Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любор Нидерле.   Славянские древности

Предметы ввоза и вывоза

   Хотя в греческую и римскую эпоху купцы приходили с юга с деньгами в руках, все же торговля со славянами носила тогда большей частью обменный характер – товар за товар12. Сырья славяне ввозили мало – незначительное количество драгоценных металлов и камней, некоторые пряности и фрукты, – но зато охотно ввозили изделия иноземного художественного ремесла: украшения из золота, серебра, а также изделия из стекла и дорогих тканей. Сами же давали в обмен лишь то, что приносила им земля, так как собственного ремесленного производства у них не было; вывозили также много рабов во все концы мира. На основании исторических сообщений и археологических находок можно составить следующий перечень предметов импорта и экспорта.

   Из предметов вооружения из Франкской империи ввозили прежде всего мечи и панцири, что подтверждают арабские авторы13 и капитулярий 805 года Карла Великого, в котором запрещается продавать славянам arma et brunias (оружие и броню)14. Кроме того, по археологическим данным видно, что восточным славянам доставлялось много мечей из скандинавских земель; на юге России встречаются предметы восточного вооружения, либо захваченные в бою, либо доставленные путем торговли. Это, главным образом, изогнутые сабли и остроконечные шлемы, о которых более подробно говорится в следующей главе. Из Азербайджана ввозились через русские земли также гарпуны.

   Поставщиками дорогих тканей или готовой одежды были опять-таки византийские и восточные мастерские. Остатки этих тканей найдены в большом количестве в России15, кроме того, эта торговля засвидетельствована Ибрагимом ибн Якубом, Ибн Фадланом, а также Киевской летописью под 969 годом16. Согласно Истахри, международным рынком был главным образом Трапезунд, но были, разумеется, и другие. Хорваты и сербы покупали текстиль, в свою очередь, в мастерских северной Италии. Прямые данные об импорте пряностей, духов и масел имеются у Ибн Хордадбе и в грамоте Всеволода 1137 года, а косвенные – у Феофана и Приска17. Они экспортировались главным образом из Индии. О греческом импорте масел свидетельствует то, что общеславянск. олей, старославянск. елей были заимствованы из греческого ελαιον.

   Основную часть славянского импорта составляли металлические и стеклянные украшения. Много украшений – золотых и серебряных – поставляли византийские мастерские, однако наибольшее число серебряных, украшенных зернью серег, височных колец, подвесок экспортировал в IX и X веках Восток, главным образом, вероятно, Самарканд, Бухара и Персия, что подтверждают бесчисленные клады, содержащие арабские и персидские диргемы, о чем я уже говорил выше18. На реках Каме и Вятке в результате торговли было сосредоточено множество серебряной посуды иранского происхождения, откуда она расходилась дальше по Восточной Европе19. Из украшений с Востока привозили еще морские раковины каури (Сургеа), стеклянные бусы, главным образом из Сирии, старославянск. бисеръ от араб. busra, браслеты и различные подвески; из последних наиболее характерны лунницы20. Однако в конце XI века подобные вещи стали производить и в Киеве, что подтверждает мастерская, открытая В.В. Хвойко под старым городом.

   Ввоз фруктов и вина засвидетельствован уже во времена Демосфена и Страбона, а впоследствии снова и Киевской летописью под 969 годом21. С Востока ввозили иногда также ослов и верблюдов, домашний рогатый скот от печенегов на Донце и Дону22, а из Туркестана23 охотничьих соколов и ястребов.

   Из предметов экспорта первое место занимали меха и мед. Вывозили мех бобра, горностая, белки, куницы, соболя, лисицы, выдры и медведя; славянские названия куницы и белки проникли еще до нашей эры в латинский и греческий языки (viverra, καυνάκη). Эта торговля засвидетельствована целым рядом восточных сообщений X и XI веков. Самым дорогим мехом Масуди считал мех чернобурой лисицы из лесов Заволжья, однако горностаевые и бобровые меха ценились также очень высоко24.

   Я уже имел возможность сообщить выше, что славянские земли издавна изобиловали пчелами (Геродот, V.10), а следовательно, и пчелиным медом, который был для славян одним из главных яств и напитков и основным предметом при выплате дани своим и чужеземным князьям25 и, кроме того, наряду с воском, – одним из главных предметов экспорта. Уже в древности в Грецию ввозили наилучший мед из земли алазонов на верхнем Днестре; эту торговлю подтверждают также ряд арабских авторов, Киевская летопись и византийский источник «Επαρχικόν βιβλίον»26. Кроме того, экспорт воска на Дунае засвидетельствован также грамотой Людовика IV от 903–906 годов27.

   Славянский хлеб и сушеная, копченая и соленая рыба также были на юге желанным товаром. В случае неурожая у восточных славян хлеб ввозили из земли болгар на средней Волге28. Торговля рыбой из русских рек была вообще древней29, но и из Прибалтики сельдь вывозилась еще в языческий период30.

   Вывоз металлов был, по-видимому, незначительным, поскольку до XI века интенсивной разработки рудников у славян не было31. Зато балтийский янтарь оставался предметом экспорта; хотя в славянскую эпоху его старая слава уже миновала32, все же иногда он встречается в славянских могилах среди подвесок для ожерелий; таким образом, ясно, что янтарь, отправляемый для торговли на Восток, всегда провозился через славянские земли33. Однако следует упомянуть, что янтарь встречается и в некоторых местах славянской области, а именно на реках Нареве и Днепре, около Киева и Борислава. Тождественны ли эти местонахождения тем, которые были известны Плинию в Скифии, мы не знаем34.

   Одним из важнейших предметов торговли как импортной, так и экспортной – в зависимости от наличия ее в той или иной славянской области – была соль. Существовали области, заселенные славянами, где соли не было, однако были области, богатые этим минералом, где, естественно, и развивалась соляная торговля. Соль была известна еще индоевропейцам, у которых для нее было общее название35, а отсюда вытекает, что и славяне знали и употребляли соль уже в доисторическую эпоху.



   Древняя солеварня в Ту зле (Босния)



   Каким путем добывали ее в те времена, нам неизвестно, так как об этом нет никаких сообщений; возможно, ее получали, как и у других северных народов, путем заливания соленой водой горящих дров, с которых собирали затем пепел, перемешанный с солью36. Первые сообщения об употреблении славянами соли в пище и в качестве предмета торговли появляются лишь в IX веке н. э.; в то время славяне, как нам известно, применяли уже несколько способов добывания соли в зависимости от условий ее местонахождения. На побережье Адриатического, Эгейского и Черного морей преобладали древние солеварни, где вода выпаривалась на солнце, в других же местах славяне выпаривали воду из соляных источников или из соляных пластов на больших железных сковородках, называемых в латинских источниках sartago, в славянских – чрен, черенъ. До настоящего времени так вырабатывается соль, например, в Боснии или в Галиции, где соленосное сырье выкапывается из ям, называемых bana, ранее также – zupa37. Со сковородок снимали куски соли наподобие караваев хлеба, затем делили эти куски на части, для которых сохранилось несколько древних терминов, например голважня, krusz, груда.

   Этот способ засвидетельствован у славян Казвини, а кроме того, рядом документов XI–XIII веков38. Областями, где больше всего добывалось соли, были Балтийское побережье (в частности, Кольберг – Kołobrzeg), потом Галиция и северная Венгрия, снабжавшие солью не только Польшу, но также Чехию, Моравию39 и даже всю Киевскую Русь, куда перестала доходить столь развитая прежде черноморская торговля, вероятно, вследствие опасности, связанной с доставкой товара через степи, захваченные в

   IX веке мадьярами, а в X и последующие века печенегами, половцами и татарами40.


12 Современный общеславянский термин zbozi, старославянск. събожье имел первоначально другое значение – благосостояние, богатство, специально – изобилие хлеба. Также позднее товар, поступавший с Востока, стал называться словом товаръ (из турецк. tavaf), сначала в значении поклажи на вьючных животных или на воз.
13 Гаркави, указ. соч., 93; Jacob, Handelsartikel, 65, 76; Вестберг (Известия Академии наук, СПб., V сер. т. IX, 4, 286). Однако имеются также сообщения о вывозе мечей из Киева и Уртабу (Гаркави), 49,1, с.; Marquart, Streifztige, 350; неизвестный Персидский географ (ed. Туманского), 136 и о мечах из Салмана в Хорасане (Гаркави, 268). Мукадесси упоминает о вывозе мечей из Болгарии в Туркестан (Гаркави, 282).
14 См. выше, с. 492.
15 См. выше, с. 314 и «Źiv. st. Slov.», I, 411–416; III, 331. О продаже одежды болгарам в Царьграде см. ниже, с. 501–502; это была постоянная монополия.
16 Ибрагим ибн Якуб (изд. Вестберга), 53; Ибн Фадлан (Гаркави, указ. соч., 87, 97); Лаврентьевская летопись под 969 годом. Слово mithkal обозначает у Ибрагима как дорогую ткань, так и золотые деньги (арабск. miskal).
17 См. Westberg, Beitrage, 286 (Известия Импер. Акад. наук, 1889, III, 331); Theoph. (ed. Boor), 278; Priskos, 8.
18 См. выше, с. 492 и рис. на с. 490.
19 См. публикацию коллекции этой посуды в большом труде Я.И. Смирнова «Восточное серебро», СПб., 1909.
20 См. выше, с. 346–347.
21 Strabo, 1, 2, 3; Demosth., Μαρτυρίαι, 35; Лаврентьевская летопись.
22 См. выше, с. 455.
23 Const. Porph., De adm. imp., 2.
24 Гаркави, указ. соч., 49, 219, 221, 251, 263, 264, 276; Гардизи (ed. Bartold), 123. См. главным образом Jacob, Handelsartikel, 25–33, 40–46; Waare, 7.
25 См. выше, с. 457.
26 Jacob, Waare, 10 и Handelsartikel, 58; Лаврентьевская летопись под 969 годом. Об источнике «Έπαρχικόν βιβλίον», см. статью И. Саказова (с. 198–200), которая указана ниже, прим. 74 на с. 679.
27 Friedrich, Codex dipl. Boh., 1.35.
28 Лаврентьевская летопись под 1024 годом.
29 Herod., IV.53; «Апоп. periplus», 88; Демосфен, Речь против Лакрита, 31; Athenaios, «Δειπνοσοφίσται», VI.109; VII.21.
30 Saxo (ed. Holder), 869, 870; Helmold, 11.12; Arnold, III.5; Herbord, 11.41. Cm. «Źiv. st. Slov.», Ill, 185.
31 Только из Чехии уже вывозили серебро и олово (Ибрагим (ed. Westberg, 20, 53); Киевская летопись под 969 годом), из Рогузы вывозили в Италию герцеговинское и боснийское серебро и свинец (Jirecek, Handelstrapen, 47, 58, 69).
32 О современном состоянии науки о древнем янтаре см. статью W. Antoniewicze в журнале «Wiadomości archeologiczne», VI (1921), 199.
33 Jacob, Zeitschrift morgenland. Ges., 1889, 353; Handelsartikel, 63.
34 Plin., XXXVII.33, 40.
35 См. греч. άλς, лат. sal, готск. salt, иранск. salann, кимр. halan, слав. соль, древнепрусск. sal, латышек, sals, арм. al.
36 Plin., XXXI, 82; Varro, De re rust., 1.7, 8.
37 См. подробно в цитируемой ниже книге Цижевского, 16 и сл.
38 Kazvini и Charmoy, Relation de Mas’udi (Memoires de l’Academie de Saint Petersbourg, 1834), 344; Ибрагим ибн Якуб (ed. Westberg), 54 упоминает только «солеварни евреев» на реке Сале. Доказательства, которые я смог найти в документах, собраны в соответствующей главе X «Źiv. st. Slov.», III.
39 См. Ann. Fuld., 892 (ed. Kurze, 121) и грамоту Людовика IV, 903–906 гг. (Friedrich, Cod. boh., 1.35). В Чехию соль поступала также по Лабе (см. грамоту Спитигнева, II, 1057 года у Фридриха, Codex, 1.55). О солеварнях в северной Венгрии см. новый труд V. Chaloupeckeho, ϋνέ studie k dSjinam Podkarpatska (Bratislava, 1925).
40 О распространении торговли солью существует обширная литература, из которой приводим лишь наряду с сочинением W. Hehn, Das Salz (Berlin, II, 1901) наиболее интересную для славян статью St. Ciszewskeho, Studia etnologiczne, I, Sól (Varśava, 1922), хотя и эти труды не исчерпывают весь материал.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Фроянов.
Рабство и данничество у восточных славян

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси

Любор Нидерле.
Славянские древности

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления
e-mail: historylib@yandex.ru
X