Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

К. М. Колобова.   Из истории раннегреческого общества (о. Родос IX-VII вв. до н.э.).

1. Родосское трехградие

В древнейшем письменном источнике «Илиаде» о. Родос представлен населенным дружинами Тлеполема, —

Кои в родосской земле, разделенные на три колена,
Линд и Ялис и Камир белокаменный вкруг населяли...1)

Все три города объединены властью Тлеполема, который, по-видимому, был и архагетом и ойкистом городов (в пользу этого говорит пассивный оборот, относящийся к заселению городов — ωκηθεν, κοιμηθένεζ). Эта версия подтверждается также наличием на острове культа архагета Тлеполема2) и архагетов Гераклидов.3) Родос в тот период являлся уже богатым островом:

Зевс им богатства несметные свыше излил, Олимпиец.4)

Это представление о Родосе вряд ли старше VII в. до н.э. Период Х—VIII вв. остается неосвещенным.

Три родосских центра — Линд, Камир и Ялис — возникли, несомненно, еще в минойский период жизни острова. Однако нельзя предполагать, что традиционное в истории трехчленное разделение острова создалось сразу и что кроме этих городов на Родосе существовали лишь многочисленные поселки. И действительно, в схолиях к VII олимпийской оде Пиндара назван и четвертый родосский город — Ахея: «Дидим говорит, что есть и четвертый город, называемый теперь Ахеей».5)

Помимо этой заметки схолиаста, мы находим несомненное подтверждение существования Ахеи в надписи, относящейся к древнему святилищу Алектроны, а затем у Диодора и у Афинея со ссылкой на Эргия.

Афиней приводит рассказ родосских историков Полизела и Эргиада о поселении в ялисской области финикийцев, предводительствуемых [66] Фалантом. При вторжении греков во главе с Ификлом на Родос, финикийцы укрылись в Ахее, укрепленном городе в Ялисе.6)

Диодор, по-видимому, заимствует свой рассказ у родосского историка Зенона:7) не участвовавшие в убийстве Тенага, сыновья Гелиоса Охим и Керкаф остались на Родосе и «поселились в Ялисии, основав город Ахею».8) Это произошло, по версии Диодора, еще до возникновения Линда, Камира и Ялиса, которые были основаны лишь сыновьями Керкафа после того, как сильное наводнение опустошило Кирбу.

Надпись Алектроны представляет сакральное постановление ялисцев о священном участке и храме Алектроны.9) Одна стела с этим постановлением должна быть выставлена при входе в святилище, находящееся вне города, по дороге, ведущей, может быть,10) из нижнего города; вторая стела выставляется, по-видимому, в центре этого города на агоре и, наконец, третья — при спуске из города Ахеи.11)

Еще Меурсий высказывал предположение, что ’Αχαϊα πολίς наших источников и ’Οχύρωμα Страбона обозначают одно и то же — акрополь Ялиса на вершине горы Филерма.12)

Это положение оставалось общепризнанным до выступления Виламовица: сославшись на заметку схолиаста к Пиндару, Виламовиц замечает, что мнение о тождестве Ахея с акрополем Ялиса — «неприемлемо».13)

Мнение Виламовица было категорически отвергнуто С. Селивановым. Вместо предложенного Гиллером чтения εν τε ’Ιαλυσία (у Афинея: εν τε ’Ιαλυσω), Селиванов считает возможным избежать конъектуры, понимая πόλις ίσχυροτάτη в смысле ακρό πολις;14) в этом случае самый термин πόλις ίσχυροτάτη как нельзя более согласуется со страбоновским ’Οχύρωμα.

Надпись Алектроны также свидетельствует о том, что самое святилище находилось на склоне горы, примерно посередине подъема, между городом (πόλις), расположенным у подошвы Филерма, и Ахеей — акрополем на вершине горы.

Что же касается заметки схолиаста, то, с нашей точки зрения, С. Селиванов правильно отмечает, что в ней есть «что-то недосказанное и перепутанное». Прежде всего смущает словечко «νυν». Если оно относится ко времени Дидима или самого схолиаста, то на острове в это время было уже не три и не четыре, а гораздо больше городов.

Вполне возможно, что Дидим отождествил Αχαια πόλις (= ακρό πολις) с особым городом, тем более, что вплоть до [67] первых десятилетий IV в. до н. э. слово «полис» часто употреблялось в значении «акрополь».

Очень убедительные возражения С. Селиванова, с нашей точки зрения, не решают, однако, одного важного вопроса. С. Селиванов склонен считать Ахею очень древним городом (более древним, чем Ялис), что, с его точки зрения, подтверждается и самим положением Ахеи на вершине горы Филерма. Как же тогда объяснить, что наименование Ахеи было поглощено позднее возникшим Ялисом? По примеру минойских городов Крита, Ялис возник не на вершине холма, а на его склоне (ср. находки Минако). Ахея, как об этом свидетельствует ее имя, возникла, вероятнее всего, с появлением на острове ахейцев и вполне возможно, что первоначально Ялис и Ахея были действительно двумя разными городами.

Наименование «Ахеи» не является исключением. Аналогичная топонимика встречается и в других местах: так, на северном побережье Крита узкая, выступающая в море полоса земли носила название Ахейской возвышенности.15) В Троаде известен залив, называвшийся Ахейским, на берегу которого, по преданию, находился лагерь ахейцев во время осады ими Трои.16) По свидетельству схолиаста к Аполлонию Родосскому, на северном побережье Крита находился и город Ахея.17)

Можно было бы увеличить число примеров, но и сказанного достаточно, чтобы видеть, что такие «ахейские» названия связаны обычно с преданием об ахейцах и нет надобности считать все эти предания совершенно лишенными всякого исторического значения. Наоборот, как кажется, эта «ахейская» топонимика свидетельствует о периоде ахейской колонизации, следы которой были стерты затем волнами более поздней дорийской колонизации. Об ахейской колонизации Родоса свидетельствуют и элементы эолийско-ахейского диалекта, встречающиеся в языке дорийского Родоса.

Таким образом, Камир, Ялис и Линд связаны в своем возникновении с критским периодом; Ахея же свидетельствует об ахейской колонизации.

В случае насильственного вторжения ахейцев и борьбы с населением острова, гора Филерм, как самая высокая вершина в северо-восточной части Родоса, должна была представлять собой лучший плацдарм для поселения воинственных дружин. Захват вершины Филерма обеспечивал не только укрепленное природой убежище, но и пункт наблюдения над всей окрестностью.

Интересно отметить, что основание Ахеи связано в мифе [68] с именем двух сыновей Гелиоса, враждебно настроенных к населявшим остров тельхинам. Поэтому можно примирить кажущиеся противоречия источников. Первоначально ’Αχαια πόλις был, действительно, инородным элементом в минойском Ялисе или Ялисии и являлся отдельным городом, хотя территориально близко связанным с местоположением Ялиса; позже он превратился в акрополь Ялиса: ισχυρότατη πόλις Αχαια стал, таким образом, ’Οχορωμα η ακρόπολις ’Ιαλυσού.

Кроме Ахеи, в Ялисии древние авторы называют еще и пятый город — Кирбу (Кирбию), о кагором рассказывает (несомненно поврежденный) текст Диодора.18) Сообщив о том, что братья Гелиады, неповинные в убийстве Тенага, обосновались в Ялисии, основав Ахею, Диодор продолжает: «Старший из них, Охим, будучи царем, женился на одной из местных нимф Эгетории, от которой родилась дочь Кидиппа, после этого названная Кирбией;19) брат [Охима] Керкаф, женившись на ней, наследовал царство. После его смерти власть наследовали три сына: Линд, Ялис, Камир, при которых произошло сильное наводнение; затопленная Кирба опустела. Братья же поделили землю, и каждый из них основал город по своему имени».

Нигде ни до, ни после этого Диодор не упоминает более о Кирбе, и выражение την μετα ταυτα Κυρβίαν μετονομασθειαν остается совершенно необъясненным. Уже Беккер, не принимая существовавшую до него конъектуру Пальмерия (πόλιν ’Αχαιαν την μετα ταυτα Κύρβην μετονομασθεισαν), предлагал свою: Κυδίππην την Κύρβην κτίσασαν και μετα ταυτα Κυρβίαν μετονομασθεισαν.20) Гиллер, не упоминая о конъектуре Беккера (не зная ее?), пытается исправить текст Диодора следующим образом: εξ ης εγέννησε θυγατέρα Κυδίππην *)[και έκτισε πολιν [имя] την μετα ταυτα Κυρβίαν μετονομασθεισαν.

Это исправление позволяет ему распределить демы, которые он считает ялисскими, между Ахеей, Кирбой и Ялисом: «В этом затопленном исчезнувшем городе, — пишет он, — мы можем теперь распознать Παλαια πόλις, по которому дем был назван Παλαιοπολιται. Он должен был лежать у моря, на месте, где возможно наводнение»; Νεοπολιται населяли, по его мнению, «нижний город» (Ялис) и Πολιται — верхний город (Ахею, Охирому).21) Тем самым, однако, Гиллер впадает в явное противоречие с его же собственным восстановлением, согласно которому древнейшим городом оказывается не Кирбия, но Ахея. Он впадает в противоречие и с показаниями археологическими, по которым позднейшим городом из этих трех можно считать не Ялис и не Кирбию, но Ахею. [69]

Таким образом, его восстановление и вытекающее отсюда распределение трех демов по трем городам остается в высшей степени искусственным.

Наиболее убедительным из всех восстановлении текста Диодора является, с нашей точки зрения, замолчанное в литературе восстановление С. Селиванова: χτίσαντες πόλιν Αχαιαν [και αλλην Κόρβην] или [ετι δε και Κύρβην]. «Быть может, — пишет Селиванов, — Кидиппа стала называться Кирвией именно с тех пор, как вышла замуж за дядю, который, по-видимому, и основал Кирву. Больше подходит к самому характеру эллинских сказаний дать двум лицам роли основателей не одного, а двух городов».

С. Селиванов прав в том, что даже в духе позднейших родосских легенд об основании городов вернее представить себе двух сыновей Гелиоса ойкистами двух городов, подобно тому как в тех же преданиях ойкистами трех родосских городов, Ялиса, Линда и Камира, являются либо три внука Гелиоса, либо три дочери Даная.

Правдоподобно также предположение С. Селиванова о том, что Кирба была основана приблизительно в том же районе, где значительно позднее возник общеостровной политический центр — город Родос, также страдавший в исторические времена от наводнений: «Если местность со столь выгодным географическим положением оставалась вплоть до последних годов V в. пустынной, то это можно, пожалуй, объяснить тем, что долго сохранялось предание о гибельном наводнении, и она считалась подвергнувшейся гневу богов, проклятой; с течением времени это мало-помалу забывалось и, наконец, совсем забылось. Забыли, где была Кирва, и лишь смутно помнили об ее исчезновении от наводнения».22)

Город Кирба, расположенный на территории Ялисии, был, по-видимому, в своем возникновении так же тесно связан, как и Ялис, с Критом. Самое имя «Кирба» топонимически связано с Критом: критский город Гиерапитна, по свидетельству Стефана Византийского, назывался и Кирбой и Камиром.23) Страбон называет Кирба основателем Гиерапитны,24) по другой версии Кирб — кноссец.25)

Таким образом, если признать историчность Кирбы, города на северном побережье острова, в месте расположения позднейшего Родоса, то необходимо связать основание этого города с Критом.26)

Нимфа Эгетория, одна из местных нимф, по-видимому, также имела древний культ на Родосе; может быть, именно с ней связан род Агеторидов (Агетории), известный нам по родосским [70] надписям. По-видимому, она была местным божеством, позднее оттесненным до разряда нимф.27)

Любопытно отметить архаическую черту, сохранившуюся в мифе об основании этих городов: самая женитьба дяди на племяннице свидетельствует об эндогамии, некогда, по-видимому, распространенной. Об этом свидетельствуют и эндогамия Бакхиадов в Коринфе и эндогамия, применявшаяся в интересах сохранения целостности богатств рода, в досолоновской Аттике.

Может быть, действительно, в предании об Ахее и Кирбе мы встречаемся с ялисской редакцией мифа, по которому ялисская область оказывается заселенной прежде камирской и линдийской. Ялис, кроме того, в мифе оказывается и старшим из трех братьев.

Таким образом трехградный остров, ставший, со времени корабельного каталога, традиционным, на самом деле имел, вероятно, в период критской, ахейской и дорийской колонизации гораздо большее количество политически автономных центров, значение которых стерлось ко времени разделения территории острова между тремя полисами.

Но следы этого объединения потеряны, и длительный процесс этих первых родосских синойкизмов сейчас не может быть нами восстановлен. Мы можем только предполагать с достаточной уверенностью наличие этого процесса в X—IX в. до н. э., ибо в VIII в. территория острова уже поделена между Ялисом, Линдом и Камиром.


1) Il. II.655-656.

2) Pind., Ol. VII.78.

3) Ael. Arist., 44, р. 839 (Dind.).

4) Il. II.670.

5) Schol. Pind., Ol. VII.34.

6) Athen. VIII.360e — FHG, IV, 405.

7) Ср. Селиванов, стр. 93.

8) Diod., V.57.6.

9) SGDI, 4110. Надпись (IV—III в. до н. э.) найдена на восточном склоне горы Филерма.

10) Ср.: Hiller. Rhodos. RE, Supplb. V, стр. 748.

11) Ср.: Селиванов, стр. 93; выражение Kaiabasis es Achaïas polios [279] показывает, что Ахея лежала на возвышенности, т. е. на горе Филерма на склоне которой было расположено святилище Алектроны.

12) J. Meursi, Opera, III, Florentiae, 1763, стр. 703-704.

13) U. v. Wilamowitz-Moellendorff. Alektrona. Hermes, XIV. 1879, стр. 457, прим.

14) Селиванов, стр. 93.

15) Strab., XIV.6.3. Страбон объясняет это имя тем, что здесь, после основания Саламина на Кипре, высадился Тевкр со своей дружиной.

16) Ср.: Strab., XIII.1.31.

17) Schol. Apollod. Rhod., IV.175.

18) Diod., V.57.8; o коньектурах ср.: Селиванов, стр.97-98.

19) ...ex hes egennese thygatera Kydippen ten meta tauta Kyrbian metonomastheisan.

20) Aug. Весker. De Rhodiorum primordiis, Leipzig, 1882, стр. 110 сл.

*) В книге отсутствует закрывающая скобка - HF.

21) F. Hiller v. Gaertringen. Die Demen d. rhodischen Städte. AM, IV, 1917, стр. 182.

22) Селиванов, стр. 100.

23) St. Byz. s. v. Hierapytna.

24) Strab., X.47.2.

25) Nonn., XIV.35.

26) Ср. связь Кирбы с Kyrbis (kyrbeis) через Корибантов или Кирбантов, которым на Крите приписывалось создание древних законов, начертанных на кирбах; ср.: А. Reinach. Le disque de Phaistos. RA, 1910, XV, стр. 18-19.

27) Дочь Эгетории звали Кидиппой-Кирбией. Кидиппой звали и мать Клеобиса и Битона, жрицу Геры, в колесницу которой впряглись ее сыновья, когда она спешила на праздник в храм богини, а быки опоздали с поля (Her., I.31 — Plut., Sol.27. — Paus., II.20.3 и др.). Связи Битона с Данаем и связи Родоса и с Данаидами и с Аргосом, может быть, указывают на забытые в мифе верования. Обрав Кидиппы Аргосской проливает свет и на Кидиппу-Кирбию Родоса, теоморфное имя которой сохранило название коня.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Поль Фор.
Александр Македонский

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

Франк Коуэл.
Древний Рим. Быт, религия, культура

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены
e-mail: historylib@yandex.ru
X