Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Любор Нидерле.   Славянские древности

Уход за телом

   Как это бывает у всех народов, ведущих свободный и простой образ жизни, славяне особой чистоты не соблюдали. Уже Прокопий говорит о славянах, что они грязны, как массагеты, а позднее о том же упоминают еще два источника, относящиеся к концу I тысячелетия87. Тем не менее эти сообщения не стоит принимать буквально. Низшие трудовые классы, собственно, никогда и нигде не были иными. А поскольку известия всегда исходят от представителей высших классов общества, привыкших к большему благополучию и большей чистоте, вполне понятно, почему жилище простого крестьянина всегда казалось им неприглядным и грязным. Крестьянин повсюду не любит мыться88. Поэтому эти свидетельства нельзя относить специально к славянам, точно так же, как и замечание Тацита (Germ., 20) о германцах, что они ходят «nudi et sordidi», или замечание Герборда (111.20) о датчанах нельзя относить только к германцам и датчанам. А немецкий князь Герлав даже объяснял немецким фризам, почему они противны соседним славянам: «Sane fetet eis odor noster»89. Еще более неприглядные вещи рассказывает Ибн Фадлан о русских, то есть, очевидно, норманских купцах на Волге90.

   В противовес приведенным выше известиям о неопрятности славян мы располагаем и другими историческими свидетельствами, показывающими, что делать обобщения по этому поводу не стоит. У восточных славян не только высшие классы, но и простой народ в деревнях проявляют по нынешний день, как они проявляли уже в конце языческого периода, стремление к чистоте, о чем свидетельствует строительство специальных бань для общественного пользования, которые в древнерусском языке назывались лазьня (от «лазить»), мовня, мовница или мыльня, мыльница от общеславянского слова мыти. Вместе с тем уже в ΙΧ-Χ веках был также широко распространен и термин баня, баньное от греко-латинского βαλανεΐον, βάνεια (balneum, banea)91. Однако было бы неправильно приписывать появление бани одному лишь греко-римскому влиянию, хотя в позднейшее время это влияние отрицать нельзя92, так как на него указывает само распространение термина баня. Я полагаю, что скорее всего толчок к строительству бань дан был с Востока или от скифов, знакомых с подобными паровыми банями, при пользовании которыми моющиеся одновременно одурманивали себя конопляным дымом93. Наконец, русские могли заимствовать их у других народов, с которыми у них были тесные связи, – у сарматов (аланов), хазаров или болгар, – хотя не исключено, что паровые бани в землянках, где вода наливалась на очаг, издавна являлись собственным изобретением славян. Однако, поскольку уже в X веке Масуди называет банное помещение по-славянски al-atbba или al-itbba, что может являться лишь транскрипцией славянского истъба, а одновременно с ним русский летописец под 945 годом для названия банного строения в Киеве использует слово истобка, также являющееся уменьшительным от слова истъба, а на Западе легенда Христиана знает у чехов то же самое слово, означающее комнату, в которой имеется печь34·, – становится очевидным, что выражение истъба в значении «баня» перешло к славянам от германского stuba (см. гл. V)95.

   Здесь в течение второй половины первого тысячелетия, очевидно, скрещивалось влияние, идущее с двух сторон. Паровую баню, представлявшую собой комнату, посреди которой находился очаг с раскаленными камнями, славяне издавна, возможно, переняли с Востока; что же касается избы с построенной внутри печью, приспособленной под баню, то последняя пришла к славянам примерно в V или VI веках с Запада из державы франков и первоначально ее переняли западные славяне, а уже от них она быстро распространилась и среди славян восточных. Внутренность этой славянской бани состояла из небольшой деревянной комнаты, в одном углу которой находилась низкая печь для топки и разогревания свода из положенных на нее камней, а в другом – помост со ступеньками, на котором моющийся мог по желанию лечь выше или ниже. Помимо этого, в русских банях обливались горячим квасом, хлестали себя вениками и обливались холодной водой.

   Так описывает древнерусскую баню языческого периода в городе Новгороде русский летописец. Аналогичным образом описывает ее и Масуди96. На Западе об истопленных банных избах упоминает легенда Христиана о св. Вацлаве, у поморян – Герборд97. Не вполне определенные упоминания о банях встречаются в древних русских церковных поучениях (мовница, мыльница, мов творити); в них можно прочитать интересную вещь: народ приготавливал баню и для своих предков, что, впрочем, русский народ кое-где делает и до сих пор98.

   Древним универсальным косметическим средством у славян являлось изготовленное из молочного жира масло (от корня маз-ати), которым натиралось тело. О мыле нам ничего не известно, но весьма вероятно, что в конце языческого периода оно уже проникло к славянам из других стран, так же как и другие, еще более редкие косметические средства: восточные ароматические масла, красящие вещества для волос и краска для лица, которые, как это показывает цитировавшийся выше летописец Переяславля Суздальского начала XIII века, быстро нашли путь даже к простому народу.

   Среди туалетных принадлежностей так же, как и в других европейских странах, древним, собственно славянским изделием был деревянный или костяной гребень, расчесывание же волос (древнеславянское чесати) относится к древнейшей культурной потребности славян“. Однако в землях, заселенных славянами, начиная с I века н. э. найдены лишь импортированные из Рима односторонние гребни известных нам форм – короткие с трапециевидной или полуовальной спинкой; но позднее, в IX и последующих веках, для славянских могил, как женских, так и мужских, характерны либо односторонний гребень с узкой продолговатой спинкой, украшенной резным орнаментом, либо более короткий двусторонний гребень. Оба эти вида гребней, судя по их форме, являются производными от римской продукции100. Собственно праславянские гребни должны были быть по своей форме более грубыми, но сохранились ли где-либо доказательства этого – мне не известно.







   Русская баня в Новгородской губернии



   Волосы и бороду славяне остригали ножницами или сбривали бритвой. В могилах ΙΧ-ΧΙ веков, как мужских, так и женских, сохранилось много железных ножниц, которые, как правило, были сделаны по древним галло-римским образцам и были выкованы из одного железного прута101. О находках бритв в могилах этого периода мне ничего не известно, однако бритвы составляли предмет римского импорта I–V веков н. э. Термин, обозначающий бритье, – древнеславянский брити – является общеславянским и очень древним102; некоторые исторические данные также подтверждают, что славяне были знакомы с бритьем103. Более подробно см. об этом в главе IV, в том разделе, где говорится о прическах.

   Из других туалетных принадлежностей наряду с металлическими пинцетами для выщипывания волос и ложечками для чистки ушей, которые являлись предметом римского экспорта в славянские земли уже в императорский период104, заслуживают упоминания также и зеркала105, разумеется, только металлические и опять-таки импортированные. В зеркалах не было недостатка и среди предметов древнего импорта из римских провинций, хотя доказательствами этого я не располагаю, а зеркальца, обнаруженные на восточной окраине славянских земель в конце языческого периода, как правило, были сплошь импортированы из Азии. Эти зеркальца представляли собою круглые металлические пластинки, с одной стороны отполированные, а с другой – украшенные рельефной резьбой и снабженные ушком. Такие зеркала очень часто встречаются начиная с V века в южной России в могилах аланов и хазаров, а также и у других, живших уже в более позднее время кочевников, от которых, правда не всегда, их заимствовали славяне106. На этих зеркалах имеются и арабские надписи.













   Славянские гребни (VI-ΧΙ вв.)











   Гребни славян и их соседей (ΙΧ-ΧΙ вв.)


87 Procop., 111.14; Mon., Germ., Auct. ant., XI, 390; Eigilis, Vita S. Stur mi, 7 (ibid., II, Series Scriptorum, 369).
88 Д. Маринов, «Жива Старина», 489.
89 Helmold, 1.64.
90 А.Я. Гаркави, указ. соч., 93.
91 «Źiv. st. Slov.», I, 138, 791–792. Исчерпывающее объяснение представил М. Мурко в «Wórter und Sachen», V.11 и сл. (Сам он – за римское происхождение бани.)
92 Первая каменная баня (баньное), каких до этого на Руси не было, была построена в Переяславле в 1090 году (Лаврентьевская летопись, 202, ПВЛ, I, 137). Баня засвидетельствована уже в Номоканоне Иоанна Схоластика в IX–X вв. (А. Соболевский, Материалы, 144).
93 Herod., IV.73–75.
94 См. мое объяснение в «Ziv. st. Slov.», I, 135–140.
95 См. «Źiv. st. Slov.», I, 136, 791, где, кроме того, имеется подробное толкование различных гипотез Мерингера и Рамма, касающихся перехода германского stuba в славянское истъба и греко скифского κάνναβις в славянское копелъ.
96 Лаврентьевская летопись (ПВЛ, I, с. 12). Так, мы читаем об Ольге, что она приказала приготовить древлянам баню в деревянном доме, в котором затем сожгла их (Лаврентьевская летопись, под 945 годом, ПВЛ, I, с. 41). Описание, сделанное Масуди, см. у аль Бекри (ed. Rożen), 57.
97 Fontes rer. bohem., 1.223 (stuba); Herbord, 11.16 (stupa). В отношении Польши см. только упоминание Кромера (Polonia (ed. 1901), 47).
98 См. свидетельства, приводимые в «Źiv. st. Slov.», I, 135. См. также: Mansikka, Religion der Ostslaven, 1.174, 183. Зато о разрисовке или татуировке тела у славян известий нет, хотя это и засвидетельствовано у ряда соседей славян («Ziv. st. Slov.», I, 161).
99 См., что пишет Ибн Фадлан под 922 годом о русах среди восточных славян (А.Я. Гаркави, указ. соч., 94, 111); каждый дружинник киевского князя имел слугу, который причесывал ему волосы.
100 «Źiv. st. Slov.», 1.144–151, tab. III, IV. Третья форма – бронзовый гребень – является редкой и занесена к восточным славянам с Востока.
101 Там же, I, 152, tab. V.
102 Там же, I, 156.
103 Там же. См., в частности, известие о мораванах около 900 года (Friedrich, Codex Boh., 1.32).
104 Там же, 1, с.
105 Выражение зьрцало мы находим уже в Беседах папы Григория (X–XIbb.).
106 «Źiv. st. Slov.», I, 158–161. Такие же зеркала имели кочевники V–VIII вв. в Венгрии.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Коломийцев.
Народ-невидимка

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

под ред. А.С. Герда, Г.С. Лебедева.
Славяне. Этногенез и этническая история

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X