Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любор Нидерле.   Славянские древности

Пчеловодство, рыболовство и охота

   Важным дополнением к разведению скота и занятию земледелием были еще бортничество, рыболовство и охота на различных диких зверей.

   Бортничество было вообще одним из основных занятий в прикарпатских областях, которые с доисторических времен славились пчелами и медом. Уже у Геродота мы встречаем упоминание об этом, а Павсаний свидетельствует, что в Грецию ввозился самый лучший мед из земли алазонов на Днестре49. Так было и во времена древних славян и позже, а во многом сохранилось и до наших дней. Население Прикарпатья разводило пчел либо в лесах в дуплах деревьев, отмеченных владельцем специальным знаком, либо вблизи самого двора в полых колодах, которые назывались ульями, или бърть. Об изобилии меда у южно-русских славян свидетельствует Гардизи, рассказывая, что один славянский хозяин получал 50–60, даже 100 менов меда с одного улья50. Поэтому нет ничего удивительного в том, что мед и, разумеется, также воск стали одной из основных статей славянского экспорта (см. гл. X), одной из обычных составных частей дани, которую славяне платили in natura немецким хозяевам51. Излюбленный напиток древних славян также делался из перебродившего меда, о чем я уже имел случай сообщить выше, на с. 283. Начиная с XI века в источниках упоминаются рядом с поселениями специальные коллективные, отгороженные плетнями пасеки (horti apum, mellificia), а вскоре появляются и специальные пасечники, обученные пчеловодству (бортникъ).

   Что касается рыболовства, то оно в некоторых богатых водами славянских краях занимало первое место среди всех других отраслей хозяйства. Рыбы было огромное множество, и славяне ловили ее либо удочкой (сл. pda, pdica), совешенно такой же, как и современная, либо по ночам при помощи света, либо острыми гарпунами (сл. ость) с одним или несколькими зубьями, либо, наконец, различными плетенными из веревки сетями и корзинами, которые также немногим отличались от сетей или корзин, употребляемых в настоящее время. Среди находок этого времени сетей, конечно, нет, но в исторических источниках Χ-ΧΙΙ веков засвидетельствованы различные виды сетей (неводь, влокь, мрежа, сеть)) древними являются также корзины, сплетенные из ивовых прутьев, термин же ерша (верша) уже летто-славянский52. Кроме того, славяне умели заманивать и ловить рыбу специальными деревянными конструкциями, поставленными на реке (слупь, одра), которые латинские источники XII века из Чехии и Бранибора (Бранденбурга) называют терминами: pali, tractus, tractiones, gurgusta seu piscaturae, также piscatoria, saepes, crates, piscina, clausura piscina53.

   Затем выловленную рыбу продавали либо в свежем виде, либо заготовленную впрок; так, у Галла (1107) сообщается, что рыбу солили, у Эббона – что ее сушили на зиму; и, по-видимому, уже тогда практиковалось копчение дымом. Другие способы хранения рыбы нам не известны, но несомненно, что они не отличались от тех, которые используются там же и поныне54.

   Об охоте на зверя много говорить не приходится. Охотились за всяким зверем, который съедобен или давал хороший мех, который был опять-таки одним из главных предметов экспорта славянских областей (см. об этом подробнее в главе X). Зверя убивали либо оружием (стрелами или копьями), либо, что было чаще, ловили при помощи разных ловушек, большими сетями, различного вида капканами или устраивали облавы, западни, для которых уже в древних источниках XI века приводятся названия – сеть, перевесь, тенето, пругло, пругь, osilo, silo55. С востока славяне заимствовали прием охоты с помощью прирученных соколов, ястребов и ястребов-перепелятников. Уже в IX веке мы читаем о болгарском князе Борисе, что он послал сыновьям сербского князя Мунтимира пару соколов; об охоте с соколами и ястребами упоминает также русский князь Мономах в своем Поучении56.



   Примитивный улей в Полесье (по Кирле)


49 Herod., V.10; Pausan., 1.32.1.
50 См. «Źiv. st. Slov.», III, 165.
51 Среди поборов славян, собираемых на территории Германии, а затем в Польше и Чехии, непрестанно упоминаются patena mellis, urna mellis или situla mellis, иногда и lapis cerae. Одному богатому славянину в Ниенбургском аббатстве было приказано платить налог в 100 сосудов меда и два воза рыбы. См. тексты в «Źiv. st. Slov.», III, 163–164.
52 «Źiv. st. Slov.», III, 178–181.
53 Документы см. там же, 182–183. Начиная с XII в. имеется также много документов, подтверждающих существование специально обученных рыбаков (piscatores).
54 Gallus (Bielowski, Mon. Polon. Hist., 1.447); Ebbo, III.4. О Поднепровье см. также у Геродота, IV.53 («Ziv. st. Slov.», III, 185).
55 См. «Źiv. st. Slov.», III, 171.
56 Const. Porph., De adm. imp., 32; Лаврентьевская летопись под 1096 г.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Валентин Седов.
Славяне. Историко-археологическое исследование
e-mail: historylib@yandex.ru
X