Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Любор Нидерле.   Славянские древности

Глава VI. Возникновение и дифференциация южных славян

   Согласно теории, созданной когда-то Копитаром и поддержанной Миклошичем1, считалось, что славяне, придя на юг, образовали от Альп до Черного моря единую словенскую полосу, которая только в VII веке с новым приходом сербо-хорватов была разделена на собственно словенцев (на западе) и дакийских словенцев (на востоке). Но ни исторические, ни филологические данные не подтверждают эту теорию. Известие о позднем приходе сербо-хорватов на Балканы недостоверно (см. ниже, с. 93), а последние более тщательные исследования южнославянских диалектов показали существование непрерывной полосы от Альп к Черному морю, в пределах которой один диалект переходит в другой, причем переход одного языка в другой происходит настолько постепенно, что ничто не обнаруживает здесь какого-либо внезапного вторжения чуждого языкового элемента в древнее единство. Поэтому новая филологическая школа с В. Ягичем во главе2 отстаивает ту точку зрения, что древнего словенского пласта, разделенного сербо-хорватским клином, не существовало, но что уже с самого начала вся южнославянская волна содержала в себе зачатки будущих словенцев, сербо-хорватов и болгар, которые располагались так же, как и сами народы, в момент, когда они стали известны истории3. Конечно, в этой волне не было еще сформировавшихся словенцев, сербо-хорватов и болгар, а были только их предки. Окончательное разделение этих трех народов и образование более глубоких различий между ними произошло лишь на новых местах поселения, причем новая территория и среда, воздействие сохранившегося здесь иллирийского и фракийского местного населения, а потом романов оказали, несомненно, влияние на формирование их языка и культуры. Однако образование различий между сербами и хорватами было делом еще более поздней истории.

   Итак, на севере – прародине славян, где произошло выделение их южной ветви, – не было еще этих трех или четырех народов. Отделилась целая ветвь, еще слабо дифференцированная внутри, но поскольку диалектологические центры располагались в ней в том же порядке, в каком они были впоследствии на юге, то можно допустить, что прародина протословенцев находилась в юго-западном углу славянской прародины, где-то в районе верхней Вислы по соседству с чехами, тогда как протоболгары занимали юго-восточный угол прародины, а протосербо-хорваты находились между первыми и вторыми, в области центральных Карпат, что, как мне кажется, подтверждается также тесной связью между именем «хорват» или «харват» (второе название является, вероятно, более древней формой) и наименованием Карпатских гор4. Отсюда протоболгары продвинулись, конечно, по течению Серета и Прута к нижнему Дунаю, протословенцы же, а частично, может быть, и протохорваты прошли через Карпаты вдоль их западных склонов и через Моравию – в Паннонию5. Через центральную часть Карпат прошли, очевидно, относительно небольшие группы из-за сравнительной непроходимости этих дорог6. Тем не менее как сербо-хорваты, так и словенцы пришли, несомненно, в Паннонию и область Альп с севера, а не с южного Дуная вместе с аварами, в подчинении у которых они находились, как об этом до сих пор пишут, главным образом под влиянием устаревшего исследования Ресслера7.

   После прихода южных славян на Балканский полуостров развитие их языков шло по следующим основным направлениям: общими признаками южнославянской ветви по сравнению с остальными славянами были: 1) отвердение гласных е и i, 2) уничтожение разницы между и и ы, 3) переход е в Ѧ, 4) слоговые г и l и замена твердого ł средним l, 5) группа trat и trêt переходит в tort и tert (tlat, tlêt в tolt, telt), 6) функция союза da и vět в дополнительных предложениях и 7) развитие праславянских tj и dj в č, j в словенском языке, в «ċ», «j» в чакавских диалектах, в ć, d’ в штокавских диалектах, в ġ, k в резавско-моравских диалектах, в št, žd в общеболгарском языке8. На основе этих признаков на западе образовалась словенская область, в которой вместо старославянского Q возникло О, из праславянского ê – е, а из tj, dj – j, č; далее к востоку выделилась область кайкавского диалекта, который составлял переходную ступень к сербо-хорватскому языку9. Рядом со словенцами и кайкавцами образовалась область чистого сербо-хорватского языка, составленная из двух основных частей: из чакавских диалектов (из праславянского dj – j) и штокавских (собственно сербский язык из праславянского dj – ђ), причем следует упомянуть, что чакавщина в Хорватии издавна постоянно уступала на севере кайкавщине, а на юге – штокавщине, последние два диалекта заняли уже значительные области в Далмации, Боснии и Славонии10. Между штокавщиной и собственно чистым болгарским языком также образовалась полоса переходных диалектов, имеющих в одних местах больше сербских, а в других больше болгарских признаков. Это древнесербские диалекты, распространенные от Призрена и Тетевена через Приштину, Куманово, Вране, Ниш к Тимоку (призренско-тимокские) и дальше к югу северо-македонские диалекты от Скопле к Тырново и Софии. Южномакедонские диалекты уже явно болгарские. Собственно болгарский язык, характерными признаками которого являются переход от праславянской tj – dj к štžd, а в более поздний период постоянное сохранение носовых звуков и полугласных, занял восточную часть южнославянской области от Тимока, Софии и Македонии к Черному морю и разделился с течением времени на основании развития старославянского ё и носовых звуков на группу западную (ě – е) и восточную (ě – я). Позднее сербо-хорватский язык в процессе своего развития подвергся извне еще различным воздействиям двух культур – западной и восточной. Одна часть племен с сербо-хорватским языком приняла религию, а с ней письмо и культуру в целом из Рима, другая часть – из Византии. Это привело к образованию, с одной стороны, хорватов, а с другой – сербов – двух славянских народов, ныне резко различных, несмотря на близкое их родство. Но в древнюю эпоху после прихода славян на Балканы сербов и хорватов в современном понимании не существовало. Более того, не было вообще еще ни словенцев, ни болгар. Был лишь ряд очень мало отличавшихся друг от друга племен, из которых только позднее, в период средневековья, образовались словенцы на западе, хорваты и сербы в центре, а на востоке – болгары11.


1В. Kopitar, Glagolita Clozianus, Vind., 1836, XXX; Miklosich, Vergl. Lautlehre d. slav. Sprachen, Wien, 1879, 33 (их последователями в этом вопросе были также Л. Манич, Т. Маретич, С. Новакович, Б. Ляпунов и др.).
2См., в частности, Archiv f. slav. Phil., 1895, XVII, 47–87 (также VI, 148; VIII, 579), а также Ягич, V. Oblaka (Archiv, XVII, 595). См. также мои «Slov. star.», II, 257.
3См. выше, с. 40. Древнее соседство словенцев с чехами, а болгар с русскими подтверждают некоторые отдельные языковые признаки, о которых см. в моих «Slov. star.», II, 329. См. также предисловие к болгарской исторической грамматике, написанной Б. Коневым, «История на български език», София, 1919.
4По вопросу о сходстве названий – греч. Καρπάτης, герм. Harfada, старорусск. хорваты – см. «Slov. star.», I, 181, 297, 427 и сл. Впрочем, А. Брюкнер отрицает это сходство. Конечно, происхождение наименования Карпат неясно, а тем более происхождение наименования хорватов. Можно также заметить, что существует много интересных соответствий между речной номенклатурой закарпатских областей и более поздними славянскими названиями рек на Балканском полуострове. См. «Slov. star.», II, 330.
5Я полагаю, что предки хорватов жили в Западной Галиции еще до нашествия сюда германцев и тюрко татар, а предки сербов – южнее от них, в Моравии или в Северной Венгрии. Хорватские племена пришли позднее, чем сербские, вероятно, под давлением аваров.
6Впрочем, Дукельский и Яблуновский перевалы были очень оживленными уже в доисторическую эпоху.
7Roessler, I. Jeber den Zeitpunkt der slav. Ansiedelung auf der unteren Donau, 92, Sitzungsberichte Videhske akademie, t¥. fil. hist., 1873, sv. 73. Ту же точку зрения, что и Рёсслер, отстаивал и Миклошич (Verglei chende Lautlehre, 1879, 33), а за ними в настоящее время многие другие. См. «Slov. star.», II, 332.
8Jagić, Archiv f. slav. Philologie, XX, 35; Vondrak, Vergleichende Gram matik der slav. Sprachen, I, 2.
9Современные кайкавцы в западной Хорватии с точки зрения народности являются, конечно, хорватами (см. Нидерле, Slov. βνέί, 130), но сам диалект носит в такой степени переходный характер, что одни филологи, как, например Копитар, Миклошич, Облак, Белич, причисляют его к словенскому языку, а другие (Ягич, Решетар, Вандрак, Поливка) к сербо хорватскому. См. A. Belie, Les rapports mutuels du serbo croate et du Slovene, Revue des Etudes slaves, I, 1921, 20–27.
10См. об этом библиографию в «Slov. star.», II, 334.
11Соответствующую литературу об этой эволюции см, во первых, в моих «Slov. star.», II, 334–337, во вторых, в моем «Slov. svgtS», с. 183.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Любор Нидерле.
Славянские древности

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв
e-mail: historylib@yandex.ru
X