Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Л. В. Алексеев.   Смоленская земля в IХ-XIII вв.

Занятия сельского населения

Для домонгольского времени данных письменных источников нет, но есть свидетельства иностранцев XVI—XVII вв.11)

Земледелие, скотоводство, охота. В X—XI вв. почти везде в лесной полосе жители перешли от подсеки к пашне12), правда, подсеку было можно встретить в глухих местах и в XIX в.13) В XI в., как известно, рожь вытеснила просо. В смоленской феодальной усадьбе найдено: ячмень (78,4%), овес (15,4%), мягкая пшеница (6,2%) (городище Ковшары14)), случайные зерна ячменя, конских бобов (Воищина). Они есть и в крестьянских курганах (Маркатушино, Катынь15)), особенно много их в Бородинском [118] городище16). Обнаружены косы (Ковшары, Воищина, Бородинское), мотыга (Бородинское), жернова (хлеб мололся вручную).

Виды скотоводства в древней Руси не претерпевали больших изменений. Судя по костям животных, улучшалась лишь породность скота. В отличие от балтских аборигенов17) у местного населения в это время в скотоводстве стала доминировать не свинья, а крупный рогатый скот:

Вид животного

Отдельные кости, %

Особи, %

Вид животного

Отдельные кости, %

Особи, %

Крупный рогатый скот

46,7

36,4

Лошадь

6,9

10,8

Свинья

36,7

26,2

Собака

1,1

64

Мелкий рогатый скот

3,3

20,00

Кошка

0,1

1,1

Есть свидетельства о наличии стада — колокольца для коров из раскопок в кургане у д. Слобода, из Мстиславля, в ряде городских памятников найдены и скребницы.

Видное место принадлежало охоте, не говоря уже о замках феодалов, охотилось, безусловно, и население деревни. Если судить по находимым в раскопках костям, более всего охотились на бобра, лося и лисицу. В одном позднем документе сказано: «...тыми разы Гаврило Полтевич послал люди свои до отчины своей до Пристары (Присмары?) бобров гонити; ино людей его перебили и сети бобровые и собаки поотнимали»18). На бобров, следовательно, охотились с сетями и собаками. Так было, очевидно, и ранее. О том, что именно крестьяне занимались охотой на бобров, говорит 32 статья «Устава о волоках» короля Сигизмунда-Августа 1557 г.: «А во всех пущах наших и общих, где прежде крестьяне наши бобров ловили, там и теперь по-прежнему ловить должны. А если бы где в реках и озерах наших бобры показались вновь, то и там крестьяне ловить должны, а за работу брать им пятого бобра или подбрюшек от каждого»19). Охоте на бобра в древности на Руси посвящено специальное исследование В. П. Кеппена, бобру в Смоленской земле — В. Н. Добровольского20). В грамоте «О погородьи» 1211—1218 гг. упоминаются под Дорогобужем «три гоны короткий», вероятно, бобровые. Есть сведения, что Посожье некогда было поделено на бобровые гоны: в жалованной грамоте Мстиславского князя Онуфриевской церкви говорится: «Дали есмо на церковь божию храму cв. Онуфрия берегы на Сожи гоны бобровые, почонши от Молотомля до [119] Лобковский рубеж по Сожу»21). Упоминаются «бобровые гоны» и на острове Западной Двины несколько выше с. Курино, на половине пути между Суражем и Витебском (1627 г.)22) и т. д.

Особым спросом пользовались шкуры медведя, охота на которого была распространена вплоть до XIX в. В верховьях Днепра, у его истоков, «множество медведей, — писал Д. Н. Анучин, — которые летом чуть не забираются в овсы, с которыми и вообще приходится встречаться нередко, рассказы о них здесь приходится слышать беспрестанно»23). Мясо медведя, видимо, охотно употребляли в пищу: его кости находят не только в культурных слоях древнерусских городов, но и в курганах (правда, уже за пределами Смоленской земли).24)

Медведей было много еще в XVII в., так, в 1675 г., заночевав 17 августа в 8 милях от границы Смоленской земли, Адольф Лизек писал, что «по причине опасности от медведей мы приказали часто стрелять и развели большие огни»25). Крестьяне охотились и на других животных, в частности на рысей, хотя кости этого животного не находят (рысь свежевали в лесу). Даже в XX в. рысей было много в лесной части Ельнинского уезда (леса Заболотской волости)26).

Рыболовство и бортничество. Через Смоленскую землю протекали основные русские реки, и рыбный промысел, поддерживавший человека, особенно в неурожай, был несомненно широко распространен, что подтверждают находки костей рыб и рыболовных снастей при раскопках. Свидетельство тому и топонимика: р. Жукопа по аналогиям из западнобалтийских языков, означает «Рыбная река»27), также наименование озера — Щучье (в XIX в. там были судаки, окуни, караси, но главным образом щуки28)). Река Молодой Туд славилась голавлями, окунями, щуками «замечательного размера» и лососями29). Устав Ростислава 1136 г. упоминает поставки князю рыбой, рыбу получал в 1211 г. и епископ («трои сани рыбы»). Бортничество также упоминается в Уставе (село Ясенское «и з бортником»). С этим связано и «осм капии воску». По Правде Ярославичей, воровство княжеской борти наказуется 3 гривнами серебра, а по Пространной Правде «разнаменовывание» (борти) каралось 12 гривнами серебра30). [120] В XIII и XIV вв. Смоленщина и Полотчина были основным районом развития бортничества31).

Производство. Деревня не могла соперничать с городом в производстве, оно было развито слабее и имело свою специфику: добывалась руда и вырабатывалось из нее железо. В Смоленской земле много болот, на которых «обильная ржавая плесень» (П. В. Голубовский), и много топонимов типа Ржавец, Ржава, Рудня и т. д. В 1850 г. в с. Ивановское Ельнинского у. были открыты большие залежи железной болотной руды32). Особенно богат железными рудами Вяземский у.33) В XVII в. в Смоленской земле было известно б месторождений руды по Днепру, 10 — по Вопи, 2 — по Угре, 1 — по Хмости, 2 — по Десне, 3 — по Уже и т. д.34) Если в XV в. Деревской пятине зафиксировано 700 «копачей» (1495 г.)35), то можно думать, что достаточно их было и в Смоленской земле и в более раннее время. Руда, добываемая из болот, низкого качества, железа она давала по сведениям Б. А. Рыбакова, от 18 до 40%. 42,9% железа дал анализ руды и на близких Смоленщине территориях (им. Вихря Сеннеского у. Могилевской губернии), однако рядом руда из им. Ляхи дала лишь 14,64% железа (анализы уральского горного управления)36). У Пропойска (Пропошеск) железо производилось еще и в XVIII и XIX вв., правда, «на крестьянски токмо нужды»37).

Не приходится сомневаться, что древний смоленский крестьянин занимался и лесопильным промыслом. Одна из смоленских берестяных грамот говорит о вывозке бревен. Из особо толстых стволов в X в. делали однодревки, о которых упоминается у Константина Багрянородного — «моноксилы». Существовало, несомненно, и смолокурение, что, возможно, и дало наименование столицы княжества — Смоленска. В 1865 г. возле деревень Толстобино, Селец и Прилепы якобы было найдено несколько курганных насыпей из смолы38), очевидно, запасы так и не употребленной в дело (?). Обилие гончарных глин успешно служило гончарству смоленских деревень. Еще в XIX в. изделие горшков было основным крестьянским производством. На всех раннесредневековых деревенских поселениях, исследованных В. В. Седовым, керамика была основным контингентом находок. В. И. Сизов был первым и пока почти единственным исследователем керамического производства на материалах гнездовских раскопок. Сейчас эти наблюдения требуют проверки, гнездовской керамикой занималась [121] Т. А. Пушкина.39). Существует мнение, что феодальные усадьбы керамическим производством часто не занимались: керамика покупалась, вероятно, у деревенских мастеров40). В Смоленской деревне были, несомненно, и другие производства. У д. Митяево близ Вереи в курганах найдены литейные формы41).

Расположение основной массы смоленских деревень именно в западной части земли, по Пути из варяг в греки, свидетельствует о роли обмена в жизни смоленской деревни. Села могли предлагать проезжим продукты питания, меха, воск, получая в обмен диргемы, готовые орудия труда, т. д.

В города деревня продавала кричное железо. О деревенской торговле свидетельствуют, мы говорили, ювелирные изделия, находимые в курганах к востоку от Смоленска (см. выше). Наиболее покупательной способностью обладали деревни в междуречье Болвы, Десны, Угры и Днепра, Днепра и Западной Двины42).


11) Сказание Адольфа Лизека о поездке в Россию в 1675 г. — ЖМНП, 1837, XI, с. 340, 341.

12) Кочин Г. Е. Сельское хозяйство на Руси. М.; Л., 1965, с. 78.

13) Петров В. П. Подсечное земледелие. Киев, 1968.

14) Лявданский А. Некоторые данные..., с. 250.

15) Ляуданскi А. Н. Археологiчныя дасьледы у вадасборах рр. Сажа, Дняпра и Каспли Смаленскае губернii. — Працы II, с. 296, 317.

16) Седов В. В. Сельские поселения...

17) Краснов Ю. А. Локальные особенности животноводства в лесной полосе Восточной Европы в эпоху железного века. — КСИА, 1967, вып. 112, с. 33.

18) Бобр в Смоленской земле. — Смоленская старина, Смоленск, 1916, вып. III, с. 59 (Присмара — в южной части Ельнинского у.).

19) Пичета В. И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве. М., 1958.

20) Кеппен Ф. П. О прежнем и нынешнем распространении бобра в пределах России. — ЖМНП, 1902, т. VI, с. 333; Добровольский В. Бобр в Смоленской земле по летописным и археологическим данным. — Смоленская старина, 1916, т. III, вып. 2. л. 57-62; ср.: ИАК, СПб., 1915, вып. 58 (прибавление), с. 33.

21) ДКУ, с. 146. Акты Западной России. СПб., 1848, т. II, № 132.

22) Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской. № 35, хранящихся в Центральном архиве в Витебске и изданных под редакцией [...] Сазонова. Витебск, 1871.

23) См.: Охота на медведя в Копысском уезде. — МГВ, 1861, № 25; Анучин Д. Н. Истоки Днепра. — Северный вестник, 1891, август; перепечатка: Смоленский вестник, 1891, № 95.

24) Андреева Е. Г. Кости животных из курганов в окрестностях Вышнего Волочка. — Экспедиции ГИМ. М., 1969.

25) Сказание Адольфа Лизека, с. 337.

26) Добровольский В. Бобр в Смоленской земле, с. 59.

27) Топоров В. Н. Некоторые задачи изучения балтийской топонимии русских территорий.— Вестник географии. М., 1962, вып. 58, с. 46.

28) Шестаков П. География Смоленской губернии. — ПКСГ 1857, Смоленск, 1858, с. 70.

29) ПКСГ, 1857, с. 128.

30) ПРП, 1953, т. I, с. 79, 116.

31) Хорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода в XIV—XV вв. М., 1963, с. 126.

32) Семенов П. П. Географо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1865, т. II с. 95.

33) ПКСГ, на l857 г. Смоленск, 1857, с. 78.

34) Историк-марксист, 1935, № 1, с. 63-81 (раздел «Документы»).

35) Гадзяцкий С. С. Водская и Ижорская земли Новгородского государства. — ИЗ, М., 1940, кн. 6, с. 120, 145.

36) Рыбаков Б. А. Ремесло..., с. 545; Железная руда в Сенненском уезде Могилевской губернии. — МГВ, 1869, № 40.

37) Щекатов Л. Географический словарь Российского государства. М., 1805, с. 1146.

38) Рокачевский С. Опыт собирания исторических записей о г. Рославле. — ИРАО, 1880, т. IX, с. 509.

39) Сизов В. И. Гончарное дело в Гнездовских курганах Смоленской губернии. — Труды XII АС, М., 1905, т. III, с. 312, 313; Пушкина Т. А. Лепная керамика Гнездовского селища. — Вестник МГУ. Сер. история, 1973, № 3.

40) Седов В. В. Сельские поселения..., с. 120-122.

41) Арциховский А. В. Митяевские литейные формы. — В кн.: Техника обработки камня и металла. М., 1930; Рыбаков Б. А. Ремесло..., с. 147.

42) Успенская А. В. Нагрудные поясные привески. — Труды ГИМ, М., 1967, вып. 43, карты на с. 97, 101, 109.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Иван Ляпушкин.
Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления
e-mail: historylib@yandex.ru
X