно обычно применялось греками по отношению к древней расе пеласгийцев, история которых, как говорит Валтерс в своем «Классическом словаре», «может быть сопоставлена с историей басков в Испании и кельтов в Уэльсе». Они действительно были проводниками культуры на всей территории Греции. Эласипп, Местор и Азаэс были также неизвестны классическим источникам. То же самое можно сказать и о Диапрепе. Мы должны, однако, помнить замечание Платона, что эти имена жрец Саиса произнес по-египетски, а уже после этого их эллинизировал Критий, поэтому не стоит надеяться, что в них осталось что-нибудь от первоначального звучания.

На этом мы заканчиваем изучение Платона. Диодор рассказывает, что Уран был первым царем атлантов. Уран был греческим богом Неба и отцом титана Иапета, библейского Иафета, Океана, Циклопа и многих других мифических персонажей, включая гигантов. Его наиболее знаменитыми атлантидскими детьми были Базилея, имя которой просто означает «царица», и Рея, или Пандора. Атлас, Сатурн и Геспер также упоминаются как его потомки. Атлантида же становится созвездием Плеяд. Некий Юпитер, который не является одноименным богом, становится царем атлантов, сместив своего отца Сатурна при помощи титанов.

Ясно, что мифическая история Атлантиды каким-то образом связана с обстоятельствами войны между богами и титанами, занимающей столь важное место в греческой мифоистории и искусстве. История титаномахии — божественной войны между титанами — рассказывает нам, что Уран, первый правитель мира, бросил своих сыновей, Бриарея, Коттиса и Гиеса, так называемых гекатонхейров, или сторуких, в Тартар вместе с циклопами — «созданиями с круглыми глазами», гигантскими пастухами Сицилии. Гея, его жена, возмущенная этим поступком, подговорила титанов восстать против отца. Они сместили его и возвели на трон Крона. Но Крон, в свою очередь, заточил циклопов назад в Тартар и женился на своей сестре Рее. Уран и Гея предсказали ему, что он и сам будет свергнут своими собственными детьми, поэтому он проглатывал их сразу же после рождения, всех, кроме Зевса, которого его мать скрыла в пещере на Крите. Когда Зевс возмужал, он дал своему отцу зелье, которое заставило его извергнуть из чрева всех проглоченных детей, и они восстали против Крона и правящих титанов. Гея предсказала победу Зевсу, если он сможет вызволить циклопов и гекатонхейров из Тартара. Так он и сделал, титаны были побеждены и сами брошены в Тартар.

Мы находим таким образом, что одни и те же персонажи были связаны и с войной богов и титанов и в то же время с Атлантидой. Совершенно ясно, что Диодор фактически примеряет историю и персонажей войны богов и титанов к истории Атлантиды. Какие у него были основания для этого? Он мог сделать так, только опираясь на некую существовавшую тогда легенду. Конечно же он не сам придумал рассказ о воине титанов, хорошо известный за столетия до него. Кажется разумным предположить, что легенда на самом деле рассказывала о большой войне в Атлантическом океане. Боги, как думали греки, происходили с Запада. Оттуда пришли знания и культура. Циклопы и титаны также связаны с Западом: первые с Сицилией и средиземноморскими островами, последние — с другими островами. Помпоний Мела заявляет, что титан Альбион, сын Посейдона, древний бог-покровитель Англии, был братом Атласа и помогал ему вместе с Иберием, богом Ирландии, сражаться за Западные врата Геркулеса. Альбион — то же, что Элба, от которой Шотландия берет свое древнее название — Олбани. Таким образом, существовала определенная раса титанов, связанных с Атлантикой, и если Альбион и Иберий могут быть идентифицированы с Британскими островами, то разумно предположение, что и Атлас тоже был некогда божеством-покровителем некой западной земли в океане, с которой миф постоянно соединяет его имя.

Истории всех народов начинаются с династий богов-царей, со временем входящих в «реальную» историю призраками-тенями. Греческие и римские династии, египетские, вавилонские, мексиканские и центральноамериканские летописи, все они начинаются с традиционных жизнеописаний и деяний спустившихся с небес монархов. Наша родная Англия не менее набожна в своих королевских генеалогиях. Я видел в придорожной гостинице современную иллюстрированную генеалогию, выводящую родословную короля Георга V от Адама и ранних «мифических» шотландских королей, и нет ли у нас своих собственных Лиров и Артуров? Что такое миф в глазах истории? Не просто ли это историческое предание, сохранившееся до появления письменности? Менес, первый фараон первой династии Египта, считался мифическим персонажем, пока его имя не было обнаружено на древней могиле. Троя считалась выдумкой Гомера, пока Шлиман не обнаружил ее. Чедарлаомер также считался легендарным, прежде чем были найдены надписи, содержащие его имя. Могут быть приведены сотни подобных случаев, когда миф на самом деле становился реальностью.

Есть ли серьезное основание отрицать, что имена правителей Атлантиды, переданные Платоном и Диодором, могли некогда принадлежать действительным историческим персонажам?

Как я уже сказал, мы пытаемся исследовать этот вопрос, не располагая именами царей Атлантиды в греческом звучании. Нет у нас и хронологического ключа к их эпохе. То, что они управляли Атлантидой в каменном веке, столь же маловероятно, как и то, что, например, Лир или Артур — представители неолита в Британии. Они называются «первыми царями» Атлантиды, и им не приписывается никакой особенной древности до катаклизма.

Все это указывает на вероятность того, что Атлантида, испытав несколько природных катастроф, также пережила серию культурных и политических потрясений. Ориньякское искусство, которое, судя по всему, происходит оттуда, демонстрирует определенные черты, культивировавшиеся веками задолго до того, как оно достигло Европы. А азилийский упадок в искусстве в сочетании с прогрессом в материальной сфере свидетельствует о перевороте в деятельности человека на Атлантиде. Ориньякская культура, как я уже сказал, явно указывает на предшествующее существование очень большой цивилизации на Атлантиде в определенное время — до конца эры плейстоцена.

Если исследовать эту гипотезу без экзальтации или предубеждения, она ни в коем случае не должна быть признана невероятной, как это могло бы сначала показаться.

Ориньякская колонизация Европы произошла в конце большого ледникового периода, или приблизительно двадцать пять тысяч лет назад. В Европе в то время главная ледяная шапка, протянувшись с Северного мыса в Норвегии до севера Франции, закрывала пространство, совпадающее с современной Пруссией. В более южных странах ледник проявлял себя там, где возвышались горные цепи, но его последствия в этих регионах были менее внушительными вследствие меньшего размера гор и их расположения на более теплой изотермической линии. Северной Африки лед почти не коснулся, и поэтому маловероятно, что Атлантида, большая часть которой находилась на той же самой широте и была к тому же морской страной, испытала на себе сколько-нибудь значимые последствия этого ненастья. В ледниковый период ее климат вряд ли был более суровым, чем, скажем, сегодняшний климат Северной Шотландии.

Если признать все это и если также допустить присутствие на Атлантиде расы людей — кроманьонцев, обладавших бесспорным превосходством в культуре и интеллектуальном потенциале (заключение, к которому мы приходим не на основании объема черепа кроманьонского человека, а на основании осколков ориньякского искусства), то нет ничего возмутительного в предположении, что, пока Европа была захоронена подо льдом плейстоцена или находилась под воздействием местных заморозков в ее южных регионах, Атлантида, сравнительно свободная от этих условий и наслаждавшаяся умеренным климатом, взрастила цивилизацию, впоследствии разрушенную рядом катаклизмов вулканического или сейсмического характера.

Мы находим, что божественная раса Платона — сыновья Посейдона происходили по женской линии от коренного или аборигенного населения. Его мы можем идентифицировать как азилийцев и исходя из некоторых соображений можем считать вероятным, что великий цивилизатор Посейдон (если считать его человеком) высадился на Атлантиду за несколько столетий до прибытия азилийцев в Европу или, грубо говоря, за тысячу лет до погружения Атлантиды. К тому времени древняя ориньякская культура на континенте-острове, должно быть, почти полностью исчезла. На то, что этого не случилось с самой расой, кажется, указывает миф о войне с титанами — фрагменты, имеющие отношение к циклопам.

Эти циклопы были высокими людьми с выпученными глазами, они одевались в шкуры и жили в пещерах. В действительности это соответствует описанию кроманьонцев, которые, вероятно, были выродившимися аборигенами Атлантиды. Череп кроманьонцев был большой, скулы высокие, орбиты глаз огромные, и в целом у них было весьма мощное телосложение. Мы также знаем, что кроманьонцы подобно циклопам одевались в шкуры и жили в пещерах.

Далее мы видим, что Посейдон-цивилизатор, прибывший на Атлантиду за несколько столетий до ее окончательного погружения, соединился с остатками аборигенов кроманьонцев и дал их умирающей культуре некий новый импульс, точно так же, как и Кецалькоатль в Мексике. На самом деле мифы о Посейдоне и Кецалькоатле фактически идентичны. В «Атлантиде в Америке» я доказываю, что Атлас и Кецалькоатль — одно и то же лицо. Ту же самую логику можно в равной степени применить и к Посейдону, отцу Атласа, наделенному теми же самыми признаками культурного героя. Мы знаем, что Кецалькоатль прибыл в Мексику из Атлантики. Но откуда же прибыл Посейдон?

Я считаю Посейдона лидером азилийской или протоазилийской орды захватчиков, которые колонизировали Атлантиду за несколько столетий до их большого набега на Европу. Он обычно описывается как бог «пеласгианского» происхождения. Теперь это название «пеласги» обычно используется, чтобы обозначить расу, колонизировавшую Грецию в ранний период и строившую огромные сооружения из цельного камня. Они были в действительности микенской расой, народом иберийского происхождения, людьми, принесшими мистерии Кабири в Грецию. Азилийцы, как мы уже видели, были протоиберийцами. Мы поэтому имеем веские основания утверждать, что Посейдон был лидером или царем-жрецом азилийских захватчиков Атлантиды. Едва ли стоит сомневаться в том, что целая иберийская раса имеет отдаленное североафриканское происхождение; и кажется вероятным, что Посейдон — «бог» Средиземного моря — вел своих людей от Атласской области Северной Африки к Атлантиде, откуда несколькими столетиями позже они должны были вторгнуться и в Европу — свою прародину.

Если принять эти в общем не столь уж сомнительные заключения, то мы имеем материал для беглого очерка (хоть и со многими пробелами) истории Атлантиды со времени, предшествующего кроманьонскому вторжению в Европу до окончательного погружения острова-континента.

Мы должны, во-первых, представить себе Атлантиду — остров размером почти с Австралию — как колыбель большой доисторической цивилизации с очень серьезными притязаниями. Раса прекрасного телосложения — такого телосложения мир в действительности с тех пор не видел — населяет его. С помощью кремниевых инструментов — так же как и с помощью своего таланта, при благоприятных условиях окружающей среды, освобожденной ото льда плейстоцена, — эта раса достигла, по общему признанию, высокого типа культуры в период приблизительно за двадцать три или более тысячи лет до христианской эры. Она празднует религиозные церемонии в больших пещерах, украшенных сложными изображениями животных и наполовину очеловеченных богов, украшает их барельефами и статуэтками идолов. Ее общественная жизнь сосредоточена вокруг этих храмов-пещер, вне которых жители Атлантиды, вероятно, строили хижины и маленькие здания из камня или глины. Развиваются, как мы уже видели, социальные слои — прообразы существующих ныне.

Приблизительно двадцать две тысячи лет назад этот остров подвергся действию серьезного сейсмического катаклизма, под напором которого часть суши погрузилась в море. Испуганные массы его жителей мигрировали на Европейский континент по перешейку. До этого они не были склонны осваивать континентальную область из-за печально известного холода и суровых условий, преобладающих там, но с постепенным исчезновением ледяной шапки эти условия были несколько смягчены, и теперь различие между европейским климатом и их собственным было невелико. Оставшиеся продолжали поддерживать традиции древней культуры, колонисты же позволили ей несколько выродиться.

Приблизительно за четырнадцать тысяч лет до н. э. происходит второй катаклизм, и он заставляет оставшихся атлантов (мадленцев) бежать в Европу. Они несут с собой искусство, которое в силу того, что оно осталось и культивировалось на древней родине, значительно превосходит по технике и мастерству выродившееся кроманьонское искусство. Но позже они сталкиваются с возвращением ледников в Европу.

И тогда, по-видимому около 10500 лет до н. э., Посейдон и его азилийские протоиберийцы вторгаются в Атлантиду из Северо-Африканского региона.

Именно с этого момента мы можем опираться на факты истории Атлантиды. Посейдон, должно быть, был ранним культурным героем, подобным тем, кого мы находим связанными с полинезийскими и мексиканскими мифами о переселении. Действительно, он ведет себя в Атлантиде точно так же, как и те на своих территориях. Теперь кажется весьма маловероятным, что Платон мог сам выдумать рассказ, так точно соответствующий обстоятельствам других и более поздних преданий, связанных с культурными героями. Это тот самый случай, когда фольклор помогает истории.

Посейдон захватывает власть на острове Атлантида. Он женится на местной женщине. Он выкапывает большие каналы и строит храм на холме. Он выращивает детей-близнецов, которые впоследствии управляют островом и близлежащими островами, основывают особую касту и вводят собственную религиозную систему, основанную на поклонении предкам. Эти обстоятельства почти совпадают с легендой о Хоту Матуа, культурном герое острова Пасхи в Тихом океане, который, подобно Канарским островам, является, очевидно, остатком большого затонувшего океанского континента.

Изолированный на острове Пасхи с группой последователей, Хоту Матуа принялся за задачу восстановления цивилизованного общества. Он воздвиг огромные каменные сооружения, стены, грубые склепы и статуи. Системой изобретательных табу он защитил и увековечил религию своих полинезийских предков.

Другие мифы демонстрируют подобные же обстоятельства. Индейцы криик говорят, что Эсогету Эмиссе, Владыка Дыхания, прибыл на остров Нунне-Чаха, лежащий в первобытных водных просторах, и построил там дом. Он возвел большую стену вокруг острова и направил воды по каналам. Что же это еще, как не история Посейдона в Атлантиде?

Манибозхо, великий бог индейцев-алгонкинов, как они считают, «вырезал землю и море к своему удовольствию», так же как божество племени гуронов Тавискара «влил воды в гладкие каналы». Перуанский бог Париакака прибыл, так же как и Посейдон, в холмистую страну. Но люди оскорбляли его, и он послал большое наводнение, чтобы разрушить их страну. Встретив красивую девушку Чок Сусо, которая горько плакала, он спросил о причине ее печали, и она ответила ему, что урожай кукурузы умирает без воды. Тогда он уверил ее, что восстановит урожай, если она одарит его своей привязанностью, и, когда она согласилась на его предложение, он оросил землю водой из каналов. В конце концов он превратил свою жену в статую.

Другой перуанский миф сообщает нам, что бог Тонапа, возмущенный бесчестностью людей Ямквисапа в земле Алла-сюйу, превратил их город в большое озеро. Люди этой земли поклонялись женоподобной статуе, которая стояла на вершине холма Качапукара. Тонапа разрушил и холм, и статую, и они вместе исчезли в море.

Мы находим в этих мифах большинство элементов, составляющих историю Посейдона в Атлантиде: священный холм, создание земли и вод, бога, женившегося на местной девушке, бедственное наводнение. Все это известно исследователям мифологии как «тест на многократное испытание». Если одна часть мифа может быть найдена в одной части света, а другая, перекликающаяся с ней часть, в совершенно другом месте, то очевидно, что это не что иное, как фрагменты некогда единого мифа, и что те его части, которые не соответствуют друг другу, связываются вместе с теми, которые соответствуют и являются по отношению к последним дополнительными.

Насколько я знаю, не существовало никакого подобного распространенного мифа о средиземноморских островах, который мог бы быть доступен Платону. Каким же образом тогда он смог бы использовать материал, который, несомненно, существовал в других землях, о которых он не мог знать, если бы общая легенда об обстоятельствах истории Атлантиды не распространилась бы, с одной стороны, в Европу и Египет, а с другой стороны, не проникла бы в Америку? Легенды, как мы знаем, выживают на протяжении бесчисленных столетий, и нет ничего удивительного в гипотезе, что та из них, которая упоминает об Атлантиде, постепенно стала известной народам на обоих континентах.

Из рассказа Диодора ясно, что Уран следует за Посейдоном, так же как и в рассказе Платона. Оба они описаны как отцы Атласа, которому, по практическим причинам, можно приписать ключевое положение в истории Атлантиды. Платон оставляет нас в неведении относительно дальнейших правителей Атлантиды, сообщая только, что они правили там из поколения в поколение. Диодор, вероятно, имел доступ к большему объему информации, по крайней мере к этой специфической сфере истории Атлантиды. Фактически он продолжает историю Атлантиды вплоть до времени правителя по имени Юпитер, который, по его словам, не имеет ничего общего с одноименным божеством.

Для начала у нас есть «Базилея», «великая мать», «царица» par excellence — несомненно, та самая богиня, от Средиземноморья и Карфагена до Ханаана, почитаемая как Богиня-Мать, Астарот, Астарта, Диана, Вемис, Афродита, Изида — великое материнское божество, имевшее сотню имен и сотню грудей, но все же одну-единственную индивидуальность, которое также можно найти в Англии, Ирландии и Галлии и даже в Америке, но не в Германии или среди славян. Ее «распространение» — точно на линиях и потоках колонизации и эмиграции из Атлантиды. Везде, где встречается ее имя, обнаруживается и что-нибудь из Атлантиды. Вторжение атлантов — кроманьонцев и азилийцев — принесло ее культ в Европу, это доказывают их статуэтки или идолы. Они изображают женщину с преувеличенными признаками материнства, как замечает Макалистер. Она была богиней и вместе с ней, как замечает Платон, атланты почитали быка. К этому вопросу мы еще вернемся в процессе изучения религии Атлантиды в надлежащей главе. А миф, повествующий о ее безумии после смерти детей в рассказе Диодора, конечно, подразумевает безумие, описанное в многих текстах классической истории, как составляющую часть ее культа — дикая, грубая ярость жестокой природы. Мы можем понять это из истории Изиды или из истории Богини-Матери Шотландии — Каиллич Меур. Безумие Агавы после смерти Пенфея — ее искажение, а отчаяние Коры[18] по исчезновении Персефоны — память о ней.

Атлас, ее брат, следовавший за ней, был, согласно Диодору, мудрым астрологом, первооткрывателем небесной сферы. В наши дни его имя связано с географией. Очень важно, что целый океан и все еще существующая горная цепь названы в его честь. Народы и земли всегда носят имена персонажей-эпонимов, которых люди со временем обожествляют. Эллас был отцом всех греков, прародитель англичан — Ингве, шотландцы поклонялись Скоту, или Скату, чье имя все еще живет в названии острова Скай, римляне взяли свое имя от Ромула, и сотни других народов называли себя детьми предков-эпонимов. Поэтому нет ничего удивительного в гипотезе, что жители Атлантиды назвали себя по имени титана Атласа, человека, некогда давшего стране ее название.

Атлас, повествует Диодор, женился на своей сестре Гесперис, и эта пара вырастила семь дочерей, в честь которых были названы планеты. Как долго правил Атлас, за неимением данных мы сказать не можем, но, вероятно, именно во время его пребывания на троне был основан главный город Атлантиды. Это место вряд ли имело какое-нибудь важное значение в период господства Посейдона, первого правителя: гораздо более вероятно, что храм, увековечивший его память и память его жены Клей-то, был воздвигнут после его смерти. На это, однако, можно возразить, что статуи десяти его сыновей также находились в храме и что это тоже были образы обожествленных умерших «предков». Вероятно, поэтому правильнее было бы заключить, что храм и статуи Посейдона и Клейто можно датировать господством Атласа, а статуи обожествленных близнецов были помещены туда позже.

Атлас, будучи астрологом, должно быть, использовал дворец на холме, возвышающийся над городом, в качестве обсерватории. Но когда мы говорим о «храмах», «дворцах» и «обсерваториях», критик может сказать: «Позволю вам напомнить, что мы имеем дело с эпохой, отдаленной более чем на десять тысяч лет, и что азилийские мигранты в Испании не строили там таких сооружений». Может быть, это и так. Но фактом также являются многочисленные находки азилийского периода, обнаруженные в Уэльве, в Юго-Западной Испании, госпожой Еленой Вишоу, из англо-испанской школы археологии. Госпожа Вишоу преуспела в извлечении на свет многочисленных свидетельств, относящихся к тартессианской цивилизации, процветавшей на юге Испании в доримские и даже в до-карфагенские времена. Преодолев немало сложностей, она под патронажем короля Альфонсо в 1914 году основала англо-испанскую школу археологии, сначала в Севилье и позже в Ниебле. Музей, который она устроила около небольшого окруженного стеной города, заполнен материалами ее раскопок всех эпох — от палеолита до времен арабского завоевания.

Большинство находок каменного века, размещенных в этом музее, относится, по мнению специалистов, к палеолиту или древнему каменному веку. Они, очевидно, уникальны, поскольку сделаны не из кремня, подобно палеолитическим артефактам большинства других регионов, но из других пород, включая кварц, порфир и сланец — минералы, оставшиеся на поверхности главным образом после схода последнего ледника. Выставленные экспонаты также включают в себя много неолитических предметов и многочисленные фрагменты глиняной посуды, изящно полированной, некоторые из них украшены рельефом. Также около Севильи были найдены осколки глиняных погребальных сосудов рядом с человеческими останками, которые классифицировались как кроманьонские. Таким образом, можно, по крайней мере, допустить изготовление домашней утвари палеолитическим человеком в этой области.

Хорошо известно, что в Андалусии задолго до римского завоевания процветала цивилизация высокого уровня. Древнее королевство Тартесс существовало задолго до вторжения карфагенян в Южную Испанию. Возможно, основой этой тартессианской культуры был союз ливийцев, живших в области горы Атлас в Северной Африке, с людьми каменного века из Испании. Но такое предположение в целом не объясняет высокого уровня технических навыков, заметного в постройке больших гаваней, в возведении циклопических стен и цитаделей, остатки которых составляют преобладающий археологический фон этой области и обнаруживают многочисленные признаки дотартессианского ремесла. Почва Ниеблы была прозондирована и исследована на глубину в 30 футов, и оказалась богата палеолитическими артефактами без каких бы то ни было признаков истощения культурного слоя. Среди этих находок — крошечные дротики из кварца, размерами чуть меньше полудюйма, красиво отделанные рыболовные крючки из порфира, маленькие наконечники стрел и множество других миниатюрных изделий, соответствующих типу, обычно классифицируемому как азилийский, точное предназначение которых остается неясным. Там также были раскопаны огромные зернодробилки, изготовленные опять же из местной разновидности черного кварца. Ни один из этих предметов не мог быть отнесен к Ниебле течением реки.

В то же самое время госпожа Вишоу была озадачена отсутствием кроманьонского жилья в близлежащих окрестностях, столь богатых ориньякскими находками. На отмелях реки Рио-Тинто напротив Ниеблы расположена целая система пещер, но совершенно очевидно, что они были заселены намного позже, когда кроманьонский человек уступил свое место более поздней расе. Однако в местах, где были обнаружены многие из этих артефактов, значительно глубже оснований Ниеблы, обнаружены нижние ярусы стены, вырубленные из местного известняка. Эта стена вместе с палеолитическими находками ориньякского происхождения явно относится к ремеслу кроманьонской расы, и если мы вспомним превосходные образцы ориньякской резьбы, то это предположение не покажется столь уж невероятным.

Более поздние фундаменты, которые были раскопаны, относятся уже к бронзовому веку. Они расположены за пределами стен Ниеблы, выходят на реку с юга и простираются приблизительно на 100 футов в длину. Составлены они из материала, местное название которого хормазо — примитивная и грубая разновидность более поздней, типичной для Андалусии смеси, известной как хормигон. Использование одного или другого из этих материалов является своеобразным критерием, который позволяет оценить приблизительный возраст того или иного сооружения в этом регионе, и именно благодаря ему была установлена древность циклопической стены, возведенной по берегам Рио-Тинто на востоке от города. Она была сложена из грубо высеченных камней огромного размера и скреплена смесью хормазо.

Это сооружение открылось взору в 1923 году в результате целой серии наводнений. Дно реки было искусственно углублено по всей длине стены для того, чтобы сформировать бухту. И в доказательство того, что это сооружение было делом рук древних мастеров, была найдена вырубленная в скале лестница более тридцати футов в ширину, которая вела к реке от одних из пяти больших башенных ворот города. Стена была, безусловно, построена для того, чтобы предотвратить заиливание искусственного водоема и в то же самое время усилить защиту города. Госпожа Вишоу недавно получила санкционированное королевском указом разрешение произвести земляные работы в пределах стен Ниеблы, и она надеется побольше узнать о самом раннем этапе истории города, когда эти исследования будут произведены под руководством опытных специалистов.

Однако, как это уже сейчас ясно, раскопки госпожи Вишоу доказывают, что кроманьонская раса действительно возводила каменные постройки. Ведь рассматриваемая нами циклопическая стена была найдена вместе с артефактами, относящимися к их культуре. А также то, что азилийская или протоиберийская раса построила в Уэльве большую древнюю гавань, стены и лестницы которой кажутся похожими на странную многогранную кладку инков в Перу. Действительно, госпожа Вишоу, археолог с большим опытом, сама приписывает это сооружение иммигрантам с Атлантиды, и теперь она готовит пространное эссе, которое собирается озаглавить «Атлантида в Андалусии».

Посему ничто не помешает нам говорить о «дворцах» и «обсерваториях» в Атлантиде во времена Атласа. Вероятно, последние напоминали инти-хуатана (inti-huatana) Перу, инкские и доинкские, и нет ничего столь уж невероятного в том, чтобы представить мудреца Атласа, сидящего в таком помещении и занятого изучением небесных тел.

Из того обстоятельства, что Атлас был погружен в исследования астрономии, мы можем заключить, что его правление было мирным. По всей вероятности, оно было достаточно продолжительным и способствовало росту и консолидации власти в Атлантиде.

Диодор сообщает нам, что Юпитер был царем атлантов, и, поскольку он особо отмечает, что его не следует путать с одноименным богом, мы можем заключить, что человек был назван в честь божества. Но возникает некоторое сомнение: кто — Сатурн ли, брат Атласа, или же Юпитер, его сын, — был наследником трона. «Этот Юпитер, — говорит Диодор, — или унаследовал трон от своего отца Сатурна, как правитель атлантов, или же сверг его». Таким образом, получается, что либо сначала правил Сатурн, оставивший трон своему сыну в обычном порядке, либо Юпитер сверг его. Последнее, судя по всему, более вероятно, поскольку Диодор сообщает, что «Сатурн, как говорят, развязал войну против своего сына при помощи титанов, но Юпитер поборол его в сражении и захватил весь мир». Он также отмечает, что Сатурн был нечестивым и жадным.

Таким образом, мы можем предполагать, что неверующий и скупой старый правитель, или вождь, жадность и непристойность которого стали угрозой государству, был смещен более набожным и благоразумным сыном. Сатурн, как это дошло до нас, прибег в борьбе с сыном к помощи титанов, то есть, вероятно, более древней ориньякской части населения, — высоких кроманьонцев, и, вероятно, привлечение этих доселе мирных людей связано с более поздним волнением на Атлантиде.

Мы можем таким образом считать, что Юпитер был третьим царем Атлантиды или по крайней мере третьим из тех правителей, о которых мы имеем какое-то определенное представление. Именно в период его господства в Атлантиде начали проявляться те всплески политического волнения, которые должны были сыграть впоследствии столь бедственную роль. Но возможно, и на самом деле даже более вероятно, что четыре значимые фигуры в истории Атлантиды — Посейдон, Атлас, Сатурн и Юпитер — были основателями четырех отдельных династий, а также и единоличными правителями. Этот вывод можно сделать из слов Платона, который сообщает, что «в течение многих столетий они соблюдали свое царское происхождение, повиновались всем законам и надлежащим образом чтили богов своих предков». Четыре правления не могли охватить такой отрезок времени, и мы приходим к заключению, что названные персонажи были первыми монархами новых династических фамилий. Это тем более вероятно, что они носят имена «классических» богов, которыми их нарек информант Платона из-за невозможности назвать их атлантидские или египетские имена в понятной грекам форме. Основатели новых династий почти всегда остаются в истории как существа божественного или полубожественного происхождения. Несколько подобных случаев есть в египетской истории. Первый король франков из династии Меровингов, Меровиг, как считается, был сверхъестественного происхождения. Римляне, и греки, и вавилоняне тоже могут похвастаться похожими примерами.

Все сказанное служит мощным аргументом в пользу того, что первые четыре царя Атлантиды, чьи имена мы знаем, были не богами, но людьми, которых впоследствии обожествили. Это практика, похоже, была общепринятой в Атлантиде — обожествлять царей после их смерти, точно так же, как это было в Египте и Риме, а часто и среди племен древней Англии, и у североамериканских индейцев. Это, конечно, сразу объясняет их принятие за богов последующими поколениями. Они ими и были, «богами», точно в том смысле, в котором Нума Помпилий или Марк Аврелий считались «богами» после смерти.

Начиная с династии Юпитера в Атлантиде, судя по всему, распространяется революционный дух. «Со временем, — говорит Платон, — превратности человеческих дел развратили постепенно их божественные учреждения и они начали вести себя подобно остальной части детей человечества. Они стали амбициозными и управляли, опираясь на насилие. Тогда Зевс, царь богов, созерцая эту расу однажды столь благородной и видя теперь развращенной, решил наказать ее с тем, чтобы печальный опыт уменьшил ее амбициозный пыл».

Именно этими словами кончается «Критий» Платона, и я полагаю, что он остался незаконченным из-за его смерти. Я также полагаю, что он мог рассказать нам гораздо больше об Атлантиде, если бы прожил дольше. Рассматриваемый фрагмент, как мне кажется, относится не к событиям, которые предшествовали заключительной катастрофе, а к той части истории Атлантиды, в которой дух мятежа впервые поднял голову. Сатурн, скупой и нечестивый властитель, очевидно, возбудил народное негодование и отдалил от себя не только подданных, но и наследника. Последний, вероятно, возглавил восстание масс против старого тирана, который, будучи не в силах заручиться поддержкой подданных, вынужден был обратиться за помощью к древней расе ориньякцев. Последовало, как говорит Диодор, сражение, в котором Сатурн и его союзники были побеждены, и сам он был отстранен от власти.

Но атланты, прежде тихие и законопослушные, теперь заразились лихорадкой междоусобной войны. Неприязнь между противостоящими группами поддерживалась, должно быть, даже после установления формального мира, и ее последствия должны были выразиться в общем состоянии политического волнения и в хаотических настроениях. Очевидно, на этой стадии Зевс — конечно же устами жрецов — предъявил ультиматум противоборствующим группам. Судя по всему, иерофанты известили их, что Зевс созвал совет богов, на котором их поведение было осуждено. Что было после этого — нам не известно, по крайней мере, это все, что сообщил Платон. Можно не сомневаться, что он поведал бы о резкой критике бога и его предупреждениях и далее познакомил бы нас с последствиями. А эти последствия, я уверен, пролили бы свет на обстоятельства, которые положили конец междоусобице, благодаря благоразумным решениям царя и жрецов, склонивших общественное внимание к завоеванию иноземных территорий — политике, которая закончилась большим нашествием на Европу, описанным Платоном в его «Тимее» и зарегистрированным археологией как вторжение азилийской расы.

Вероятно, в период господства царя Атлантиды, известного под именем Юпитер, по указанной причине было принято решение вторгнуться в Европу. Платон ясно дает понять, что это вторжение было не первым, утверждая, что цари Атлантиды «управляли Ливией до Египта и Европой до границ Этрурии». Эти границы, как я показал, соответствуют распространению азилийской или протоиберийской расы, но конечно же не кроманьонцев. Из этого мы можем сделать вывод, что люди азилийской расы совершали набеги на Европу и Африку еще до массового вторжения в эти регионы.

Теперь, как ни странно, для выяснения условий на Атлантиде в интересующую нас эпоху мы вынуждены обратиться к источнику, на первый взгляд наименее подходящему для того, чтобы получить необходимые доказательства. И все же при тщательном рассмотрении мы можем убедиться, что именно этот источник предоставляет нам нужные сведения. Я имею в виду древнюю литературу Англии и Ирландии, уэльские триады, ирландские саги и народные сказания. В первом случае мы получаем самые полные и самые удивительные сведения, которые могут оказаться ключом к истории Атлантиды рассматриваемого периода. Перед тем как мы двинемся далее, позвольте исследовать эти данные и выбрать из них информацию, которая, несомненно, содержит много интересного о туманной истории Атлантиды.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. И. Неусыхин.
Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура

Пьер-Ролан Жио.
Бретонцы. Романтики моря

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа
e-mail: historylib@yandex.ru
X