Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

К. М. Колобова.   Из истории раннегреческого общества (о. Родос IX-VII вв. до н.э.).

5. Родовые организации на Родосе

Проблема политического строя трех родосских центров, Линда, Камира и Ялиса, до общеродосского синойкизма является в истории острова одной из самых трудных и спорных. [88]

Литературные источники, как правило, не дают почти никакого материала; кроме отрывочных имен отдельных ялисских басилевсов и имени линдийского мудреца басилевса Каллианакта, совершившего какой-то политический переворот в Линде, — из литературных источников ничего достоверного мы более получить не можем. Зато эпиграфические памятники дают ряд надписей, число которых постепенно возрастает, с названиями фил, ктен, синном, патр и диагоний; однако, самая ранняя из этих надписей относится лишь к IV—III вв. до н. э., т. е. ко времени уже объединенного Родоса, а большая часть надписей падает на более поздние периоды.

Родосский синойкизм имел свои оригинальные черты: при полном политическом объединении всего острова, три древних города не превратились в поселки, но сохранили свое значение городов. Потеряв свою политическую автономию, эти города сохранили и религиозную структуру и многие наименования прежних должностных лиц.

Все наше исследование ранних политических форм организации родосских городов основано на более поздних (иногда значительно более поздних) пережитках, которые в централизованной аристократической республике в связи с вышеупомянутой особой сакральной жизнью трех древних центров, естественно, оказывались очень устойчивыми.

Поскольку вопрос о родовых формах жизни древнего Родоса сложен и спорен, мне кажется необходимым проанализировать весь имеющийся в наличии эпиграфический материал.

Трехчленная форма родовой организации (род, фратрия, фила) в греческих полисах продолжала существовать как организация религиозная и, до известной степени, стоящая вне полиса. В каждом греческом полисе, как необходимое его дополнение и как существенный элемент его нормального функционирования, наряду с демами продолжали существовать роды, фратрии и филы, не совпадающие или совпадающие лишь частично с новыми территориальными округами. Таким образом каждый полис оказывается поделенным одновременно и на старые родовые округа, сохранявшиеся в силу религиозных традиций, общих жертвенников, святилищ, богов и религиозных празднований, и на новые общины. И то и другое деление, в большей или меньшей степени свойственное каждому греческому полису, существует вплоть до распада полисной жизни.

И на Родосе, наряду с территориальными демами, установленными после родосского синойкизма, продолжала существовать [89] древняя, родовая по форме организация, делившая все население острова на роды, фратрии и филы. Принцип, лежащий в основе этого двойного деления, был качественно разный: в одном случае основой деления являлось население, его кровнородственные и религиозные связи; в другом случае в основу деления были положены связи чисто территориальные. Наряду с этими двумя системами разделения — родовой и государственной имелось и разделение, свойственное этапу сельской общины, учитывающее кровные и территориальные связи. Самая трудность этой проблемы осложняется при изучении греческих родовых институтов еще рядом обстоятельств, прежде всего тем, что в Греции мы уже не встречаем следов первоначального естественно возникшего родового строя. Во-первых, родовая структура греческих полисов несет на себе печать позднего происхождения. Мы имеем везде, как правило, уже выделившиеся знатные роды, противопоставленные остальному населению, низовая организация которого в разных полисах носит разный характер.70) Во-вторых, довольно часто территория демов в основном совпадает с территорией фратрий, и демы носят родовые, иногда одноименные названия.71) Кроме того, естественный процесс возникновения родов, фратрий и фил, начиная с периода господства родовой знати, многократно нарушается вмешательством извне, искусственными реорганизациями, образованиями поздних родов и фратрий. Этот процесс вмешательства сверху осложняется для исследователя наличием культовых союзов, подражающих то родам, то фратриям, и принимающих тоже родовые имена по образцу древних объединений.

Все это затрудняет в целом ряде случаев решение встающих перед нами вопросов и вызывает бесконечные опоры ученых о значении тех или иных подразделений.

Для Родоса мы с уверенностью можем говорить о наличии родов (патр) и старых родовых фил. Несомненно и наличие фратрий, но до сих пор является спорным вопрос, какое из позже сохранившихся и дошедших до нас наименований является наименованием фратрии. Все это заставляет при обследовании дошедшего эпиграфического материала рассматривать отдельно вопрос о родосских патрах, фратриях и филах.

Патры Камира. Вопрос о роли и значении патр в науке наименее спорен. Определение патры мы находим у Стефана Византийского: «Патра, как говорит Дикеарх, одна из трех форм общения у греков, которые мы называем патра, фратрия, фила. После [90] перехода во вторую стадию (государственного строя) патрой назывался тот родовой союз, который прежде был у каждого (члена новой родовой единицы) отдельно от других (членов), имевший наименование по древнейшему и бывшему некогда наиболее могущественным в роде (предку)».72)

В этом двойственном определении значения патры можно отчетливо различить два этапа общественного развития, данных в схематическом изображении: первый — этап родового строя, с его типичным трехчленным делением, и второй — этап государственного строя, при котором низшей единицей является уже не род, но семья, дом — οικία — и термин Πάτρα принимает значение «объединения сородичей» — συγγένεια.

Это теоретически совершенно правильное определение не всегда и не все объясняет нам в истории древней Греции, ибо в подавляющем большинстве случаев мы находим в государственной организации полисов сохранение трехчленной формулы родового строя: род, фратрия, фила.

В тех случаях, когда государству по каким-либо причинам было необходимо восстановить пришедшие в упадок родовые формы, термин συγγένεια получает значение любого отсутствующего родового звена. У Стефана Византийского этот термин в значительной мере является обозначением древней патры на ее втором этапе. На материале надписей можно установить употребление того же термина и в значении филы и в значении фратрии.73)

Родовое происхождение патры теперь признано решительно всеми, и поэтому с полной уверенностью мы можем предполагать в сохранившихся именах родосских патр следы более ранних периодов, тем более, что родовое значение патр подтверждается и характером самих наименований.

В родосской надписи III в. до н. э., впервые опубликованной Ньютоном,74) мы встречаем вполне сохранившимися 42 различных наименования камирских патр, и так как список не имеет ни начала, ни конца, то следует считать, что этих наименований было значительно больше.75)

Ввиду фрагментарной сохранности надписи, содержание ее определить трудно, и любой вывод будет лишь предположением.76) Оставляя поэтому в стороне вопрос о цели и назначении этого списка, всмотримся в его имена. Здесь, как уже неоднократно отмечалось в литературе, перед нами ясно выступает то же трехчленное деление, которое свойственно родовой общественной организации. Высшей единицей является поставленное в родительном падеже имя Алфемениды, повторенное два раза.77) Затем следуют более мелкие подразделения [91] (вероятнее всего фратрии), имена которых также поставлены в родительном падеже. Таких, сохранившихся в надписи подразделений (филы) Алфемениды — пять: Амфинеи (повторено дважды), Хитриеи (повторено дважды), Лехеи, Пиллонеи, Буколеи и два фрагмента, может быть, одного и того же названия: …леев патры.78) Наконец, наиболее мелкими единицами являются патры.

А

Б

В

(Ан)дронеи

Дексиониды

........ р]еи

Еврифемиеи

..... леев патры:

Даметиды

— — — — —

[Фа]рсаг[о]реи

Ликонеи

10

........е[и]

Болео[нид]ы

Тимокритеи

.......е[и]

Аристо[ти]миды

Пеманореи

..... леев патры:

АЛФЕМЕНИДЫ:

Пиллонеев патры:

(Фи)локкикидиды

Амфинее[в] патр[ы]:

Меониды

Хармилионеи

Евтелид[ы]

Меландреи

15

Космолеи

Амфинеи

Евонактидеи

Мормадеи

Нениеи

Тимофилеи

Мейдиеи

Криниеи

Агафобулиды

Аристархеи

Клевгене[и]

Никонеи

АЛФЕМЕНИДЫ:

Еванореи

Буколеев патры:

20

Амфинеев патры:

Хитриеев патр[ы]:

Кретинады

Гиппотады

Ификлиды

Дориады

Граиады

Харидамиды

Агесидикеи

Фоиады

Каллидамеи

Мейдагореи

Фоиады

Фарсиады

(заштрихованное имя)

25

Фоиады

Кретинады

Аристо — — — —

Фоиады

Метилеи

Кра — — —

Фарсилеи

Кретинады

Хитриеев патры:

Лехеев п[атры]:

Кретинады

Кл — — — —

30

Буколид[ы]

Буколид[ы]

Бу[колиды]

— — — — —

Таким образом, Ньютон, а вслед за ним и другие, полагают, что здесь мы имеем дело с филой (Алфеменида), фратриями и родами (патрами).

Двойное повторение имени Алфеменида и имен фратрий остается загадочным.

Любопытно также, что имена патр в одних и тех же фратриях (при их повторении) не совпадают или совпадают лишь частично.79)

В одном случае в колонке А под рубрикой «патры Амфинеев» значатся: Гиппотады, Граиады, затем четыре раза повторенные без каких-либо особых определений Фоиады и, наконец, Фарсилеи; в колонке Б под тем же названием значатся [92] уже другие патры: Евтелиды, Амфинеи, Нениеи, Криниеи, Клевгенеи, Еванореи.

Таким образом, в данном случае названия патр совершенно не совпадают. Можно ли сделать из этого вывод, что фратрия Амфинеев80) на территории Камира включала в свои состав 13 патр и что различие наименований зависело, как предполагает Гиллер, от различия территории, на которой находились эти патры (собственно область Камира и владения, лежащие вне острова, кроме территории о. Халкеи)?

Под рубрикой «патры Хитриеев» в колонке А числится патра Кретинады и, если верно восстановление, трижды повторенное имя патры Буколиды; на этом перечисление патр, входивших во фратрию Хитриеев, обрывается, вследствие облома остальной части камня.

В колонке Б, во фратрию Хитриеев входят патры: Ификлиды, Харидамиды, Каллидамеи, Фарсиады, Кретинады, Метилеи и вновь Кретинады.

Отметим также, что патра Кретинады встречается нам еще раз, но уже в числе патр во фратрии Буколеи. Следовательно, здесь мы имеем лишь одно совпадение — патра Кретинады в обоих случаях входит во фратрию Хитриеев. Однако, как показывает пример повторения патр Фоиады и Буколиды, было несколько одноименных патр «Кретинады».

Насколько позволяет судить анализ самих имен (многие из которых не расшифрованы), большое количество патр несет в своем названии имя мифического или реального эпонима.81) В этом отношении особый интерес представляет патра Кретинады, эпонимом которой был, по предположению Фика, Кретин.82) Здесь налицо ясная связь с критскими колонистами камирской территории и с Алфеменом, их мифическим предводителем; это подтверждается и репликой у Стефана Византийского83) и вхождением патр в филу Алфемениду.84)

Очень странным кажется повторение одноименных патр, входивших в одну и ту же или в разные фратрии. Их имена даются без каких-либо дополнительных признаков, определяющих и обособляющих их друг от друга. Этот факт давно уже возбуждал любопытство и недоумение ученых. Не может ли означать такое повторение одной и той же патры несколько раз в списке одной и той же группы, что эти патры имели несколько голосов при выборе должностных лиц (ср. выборы мастров ктенами)?

Однако, как нам кажется, в этом случае повторение одних и тех же патр следовало бы без перерыва, как в случае с Фоиадами (четыре раза) или Буколидами (три раза); но, [93] наряду с этим, мы имеем повторение одной и той же патры Кретинады с перебоем: Кретинады, Мегилеи, Кретинады, что, по нашему мнению, несовместимо с высказанным предположением.

Таким образом, вопрос этот остается нерешенным до новых эпиграфических находок.

Неясно и то, каким образом одноименные патры встречаются в различных фратриях? Так, патра Кретинады значится под рубрикой Хитриеи и под рубрикой Буколеи.

Ньютон в свое время предполагал, что наличие одноименных патр в тех же самых и различных фратриях может быть объяснено тем, что прямые потомки от того же отца и матери могли заключать браки иногда в своей собственной, иногда в другой фратрии.85) Вряд ли это предположение верно, ибо, при экзогамности рода, о которой свидетельствует Дикеарх у Стефана Византийского,86) девушки отдавались в другой род, теряя связь с культами и обрядами своей патры и, следовательно, если принимали участие в культах той же фратрии, то уже как члены другой патры, т. е. патры своего мужа.

По нашему мнению, наличие одноименных патр в разных фратриях может быть объяснено иначе. Под рубрикой патры Хитриеев следует имя Кретинады, и трижды повторенное — Буколиды; под рубрикой патры Буколеев на первом месте стоит Кретинады и затем следуют названия других патр. Совпадение не может быть случайным: имена патр «Буколиды» есть не что иное, как те же «Буколеи». Поэтому наличие Кретинадов во фратрии Буколеев и Буколидов вместе с Кретинадами во фратрии Хитриеев становится более понятным. Эти две фратрии родственны между собой, и, может быть, некогда они образовывали единую фратрию. Если мы примем во внимание то, что очень часто фратрия называется по имени наиболее значительного рода, то вполне понятно, что самое имя «Буколеи» заимствовано у патры Буколидов.

Наряду со случаями, когда знатный род целиком входил в одну фратрию, вполне закономерно предполагать более частое вхождение одних и тех же родов в разные фратрии. Тем более могли подразделяться роды, чем более расширялась и разделялась земельная собственность их членов.87)

К сожалению, эпиграфический материал не позволяет нам определить, какие из этих патр находились на собственно камирской территории и какие — на территории камирских владений в родосской Перее или на островах; но если предположить переселение части отдельных родов на камирскую территорию, [94] то такое наличие одних и тех же родов в разных фратриях было бы совершенно закономерным.

Патры и диагонии Линда. Кроме камирских патр, нам известна еще патра Дриитов, находившаяся на территории Линда в деме того же имени.88) Новые имена родосских патр дает надпись, опубликованная Маюри в 1925 г. Это — надпись, поставленная внуками Поликла в честь своего деда, который занимал и в Линде и в Родосе ряд важнейших государственных, в том числе и военных, должностей (I в. до н. э.).

В перечне общин и союзов, чествовавших при жизни знаменитого деятеля и выносивших постановления об увенчании его золотым венком, мы встречаемся со следующими союзами:89) ’Αλιαταδαν Πατριωταν ’Αριστοκλείων και Κυδαγορείων διαγονιαν κοινον ’Επεκτοριδαν πατριωταν κοινον Ευθαλιδαν παιριωτάν των εν Οιαις κοινόν ’Ιερομβροτείων Κλυσιμείων Πολυχαρμείων κοινόν.90)

Алиатиды, Евфалиды и Эпекториды именуются в надписи «патриотами», т. е. членами патр. В патру Алиатидов включены диагонии Аристоклеев и Кидагореев; патра Эпекторидов выступает здесь как единое целое. В патре Евфалидов мы имеем опять выделение: перед нами группа Евфалидов, проживающая «в Эях», в местечке, расположенном в линдийском деме Неттии.

Трактовка терминов «патриоты» и совершенно нового термина «диагонии» встречает определенные затруднения. Маюри определяет диагонии, как части патр, как семейные группы родовых патр.91) Однако, нам кажется возможным понимать первое объединение, как «члены патры Алиатидов диагонии Аристоклеев и Кидагореев»; иначе говоря, здесь, быть может, диагония приблизительно соответствует обычному понятию фратрии; и, таким образом, мы имели бы здесь объединение патриотов Алиатадов, часть которых входила в диагонию Аристоклеев, а другая часть — в диагонию Кидагореев (ср. патру Кретинадов, значащуюся и под рубрикой Хитриеев и под рубрикой Буколеев).

Это подтверждается и надписью, в которой жреца чтят «диагонии Алиатадов — Астикронтеи, Стас[ио]неи и Автосфенеи», т. е. три диагонии, объединяющие Алиатадов.

Такому толкованию диагонии, как линдийской фратрии, не противоречит и имеющийся в нашем распоряжении материал.

Кроме приведенного случая, мы еще несколько раз встречаемся [95] в родосских надписях с упоминанием диагонии. Все эти упоминания связаны с Линдом.

I. Почетное постановление диагонии Агеторидов в честь Александра, сына Клеострата из дема Ладарма,92) оказавшего, по-видимому, важные услуги Агеторидам; интересно здесь упоминание эпистатов, которым надлежит выбрать человека для обращения к совету и народу Родоса за утверждением постановления об увенчании Александра золотым венком.93) Эпистаты же должны потом проследить и за изготовлением венка, за оповещением в Линде и т. д.

II. Почетное постановление тоже диагонии Агеторидов в честь Архократа, сына Архиполия, по усыновлению же Лисистрата, линдополитянина. Этот Архократ был неоднократно казначеем общины Агеторидов, совершал прием общественного серебра и выгодно производил кредитные операции, надежно помещая серебро общины; за это диагония Агеторидов выражает ему благодарность и постановляет увенчать его... (дальше надпись обрывается).94)

III. Надпись на базе от несохранившейся статуи; начала надписи нет; отсутствует и имя человека, которому воздвигнута статуя; по усыновлению он сын Тимострата из линдийского дема Брасия; он был увенчан Лапефиастами, диагонией Фимотерпидов, коллегией Гермаистов, Агеситимеями и Калликратеями.95)

IV. Диагония Эбалидов.

V. Диагония [— — — — —].96)

VI. Посвятительная надпись (около середины II в. до н. э.) Архитима Атесиполия, бывшего жрецом и архиерофитом, увенчанного диагониями Алиатадов Астикронтеями, Стас[ио]неями и Автосфенеями.97)

Таким образом, два первые постановления (II в. до н. э.) относятся к одной и той же диагонии Агеторидов.

Изучая эти постановления, мы можем сделать следующие наблюдения: в число членов этой диагонин входили и жители дема Ладарма и жители дема Линдополитян. Диагония имела своих эпистатов,98) своего казначея и свои денежные средства. Членами ее были только линдийские граждане.99)

Таким образом, вся довольно мощная организация Агеторидов значительно более подходит к организации фратрии, чем к организации «семейных подразделений» патры. В пользу этого свидетельствует и наличие в диагонии Агеторидов членов разных и в то же время территориально близких друг к другу демов. [96]

Родовой характер организации Агеторидов подтверждается и совпадением, которое не кажется нам случайным, с родом Эгеторидов в Колофоне100) и с хилиастидой Эгеторией в Эфесе.101) Кроме того, мы встречаемся с родовым именем Агеториев; тесная связь его с Агеторидами не может вызывать сомнений.

В почетном постановлении III в. до н. э. в честь одного лица (имя, так же как и перечисление его заслуг, не сохранилось) участвуют многие культовые и родовые объединения, среди которых упомянуты несколько раз и Агетории.102)

Здесь упоминаются: воины Агетории, агемоны Агетории, Мусаисты Агетории и Агетории Полистратеи, артисты Диониса и Муз.

Если мы обратимся к материалу родосских надписей, то здесь прежде всего бросается в глаза огромное количество различного типа союзов, возникающих в IV—III вв. до н. э. и особенно пышно расцветающих во II—I вв. до н. э.

Несмотря на большое разнообразие наименований этих союзов и их пестрый социальный состав (от союзов знати до союзов метеков и рабов), несмотря на различные цели и причины их возникновения, все они могут быть, по нашему мнению, разделены на два основных типа:

а) союзы, имена которых обычно оканчиваются на -σταί (типа ‘Αλιασταί, Διοσαταβυριασταί и т. д.), и

б) союзы, в названии которых налицо патронимические имена на ίδαι и -ειοι.

Последние, которые в данном случае нас и интересуют, представлены в большом количестве как на самом Родосе, так и в родосской Перее и на соседних островах, рано вошедших в политические общины родосских городов.

Обычное мнение, высказанное впервые Фукаром,103) а затем поддержанное и Цибартом104) и Поландом,105) заключается в том, что на Родосе, в отличие от других полисов, к именам божеств или к именам, производным от божеств, прибавляется также имя человека, основавшего или реформировавшего данный союз;106) в некоторых случаях, как думает Поланд, это могло быть именем человека, которому желают оказать почесть.107)

На основании последних по времени эпиграфических находок Маюри высказал совершенно иное предположение: имена на -ειοι, по его мнению, принадлежат к разряду родовых имен и сообщают родовой характер религиозному объединению.

Так, например, по предположению Ван-Гельдера,108) в случаях именных образований типа «Аполлониасты Феэдетеи [97] Астимедеи» мы имеем союз Аполлониастов, основателем которого был Феэдет; сын его Астимед внес изменения в первоначальную организацию союза, и в дальнейшем к имени основателя было присоединено и имя реформатора. Таким образом, если в наименовании союза встречаются два имени на -ειοι, то их нужно понимать, как смену руководителей, основателей и реформаторов в хронологическом порядке.

В противоположность этому мнению, Маюри предлагает понимать вышеназванное объединение, как союз, образованный из двух семейных групп (по мнению Маюри — диагоний): Феэдетеев и Астимедеев, объединенных в общую религиозную ассоциацию Аполлониастов.109)

Как кажется, и наблюдения Ван-Гельдера и наблюдения Маюри заключают в себе долю правды.

В ряде случаев мы с большой достоверностью можем установить родовой характер отдельных объединений. Так, как мы уже отмечали, Алиатады, Эпекториды, Евфалиды представляют родовые имена линдийских патр.

До нас дошел почетный декрет, относящийся к III в. до н. э.; в нем союз Евфалидов чтит, по-видимому, одного из своих сочленов, Сосистрата Клеонима из дема Неттии.110) Для того чтобы этот почетный декрет имел силу, Евфалиды должны обратиться за утверждением к совету и народу Родоса. После государственного утверждения стела выставляется в святилище Зевса Патроя.111) В декрете упоминаются эпистаты, глашатаи и казначей. Евфранор, сын Дардана из дема Неттии, выбран для представительства Евфалидов в родосских органах управления. Таким образом, союз Евфалидов по существу очень схож с организацией диагоний Агеторидов; наличие эпистатов, священного казначея и глашатаев говорит скорее в пользу диагоний Евфалидов. Вполне возможно, что часть Евфалидов, живших в Эях, составляла патру Евфалидов, и наряду с этим могла существовать организация типа фратрии — одноименная диагония, получившая свое название, как это часто имело место, от наиболее мощного рода Евфалидов.

То же, по-видимому, с Агеторидами и Агетириями. Диагония Агеторидов могла получить свое названию от патры Агеториев, которая, судя по количеству ее объединений, была довольно многочисленной.

Косвенным доказательством в пользу нашего предположения, что «Агетории» является обозначением линдийской патры, быть может, служит довольно поздняя надпись, в которой патра, не названная по имени, чтит [Публия Э]лия Агетора, [98] сына Агетора, бывшего жрецом Афины Линдии, который во время своего жречества реставрировал святилище Афины и линдийский акрополь.112) Он же неоднократно выполнял и другие должности общеродосского значения, часто был увенчан золотым венком и почтен постановкой статуи. То обстоятельство, что за словом «патра» не следует обычного для каждой патры собственного имени, стоящего в родительном падеже, может быть, объясняется тем, что патра, чествующая одного из своих отличившихся сочленов, Агетора сына Агетора, сама была патрой Агеториев?

Наличие уже упоминавшихся четырех объединений, сопровождаемых родовым наименованием «Агетории», само по себе чрезвычайно интересно.

Может быть, агемоны Агетории и воины Агетории являются объединениями типа мужских союзов младших и старших членов рода? Вряд ли термин «агемоны» можно понимать в данном случае в значении конкретной военной должности, родосских агемонов, ибо последние были немногочисленны и всегда назначались на сравнительно краткий срок. Встречающиеся в той же надписи агемоны в обоих случаях обозначены более точно с указанием срока пребывания в должности (в первом случае повреждение надписи не дает возможности прочесть его, во втором случае указано время: 5 месяцев).

По отношению же к агемонам Агеториев никаких более точных указаний не дано, так же как и по отношению к воинам Агеториев.113) Это и дает нам повод предположить, что здесь, может быть, на первый план выступает возрастная категория — Агеториев старших, занимающих и высшее военное положение, и Агеториев младших, достигших военного возраста; с полной уверенностью, однако, мы не можем этого утверждать.114)

Несомненно в той же надписи непрочтенное Маюри (строка 21) και υπο Παγκιαδαν — ωταν χρυ [σέωι] нужно восстановить как Παγκιαδαν [πατρι]ωταν. Имя Панкия нам известно и по линдийской хронике и по надписи, изданной Гиллером.115) И в том и в другом случае Панкий выступает перед нами в роли линдийского ойкиста Кирены и основателя рода: в хронике упоминаются οι Πάγκιος παίδες, в надписи ΙΙάνκιος εγγονοί.

Естественнее всего сблизить упоминающихся в этой надписи Панкиадов с родом Панкия, оставшимся на родине в Линде, и тем самым считать «Панкиады» обозначением линдийской патры.

Вполне возможно, что упоминающийся в другой родосской [99] надписи союз Иеромбритеев Клисимеев Полихармеев по аналогии с союзом патриотов Алиатадов диагоний Аристоклеев и Кидагореев вероятнее всего нужно понимать как союз трех диагоний — Иеромбротеев, Клисимеев и Полихармеев; тогда, может быть, Агеситимеи и Калликратеи линдийской надписи в честь чествуемого гражданина из дема Брасия — также имена диагоний.116)

Таким образом, мы могли бы выделить следующие линдийские патры и диагонии:

патры:

диагонии:

Алиады 117)
Алиатады
Дрииты
Эпекториды
Евфалиды (и «те, что в Эях»)
Панкиады
Агетории
Пиргалиды те, что в Леле
Греннады 118)
Менирады 119)

Алиатады:
 
Аристоклеи
Кидагореи
Стасионеи
Астикронтеи
Автосфенеи

 
Фимотерпиды
Эбалиды
Евфалиды
Агеториды

Предположительно:

Иеромбротеи
Клисимеи
Полихармеи
Агеситимеи
Калликратеи

К патрам Линда могут быть отнесены также имена родоначальников или старейшин родов, как это явствует из древнейших родосских надписей V—III вв. до н. э. На северном и северо-восточном склоне линдийского акрополя, частично на самых скалах, нависающих над берегом вблизи гавани Линда, частично на стене, террасообразно спускающейся к морю, острым инструментом нанесены короткие надписи, связанные с родовым празднеством в честь Геракла Букопиями,120) где указаны, по-видимому, места для жертвоприношений отдельных родов, принимавших участие в празднествах; в числе приносящих жертвы мы встречаем «потомков Фаллия и Даиполия»,121) «детей Еварата»,122) «потомков Ари[сто]фана»,123) «потомков Агесиппа»124) и, наконец, древнейшая из этих надписи (V в. до н. э.) гласит: «Фиас Кохлия».125) [100]

По-видимому, названные здесь Фаллий и Даиполий, Еварат, Аристофан и Агесипп являются главами родов. Фиас Кохлия (для этого имени существует лишь женская параллель), по аналогии с фиасами одной из афинских фратрий, по-видимому, можно рассматривать, как объединение родового типа незнатных сородичей.126)

Остается вопрос, можно ли считать эти роды линдийскими, поскольку они находятся на территории Линда, или, может быть, праздник в честь Геракла, к потомкам которого возводили себя дорийцы Родоса, был общим для трех городов.

Патры Ялиса. С некоторой долей уверенности можно считать ялисским лишь род Эратидов, если верно восстановление в надписи, найденной на территории города Родоса: [Эрат]иды.127) Ван-Гельдер сопоставляет этих Эратидов с царским ялисским родом Эрастидов, упоминаемым Пиндаром.128) Интересно отметить, что схолии к Пиндару говорят и о фратрии и о филе того же имени.

В списке родосских союзов встречаются еще имена, вероятно, тоже родового происхождения, как, например, Евелпиды и Накореи, но, ввиду полного отсутствия какого-либо дополнительного материала, мы не можем на основании этих скудных данных делать какие-либо выводы.

Синномы. В 1932 г. Якопи опубликовал надпись раннеимператорского времени, которая была начертана на четырехугольном постаменте для статуи. Имя женщины, которой поставлена статуя, не сохранилось, но, судя по имени дема Локсиды, она — камирянка. В надписи она чествуется камирцами υπο ταν σ[υννομαν και πατραν τάν εν [Καμείρωι]. По-видимому, восстановление «тех, что в Камире» не может возбудить сомнений, тем более, что и надпись найдена на камирском акрополе.

В посвятительной линдийской надписи конца I в. н. э. некто (начало не сохранилось) чествуется родосцами, а также линдийцами, ялисцами, почитателями Аполлона Эрефимия и камирцами, и затем υπ [ο ταν εν Λίνοωι] συννομαν και διαγ [ονιαν].129)

Термин συννομαί является новым не только на Родосе, но и вообще в Греции. Уже Якопи высказал предположение, что συννομαί обозначает среднее подразделение между патрами Камира и филой Алфеменидой в уже цитированной нами надписи. Самое имя συννομαί Якопи склонен выводить из общинных выгонов для скота, находившихся во владении семейных объединений населения Камира, которое больше занималось скотоводством, чем мореходством или земледелием.

Таким образом, Амфинеи, Хитриеи, Лехеи, Пиллонеи, Буколеи [101] считаются камирскими συννομαί, которые по своему положению в надписи приблизительно соответствуют фратрии.

Гиллер, развивая мысль Якопи о связи термина συννομαί с общинными выгодами для скота, указывает на возможность объяснения отдельных имен, связанных со скотоводством; так, он сближает Αήχειοι с βληχάομοιι (пастухи мелкого скота); Буколеи — пастухи быков.130)

Гвардуччи отмечает, что термин «синнома» обозначает совместная пастьба; σύννομος — совместно с другими пасущееся животное; метафорически этот термин переносится п на человека: σύννομος — тот, кто питается совместно, с другими, кто имеет с другими одну судьбу или одно воспитание — «сотоварищ». В смысле совместного владения пастбищем этот термин обычно не употребляется.131)

Однако существует возможность и третьего объяснения; поскольку σύννομα обозначает совместное питание на пастбище, постольку συννομοί может быть понято как «совместно питающиеся», а συννομαί как организации такого совместного питания, фидитии или αναρεία.

Родосские города, сохранившие в своих сельских районах примитивность земледельческого и скотоводческого хозяйства и родовые формы старой политической организации, естественно могли сохранить и дорийские формы сисситий. На наличие таких совместных трапез мужчин на Родосе существуют некоторые косвенные указания.

В схолиях в «Илиаде» мы читаем: «Закон родосцев повелевает знати (τους αρίστους) питаться совместно (συσσιτεισθαι) с высшими властями, совещаясь о предстоящих на утро делах».132) С этим сообщением можно сопоставить надпись родосского Нисира с посвящением Гермесу. Первые строки посвящения гласят: [такой-то] сын Каллистенета и συναρίστιον Гермесу. Затем следует 16 имен и далее под заголовком Παίδων еще 3 имени.133)

Встречающийся здесь термин συναρίστιον хорошо согласуется с предыдущим: συσσιτεισθαι τους αρίστους.

Таким образом синаристий, может быть, обозначает такое совместное собрание за общим столом знати, от имени которой вместе с гражданином, сыном Каллистенета, совершается посвящение Гермесу.

Далее, по сообщению древних, на Липарских островах колонисты Родоса и Коса учредили совместное питание — сисситий.134)

Следовательно, наше объяснение термина συννομαί, как кажется, наиболее соответствует исторической правде. [102] Возникшие на основе мужских союзов и военной организации общины, эти συννομαί первоначально, как можно заключить из приведенных источников, представляли из себя мужские объединения родовой знати. О том, как они были связаны с родовой организацией общества и что представляли из себя συννομαί в поздние периоды жизни Камира судить, ввиду отсутствия источников, пока невозможно.

Камирские ктены. Наиболее спорным и трудным при анализе ранних организаций родового типа является вопрос о значении и сущности родосских и, и частности, камирских ктен.

В научной литературе неоднократно поднимался вопрос о ктенах, но до сих пор ученые не пришли к какому-либо определенному выводу.

Мнения, высказывавшиеся о ктенах, сводятся к следующему:

1) ктена — родовая организация, близкая фратрии;135)

2) ктена — дем или подразделение дема;136)

3) ктена — вид священного округа трех храмов Афины Линдии на территории трех родосских городов;137)

4) ктена — территориальное подразделение, существовавшее до общеродосского синойкизма;138)

5) ктена — первоначально возникающая при дорийской колонизации — имеет смысл основания обитаемого центра, которому позже придается значение территориального округа.139)

Таким образом, прежде чем сделать тот или иной вывод о том, что собою представляла родосская ктена, нужно ознакомиться со всем материалом, находящимся в нашем распоряжении.

В античной исторической литературе вообще нет упоминания о ктенах, и в решении вопроса мы должны почти целиком исходить из эпиграфического материала. Только в одном случае встречаем в литературе определение ктены — в глоссе Гесихия: κτύωαι η χτοιναι χωρήσεις προγονιχων ιερείων η δημο μεμερισμένος.140)

Чтение ιερείων давно возбуждало сомнения, и общепринятым является чтение Марта и Бодуина: ιερείων. М. Гвардуччи предложила, однако, наиболее удачное чтение глоссы Гесихия: χωρήσεις προγονιχων ιερων η δημο μεμερισμένος, т. е. разделение (отделение) прародительских святилищ, или подразделенный дем.141) Это чтение кажется нам наиболее удачным, ибо в таком понимании первое определение глоссы согласуется со вторым, в то время как при обычном понимании [103] текста («вместилище прародительских святынь») обе части глоссы окапываются несогласованными и противоречивыми.

Эпиграфические свидетельства, упоминающие ктену, могут быть легко перечислены:

I. Наиболее важным является сохранившийся в фрагментарном виде закон камирцев, относящийся к самому концу IV или к началу III в. до н. э. (надпись найдена на камирском акрополе):

«Народ Камира постановил: ктены камирские — и те, что на острове, и те, что на материке — все записать и выставить в святилище Афины на каменной стеле, отдельно от Халкеи; позволяется и халкейцам записать, если пожелают. И выбрать немедленно трех человек, которые, как можно скорее пусть озаботятся этим делом и сдадут тому, кто возьмет дешевле, изготовить стелу, записать и вырезать на ней ктены, поставить ее в святилище Афины и укрепить свинцом, чтобы было возможно прочнее и красивее. Деньги на все расходы даст казначей. В каждой из этих ктен членам ктены выбирать мастра в святилище, святейшем в данной ктене, по закону родосцев; а этим выбранным собираться в Камире, в храме Афины, когда объявят гиеропеи, и пусть наблюдают за всеми жертвами, приносимыми в Камире на общественный счет...».142)

Эта надпись позволяет сделать некоторые наблюдения.

1. Ктены — подразделения, существующие как в камирской области, так и вне Родоса, в камирской Перее. Острог Халкея, некогда входивший в территорию Камира, а позже, по-видимому, связанный с Линдом, сохраняет возможность отдельно от Камира произвести запись своих ктен.

2. Ктены, вероятно, ограничены определенной территорией и связаны с культами и святилищами, находящимися в их пределах.

3. На ктенах лежит выбор мастров, бывших высшими должностными лицами и в Камире, и в Линде, и в Ялисе. Глосса Гесихия дает представление об их функциях: «мастры: члены совета у родосцев». До общеродосского синойкизма мастры образовывали, по-видимому, совет, имеющий, наряду с государственными, судебные и финансовые полномочия. После синойкизма мастры остаются как советы трех родосских государств с сакральными и, возможно, судебными полномочиями в религиозных делах.

4. Несомненно, что члены ктен, выбиравшие мастров, являлись гражданами Камира.

5. В функции камирских мастров, выбираемых по общеродосскому [104] закону и созываемых гиеропеями в камирском храме Афины Полиады, входило наблюдение за всеми общегосударственными и общекамирскими жертвоприношениями.

II. Надпись, найденная на территории Камира (вблизи Эмбоны), III в. до н. э.; начало не сохранилось.143) Некто дарит общине эранистов землю «для гробниц» в местности Ронкии, по дороге, ведущей из Ангилеи в Гиппотею; дарит и другое место в ктене.144) Независимо от того, будем ли мы относить слова «в ктене» непосредственно к Ронкию и, таким образом, считать «Ронкий» названием данной ктены,145) или будем определять его как дем, в территорию которого входила данная ктена, хорошо известная и собственнику земли и эранистам, получающим дар, несомненно, что здесь ктена обладает известной территорией, на которой и расположен подаренный эранистам участок.

III. Надпись, найденная на территории Камира, вблизи Сианы (II в. до н. э.),146) сильно повреждена, но общий смысл ясен. Она представляет постановление ктены об увенчании некоего Деметрия, оказавшего ей важные услуги. В надписи упоминается о совершении жертвоприношений и об избрании Деметрия на какую-то должность.

IV. Надпись конца III — начала II в. до н. э., найденная в северной части Карпафа, в районе святилища Посейдона Порфмия:147) постановление ктены Потидейцев в честь Памфилида, сына Гиерона из дема Карпафиополитян. Постановление после датировки начинается формулой: «ктена постановила, по предложению гиерофитов»; затем следует перечисление заслуг Памфилида: прекрасное выполнение обязанностей, забота о пользе ктены; говорится о том, что он был выбран на какую-то должность на два года и заботился об укреплении (ктены) и периполия.

Ктена увенчивает Памфилида золотым венком за его заслуги и особенно за его доблесть во время опасности при нападении врагов на остров. Замыслы врагов (критян) он предотвратил и спас подвергавшихся опасности членов ктены вместе с детьми и женщинами, сохранив народу периполий. Он постоянно помогал обращавшимся к нему гражданам и парекам.

«Итак, чтобы ясно было, что и ктена Потидейцев умеет благодарить и чтить мужей достойных и приносящих пользу в необходимых случаях», ктена постановила похвалить и увенчать его золотым венком, предоставить ему гостеприимный прием в гисрофитеоне; одну стелу с этой надписью поставить и святилище Посейдона Порфмия, а другую — в святилище [105] Афины Линдии в Потидеоне. Для утверждения в родосском совете этого постановления был избран Фемистолай, сын Телесандра, карпафиополитянин.

В постановлении упомянут также и казначей (ктены).

V. Посвящение императору Траяну от дема Карпафиополитян и ктены Потидейцев.148)

Эти две последние надписи связаны с ктеной Потидейцев, расположенной на территории дема Карпафиополитян, входившего, по всей вероятности, как и остальные демы Карпафа, в область Линда.

И здесь ктена выступает перед нами в качестве территориальной единицы. Гражданам ктены Потидейцев, вместе с их детьми и женщинами, Памфилид принес спасение в тяжелый момент опасности вторжения врагов. По-видимому, коллегия 15 гиерофитов, возглавляемая обычно в Линде архигиерофитом, была тесно связана с ктеной, и на территории ктены был расположен гиерофитеон — место собрания коллегии, где принимались и чествовались лучшие из граждан и послы других государств; по надписям известно и предоставление питания в гиерофитеоне, в качестве особой почести.

В надписях Линда гиерофиты обычно следуют за жрецами; должность эта, по-видимому, была очень почетной; в Акраганте гиерофит был даже эпонимом города.

Как показывает материал, подобранный Сегре,149) в гиерофитеоне находились у алтаря Гелиоса статуи древних божеств города. Мы встречаем гиерофитеон в Камире, в Линде, на о. Карпафе и в союзе ялисцев Аполлона Эрефимия, и даже в самом городе Родосе, недалеко от пританея.

Формулировка нашей надписи говорит скорее всего о приглашении Памфилида к жертвоприношениям, которые совершались в гиерофитеоне. Памфилид был выбран на два года на нам неизвестную должность, исполняя которую он заботился об укреплении береговых линий Карпафа. Сегре думает, что Памфилид был выбран эпистатом, и потому считает, что выбирали его даметы, а не ктенеты. Однако в постановлении говорится, вероятнее всего, о должности, на которую он был выбран самими же членами ктены, согласно камирской надписи, имевшими право выбирать мастров.

Мы очень мало знаем о функциях этих древних членов советов родосских городов, но не лишено возможности, что забота о хорошем состоянии ктены и укреплений, в которых она была заинтересована, также могла входить в функцию [106] совета мастров. Конечно, не исключена возможность, что Памфилид был также и эпистатом периполия.

Последняя надпись интересна тем, что ктена Потидейцев выступает рядом с демом, как независимая от него, но тесно связанная с его жизнью организация.

Ту же самую формулировку мы встречаем в значительно более поздней надписи I в. до н. э.

VI. Найдена на западном побережье родосского Херсонеса, на территории камирского дема Фиссанунтян.150) Начало не сохранилось. По-видимому, первые две строчки могут быть восполнены именем Домициана, так как в третьей строке дано имя его супруги, Домиции. В посвятительной надписи упомянуты демос Фиосанунтян, «проживающие в Фиссанунте и ктена Страдтиатов».

Весь вышеприведенный материал свидетельствует, по нашему мнению, о том, что прежде всего ктена представляла из себя территориальную единицу, расположенную в пределах дема, но не входившую в дем и не являвшуюся его более мелким подразделением. Надпись, опубликованная впервые С. Селивановым,151) дает нам вполне точное представление о структуре дема: «округ (μέρος) Лимен, селение Афесис, комарх Аристобий, сын Аристобия и внук Аристобия, Дриит».

Таким образом, дем делился на округа, округа — на поселки. Ктена в это деление не входила.

Одновременно мы должны еще раз подчеркнуть теснейшую связь ктены с культовой жизнью родосцев, связь ктены с храмовой жизнью святилищ, расположенных в ее пределах. Это отмечается и в постановлениях о камирских ктенах и в постановлении ктены Потидейцев.

Мы не знаем точно, как раньше производились выборы мастров; выбирались они по ктенам до камирского постановления или камирскому постановлению предшествовал общеродосский декрет, приурочивший выбор коллегии мастров к ктене, в результате чего и последовало решение камирцев о переписи всех ктен и о выборе мастров ктенетами в наиболее священном храме.

Возвращаясь к глоссе Гесихия — χωρίσεις προγονικών ιερων ή δήμος μεμερισμένος — мы считаем возможным понять эту глоссу следующим образом: выделение (отделение) прародительских святынь или отделенная часть (μέρος) дема. Иначе говоря, та часть дема, на которой были расположены древние святилища, выделялась из дема, образуя самостоятельный округ — ктену, связанную с «прародительскими святынями» на ее территории. [107]

Такое значение, подтверждаемое и сохранившимися эпиграфическими памятниками, ктена, вероятнее всего, получила после синойкизма, сопровождавшегося разделением общеродосской территории на демы.

Ктена, выделенная из дема и связанная с древними, существовавшими до синойкизма, культами, должна была сохранять многие ритуальные черты родовых культов. Привилегии знатных родов на отправление жреческих функций в отдельных культах патр должны были закрепляться и консервироваться в ктенах после их выделения в особые религиозно-территориальные округа.

Наиболее ранние эпиграфические документы, упоминающие о ктенах, относятся к самому концу IV — началу III в. до н. э.; к этому времени относится как раз и камирская надпись, свидетельствующая о проведенной в ктенах реформе. Поэтому не исключена возможность, что такое выделение ктен из демов могло быть связано с типичным для эллинизма выделением храмовых хозяйств в особые самоуправляющиеся единицы. Под усиливающимся влиянием Востока это могло иметь место и на Родосе, но принимало здесь своеобразные греческие формы.

Несомненно, что после синойкизма три старых Родосских центра, Линд, Камир и Ялис, сохранили известную автономию в делах культа. Поэтому не могло возникнуть общеродосских ктен. Демы были общеродосскими; ктены распределялись по трем городам в районах их бывших территориальных владений. Отсюда понятно, что во внутренней жизни трех городов ктены приобретают большое значение; перепись ктен является делом каждого из трех городов. Остров Халкея, уже до синойкизма, по-видимому, связанный с Линдом, получает возможность вписать свои ктены не в камирский список, а в список Линда. И когда мы встречаем в надписях обозначение дема рядом с именем ктены, то это имеет глубокое обоснование: дем является частью всего общеродосского государства, ктена же представляет свою область.

Наличие казначея в ктене свидетельствует о наличии хозяйства ктены, может быть, священного хозяйства храмов, находящихся на территории ктены.

Несомненно и то, что термин «ктена» — древнего происхождения и что ктены существовали на Родосе до общеродосского синойкизма. Однако попытки объяснить значение ктены в этот ранний период существования трех Родосских государств являются в значительной мере гипотетичными.

Распространенная гипотеза о том, что ктены — это демы [108] до общеродосского синойкизма, не кажется нам убедительной, так как несомненно, что в основу общеродосского деления на демы было положено старое территориальное деление, как на это указывают самые названия демов.

Выдвинутая Гвардуччи гипотеза о том, что ктены — это поселения дорийских колонистов, заселявших Родос в период дорийской колонизации, кажется нам также мало обоснованной.

Определение ктены у Гесихия несомненно относится ко времени после родосского синойкизма, а не к доисторическим временам дорийского переселения. Поэтому нет никаких оснований распространять это определение ктены на те периоды родосской истории, о которой и у позднейших родосцев не сохранилось сколько-нибудь ясных воспоминаний.

Поэтому нам кажется невозможным, на данном уровне наших исторических знаний, восстановить подлинное значение ктены до синойкизма. Несомненно, что до синойкизма ктена была связана с родовым строем родосской общины и с отправлением древних культов. Наличие ктен в родосской Перее и на островах, входивших в территорию Родоса, как кажется, связано с перенесением культов отдельных городов на территорию Переи. Родосцы, селившиеся в районах чуждых им карийских племен, образовывали сплоченное ядро колонистов, объединенных не только родами, фратриями и филами, но и общими культами. Может быть, этот момент и сыграл свою роль в деле развития и укрепления ктен. Однако это лишь одно из правдоподобных предположений.

Родосские филы. В «корабельном каталоге» «Илиады» говорится о тройном делений Родоса по трем городам и далее (стих 668) еще более ясно — по трем филам. Отсюда ученые делали правильный вывод о том, что дорийское население Родоса было разделено по трем филам: Гиллеям, Диманам и Памфилам. На самом острове ни одно из этих дорийских названий фил не сохранилось. Однако в родосской Перее и в родосских колониях в Сицилии мы встречаем эти унаследованные от Родоса филы. В Акраганте упоминается фила Гиллеев;152) в деме Кедреатов (на берегу Керамического залива) мы встречаем упоминание филы Диманов.153) Возникает вопрос, представляли ли три родосских центра — 3 филы или в каждом из этих родосских государств существовало деление на 3 филы?

Храмовая хроника Афины Линдии сообщает нам о трех линдийских филах: Автохтоны, Тельхины, Алиады.154) Блинкенберг считает это поздним измышлением составителей хроники, [109] ученой реконструкцией додорийского периода жизни родосцев.

Однако самое измышление характерно: восстановление трех фил Линда, может быть, указывает на наличие воспоминаний о действительно существовавшем разделении Линда на 3 филы.155)

Наряду с этим мы встречаем и другие названия фил, существовавшие на Родосе до синойкизма. В Камире встречается фила Алфеменида; в схолиях к VII олимпийской оде Пиндара сохранилось упоминание об ялисской филе «Эрастиды» и об одноименной с филой фратрии Эрастидов, которые, однако, существуют после синойкизма лишь в культовой организации отдельных областей;156) в Линде мы встречаем упоминание филы Аргеи.157)

По-видимому, в период политического объединения Родоса каждое из трех прежде самостоятельных государств образовало территориальную филу, и на смену прежним образовались новые филы: Ялисия, Камирида, Линд или Линдия.158)

Именно этим последним филам было подчинено территориальное деление острова на демы. Древние же сакральные филы сохранились в культе, как это было, например, и в Афинах после реформы Клисфена. Однако эта реформа, связанная с новыми наименованиями фил, не затронула, по-видимому, родосскую Перею, в которой, со времен родосской колонизации, сохранилось традиционное деление по 3-м дорийским филам.

От каждой родосской общины до нас дошло лишь по одному имени филы: Эрастиды, Алфеменида, Аргея. Но значит ли это, что каждая родосская община уже ко времени синойкизма представляла из себя одну филу?

Нам кажется, что трехчленное деление для Линда, сохраненное линдийской хроникой, свидетельствует о наличии в Линде трех фил; существовавшие филы Гиллеев в Акраганте и, по-видимому, в Геле — колониях, возникших при сильнейшем влиянии Линда, указывает на наличие этой филы в Линде. А если это так, то параллельное трехчленное деление каждой общины, вошедшей в состав родосского государства, представляется нам более чем вероятным. О том же свидетельствует и повторяемое в камирской надписи название филы Алфемениды, ибо, если бы на территории Камира существовала одна фила, ее название незачем было повторять.

Мы не можем с уверенностью сказать, что имена древних дорийских фил на острове были полностью забыты (линдийская [110] хроника в данном случае не может служить доказательством, ибо в намерение ее составителя входило восстановление на Родосе додорийских фил). Вполне возможно, что новые находки прольют больше света на неясный вопрос. Несомненным кажется, что эти филы существовали на Родосе в «царский» период, т. е. в начале родосской колонизации: происшедшие позже политические перевороты (установление тирании, а позже — демократии) должны были повлечь за собой и переименования фил. Тогда-то, может быть, и возникли дошедшие до нас имена фил, предшествующих синойкизму.

Таким образом, структура объединенного родосского государства в IV в. до н. э. была довольно сложной. Прежде всего, она была двойственна по своему характеру: весь остров был разделен на 3 территориальных филы — Ялисию, Камириду и Линдию (Линд). Одновременно продолжало существовать и трехчленное деление на старые родовые филы, от которых до нас дошло пока только 3 имени: Эрастида (Ялис), Алфеменида (Камир), Аргея (Линд). В родосских внешних владениях сохранялись иногда прежние имена фил: ср. Диманы (Кедрея).

Подразделениями новых фил были демы; старые филы членились на фратрии и патры; в какой-то точно не определенной связи с этими старыми филами находились συννομαί и ктены.

В плане политическом гражданин родосской республики выступал прежде всего как гражданин определенного дема, но в плане религиозном гражданин острова был прежде всего членом определенной и унаследованной от предков патры, фратрии и филы. Кроме того, прирожденный гражданин Родоса был одновременно и членом ктены, которая служила целям культового объединения представителей древнего гражданства одной из трех общин острова.

Чужеземец, допущенный к пользованию гражданскими правами, получал на острове эпидамию, т. е. входил в родосский демос, Родос становился его родиной, но эпидамиаст еще не был гражданином. Этот человек получал право, по желанию, называться «родосец», но не был включен в дем. Только его дети могли стать гражданами острова, т. е. членами родосских демов и, вероятно, фратрий, связав себя узами кровного родства с гражданским коллективом Родоса.

Это сохранение родовых институтов до позднего времени давало ту необходимую внутреннюю тесную спаянность гражданского коллектива, которую не могла бы дать одна только [111] территориальная принадлежность. Поэтому принцип чистоты крови, в большей или меньшей степени характерный для всех греческих полисов, поддерживался и консервировался на Родосе как раз устойчивостью этих родовых объединений, наблюдение за которыми составляло главную деятельность трех древних центров — Линда, Камира и Ялиса — после синойкизма. Необходимо напомнить, что в родосской республике для гражданской полноправности требовалось происхождение от граждан и по мужской и по женской линии (ср. определение: «по матери — иноземец»).

Кроме того, огромное стечение метеков, иноземных купцов, ремесленников и другого пришлого населения в IV—II вв. до н. э. заставляло граждан Родоса особенно внимательно оберегать свои древние родовые институты и древние прародительские культы и ритуалы от инородных влияний.

Наряду с этим мы видим, наоборот, стремление метеков и иноземцев уподобиться родосцам путем создания сходных патронимических объединений типа патр и фратрий, искусственного воспроизведения в своих союзах форм родосских фил, создания культовых объединений типа ктен. Такая характерная мимикрия под родосский гражданский коллектив ясно свидетельствует, по нашему мнению, о стремлении этого пришлого, но осевшего на острове населения хотя бы внешне уподобиться родосскому гражданскому коллективу.

Подражания патрам, фратриям, филам и ктенам. Очень часто мы встречаем союзы с родовыми именами, восходящие к знаменитым на Родосе людям: полководцам, монархам или их советникам.

Таково, например, объединение Аполлониастов Антиохейцев, совместно воевавших.159) Патронимическое обозначение «Антиохеи» восходит здесь, без сомнения, к родосскому наварху Антиоху, жившему в I в. до н. э. и прославившемуся, по-видимому, во время Митридатовой войны.

Поликлеи Боарсы и Афродисиасты Аликиоты Поликлеи восходят к ближайшему другу и советнику наварха Дамагора, тоже полководцу, Поликлу, сыну Сосы, выполнявшему на Родосе ряд важнейших военных функций.160)

«Феэдетеи, совместно совершившие поход», восходят к чествуемому в этом постановлении Феэдету, сыну Автократея, победившему в конных состязаниях на празднике в честь Гелиоса;161) Аполлониасты Феэдетеи Астимедеи,162) вероятнее всего, находятся в тесной связи с сыном Феэдета — Астимедом, чествуемым линдийцами.163)

Таким образом, эти союзы воинов, которые еще Цибарт [112] рассматривал как объединения наемников на Родосе, были не кратковременными, но прочными объединениями, продолжавшими существовать и после конца походов, на что указывает и аорист, и существование союза Феэдетеев, и Феэдетеев Астимедеев, связанного с основателем союза Феэдетом и его сыном Астимедом.

Термин Аликиоты, дважды встречающийся в обозначении союзов военного типа, может быть, указывает на союзы ровесников, сверстников, по аналогии с мужскими союзами.

Несомненно, к ряду подобных союзов следует относить и дважды встречающийся в родосских надписях союз Диодориев и Афанаистов Линдиастов Диодориев.164)

В первом случае Диодории чтят Прота, сына Перинфия; имя «Прот» встречается еще два раза в родосских надписях, один раз с этническим определением «Галат» и второй раз Прот, сын Ликаона.165)

Можно предполагать, что в данном случае Прот, сын Перинфия (указания на принадлежность к родосскому дему при имени нет) — иноземец, а не родосский гражданин.

Во втором случае, Афанаисты Линдиасты Диодории чтят Исидора антиохейца и его жену До[ситею] Олимпену.

Можно думать, что здесь перед нами объединение родосских метеков, принявших патронимическое обозначение под влиянием родосских родовых союзов.

В других случаях эта связанность с отдельным руководящим в союзе лицом подчеркивается выражением οί συν... Так, например, Дионисиасты Афанаисты Диосатабириасты Евфранории — те, что с Афинееем книдским166) или Силлеи Лоллеи-воспитатели — те, что с Силлой167) (ср. «Мусаисты те, что с (имя)», и «те, что с Пасикратом»).168)

Это различие в построении самого наименования союзов (патронимическое обозначение наряду с οί συν) очень напоминает также различные наименования фиасов, входящих в состав афинских и хиосских фратрий, о чем говорилось выше. Может быть, по этому типу союзы, связанные с родосской знатью, или союзы более богатых людей принимали на себя патронимические обозначения, а союзы менее экономически мощные и не имеющие возможности назвать своим основателем родосского гражданина, — наименования οί συν.

Таким образом, на Родосе имелась налицо значительная группа союзов, возникших на родовой основе, и немалое число союзов, созданных в подражание родовым организациям родосских граждан. Самая культовая форма этих объединений немало способствовала сближению союзов [113] по своей структуре со старыми родовыми институтами.

Сближение союзов с родами и фратриями началось еще в ранний период, когда в объединения типа оргеонов или фиасов входили члены сначала одной фратрии или одного дема, причем эти организации выполняли наряду с родовыми и определенные государственные функции.169)

Таким образом возникали, наряду с родовыми, объединения локально-культового характера или, в других случаях, внутри фратрий «фиасы», которые были маленькими «ульями», где действовали совместно члены фратрии, выполняя ее различные поручения, особенно в организации праздничных религиозных процессий. Эти союзы были удобны для государства и в дальнейшем; все более отрываясь от родовых организаций, многие из фиасов надолго сохраняли у себя традицию наследования председательского места от отца к сыну.

Внедряющиеся в полис чужестранцы с течением времени все более пытаются уподобить свои союзы таким объединениям, возникшим на родовой основе, и присваивают своим союзам названия φράτραι, φράτορες, причем, как это доказано в науке, их объединения ничего общего не имеют с древними родовыми фратриями. Распространенные, главным образом, в Малой Азии (сильнейшее влияние которой постоянно испытывал Родос), они обычно носят в качестве характерного признака имя руководящего лица (ή περί τον δείνα или ή του δεινος).170)

Подражания иноземцев родосским родовым формам общежития заходили так далеко, что некоторые союзы, очень пестрые по своему этническому составу, даже создавали внутри себя деление на филы, подражая родосскому трехчленному делению; так, например, мы встречаем в одном из союзов, основанном Никасионом кизикенцем, три филы: первая из них названа его именем: Никасионида: вторая — именем жены: Олимпеида; третья — именем невестки: Басилеида.171)

Как уже отмечал первый издатель надписи, Фукар,172) эти три филы не были «ни филами Родоса, ни филами какого-либо другого дорийского города. Если к этому прибавить еще, что семь агонофетов и семь филархов являются иностранцами, то станет ясно, что здесь речь идет об играх, справляемых не городом, но союзом». В список благодетелей и благодетельниц союза включена вся семья Никасиона: он сам, его жена, два сына (один — с женой), дочь с мужем и тремя сыновьями — внуками Никасиона. Кроме того, все лица, включенные в список, не являются урожденными родосцами, [114] но или просто иноземцами или иноземцами, уже приобретшими на Родосе право эпидамии; дети их называют себя уже «родосцами». В союзе представлены люди из 16-ти городов.173) В честь какого божества в союзе справлялись игры и проводились состязания трех фил, мы, к сожалению, не знаем, но в самой организации игр — явное подражание культовой организации полиса и в наличии ежегодных состязаний и в выборных должностях агонофета, филарха и гимнасиарха. Этот союз родосских метеков, основанный кизикенцем Никасионом, является ярким примером подражания родосским организациям граждан.

Если союзы метеков подражали патрам и филам, то можно предположить заранее, что имело место и объединение родосских метеков в ктены.

На о. Симе, входившем в состав родосского государства, существовал союз «проживающих на Симе»; это наименование союза повторяется несколько раз.174) Надпись с именем союза (II—I вв. до н. э.) найдена на акрополе древнего города. Союз проживающих на Симе чествует Аристофана, сына Аристофана, из дема Полита, восстановившего храм Афины по просьбе ктенетов в экклесии. Закончив работы по реставрации храма, он, «приведя временно проживающих здесь из граждан, показал [им] прекрасно совершенную работу»; вследствие этого союз постановил похвалить и увенчать Аристофана золотым венком; был выбран и человек, который должен был немедленно отправиться в город Родос за утверждением советом и народом родосцев принятого постановления.

Постановление начиналось с общепринятой на Родосе в таких случаях датировки по жрецу Гелиоса и, кроме того, по демиургу, вероятно, пребывавшему на о. Симе (так же, как в Камире).175) Затем следует не εδοξε ται κτοίναι, но εδιίξε τωι κοινωι, хотя в самом постановлении члены союза названы ктенетами. Формулировка ιεροθυταν γνώμα встречалась нам в почетном постановлении ктены Потидейцев в честь Памфилида. Таким образом, в данном постановлении κοινόν и κτοινα как будто бы тождественны.

Как же следует рассматривать членов союза, «проживающих в Симе»? Как показывает эпиграфический материал, термин κατοικουντες употребляется в различных значениях,176) однако всегда обозначает людей, не пользующихся гражданскими правами, будь то представители низших классов, метеков, или иноземцев, или наемников. В Малой Азии термин κατοικία часто служит синонимом военной колонии, [115] по-видимому, и здесь мы имеем дело с военными колонистами, в значительной своей части состоящими из наемников, образующих военный гарнизон на о. Симе. Наличие там такого гарнизона подтверждается в родосских надписях существованием должности αγεμων επι Σύμας. Поскольку Аристофан показывает результаты своих трудов тем из граждан, которые временно проживают на о. Симе, — подчеркивается правовое различие между κατοικουντες и πολιται.

Военный гарнизон, проживающий на о. Симе, базируется в районе акрополя, и центральным местом объединения этих κατοικουντες является храм Афины с наличием в нем гиерофитеона.

В военной организации родосцев в основном лишь флот обслуживался гражданами Родоса; береговая охрана Кари, Херсонеса и близлежащих островов всегда, как правило, состояла из завербованного местного населения или наемников, возглавлявшихся родосским командованием. Таким образом, в военно-религиозный «союз проживающих на Симе» включались, вероятно, и основной состав военных колонистов и возглавлявшие их родосские военачальники.177)

Именно этим, по нашему мнению, объясняется наличие коллегии гиерофантов, а также забота ялисского гражданина, приглашенного на народное собрание (экклесию) ктенетов, о восстановлении храма; этим объяснялось бы и то, что предложение об увенчании союзом Агафодора, сына Агафона, Амийца вносится Ликамедом, сыном Ликиада, гражданином из дема Кесарей.

Этот союз образован по аналогии с ктеной, как территориальным округом, объединенным вокруг центрального в данном районе храма (территория катойкии, не входящая в демы о. Симы).

Существует и еще одна надпись с о. Симе, где мы встречаемся сразу с упоминанием двух ктен (конец I в. до н. э.): союз Самофракиастов Афродисиастов Борборитов чтит метека Евфросина из Идумеи. Этот человек увенчивается союзом уже в третий или четвертый раз; кроме того, он увенчивался и союзом Адониастов Афродисиастов Асклепиастов сирийцев [και] υπο τας κτοίνας τας — Η|Λ —— — — и υπο τας κτο[ίν]ας τας ‘Επι[ρ]ωμους (?) золотым венком.178)

Подлинность этих ктен очень сомнительна, ибо они чтят метека за его заслуги перед союзом Самофракиастов Афродисиастов Борборитов совместно с явно негражданским союзом сирийцев. Имя первой ктены пока не восстановлено, имя второй — также недостоверно (оно может трактоваться и как [116] родительный падеж женского имени на –ω). Самая искусственность и необычность второго наименования уже вызывает мысль о подражании гражданским ктенам родосских городов.

Правильность этого предположения, нам кажется, подтверждается еще одним интересным эпиграфическим свидетельством из родосской Переи. Το κοινον τας πτοίνας чтит метека Филумена и увенчивает его травяным венком. Этот Филумен дважды был должностным лицом ктены и отстроил на свои средства мужской зал, разрушенный землетрясением.179)

Надпись вызывала ряд недоумений. Прежде всего удивляло самое слово «птена», очень ясно читаемое. Все комментаторы единогласно признают, что это не ошибка резчика, а какая-то своеобразная форма, параллельная форме «ктена». Кречмер пытался доказать чередование π и κ, устанавливая двойную форму πτοίνα || κτοίνα, хотя и признавал, что он не в силах окончательно решить эту загадку.180)

Однако после заметки Кречмера для последующих историков Родоса стало правилом ссылаться на двойную форму πτοίνα || κτοίνα как на вполне установленный факт. Более того, вошло в обычай пользоваться этим примером для доказательства того, что ктена || птена, членами которой состоят метеки, не может являться древней, связанной с родовым строем, формой.

Нам кажется, что решение этой загадки лежит не в возможности языковых перебоев и чередовании π и κ, но в той же имитации древних родосских институтов, при наибольшем приближении к ним (избегая, однако, полного отождествления).

Ктена, прежде всего, не являлась союзом — το κοινόν и никогда ни одна родосская ктена, объединявшая определенную группу граждан, не выступала в форме и под именем το κοινόν.

Кроме того, ктена была не только территориальным, но и религиозно-правовым объединением граждан, куда не имел доступа метек. На это указывает и камирское постановление.

Подобно тому, как «проживающие на Симе» могли называть себя ктенетами, не включая, однако, этот термин в официальное наименование союза, так и в данном случае птена, вызывая определенную ассоциацию с ктеной, не была, однако, вполне тождественной родосскому имени. Различие подчеркивается еще и тем, что союз именуется не просто α πτοίνα, но το κοινόν τας πτοίνας. Вполне возможно, что и [117] мужской зал, отстроенный Филуменом после землетрясения, подражал либо гиерофитеону ктены, либо каким-нибудь совместным трапезам и мужским объединениям, которые могли иметь место в ктене. Характерно, что ктена не сопровождается здесь обычно сопутствующим ей наименованием.

Отметим в заключение, что надпись открыта на территории родосской Переи, т. е. в том районе, в котором подражательность греческим полисным, культовым и родовым формам достигала наиболее мощного развития.

Сохранение и укрепление родовых по форме институтов свидетельствует о том, что они были нужны государству и служили общеполисным интересам гражданского коллектива.

При аристократическом строе родосской республики, государство, естественно, должно было опираться в своей внутренней политике на определенные кровнородственные коллективы не только для обеспечения власти аристократов, но и в целях поддержания внутри полиса некоего внутреннего равновесия, необходимого для его процветания.

Яркий пример такого использования родовых институтов мы встречаем в надписи из Олимпии (вторая половина IV в. до н. э.). Это — сакральный закон, обязательный для членов родов; он запрещает изгнание и конфискацию земель в пределах отдельных родов. Преступившим закон грозит изгнание, сопровождаемое сакральным проклятием. Все ранее изгнанные члены родов должны быть возвращены и восстановлены в своих имущественных правах. Виновники конфискации обязаны вернуть изъятое имущество в двойном размере. Повреждение надписи является религиозным преступлением против божества и приравнено к похищению статуи богов.

Этот родовой закон был издан в разгар классовой борьбы, имущественных конфискаций и политических изгнаний в Элиде. По-видимому, в один и тот же род входили приверженцы разных политических партий, а следовательно, люди различных имущественных состояний. Целью закона и было — приостановить гражданскую борьбу внутри родов, а следовательно, и внутри полиса.

Хотя документ и принадлежит Элиде, он важен для понимания внутренней политики и других греческих полисов, в том числе и Родоса.

По-видимому, здесь и лежит разгадка того, почему каждому греческому полису присущи сохранение и искусственная реставрация кровнородственных организаций.

На Родосе скопление пришлого элемента (метеков и рабов) из разнообразных районов восточного Средиземноморья [118] было весьма большим. Родосцы принимали различные меры, чтобы сохранить замкнутость своего гражданского коллектива. Самое сохранение трех городов — Линда, Камира и Ялиса — в качестве центров старых религиозных и родовых установлении свидетельствует об этом стремлении. Культ Афины Линдии был центром религиозной жизни всех граждан Линда; в Камире ту же роль играл культ Зевса Атабирия; в Ялисе — культ Аполлона Эрефимия. Древние рядовые магистратуры были облечены высшими, в пределах территории каждого города, сакрально-родовыми полномочиями. Если городу Родосу были подчинены все демы, то все старые родовые институты — роды, фратрии и старые филы — находились в подчинении трем местным центрам. И поскольку основой их власти становились религиозные и кровнородственные связи, постольку они выполняли свою главную функцию: охрану чистоты гражданского происхождения, посредством охраны старых культов и родовых институтов.

Поскольку эти родовые органы охватывали всех граждан, постольку они же помогали проводить в жизнь идею внутриполисного гражданского мира; весь полис, с точки зрения сакрально-родового восприятия, должен был представляться как кровнородственный коллектив, как объединение сородичей, в жилах которых течет одна и та же кровь. И потому, в периоды гражданской борьбы внутри полиса, родовые связи, запреты и кары должны были противодействовать по линии кровнородственных связей развитию этой вражды и, оказывая давление на членов враждующих партий, внутри их патр, фратрий, ктен, содействовать всеми мерами прекращению междоусобицы.

Поэтому родовые институты являлись орудием в руках правящей верхушки полиса, орудием как политического, так и морального давления на массы беднейших «сородичей».

Семейные общины на Родосе были очень крепкими и стойкими организациями. В надгробных памятниках Родоса очень часты перечисления всех родственников покойника или покойницы — восходящих и нисходящих, прямых потомков и двоюродных зятьев, шурьев и т. д. Таким образом, надгробные надписи дают богатый материал для далеко разветвляющихся генеалогий, а последние, в свою очередь, указывают на большую роль в жизни и быту этих семейных групп, тесно связанных друг с другом сознанием своего кровного единства.

Конечно, уже после смерти Александра Македонского, [119] когда Родос постепенно превратился в центр международной торговли, когда, если можно так сказать, дух коммерции и наживы овладел всем населением острова, культовые связи и религиозные узы, сохраняя свою форму и даже приобретая больший внешний блеск и великолепие, во многих случаях были в действительности лишь политически необходимой, а не подлинно кровной формой связи.

Одновременно остров наводнялся чужеземными элементами самого разнородного социального и этнического состава: рабами, вольноотпущенниками, метеками, эпидамиастами. Эти люди пытались, по мере возможности, уподобиться гражданскому населению Родоса и стремились, если не удавалось слиться с ним, хотя бы внешне не отличаться от него. Наиболее удобной для этого была форма союза с культом того или иного, часто родосского, божества. Поскольку союзы, каковы бы они ни были по истинным, часто весьма меркантильным, целям объединения той или иной группы людей, являлись всегда и похоронными обществами (ибо на членах данного союза всегда лежала забота о погребении своего сочлена), создавалась легкая возможность мимикрии, подделка под родовые организации родосского гражданства. Поэтому наряду с древними патрами родосцев возникали уподобленные им союзы с патронимическими наименованиями; наряду с ктенами возникали птены; наряду с филами родосцев возникали внутри союзов искусственные филы объединившихся в союз чужестранцев.

Здесь и происходила встреча «двух миров»: союзов патр и ктен с союзами лжепатр и птен. Но эта встреча и все большее просачивание иноземцев внутрь полиса и внутрь полисно-родовых организаций уже означали начало кризиса полисной системы самого Родоса.

Эта спаянность человека кругом родовых или даже quasi-родовых связей, эта многовековая привычка смотреть на все сквозь призму генеалогических связей и отношений — накладывала, конечно, сильнейшую печать на всю систему мышления античного человека, на его, если можно так сказать, мифологическое понимание окружающего мира. «Большая семья» на Олимпе никогда бы не ужилась с полисом, если бы полис не являлся, по определению Аристотеля, γενον και κωμων κοινωνία.. Родовые институты и порождаемая ими спаянность отдельных людей семейными, а затем общеродовыми узами — создавали и утверждали своим древним священным авторитетом, с одной стороны, ответственность членов семейного коллектива за поведение коллектива в целом (примером [120] тому в плане истории служит требование Спарты изгнать Перикла, как Алкмеонида, ответственного за святотатство предков, а в плане литературы — знаменитый аластор Эсхила), а с другой стороны, — необходимость генеалогических традиций для истории каждого города и каждого народа и лично-семейное толкование всех крупных внешнеполитических событий (Пелопоннесская война как вина Перикла; греко-персидские войны — как наказание надменности Ксеркса, надменности личной, несовместимой с рамками родового уклада, и т. д.).

Но все это, конечно, является темой других исследований.


70) Это обстоятельство и позволило Гвардуччи в ее исследовании притти к совершенно неверному выводу, что фратрия возникла раньше рода, и что роды образовались лишь позднее в пределах фратрии, как [284] некие паразитические организмы, вследствие стремления осуществить свое господство над остальными членами фратрии: М. Guarducci. L'istituzione della Fratria ..., стр. 12 сл.

71) Ср., например, в Афинах дем Декелею и фратрию того же имени; дем Икариеев и одноименную фратрию.

72) Steph. Byz., s. v. patra.

73) Ср., например, надпись из Олимы (Кария): LBW, № 339; она переиздана в исправленном виде Юдейхом (W. Judeiсh. Olytnos. AM, XIV, 1889, стр. 391). Ср.: Francotte, Polis grecque, стр. 208-209. В качестве фил syngeneiai выступают и в других надписях Олимы. Ср.: W. H. Buckler. Documents from Mylasa. BSA, XXII, 1917/18, особенно стр. 213 сл. В надписях, сообщенных Баклером, храмовые земли демоса поделены между четырьмя syngeneiai, представители которых (казначеи) выступают для переговоров в случаях сдачи этих земель в аренду. В Калимне, наряду с территориальными филами, сохранились и более древние родовые филы. Три территориальные филы (Kydrēleioi, Theugenidai и Hippasi[dai]) были подразделены на демы: (cp.: SGDI, 3565), а родовые филы подразделялись на фратрии — syngeneiai; ср.: Newton, Brit. Mus., II, 2, 238. — А. Scrinzi. Storia e costituzione dell'isola di Kalymna. Venezia, 1889 (Atti del R. Istituto Veneto di Scienze, lettere ed arti, LVII, стр. 38); ср. также Francotte, там же, стр. 124. Также и в сильно поврежденной надписи, представляющей совместное постановление граждан Олимы и Лабранды: LBW, № 334.

74) Newton, Brit. Mus., II, 352. — IG, XII, 1, 695. — SGDI, 4120.

75) Всего патр в списке 50; кроме того, видны следы названий еще пяти патр.

76) Ван-Гельдер кратко пишет: „Цель фрагментарной надписи — темна": ср.: SGDI, 4120, прим.; Ньютон (Newton, Brit. Mus., стр. 128) предполагал, что обнародованные списки патр были связаны с религиозными церемониями, доступ к которым был ограничен для членов определенных фамилий, и список, по его мнению, должен был обозначать, что только эти и никакие другие роды были допущены к такой привилегии.

77) Это повторение странно. Ср.: Hiller, RE, Suppib. V, стр. 771.

78) Селиванов (стр. 25) предлагает дополнить [Angy]leōn. «Дело в том, — пишет он, — что некоторые ктины получили свое название от известной местности, например: ha ktoina ha Potidaieōn на о. Карпафе от города Potidaion; о местности же Angyleia говорит нам недалеко от Камира найденная надпись. Кроме того, не сохранилась ли реминисценция о ктине Pyllōneiōn в названии одной теперешней бедной деревеньки Pyllōna около Линда?" (Селиванов отождествлял родосские ктены с фратриями).

79) Существует мнение, что фратрия есть организация, построенная на матриархальном принципе; этим и объяснялось бы то, что одни и те же патры (т. е. разные части их) вошли в разные фратрии. Однако в таком случае вхождение одних патр в разные фратрии должно было бы носить более регулярный характер, чем в нашей надписи, где из всех перечисленных лишь патра Кретинады входит в разные фратрии. Если же считать, что разные части одной патры носят разные имена, то это положение пока невозможно доказать имеющимся у нас материалом источников.

80) До рассмотрения спорного вопроса о том, какое же обозначение для фратрии имелось на Родосе, мы позволяем себе пользоваться этим общераспространенным термином „фратрия". Шумахер (С. Schumacher. De rep. Rhodiorura comm., стр. 4) впервые высказал мнение о том, [285] что эти названия являются именами родосских ктен, но, ввиду спорности вопроса о ктенах, мы далее рассмотрим его особо.

81) Так, Бехтель (F. Весhtеl. Griech. Personennainen aus d. IG, XII, Beiträge z. Kunde d. idg. Sprache, XXXI, Göttingen, стр. 234-235) указывает, что Bōlaiōn, по которому названа патра Bōlaio[nid]ai, мог быть родовым именем к Bulaios; Damētidai происходит от Damētis (→ Damomētis); *Kosmoleioi восходят к предку Kosmolaos.

82) Фик (Fick, Griech. Ortsn., стр. 45) замечает, что отношения Камира к Криту засвидетельствованы также именем города-гавани Кретины, эпоним которого — Кретин; с ним же связана и патра Кретинады.

83) Ср.: St. Byz., s. v. Kretinia.

84) Франкотт (Frаnсоtte. Polis grecque, стр. 202-203, прим. 1), пытаясь объяснить или хотя бы осмыслить повторения, сближает эту надпись с хиосской надписью IV в. до н. э., изданной впервые Оссулье (В. Haussoullier. Inscriptions de Chio, BCH, VI, 1879, стр. 323). Теперь первое имя восстанавливается без труда как Tottei[dai] (Ср.: Plassart-Picard. Inscriptions d'Eolide et d'Ionie. BCH, XXXVII, 1913, стр. 215-219). Далее следует:

Демогенид[ы]
Фрекиды
Телагра
Гермия
Дионисодора
и Посидиппа

Оссулье и Франкотт предполагали, что следующие за названиями двух родов имена являются подразделениями этих родов, различавшихся по возглавлявшим их отдельным родоначальникам. Отсюда Франкотт делал предположительный вывод: „также патры Родоса, не имея более официального характера, были раздроблены" (Francotte, там же). Однако эти выводы о характере хиосской надписи, как показали дальнейшие находки, были преждевременными. На Хиосе обнаружены аналогичные надписи II в. до н. э. (ср. Zоlоtаs, Athena, 1908, стр. 229. — Plassart-Picard, там же, стр. 228 сл., № 32). Ср. афинскую надпись IV в. до н. э. (IG, II-III, 2-е изд. 2723) и списки фраторов (там же, 2345) по фиасам внутри фратрии. Эти в высшей степени интересные надписи не дают в данном случае никакой параллели к рассматриваемой камирской надписи.

85) Newton, Brit. Mus., 128.

86) FHG, II, 288 (Дикеарх, fr. 6).

87) Утверждение Эсхина (Or. II.147), что его отец, а следовательно, и он сам принадлежали к одной фратрии, которая имела общие алтари со знатнейшим родом Этеобутадов, отнюдь не означало, что все Этеобутады были включены во фратрию Эсхина; здесь речь шла о группе, принадлежащей к этому роду, которая сохранила за собою привилегию жрецов.

88) IG, XII, 1, 88. — SGDI, 3828 (I в. до н. э.); надпись впервые издана Фукаром (Р. Foucart. Inscriptions inédites de l'île de Rhodes. RA, 1866, стр. 152-154, № 6). Демотикон Дриит и Дриитянка неоднократно встречаются в родосских надписях: ср. IG. XII, 1, 193, 194, 195, 764. — SGDI, 3871, 3872, 3873, 4157. — Ov., 1905, № 56, строки 59 и 126, где среди других демов Линда назван и дем Дриитян. Очень интересна надпись, впервые изданная С. Селивановым (Селиванов, стр. 42; ср.: IG, XII, 1, 128. — SGDI, 4109): [286]

Meros Limen
kōma Aphesis
kōmarchas Ari-
stobios III Dryitas.

Местонахождения этой надписи, к сожалению, точно установить не удалось, почему до сих пор точно не установлено расположение дема Дриитян. Однако, как это отмечает и Селиванов, интересно, что дем подразделялся на округа и деревни. Совпадение имени рода с именем дема — явление довольно обычное. Гильберт (G. Gilbert. Handbuch d. griech. Staatsalterthüme II, Leipzig, 1885, стр. 183, прим. 1) сопоставляет данное совпадение имен с аттическими Бутадами, где этим именем одновременно назывался и род и дем. Фукар (Fоuсart, там же, стр. 154) считает, что „Дрииты" — название небольшого города, входившего в территорию Линда. О совпадении имени дема с именем рода ср. Guаrducci. L'istituzione della Fratria, стр. 22.

89) NS, 18, стр. 19 сл.

90) Всем этим объединениям свойственно наименование Koinon. Смысл этого термина очень широк. Цибарт (Е. Ziebarth. Der Griechische Vereinswesen. Leipzig, 1896, стр. 136) отмечал, что это слово может означать и государственную общину, и ее подразделение, и первоначальный союз и, наконец, объединение любого типа. Поланд (F. Роland. Geschichte des Griechischen Vereinswesen. Leipzig, 1909, стр. 164) также отмечал широкое распространение термина koinon и его разнообразное значение. В некоторых случаях этим именем обозначается и фила и фратрия. Франкотт (Francotte, Polis grecque, стр. 214 сл.) на малоазийском эпиграфическом материале (главным образом, на карийских надписях) установил, что карийские koina часто представляют объединения нескольких демов, входивших в состав полиса.

91) NS, стр. 27.

92) IG, XII, 1, 922. — SGDI, 4236. Восстановление Гиллера — tan diag[eit]onian — неверно: надпись дает полную форму: diagonian.

93) Любопытно отметить, что был выбран брат чествуемого Александра.

94) CR, II, № 4; строка 9 — egdaneis[rau]s (поправка Русселя: Р. Roussel. Bull. Epigraphique. REG, XLVII, 1934, стр. 328), у Якопи неверно: egdaneis[ta]s. Этот Архократ, по-видимому, тождествен с уже известным нам Архократом, сыном Архиполия, линдополитянином, имя которого встречается на высеченной на гробнице надписи; самая монументальность погребения свидетельствует, как отмечает Якопи, что Архократ был одним из виднейших и богатейших граждан Линда; ср.: IG, XII, 1, 868. По мнению Гиллера, он, может быть, тождествен с жрецом Посейдона Гиппия в надписи, опубликованной Скринци.

95) Лёви (Lоеwу, Arch. Ep. Mittheil., VII, 1883, стр. 133) предполагает, что Лапефиасты (ср.: IG, 1, 867) — коллегия граждан кипрского города Лапефа; Поланд (Роlаnd, Griech. Vereinswesen, стр. 63) и Ван-Гельдер (VG, стр. 367) думают о союзе, получившем свое наименование от божества Лапефа.

96) An., II, № 10, строки 29 и 39.

97) Ср.: VG, стр. 274; надпись Архитима: Lind., II.219.

98) ......otos Nikasagora был по рождению из дема Линдополитян и, по-видимому, именно в силу своих линдийских связей входил в общину Агеторидов, ибо он был усыновлен Филостефаном из ялисского дема Политян. [287]

99) Так именно и предполагали издатели первой надписи — Гиллер и вслед за ним Ван-Гельдер; ср.: IG XII, 1, 922.

100) Ср.: В. D. Meritt. Inscriptioris of Colofon. Amer. Journ. of Philology, LVI, вып, 4, 1935, стр. 358 сл.: столб. VIII, строки 865-867; ср. также столб. III, строки 254, 279; столб. II, строка 422.

101) J. Keil. Ephesische Bürgerrecht und Proxeniedekrcte aus den. IV u. III Jh. v. Chr. 01, III, вып. 2, 1913, стр. 236; камень III, левый столб. 6, строки 14-15: elache phylēn Tēïos, chiliastyn Hēgētoreios (там же и литература). Совпадение — не случайное, ибо в той же эфесской родовой организации в филу Karēnaiōn входит chiliastys Althairaeneos и в филу Epheseis — chiliastys Rh[odioi]. Ср.: J. Т. Wood. Discoveries at Ephesus including the Site and Remains of the Great Temple Diana, London, 1877. — Francotte, Polis grecque, стр. 119. J. Кeil. Ephesischen Chiliastyen. ÖI, III, 2, 1913.

102) A. Maiuri. Nuove iscrizioni greche delle sporadi Meridionali. An., II, 1916, стр. 139 сл. (№ 10).

103) Р. Foucart. Inscriptions de Rhodes. BCH, X, 1886, стр. 205.

104) E. Ziebаrth, Griech. Vereinswesen, стр. 139.

105) F. Pо1and, Griech. Vereinswesen, стр. 73 сл.

106) Ср. Foucart, ВСН, X, стр. 205.

107) Ср.: Pо1and, Griech. Vereinswesen, стр. 73 сл.

108) VG, стр. 365. — IG, XII, 1, 163.

109) NS, стр. 27-28 (к № 18).

110) IG, XII, 1, 890. — SGDI, 4225. Ср.: Nеwtоn, JHS, II, 1881, стр. 367. — VG, стр. 363.

111) Культ Зевса Патроя в Линде, как кажется, засвидетельствовав и другой надписью: SGDI, 4226 (ср.: IG, XII, 1, 892).

112) IG, XII, 1, 832. — SGDI, 4188. Первые издатели надписи Олло и Диль (ВСН, IX, 1885, № 11, стр. 108-112) датируют ее II в. до н. э.

113) Ср. в той же надписи: An., II, № 10, строка 11.

114) Упоминающиеся в надписи Мусаисты Агетории и Агетории Полистратеи, артисты Диониса и Муз, также, по-видимому, являются двумя родового типа объединениями — служителей Муз и служителей Диониса и Муз. В той же надписи упомянуты и еще три сходных союза. Маюри отмечает в комментариях разницу обозначений: по его мнению, союзы, не представлявшие собою родовых объединений, обозначаются: hoi syn tō deini или hypo tōn syn deini (ср. строку 26-27: kai hypo tōn syn Pasikratei). Только имена на -eioi могут быть отнесены, по его мнению, к патрам.

115) Однако, если для ряда родосских обозначений союзов, сопровождаемых патронимическим именем на -eioi, это заключение является правильным, то, как мы покажем далее, далеко не всегда эти родовые обозначения можно непосредственно возводить к именам патр. Различие наименований, отмеченное Маюри, может быть сопоставлено, по нашему мнению, с хиосскими надписями, о которых уже говорилось, и с афинскими фиасами, входившими в состав фратрии, также с обозначением hoi meta tu deinos наряду с родовыми именами на -idai. Сопоставление аттических фиасов с малоазийскими обозначениями союзов hē phratra tu deinos или he peri ton deina было уже сделано; см.: А. v. Premerstein. Phratren-Verbände aufeinem attischen Hypothekenstein. AM, XXXV, 1910, стр. 108-109. Панкиады упомянуты: Lind. Tempelchr, XVII; ср.: Lind., II, № 44. IG, XII, 1, 773.

116) CR, II, 36.

117) Lind., II, 183.

118) Lind., II, 319, 420 и 615. [288]

119) Lind., II, комментарий к № 677.

120) Ср.: Hiller v. Gaertringen. Bukopia Theudaisia. RE, V, Hlbb., стр. 1017-1019.

121) IG, XII, 1, 791.

122) Там же, 792.

123) Там же, 793; полное восстановление, которому я следую, ср.: Blinkenberg et Kinch, Ov., 1903, стр. 82.

124) IG, XII, 1, 798; кроме того, имеется еще 8 надписей без прибавления ekgonoi или paides. Гиллер предполагает (RE, V, стр. 1017-1019), что надписи вырезаны на скалах в воспоминание об открытом жертвоприношении. Блинкенберг (Ov., 1903, стр. 84) считает более вероятным, что надписи указывают на те объединения, которым на празднике Букопий было отведено особое место.

125) Blinkenberg et Kinch, 1903. № 6, стр. 83.

126) Ср.: IG, II-III, 2-е изд., 2345с, 16; 1237 (SGDI, 921).

127) IG, III, 1, 40. — SGDI, 3776. Надпись к статуе Ксенофана от имени его сына и союза Эратидов.

128) VG, стр. З6З. — Pind., Оl. VII.93 (1) 2. — Schol. Pind. Ol., 172a-с. Этот род возводил себя к аргосскому царю Эрату: Paus., II.36.5.

129) CR, VI/VII.47, стр. 428-429. — Lind., II, 454. {В книге место 129-й сноски не указано; в электронной версии поставлено примерно. — HF}

130) Ср. рецензию Гиллера на «Clara Rhodos», VI/VII (Hiller, GGAnz, 196 Jhrg., 1934, № 5, стр. 195 сл.). Гиллер сравнивает эти названия с именем сикионских фил, ссылаясь на Геродота: Her., V.68.

131) М. Guarducci. Note di antichità rodie. Historia, IX, 1936, стр. 431.

132) Schol. ad Il. IX.70.

133) IG, XII, 3, 93.

134) Paus., X.11.3. — Thuc., III.88. — Diod., V.9.

135) Schumacher, De rep. Rhodiorum comm., стр. 14. — Селиванов, стр. 21. — Franсоlle, Polis grecque, стр. 20 сл.

136) {В книге начиналось с тире. Предположительно, что-то выпало при наборе — HF} — Gilbert, Handb. d. griech. Staatsall., II, стр. 181-182. — VG стр. 222 сл. — Hiller. RE, Supplb. V, стр. 731.

137) M. Segre. Krētikos polemos. Riv. Fil., XI, 1933, стр. 381 прим.

138) A. Moraigliano. Note sulla storie di Rodi. Riv. Fil., XIV, 1936, стр. 57 сл.

139) Guarducci, Historia, IX, стр. 420 сл.

140) J. Martha. Inscriptions de Rhodes. BCH, II, 1880, стр. 138. Вместо слова hiereíōn, которое обозначает закланную жертву или нечто посвященное божеству, Марта предлагает читать hierōn или же hiereiōn. Ктена, согласно взглядам Марта, — территориальное подразделение с общими для ее обитателей религиозными церемониями, участие в которых приобретается лишь правом рождения (progonikōn Гесихия). Бодуин (М. Beaudouin. Décret de Karpathos. BCH, VIII, 1884, стр. 355 сл.) считает невозможным принять чтение hiereiōn в смысле „религиозных церемоний"; он читает hierōn, опираясь на текст Поллукса: Poll., III.10: hiera progonika. Ср.: Sсhumасher, De rep. Rhodiorum comm., стр. 14.

141) Guarducci, Historia, IX, стр. 429.

142) IG, XII, 1, 694. — SGDI, 4118.

143) IG, XII, 1, 736. — SGDI, 4139.

144) Марта обращает внимание на употребленные здесь определенные члены: tās gās tās... и ниже — en tāi ktoināi; в этой надписи говорит сам даритель о своей собственности, как о предмете, ему хорошо известном.

145) Именно на этой надписи основано заблуждение Гильберта о тождестве дема с ктеной. Ср.: Gilbert, Handb. d. griech. Staatsalt, II, [289] 182, прим. 2. — Селиванов, стр. 21. — Hiller, RE, Hlbb. V, стр. 750 — IG, XII, 1, 177-178 и др.

146) IG, XII, 1, 746.

147) Там же, 1033. — SGDI, 4321. Возражая Гильберту, Селиванов справедливо заметил: „Если бы граждане обыкновенно назывались по ктинам, то Themistholas был бы назван не Karpathiopolitas, как видим в надписи, а Potidaeus, чего однако, нет" (Селиванов, стр, 23). Периполий — укрепленное место, вероятно, вблизи города. Ту же терминологию ср.: IG, II. 1, 1032, строка 16 сл. — SIG, 568 и 569. В камирской надписи (CR, VI/VII, № 43, строка 31) назван эпистат периполия. Материал приведен у Сегре: Segre, Riv. Fil, XI, 1933, стр. 385 и прим.

148) IG, XII, 1, 978. — SGDI, 4292.

149) М. Segre, L'„Agorà degli dei" camirese. Athenaeum, XII, 1934, стр. 147 сл.

150) M. Chaviaras, III:, 1911, стр. 61, № 528.

151) Селиванов, стр. 42-43. — IG, XII, 1, 128. — SGDI, 4109. Селиванов отмечает: „Камень, на котором вырезана надпись, весьма небольшой величины и, как можно догадываться, принадлежит к числу так называемых horoi".

152) IG, XIV, 952. Упомянутой в Перее филы Гиллеев (An., IV/V, стр. 488, № 37, строка 37) не было; правильное чтение восстановлено позже, CR, IX, стр. 211 (цитирую по Блинкенбергу: Lind., II, стр. 1013-1014, прим. 1).

153) А. Maiuri. An., IV/V, стр. 479, № 33, строки 6-7.

154) Lind. Tempelchr, XV; Lind., II, № 2.

155) Ср.: Momigliano, Riv. Fil. XIV, стр. 60-63.

156) Ср.: Schol. Pind. Ol., VII.172 b-d.

157) Наличие такого наименования филы засвидетельствовано в Линде; ср.: Lind., II, 199 и стр. 1012-1015.

158) Фила Karaeiris засвидетельствована эпиграфически (IG, XII, 1, 125) в надписи, опубликованной Скринци (Sсrinzi. Aiti del R. Ist. Veneto di Scienze lettere ed arti, LVIII, 1898—1899, стр. 267 сл.). Гиллер восстановил phylarcrhēsanta phylāi Ialysiāi, и это восстановление подтвердилось двумя позже найденными надписями: phylarchesanta phy1āi Ialysāi (NS, IV, 5-6) и choragēsas Dionysōi Ialysia (CR, II, 55). Засвидетельствована теперь и третья фила — phyla Lindos (CR, II, 34) и также Lindia (Lind., II, 222, 420в, 696а-в, 707).

159) NS, 18, 26; ср.: IG, XII, 1,43, 5-7.

160) IG, XII, 1, 102. — SGDI, 3817. — NS, 18, 23-24 и 27; ср.: SGDI, 3779.

161) IG, XII, 1, 75. — SGDI, 3810.

162) IG, XII, 1, 163.

163) IG, XII, 1, 852. — SGDI, 4205.

164) NS, 41 и 42; у Маюри: Prōtu Perinoiu; я принимаю исправление Гиллера; ср.: Нiller, Gnomon, 1926, вып. 4, стр. 193-198.

165) IG, XII, 1, 482 и 818, 10.

166) IG, XII, 1, 937. — SGDI, 4239.

167) IG, XII, 1, 918. — SGDI, 4234.

168) Ср. An., II, 10.

169) Ср.: Isaei, Or. II.14; о союзе оргеонов: Роland, Griech. Vereinswesen, стр. 13-14, — Guarducci, Riv. Fil., XV, 1937, стр. 334-335.

170) Cp: Роland, там же, стр. 52-53; также Эги (Мисия) и в Диосконе. Некоторые постановления таких союзов представляют точное подражание государственным постановлениям; ср. очень характерные примеры на Косе II в. до н. э. (NS, 436, 438, 439). [290]

171) IG, XII. 1,127. — SGDI, 4108 (I в. до н. э.).

172) Foucart, BCH, 1886, стр. 199 сл.

173) Эфес — 4 человека, Антиохия — 8, Солы — 4; по одному: Тенос, Фригия, Фаселида, Сельга, Амфиполь, Солы, Книд, Илей, Кизик, Гермионы, Симбрия, Хиос, Лисимахия и даже Александрия; большинство членов союза родом из Малой Азии.

174) IG, XII, 3, 1269 и 1270. Первое издание комментировано лишь в небольшой части.

175) Ср. сходную формулировку и второго постановления.

176) Ср.: G. Саrdinаli. Note di terminologia epigraphica Rendiconti della R. Accademia del Lincei, Ser. V, XVII, 1908, стр. 184 сл.

177) L. Ross. Inscriptiones graecae, II, 188.

178) IG. XII, 3, 6. — SGDI, 4288.

179) BCH, X, стр. 261 сл. — SGDI, 4264.

180) P. Kretschmer. Ethymologisches. I. Rhod. ptoina. Ztschr. f. vergl. Sprachforschung auf d. Gebiete d. idg. Spracheii, XXXIII, вып. 2, 1893, стр. 272-273.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Дж. Пендлбери.
Археология Крита
e-mail: historylib@yandex.ru
X