Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Ремонт пежо
  • Система скидок на ремонт и обслуживание всего модельного ряда! Гарантия
  • exsale.ru

  • Лучший жир свиной топленый купить по доступным ценам .
  • kupechestwo.ru

Loading...
К. Э. Гриневич.   Опыт методологии археологической науки

Городище Тамани

Вопросы археологической топографии

Предварительные разыскания и ознакомление с их методами имеют особенно важное значение для юга СССР с его богатым историческим прошлым.

Как известно, начиная с середины VII века до н. эры, под влиянием социальных и политико-экономических причин, древние греки основывают ряд колоний на северном побережьи Черного моря. Особенно крупную роль играли основанная ими Ольвия на Буге, при слиянии этой реки с Днепром, Херсонес, основанный немного позже и находящийся в окрестностях Севастополя, и, наконец, Пантикапей, на месте Керчи, очень скоро превратившийся в центр огромного Боспорского полуварварского царства, раскинувшегося по обоим берегам Керченского пролива — древнего Боспора Киммерийского. Большинство этих колоний совершенно не исследованы и только часть, как, например, Херсонес и Ольвия, частично исследованы раскопками. Особенно приходится сожалеть относительно чрезвычайно интересной и своеобразной культуры древнего Боспорского царства, что она еще не выявлена исследованиями с желательной полнотой.

Азиатская часть Боспорской державы, занимавшая нынешний Таманский полуостров, а в лучшую эпоху — простиравшаяся до Кавказских гор, также имела свой политический центр — город Фанагорию, служивший, согласно свидетельству Страбона,42) и торговым пунктом для варваров, живших вокруг Меотиды, т.-е. нынешнего Азовского моря. Археологические разыскания на Таманском полуострове, которые были направлены почти исключительно на добывание ценностей из недр бесчисленных боспорских курганов, открыли также большое число городищ. Таким образом, путем предварительных исследований и анализа свидетельств древних писателей, может быть точно локализована древняя Фанагория — на берегу Таманского залива в районе станции Сенной, на месте хутора Семеняки, а также многие другие города.

Нас сейчас будет интересовать городище, на котором стоит нынешняя Таманская станица.

Вся станица стоит на чрезвычайно мощном культурном слое. Пространство, им занимаемое, огромно: хотя точных размеров городища еще никто не установил, но приблизительные могут быть даны — около 1 1/2 версты по берегу Таманского залива и около 2 верст в глубину.43) Таманское городище представляет насыпь, образовавшуюся в течение тысячелетий из различных культурных остатков: архитектурных и иных обломков из камня, черепков битой посуды, стекла и прочей домашней утвари, остатков фундаментов и стен древних жилищ, кусков штукатурки, мраморной облицовки, далее остатков раковин — пищевые отбросы и многочисленные черные прослойки — следы сгоревшего дерева, отголоски бывших здесь некогда пожаров... Все это пересыпано золой, прослойками различных пород земли и глины. Кое-где в насыпи, подмытой морскими волнами, которые год за годом уничтожают это городище, виднеются в разрезе древние колодцы, пашенные ямы, почти всегда внутри оштукатуренные, и прочие культурные остатки. Иногда, кроме того, в верхних слоях городища обнажаются древние гробницы. Местные жители после северных ветров, гонящих морские волны на [19] городище, выходят на своеобразный промысел: ищут в ясной мелкой воде монеты и мелкие вещи.

Размеры городища, толщина его культурного слоя, доходящая до 5 саженей, и насыщенность его памятниками древности, как то показывают многочисленные случайные находки, красноречиво говорят о том, что мы имеем дело с остатками какого-то большого торгового города Боспорской державы. О том же свидетельствуют многочисленные погребальные курганы в окрестностях Тамани, давшие нам богатейшие памятники древнегреческого и римского искусства и быта.

Как же назывался этот город, нельзя ли это городище отождествить с теми названиями процветавших здесь крупных торговых центров, о которых говорят нам древние писатели?

Таманский полуостров состоит в настоящий момент из двух полуостровов, разделенных надвое Таманским заливом. Знакомясь с береговыми очертаниями и наблюдая работу моря за последние сто лет,44) необходимо признать, что береговые очертания Таманского полуострова в древности были несколько иные, чем теперь. Наблюдается в некоторых местах систематическое разрушение берега вследствие подмывания, в других наблюдается отступание моря; кроме того, работа моря заключается еще в образовании песчаных кос и отмелей, благодаря которым многие заливы превратились в закрытые внутренние озера, имеющие узкую косу — перегородку от моря (Бугаз и Ахтанизовский залив).

Если мы взглянем на карту современного Таманского полуострова, мы заметим ряд совершенно закрытых внутренних пресноводных „лиманов", которые некогда были только устьями вливающейся в море реки. Особенно наше внимание должно быть сосредоточено на Шимарданской бухте к западу от станции Сенной. Дело в том, что весь рельеф этой местности крайне своеобразен и говорит о существовавшем здесь когда-то русле реки. „От северо-западной оконечности Ахтанизовского лимана до Таманской бухты нынешняя поверхность земли представляет продолговатое углубление, низменность, которая характеризуется даже особою растительностью, свойственною одним руслам рек. Протяжение этой низменности от Шимарданской бухты до лимана равняется 6 верстам. Почти половину всего этого пространства, а именно, южную, занимает большое озеро, являющееся естественным продолжением Ахтанизовского лимана и соединяющееся с ним узенькою рекою".45)

Ученый Дюбуа, путешествовавший в этих местах в начале XIX века, впервые высказал мысль, что в этом месте находилось ныне высохшее главное русло древней реки Антикита-Гипаниса, упоминаемого Страбоном.

Более того, Дюбуа говорит, что „не более ста лет до него суда проезжали по этому пути.46) Еще доныне свидетельством этого служат болота, стоячие воды и небольшая Шимарданская бухта, врезывающаяся в низменность".

Таким образом, в древности эта страна была многоостровием, при чем резко выделялись два острова: их древние географы и называют, один — островом Фанагора с городом его имени, и другой — Гермонассовым островом с городом этого же имени.47) Целый ряд древних [20] авторов представляют эту местность в виде острова или группы островов. Географически это возможно и понятно при наличии впадения в нынешний Таманский залив реки, вернее, одного из рукавов Кубани.

Покойный директор отделения древностей Эрмитажа Ф. Жиль на месте проверил предположение Дюбуа. Осмотрев местность от озера, лежащего на северо-запад от Ахтанизовского лимана, он удостоверился, что до самой Шимарданской бухты степь пересекает весьма заметное и на простой глаз углубление. С высоты степи обращаясь к югу, он увидел в направлении от озера к бухте плоский пояс с темным оттенком, отделяющимся от зелени степи, а на всем протяжении пояса — огромное множество кустов осоки. Этот плоский пояс, по мнению Ф. Жиля, был образован руслом прежнего рукава реки Кубани.48)

В. Г. Тизенгаузен к этим доказательствам прибавляет еще одно: „На всей вышеупомянутой полосе не встречается ни одного кургана, тогда как по обе ее стороны, т.-е. на обоих берегах древнего русла, курганы воздвигались во множестве. Ясно, что протекавшая здесь некогда река не позволяла насыпать в этом месте курганы".49)

Это мнение разделял академик Абих. В своем труде „Einleitende Grandzüge zur Geologie der Halbinseln Kertsch und Taman". St. Petersb. 1865, стр. 71, он определенно высказывает мысль, что „по этой низменности во времена Страбона протекал рукав Антикита, которого существование нынешний Киммерийский полуостров превращало в остров".

Теперь обратимся к свидетельству древнего Страбона. Географ говорит о местности Таманского полуострова, направляясь от северозападного угла его и идя на юго-запад и на юг.50)

„(От Киммерика) 20 стадий до Ахилловой деревни, в которой есть святилище Ахилла. Здесь самое узкое место в устье Меотиды, шириною около 20 стадий или несколько более. На противоположном берегу находятся селения Мирмикий (вблизи Гераклия) и Парфений.51)

„7. Отсюда 90 стадий до памятника Сатира; это — насыпанный на мысе курган одного из царей, славно господствовавших на Боспоре.

8. Недалеко отсюда деревня Патраей, от которой 130 стадий до деревни Корокондамы; последняя представляет предел так называемого Киммерийского Боспора. Так называется пролив при устье Меотиды, от узкого места у Ахиллова селения и Мирмикия тянущийся до Корокондамы и лежащей против нее, в Пантикапейской земле, деревеньки, По имени Акры, отделенной 70 стадиями водного пути. Доселе доходит и лед, так как в морозы Меотида сковывается льдом до того, что по ней ходят пешком. Весь этот пролив имеет прекрасные гавани.

9. Выше Корокондамы лежит довольно большой лиман, который по ее имени называют Корокондамитским; в 10 стадиях от деревни он соединяется с морем. В лиман впадает один рукав реки Антикита и образует остров, омываемый этим озером, Меотидой и рекою. Некоторые и эту реку называют Гипанисом, подобно реке, соседней с Борисфеном. 10. Вступившему в Корокондамитский лиман представляется значительный город Фанагория, затем Кепы (Сады), Гермонасса и Апатурон, святилище Афродиты. Из них Фанагория и Кепы лежат на названном острове по левую руку для вплывающего (в лиман), а прочие города — по правую, за Гипанисом, в Синдике. В Синдике же, [21] недалеко от моря, дежит и Горгиппия, столица синдов, и Аборака. Все, подвластные боспорским правителям, называются боспорцами. Столицею европейских боспорцев служит Пантикапей, а азиатских — Фанагорий (ибо и так называется этот город); и торговым пунктом (для товаров), привозимых из Меотиды и лежащей за нею варварской страны, служат, как кажется, Фанагории, а для доставляемых туда с моря — Пантикапей. Есть и в Фанагорий известное святилище Афродиты Апатуры... Сейчас за Корокондамой морской путь идет на восток".

Это место Страбоновой „Географии" (Кн. XI, гл. II, §§ 2-10) вызвало вокруг себя целую литературу и, действительно, является исходной точкой для исследования.

До сих пор обычно городище Тамани считалось за развалины деревни Корокондамы. Это мнение впервые высказал Дюбуа, а за ним Ф.Брунн.52) Оно зиждилось, главным образом, на созвучии географической номенклатуры: Корокондама — Тьмутаракань — Тамань. Взглянем на карту, вспомним свидетельства древних и посмотрим, справедливо ли Корокондаму помещать на месте нынешней Тамани? Во-первых, велик ли был этот поселок? Повидимому, нет, так как древние географы53) называют его не городом, а упорно и единогласно называют деревней и даже деревенькой. А Таманское городище, это мы скажем на основании неоднократного самоличного исследования, по своей мощности может быть сравнимо только с городищем на хуторе б. Семеняки возле станции Сенной. Это — первая невозможность считать Таманское городище за руины деревни. Далее поможет нам разобраться приведенное место Страбона: в нем Корокондама считается пределом Керченского пролива, чего абсолютно нельзя сказать о Тамани. Тот же Страбон дает иное, пожалуй, более прочное указание: до Корокондамы доходит лед в замерзающем на зиму проливе. Как известно, лед доходит до Тузлинского кордона. Наконец, не подходит к местоположению Тамани и указание Страбона, что „за Корокондамой морской путь идет на восток". Есть, кроме того, свидетельство Анонима, что „за Синдскою гаванью следует деревня Корокондама, лежащая на перешейке или узкой косе между лиманом и морем" (Латышев I, 279).

Все эти данные заставляют искать Корокондаму где-то в ином месте. Проф. И. Забелин на карте, приложенной к его статье об интересующих нас городах,54) Корокондаму помещает на юго-восток от Тамани, на месте нынешнего Бугаза, где, действительно, имеется небольшое городище и кладбище.55)

Но нельзя согласиться и с этой локализацией древней Корокондамы, ибо, во-первых, нельзя Бугаз считать пределом Керченского пролива, во-вторых, указание на замерзаемость до Корокондамы не будет соответствовать действительности, а это указание чрезвычайно важное и ценное. Наконец, расчеты по стадиям от Киммерика, даваемые Страбоном, не будут, хотя бы приблизительно, соответствовать действительности. А именно: от Киммерика 20 стадий до Ахилловой деревни, отстоящей от Порфмия в пределах Еникальского маяка, где нами найдено городище, на 20 стадий; это указание дает право назвать Киммериком городище, констатированное К. Герцем к северу от хутора Косенко (см. карту к „Археолог, топографии Там. пол."), а Ахиллион помещать или на косе, севернее того места, где К. Герц упоминает загадочные колонны под водой, или на берегу, немного южнее [22] Киммерика, где, по Герцу, имеется городище. Местоположение этой деревни трудно установить точно, в виду изменения береговой линии. Если от последнего городища, которое у Герца обозначено уже наполовину снесенным в море, отсчитать 90 стадий, то ножка циркуля станет поблизости, немного южнее обозначенного на карте К. Герца „места, где гробницы с крестами" (около хутора Артюхова). Вследствие этого, на основании слов Страбона, что отсюда недалеко до Патраея, можно за последний признать городище, помеченное на той же карте на месте хутора Рубана. Отсюда, если считать морем 130 стадий, мы попадем как раз на место, где ныне находится Тузла, вернее, размываемый морем богатый и интересный тузлинский некрополь, подаривший нам многочисленные чернофигурные вазы и великолепные чернолаковые аттические килики.

Городище здесь, несомненно, было, но ныне почти целиком снесено в море, которое неуклонно, медленно и беспощадно подмывает высокий обрывистый берег. И так, путем вычислений и свидетельств Страбона, необходимо отвергнуть все ранее приводимые локализации Корокондамы и следует помещать ее в районе Тузлы. Если мы это примем, нам станут понятными слова Страбона, что в 10 стадиях начинается Корокондамский залив, ибо, пройдя Тузлинскую косу, попадаем в него, и что морской путь за этой деревней идет на восток, что совпадает с действительностью; что замерзание льда доходит до этого пункта, как говорили раньше. Требует некоторого объяснения выражение „здесь предел Керченского пролива". Дело в том, что в античную эпоху нынешние Чурубашское и Тобечикское озера представляли собою обширные морские заливы, аллювиальной работой моря в течение столетий превращенные в замкнутые водные бассейны. Если мы представим карту Керченского пролива с этими двумя огромными заливами, тогда пределом Керченского пролива, действительно, следует признать Корокондаму — Тузлу.

Наконец, важным доказательством служат слова Страбона, что по прямому водному пути через пролив на расстоянии 70 стадий, т. е. 14 верст, лежит деревня Акра. Как известно, городище древней Китеи лежит несколько к юго-востоку от Кез-аула („Керменчик"), что документально и неоспоримо доказывается находкой здесь надписи, в которой упоминается „отчизна китейцев" (см. Изв. Р. А. И. М. К., т. II, 65 и слл., особ. 84-92 (Латышев-Никитский).

Согласно свидетельству Плиния,56) за Китеей следуют Зефирий и Акра. Если Зефирий можно поместить на месте нынешней дачи Б. А. Бока, которая вся стоит на городище (а иных городищ от Керменчика нет), то следующее городище расположено на возвышенном северном берегу нынешнего озера Тобечик, который примыкает к проливу. Это местоположение объясняет, отчасти, название деревни Акрой, т.-е. Острой. Отсюда до Тузлы теперь свыше 15 в., но если принять во внимание, что берег разрушен по крайней мере на глубину 2 верст внутрь полуострова, то расстояние и здесь совпадает почти точно.

Имеющееся свидетельство Перипла Безыменного, что „Корокондама лежит на перешейке или узкой полосе между лиманом и морем", нисколько не противоречит, а скорее, наоборот, подтверждает вышеприведенную локализацию Корокондамы вблизи Южной или Тузлинской косы.57)

Исходя от Корокондамы, попытаемся назвать городище Тамани. Это искание древних названий для археологии чрезвычайно важно, так [23] как установление и точная локализация большинства древних колоний даст иное направление археологической исследовательской работе на местах и вскроет более точную картину древнего заселения края.

Таким образом, мы выяснили, что Таманское городище не есть Корокондама, а представляет следы какого-то большого города, а не деревни. На всем пространстве Таманского полуострова имеются только два больших городища, несомненно, принадлежавших большим, цветущим городам. Мы знаем со слов древних писателей, а отчасти и благодаря древним надписям, что в азиатской части Боспорского царства было несколько крупных городов, а именно, столица азиатской половины царства Фанагория или Фанагории и Фанагорий (любопытно множественное число!), затем столица синдских царей — Горгиппия и, наконец, Гермонасса, что в переводе означает остров Гермеса, или Гермона.58) Археологи со времен Дюбуа, за редким, впрочем, исключением,59) помещают Фанагорию в окрестностях станции Сенной. Куторга, написавший рецензию на книгу К. Герца „Археологическая топография Таманского полуострова", помещает Фанагорию и Кепы на северном берегу Таманского залива, полагая, что только такая локализация совпадает со словами Страбона, которые мы привели выше. Между тем, если мы примем, что в древности Таманский (Корокондамский) залив был не заливом, а лиманом (кстати сказать: древний географ тогда назвал бы его „заливом" — κόλπος, а не лиманом — λίμνη, как стоит в тексте), т.-е., что нынешняя Шимарданская бухта была устьем реки Кубани, тогда и городище близ станции Сенной, нынешний хутор Семеняки, будет левым берегом, вернее, будет по левую руку едущему на корабле по лиману и реке. И так, последнее возражение, насколько известно, единственное против помещения Фанагории близ ст. Сенной, падает. Но если Фанагория находит свое место, то каково древнее название Таманскому городищу? Остаются, согласно свидетельству Страбона, Гермонасса и Апатурон, которые, по его словам, лежат по правую руку при вплытии в Корокондамский лиман — „πέραν ‘Υπάνιος εν τη Σινδικη" — „за Гипанисом, в Синдике". При наличии впадения в нынешний Таманский залив рукава Кубани (в нынешнюю Шимарданскую бухту), выражение Страбона „за Гипанисом, в Синдике" при локализации, в то же время, на берегу Корокондамского-Таманского залива, становится непонятным. Если за Синдикой, то, значит не на берегу Корокондамитского лимана... А так как выше говорилось об этих городках, как о находящихся по правую руку вплывающему в лиман, — то отпадает их локализация „за Гипанисом, в Синдике".

Если взять последнюю поправку, то Таманское городище можно назвать или Гермонассой или Апатуром. И, действительно, некоторые исследователи, как, например, вдумчивый и добросовестный составитель археологической карты, сам житель Тамани, В. В. Соколов и помещают Гермонассу на месте Тамани, ссылаясь на приводимое нами свидетельство Страбона.60) Древние авторы считают Гермонассу „городом", в отличие от „селения", „деревни", „деревеньки", как они называют многие населенные пункты Боспора. Более того, компилятор V в. по р. X. Стефан Византийский в своем „Словаре" прямо называет Гермонассу „прекрасно построенным городом". То же мы встречаем у Дионисия в его стихотворном „Землеописании".61) Многие писатели нам дают [24] и локализацию Гермонассы. Вышеупомянутый Дионисий (ibid.) помещает ее „на острове внутри Меотиды, где Фанагория". Псевдо-Скимн62) помещает ее „на острове по Меотиде", и вместе упоминает Гермояассу, Фанагорию и Синдскую гавань. Плиний (NH VI, 18) упоминает Гермонассу, как первый город, лежащий при входе в Боспор, затем (интересна последовательность) Кепы, Стратоклея и Фанагория, почти опустелый Апатур. Перипл Безыменного63) дает нам локализацию с цифрами в руках. „Если въехать в Корокондамитский залив и плыть вокруг берега в город Гермонассу, то будет 440 стадий 58 2/3 мили". И, действительно, такое количество стадий получится при обмере Таманского залива, начиная от северной косы до Тамани. Тот же Перипл далее говорит (§ 66): „От Гермонассы, если выплыть из залива, до устья озера Меотиды и селения Ахиллова 515 ст. 68 2/3 мили". И если произвести обмер окружности Таманского залива от Тамани до оконечности северной косы с наружной стороны (т.-е. до устья Меотиды — Азовского моря), то мы опять-таки получим приблизительно искомое число стадий.

Эти совпадения случайными быть не могут. Несомненно, в осног.е имеется чуть уловимое „зерно истины", которое необходимо раскрыть. К. Герц, занимавшийся этим же вопросом на страницах своего тщательного и добросовестного труда „Археологическая топография Таманского полуострова" (Полное собр. сочинений, изд. Акад. Наук. Прб. 1898, вып. 1), пришел к пессимистическим выводам: „Некоторые читатели, говорит К. Герц,64) может быть, найдут странным, что нынешние местности Таманского полуострова нигде не отожествляются с древнегреческими поселениями, существовавшими тут, по словам Страбона и других классических писателей. Но при внимательном чтении... читатель убедится, что каждая попытка этого рода до настоящей минуты преждевременна. Древние географы передали нам только имена существовавших здесь поселений, так сказать, один звук. Боспор Киммерийский не имеет своего Павсания. Поэтому разногласие всех новейших ученых... нисколько не удивительно. Пока точные археологические исследования, основанные на находке надписей или других памятников, не прольют нового света на подобного рода вопросы, — до тех пор занятие ими будет принадлежать к области приятных, но тем не менее чистых комбинаций, отнюдь не основанных на действительных фактах". Рецензент Герца проф. М. Куторга иначе посмотрел на дело.65) По его мнению, задача может быть решена, если к ней подойти иначе: опереться на свидетельства Страбона и Птолемея, основательно подвергнуть научной критике эти свидетельства, принять во внимание остальных писателей древности — и тогда обратиться к раскопочным данным — и дело будет решено. Но, увы, дело оказывается не так просто.

При анализе и сопоставлении всех необходимых солидных свидетельств мы наталкиваемся на огромное число противоречий, хотя бы у самого Страбона. В одном месте он говорит о переправе из окрестностей Пантикапея в Фанагорию, как ближайший пункт, отстоящий на 70 стадий, в другом, приведенном выше, он не считает, видимо, Фанагорию лежащей близко к выходу... Исходя из того положения, что все писатели на Таманском полуострове знают только два „достойных упоминания" значительных города (αξιόλογος — Страбоновская хрестоматия), и что в настоящем мы имеем только два значительные городища — одно на хуторе Семеняки около ст. Сенной и другое — на месте Тамани, мы можем сделать вывод: если городище близ Сенной может быть [25] отожествлено с Фанагорией, как лежащее „полевую руку при вплытии в лиман", при наличии рукава Кубани в нынешней Шимарданской бухте, то другое городище — Таманское — может быть названо руинами Гермонассы, другого значительного города, о размерах которого свидетельствуют размеры городища. Подтверждением этого могут служить те обмеры, которые нам дает Перипл Безыменного. Но не надо скрывать и все те противоречия, которые сейчас же встают. Во-первых, мы не можем поручиться, что имеются на полуострове остатки других больших городищ, или что они смыты были морем, действие которого во многих местах полуострова проявляется крайне разрушительно. Далее, целый ряд свидетельств не дает устойчивости этой локализации Гермонассы на месте Тамани: во-первых, слова Птолемея, который помещает Гермонассу просто на Черном море, во-вторых, глухая неопределенность у Псевдо-Скимна, помещающего Гермонассу „на острове, занимающем большое пространство земли по Меотиде вплоть до Боспора"... Не будем закрывать глаза на эти неопределенности и не будем считать высказанное нами предположение за окончательное. Для предварительных, но точно установленных данных, очевидно, необходимо дополнительное на месте исследование берегов и городищ на них — прежде всего берегов Таманского залива, особенно северной его части, чтобы окончательно опровергнуть мнение Куторги, помещавшего здесь Фанагорию. Далее, исследование берега близ Бугаза, где обычно помещают Гермонассу. Необходимо указать еще на один существенный признак существования здесь большого города: богатство окружающих кладбищ. В этом отношении приоритет остается за городищем близ Сенной и за городищем на месте Тамани; ибо они окружены бесчисленными и богатейшими курганами, не раз дарившими нас драгоценными сокровищами прошлой культурной жизни; и это обстоятельство является решающим... [26]


42) См. нижеприводимый текст Страбона.

43) См. В. В. Соколов. — Карта древних поселений и могильников в районе стан. Таманской — Известия Таврич. Ученой Архивной Комиссии, № 56. См. Герц К. — Археолог. топография Таманского полуострова — Собр. сочинений, т. I, изд. 2-ое. Спб. 1898. Minns. — Scythians and Greeks Cambr. 1913. Карта к стр. 21.

44) Для сравнения имеются карты, приложенные к Voyage autour du Caucase — Dubоis de Montpereux, карты съемки 1854 г. и карта К. Герца 1870 г., а также современные.

45) Герц. — Археол. топография Таманск. полуостр., 2 изд. Собр. сочин., вып. 1. Спб. 1898, стр. 26.

46) Dubois de Montoereux. — Voyage autour du Caucase, V, 79-80.

47) „К Таврике прилегают два острова: Фанагора и Гермонасса" — Стефан Визант. под сл. „Таврика". Scythica et Caucasica I, 266.

48) Герц. — Археол. топография Таманского полуострова, 2 изд. 1898, стр. 27.

49) К. Герц. — Археол. топография Таманского полуострова, стр. 27-28.

50) Страбон XI, 2, § 2-10 в Scyth.-Cauc. I, 132.

51) Поздне-греческ. стадий = около 1/5 версты. Ахиллову деревню Парфений следует искать в окрестностях Еникальского маяка, а Мирмикион — на месте Нового Карантина, в 4 в. к сев.-востоку от Керчи.

52) Dubois de Montpereux. Voyage... V, 81; Брунн в „Записках Одесск. О-ва Ист. и Древн." VII, 252.

53) Strabo, упом. место, Перипл Безыменного, 64 (23).

54) Труды III археол. съезда, т. II и атлас. Киев, 1878.

55) См. В. Соколов. — Археолог, карта... окрестн. Тамани.

56) Плиний. — Hist. Natur. IV, 86.

57) Здесь же помещает ее и Minns — Scythians and Greeks, карта к стр. 21. (Cambr. 1913).

58) Евстафий. Комм. к Дионисию, 549; Scyth.-Cauc. I, 198.

59) М. Куторга. — „О Таманском полуострове". Москва, 1871, стр. 21, помещает Фанагорию на северном берегу Таманского залива, а на месте ст. Сенной — Гермонассу или Апатур.

60) Изв. Тавр. Уч. Арх. Ком. № 56.

61) Стр. 549 и слл. Латышев, Scyth. et Cauc. I, 180.

62) Стр. 886. Латышев. Scyth. et Cauc. I, 90.

63) §§ 54 и 66. Латышев ibid. I, 280.

64) Стр. 2 (Введение).

65) М. Куторга. — О Таманском полуострове. М. 1871.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств
e-mail: historylib@yandex.ru
X