Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любор Нидерле.   Славянские древности

Оборонительные сооружения

   Среди укреплений наиболее известными у славян являются древние постоянные укрепления, так называемые городища. Употреблялись и другие виды фортификации, например временно вырытые рвы, чтобы остановить войско противника95, или засеки на путях, ведущих через пограничные леса, где население, живущее в окрестности, было обязано первым задерживать неприятеля. Упоминаются также валы, засеки и частоколы на границах государства96 или системы длинных валов, которые защищали южные русские земли от набегов печенегов и половцев97. Но ни одно из этих упоминаний не указывает значения городищ, которых очень много и из которых несколько исследовано настолько полно, что мы можем создать довольно ясное представление об их назначении, конструкции и времени сооружения, а также о жизни населения этих городищ.



   Вид городища Лштени (фото М. Хайкова, Археологический институт Чехословацкой Академии наук)



   Укрепленные места, называемые в славянской археологии и истории городищами, древнеславянск. градиште от градъ, праславянск. гордъ9&, рассеяны по всем славянским землям в таком множестве, что они исчисляются тысячами; они являются, таким образом, одним из важнейших памятников славянских древностей. Число их точно не установлено даже в небольших, в целом хорошо исследованных областях, и поучительно, что в одной только Чехии в 1895 году их было насчитано 463, в Познаньском крае в последнее время – 225. Они, конечно, возникли в разное время. Некоторые городища по своему происхождению относятся даже к неолитической эпохе, другие – к исторической эпохе, и хотя время их возникновения установлено лишь для части, все же несомненно, что большая их часть относится к началу славянской истории, главным образом к VII и XI векам. Что же касается меня, то я не сомневаюсь в том, что поводом к их сооружению послужили:

   1) окончательный переход славян от полукочевого образа жизни к прочной оседлости, что относится к тому же периоду“;

   2) вражеские нашествия, которым подвергались славяне после их прихода на свои исторические места поселения, прежде всего нашествия аваров в VII и VIII веках и германцев в последующие столетия.



   Городище Будеч (по Й.Л. Пичу)





   Городище около Грызел в Чехии (по Й.Л. Пичу)



   О назначении этих сооружений некогда много спорили, что было вызвано теорией поляка З.Д. Ходаковского, который считал, что они все являются культовыми центрами100, расположенными на определенном расстоянии друг от друга во всех славянских землях. В России также было много споров о первоначальном значении городищ и их отношении к началам административного и политического деления русского государства; споры эти были вызваны сочинением Дм. Самоквасова101, который рассматривал их как первые русские города. В настоящее время известно, что этот вопрос нельзя решать односторонне. Каждое городище имело свою цель и значение. В основе были повсюду интересы обороны, но в одном случае укреплялось большое постоянное поселение, в котором был княжеский дворец, храмы и торги102, в другом– это был поселок второстепенного значения. В одном месте городище являлось местом жительства охраны у пограничных путей, в другом – временным убежищем в лесах, где во время опасности собиралось население всей окрестности103. Все такие городища служили прежде всего для военных целей, но могли быть одновременно также местом сходок и больших культовых празднеств; более того, не исключено, что и сами святилища были окружены оборонительными сооружениями (например, Ретра в земле ратаров).



   Устройство вала в Белгородке



   Специальное назначение городища выясняется только после надлежащего археологического исследования, а время его существования определяется анализом инвентаря культурных слоев валов и внутренней площади городища, в особенности если там имеются остатки жилищ. Такие работы были выполнены, однако, лишь на немногих пунктах104, так как исследование городищ является очень трудоемким и дорогостоящим делом; тем не менее имеется достаточное количество исследований, дающих определенное представление об общем плане, конструкции и прочих деталях городища.

   План городища определялся, как правило, местностью. Городище основывалось в разных местах в зависимости от местности: в лесах, на возвышенностях и на мысах, которые в зависимости от своей формы либо со всех сторон окружались простым или двойным валом, либо только там, где доступ был легким, тогда как на крутых склонах валы не были нужны. В результате создания двух или трех линий валов впоследствии возникали под самым высоким собственно градом подграды и предграды105. Там, где возвышенности не было, городища строили в низменностях, где была наилучшая возможность создавать правильные планы (круговые, эллипсоидные, квадратные и т. д.). В этом случае излюбленными были места у воды, где городище могло быть заложено так, чтобы воды реки или озера омывали его кругом, и где связь с материком осуществлялась посредством узкой насыпи или моста. Ибрагим ибн Якуб в X веке описывает их как тип славянских городищ, характерный для Северной Германии106, но подобные же городища известны и в других местах, например в Чехии и Моравии.

   Конструкция валов вокруг небольших городков или у простых лесных убежищ была несложной. Вал (славянск. насъпъ, или насъпа, присъпа107) насыпался из глины и камней, выбранных из земли перед ним так, что одновременно перед валом образовывался ров; в гребень вала густо вбивали остроконечные колья, которые образовывали оборонительный тын (острогъ).



   Вид сохранившейся юродской стены Якутска в Сибири



   Более важные города, в частности столичные, княжеские города, имели, однако, более совершенную конструкцию укреплений. О них в последние годы мы много узнали благодаря раскопанному К. Шухардтом городищу, называемому «Romerschanze», около Потсдама и раскопкам В.В. Хвойко в Белгородке близ Киева108. Часто встречается каменный фундамент валов, но, конечно, камни положены друг на друга без известки. Подлинная каменная стена из обтесанных камней или из камней, скрепленных известкой, славянам первоначально не была известна; они познакомились с ней только по римским образцам и называли ее просто opus romamis. На юге это произошло, естественно, раньше. Уже в 820 году хорватский князь Людевит выписывал из Аквилеи каменщиков для строительства своего города109, в Чехии же первую каменную стену ореге го mane вокруг княжеского града в Болеславе отметил хронист Козьма Пражский приблизительно в 932 году110, а большие северные города XI и XII веков, такие, как Аркона, Ретра, Щетин, имели, согласно сообщениям того времени, деревянные стены и башни, хотя уже там были также каменные постройки, по всей видимости, опять-таки без известки – paganico more muratae, как говорит Эббон111. На Руси первая каменная стена засвидетельствована в 1044 году вокруг детинца Великого Новгорода.112

   Наряду с каменным фундаментом важную роль играла деревянная внутренняя конструкция валов. Вал в Потсдаме, исследованный Шухардтом, показал, что первоначально была сооружена стена из бревен в виде сруба, которая была заполнена глиной, и ее передняя сторона выступала до высоты 6 метров; с западной стороны была площадка для обороняющихся. После сожжения все это было завалено, естественно, глиной. Как показали раскопки Хвойко, вал в Белгородке имел подобную же конструкцию (рис. на с. 549), но еще несколько более сложную и мощную, выполненную частично из кирпичей. Первоначально полная высота вала вместе с палисадами достигала там более 12 метров113.

   Валы усиливались еще деревянными башнями, которые возвышались главным образом над воротами и о которых имеется ряд письменных данных114. Когда город захватывался неприятелем, то вся эта деревянная конструкция палисадов и башен, естественно, подвергалась сожжению, и валы часто хранят и поныне следы большого связанного с этим пожара. Никаких специально обожженных валов, каковыми являются западноевропейские «camps vitrifies», «verglaste Burgen», у славян нет. У них всегда речь идет лишь о следах пожарищ.

   Какой была конструкция деревянных укреплений такого города, можно судить по примерам русских городов еще XVII века115, а также сибирский город Якутск до настоящего времени сохранил образец этих древних укреплений (рис. на с. 551). Ворота, через которые входили в городище, имели иногда перед собой также специальные оборонительные бастионы и были различны по размеру и конструкции; небольшие простые воротца и большая бревенчатая башня были сконструированы так, чтобы противник, подошедший к ним, мог быть атакован с трех сторон. Такие ворота шириной в 3,5 метра были открыты Шухардтом близ Потсдама; на городище близ Фельдберга, которое предположительно связывается с древней Ретрой, главные ворота образовали даже нечто вроде больших пропилей с лестницей, подобных пропилеям Афинского акрополя116. Тяжелые створы ворот запирались засовом117. Число ворот было различным, обычно 1–3, но о Ретре Адам сообщает (II.18), что она имела даже девять ворот, что следует понимать как общее число всех ворот крепости и предградья.

   На самой высокой площадке городища ставился крепкий деревянный сруб или, если оно было княжеской резиденцией, княжеский дворец. Но о конструкции и плане этих срубов и дворцов нам известно очень мало. То, что вообще можно сообщить о них на основании археологических раскопок, я сказал уже выше, в главе V на с. 364–366. Обычно внутри валов находят лишь остатки простых хижин или остатки строений неизвестного назначения.


95 «Стояще Володимеръ обрывая на Дорогожичи… и есть ровъ и до сего дне», – говорит Киевский летописец под 980 годом (Лаврентьевская летопись, 76).
96 Таковыми были, вероятно, limes sorabicus и limes saxonicus, которые Карл Великий в 805 и 808 гг. приказал соорудить на германо сла вянской границе (см. «RukovSt slov. star.», III, 108), также были ограждены болгарская и хазарская империи (Гаркави, указ. соч., 126; см. Rosteh, Marquart, Streifzuge, 28). См. Златарский, Ист. на българ. дър., 1.152.
97 См. грамоту епископа Брунова к Индржиху II (Bielowski, Mon. Polon. Hist., 1.225) и Лаврентьевская летопись под 1093 годом, 212. Сюда относится целый ряд длинных валов в южной России, Галиции, Добрудже, Силезии, в частности так называемые валы в окрестностях Киева и Сквиры по направлению к Днестру.
98 Berneker, Etym. Wórterbuch, 1.230. Засвидетельствовано в самой древней части Киевской летописи (Лаврентьевская летопись, 9).
99 См. выше, с. 438–440 и «Ziv. st. Slov.», III, 20.
100 Z. Dołęga Chodakowski, O Słowiańszczyznie przed chrzescianstwiem (Krakow, 1835) и позднее К. Szulc, Budowle i usypaliska Słowian pogańskich (Poznaó, 1863). Дальнейшие литературные подробности см. в «Źiv. st. Slov.», III, 610.
101 См. сочинение «Древние города России», Киев, 1873, и более позднее – «Северянская земля и северяне по городищам и могилам» (М., 1908), 1.46.
102 Из таких важных центров возникли исторические укрепленные города, целый ряд их известен начальной славянской истории. Среди них в качестве известного городища в исторических сообщениях упоминается Девин на месте слияния Моравы с Дунаем около современной Братиславы (сообщения 855, 864 гг.), с которым связан также вопрос моравского Велеграда (см. об этом в «Ziv. st. Slov.», III, 615), затем Вилиград в Мекленбурге, упомянутый Ибрагимом (ed. Westberg), 15, 155, Ретра в земле ратаров [Dgtmar, VI.23 (17); Adam, 11.18] и Белгород, построенный Владимиром в 991 г. приблизительно в десяти верстах от Киева у современной Белгородки (Лаврентьевская летопись, 119) и др. О Ретре и Белгороде см. ниже.
103 См., что пишет о сооружении городищ Гардизи (ed. Bartold, 123) и о их цели – Гельмольд, 11.13 (см. также 1.62).
104 Литература о славянских городищах обширна, но обобщающего исследования о них нет; имеются лишь работы по отдельным небольшим областям. См. перечень литературы в «Ziv. st. Slov.», III, 614.
105 Древними русскими терминами для внутреннего града являются дънешьний городь или дътинъцъ, для внешнего – окольный город (Срезневский, Материалы… I, с. I, 556), или также приградъ (там же, II, 1396).
106 Ibrahim (ed. Westberg), 52. Подобными городищами были на севере Любица, Плун, Щетин и Ретра, в Чехии хорошо исследована Любица, в Венгрии – Моосбург.
107 Лаврентьевская летопись, под 988 годом. Общеслав. вал заимствовано из кельтского языка (Шахматов) или из германского (Фасмер).
108 К. Schuchhardt, Praeh. Zeitschrift, I, 209; В.В. Хвойко, «Древние обитатели Среднего Приднепровья», 76.
109 Ann. Einhardi, 820, 821.
110 Kosmas, I, 19.
111 Ebbo, III, 15. Современник Герборд говорит об известном Руяне: «urbes ibi et castra sine muro et turribus ligno tantum et fossatis mura tae» (111.30).
112 III Новгородская летопись (Полное собрание русских летописей, III.211).
113 Schuchhardt, I. с.; Хвойко, 1. с.
114 Saxo (ed. Holder), 444, 564, 569–570, 599, 671.
115 См. образцы в труде A. Olearius, Vermehrte Moscowitische und Persianische Reisebeschreibung (Schleswig, 1661). H.B. Султанов, Остатки Якутского острога и некоторые другие памятники деревянного зодчества в Сибири, см. в «Изв. арх. комм.», СПб., 1907, в. 24.
116 Schuchhardt, Rethra auf dem Schlossberge bei Feldberg (Sitzungsber. Beri. akademie, XXIII, 1923, 215).
117 Helmold, 1.56.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Сергей Алексеев.
Славянская Европа V–VIII веков

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев
e-mail: historylib@yandex.ru
X