Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Иван Ляпушкин.   Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства

4. Археологические памятники лесостепи к востоку от Днепра

Достоверные археологические памятники славян на территории к востоку от Днепра пока что известны лишь начиная с VIII в., что может свидетельствовать о том, что проникновение славян в эти районы началось несколько позднее, чем в область Правобережья Днепра.1 Судя по этим данным, ко времени образования Древнерусского государства славяне довольно значительно продвинулись к востоку от Днепра во всех направлениях. Южной границей их обитания была граница лесостепи и степи — водораздел рр. Ворсклы и Орели. На юго-вос- токе к середине IX в. славяне вышли к Северскому Донцу в районе современного г. Змиева, создав здесь, по берегам Северского Донца и его притока Уды, ряд укрепленных поселений (Карачев (Донецкое городище), Хорошев, Водяное, Мохнач, Зайцевы хутора и др.), часто используя для этих целей места укрепленных поселений предшествующей (главным образом, скифской) поры. Отдельные поселения возникли и далее на юго-востоке по Северскому Донцу, в районе современного г. Изюма, но это были, по-видимому, временные заимки. Здесь поселения не были укреплены.2

От г. Змиева граница лесостепи и степи круто поворачивает в северо-восточном направлении. Больше того, здесь, в районе верхнего течения рр. Ворсклы, Пела, Сейма, Северского Донца и Оскола, в ряде мест степь языками врезается в лесостепную зону, почти достигая г. Курска (современные Стрелецкая, Ямская и Казацкая степи). Любопытно, что в этих районах, по верховьям рр. Ворсклы, Пела, Сейма, Северского Донца и Оскола, как и вообще в степных районах, следов славянских поселений до сих пор не найдено, в то время как в лесостепной зоне, далее на восток, по среднему и верхнему Дону, остатки их довольно многочисленны. По Дону и его притокам значительная группа поселений известна к югу от г. Воронежа (городища Шиловское, Б. Боршевское, М. Боршевское, Голышевка, Титчиха и др.), на границе с памятниками салтово-маяцкой культуры. Отдельные группы славян, как и по Северскому Донцу, проникают по Дону и южнее, вплоть до р. Чира, где, как и под Изюмом, обнаружены остатки неукрепленного славянского поселения, по-видимому, IX в. у хут. Ближняя Мельница.3 К северу от Воронежа по Дону и его притокам также известен ряд укрепленных славянских поселений. Возможно, не все они возникли до образования Древнерусского государства, но не исключено, что некоторые из них (как, например, у д. Перехваль, у с. Долгое и др.) к середине IX в. или рубежу IX—X вв. уже существовали.
На северо-востоке памятники этой поры известны по верхнему течению р. Оки и ее притокам. Здесь имеется ряд укрепленных и неукрепленных поселений и сопровождающих их курганных могильников, по общему облику весьма близких, а иногда и просто тождественных памятникам собственно левобережья Днепра и бассейна р. Дона. Ниже устья Москвы памятников массового продвижения славян для этой поры пока не обнаружено, однако отдельные следы славянской культуры второй половины I тысячелетия есть и далее на северо-восток — под Москвой (городище Дьяково), а также в районе г. Владимира (Владимир, Сунгари) .
В северной части памятники славянской культуры второй половины I тысячелетия н. э. известны на всем протяжении пограничья лесостепи и леса, вплоть до верховьев р. Десны (района древнерусского г. Вщижа) и по левым притокам р. Оки (Угра и др.). В междуречье Десны и Днепра (в бассейнах Сожа и Ипути), там, где по летописи обитали радимичи, славянских памятников лесостепного облика пока неизвестно.
Археологические памятники славян лесостепи к востоку от Днепра времени накануне образования Древнерусского государства известны в литературе под именем роменско-боршевских. Это наименование они получили от двух групп исследованных памятников — близ г. Ромны Сумской обл.4 и близ с. Боршево Воронежской обл.5 Роменская группа была исследована в начале нашего столетия, боршевская — в конце двадцатых годов. В процессе изучения было установлено, что памятники обеих групп настолько близки между собой по содержанию, а территориально смыкаются, что их объединили в одну роменско-боршевскую группу.6 Это положение признало большей частью исследователей наших дней.
Роменско-боршевские памятники датируются VIII—X вв. Дата эта сейчас, кажется, уже не вызывает сомнений, хотя одно время вокруг этого вопроса велся горячий спор.7
На очерченной нами территории к востоку от Днепра в настоящее время известно довольно большое число мест, сохранивших остатки древних поселений и могильников славян VIII—IX вв., а также ряд кладов монетных и монетно-вещевых. Ниже мы даем доступные нам о них сведения.

142. Авдеева (ур. Городище), Курская обл. (правый берег р. Сейма) — селище (?). Поселение находится в 1—1.5 км от села по обе стороны дороги в пос. Золотухине на склоне коренного берега. Поселение неоднократно обследовалось. Несмотря на то что местность, где расположено поселение, известна у местного населения под названием «Городище», следов искусственных укреплений не обнаружено. Поселение многослойное. При раскопках и обследовании в культурных отложениях найдена керамика черняховского типа, роменско-боршевская и древнерусская.

А.. Е. Алихова. Авдеевское селище и могильник. МИА, № 108, М., 1963, стр. 68—84; Ляпушкин, 1961, стр. 159—160.

143. Азак, Сумская обл. (правый берег р. Пела) — городище. Поселение находится на расстоянии 1 км от села вверх по течению реки. Упоминается неоднократно в ряде документов XVII в. Местоположение городища и описание внешнего облика даны в середине XIX в. В 1948 г. обследовано Днепровской левобережной экспедицией. Собранный при осмотре городища материал в виде обломков глиняной посуды относится к двум периодам — раннеславянскому VIII— X вв. и позднерусскому — XVII—XVIII вв.

ИСОХЕ, отд. III. М., 1857, стр. 536, 537; Д. И. Багалей. 1) Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства в XVI—XVIII столетиях. Харьков, 1886, стр. 110, 111; 2) Объяснительный текст к археологической карте Харьковской губ. Тр. XII АС, т. I, М., 1905, стр. 71; Ляскоронский, 1907, стр. 169; I. I. Ляпушкiн. Дослiження Днiпровськоi лiвобережноi експедицii 1947—1948 рр. АП, т. III, Киiв, 1952, стр. 301—306; Ляпушкин, 1961, стр. 245.

144.Александровка, Курская обл. — курганный могильник, состоящий из 15 насыпей. Раскопано 9 курганов. Обряд захоронения смешанный. В 4 курганах обнаружены останки трупосожжения, а 3 - пустые (распаханы).

Самоквасов, МРЗ, стр. 212.

145. Арбузово, Курская обл. (правый берег р. Свапы) — городище. Поселение известно давно. В 1951 г. оно обследовано Ю. А. Липкингом. Установлено, что поселение многослойно. Имеются раннеславянские отложения роменского типа.

Ю. А. Липкинг. Городища эпохи раннего железного века в Курском Посеймье. МИА, № ИЗ, М., 1962, стр. 41.

146. Архангельское (Голышевка), Воронежская обл. (правый берег р. Дона) — городище. Поселение многослойное. В основе своей относится к скифскому времени (так называемой зольничной культуре). Неоднократно исследовалось. Имеется раннеславянский слой, но изучен недостаточно.

А. Н. Москаленко. Раскопки на Архангельском городище в 1952—1953 гг. КСИИМК, вып. 62, М., 1956, стр. 84-94.

147. Асмолово, Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище (болотное) и селище. Поселение находится на стрелке, образованной правым берегом р. Амонки при впадении в р. Сейм. Площадка, занятая поселением, возвышается над поймой на 1.5—2 м. Пойма заболочена. Следов искусственных укреплений не обнаружено. Собранные при обследовании материалы (обломки глиняной посуды) принадлежат к двум группам — роменско-боршевской и древнерусской.
Метрах в трехстах от берега обнаружены выходы культурных отложений, содержащие обломки глиняной посуды, одинаковые с найденными на стрелке. Очевидно, здесь была неукрепленная часть поселка.

Ляпушкин, 1961, стр. 245.

148. Ахтырка, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) —городище (?) и селище. По данным П. Н. Третьякова, который вел обследование в 1938 г., поселение находится на высоком останце коренного берега напротив города, там, где был Ахтырский монастырь. Площадка поселения возвышается над долиной реки до 40 м. Размер ее около 100 X 280 м. Культурный слой на большей части останца разрушен и прослеживается лишь на отдельных небольших участках. Собранные в этих местах обломки глиняной посуды относятся к отложениям славянорусской культуры IX—XII вв.
У подножия коренного берега, в 250— 300 м к югу от останца, на котором находился монастырь, обнаружены выходы культурных отложений того же типа, что и на холме. Они залегают под слоем наносного песка мощностью 30—50 см. Площадь, на которой прослеживаются культурные отложения — около 50 X 50 м, мощность их — около 25—30 см.

Н. Третьяков. Стародавнi слов'янськi городища у верхii течii Ворскла. Археологiя, т. I, Киiв, 1947, стр. 126, 127.

149. Банищи (ур. Соловень-озеро), Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище (болотное) и селище. Остатки поселения упоминаются в документах XVII в. В XIX в. о них сообщается в сведениях, собранных центральным статистическим комитетом. В начале XX в. поселение было обследовано археологами. Было указано его местоположение, сделано описание и собран подъемный материал.
Поселение находится на пойменном останце в лесу, среди болот около Соловень- озера. Во время обследования его в 1947 г. Днепровской левобережной экспедицией территория его была занята усадьбой лесника. На распаханной площадке собраны обломки глиняной посуды, относящейся к раннеславянской (роменско-боршевской) поре и древнерусской X—XII вв.
Такие же отложения прослеживаются и к югу от останца, где, очевидно, располагался открытый поселок.

Указатель городищ, курганов и других древних земляных насыпей в Курской губ. Тр. Курского губ. статист, комитета, вып. IV, Курск, 1874, стр. 161; А. Н. Александров. Долина р. Сейма. Археологическая экскурсия 1910 г. Древности. Тр. МАО, т. XXIII, вып. 2, М., 1914, стр. 312, 313; I. I. Ляпушкiн. Дослiдження Днiпровсько i лiвобережноi експедицii 1947—1948 рр., стр. 285—301; Ляпушкин, 1961, стр. 246, 247.

150. Басовка, Сумская обл. (правый берег р. Хмелевки) — городище. Поселение находится в 3—4 км к югу от села. Судя по материалам, подлученным в результате внешних обследований и раскопок, поселение содержит отложения двух эпох — скифского времени (культуры зольников) и раннеславянской. Оборонительная линия, состоящая из целого ряда валов и рвов, сооружена в скифское время. Есть ли в ней какие-либо дополнения, относящиеся к славянской поре, ответить пока невозможно. На городище был найден дирхем 799—800 гг. (Гарун-ал-Рашида).

Ляскоронский, 1901, стр. 423—425; Н. Е. Макаренко. Отчет об археологических исследованиях в Полтавской губ. в 1906 г. ИАК, вып. 22, СПб., 1907, стр. 77—86; В. А. Iллiнська. Верхньосульська експедицiя 1947 р. АП, т. IV, Киiв, 1952, стр. 34-42; Ляпушкин, 1961, стр. 49.

151. Битица, Сумская обл. (правый берег р. Пела) — городище. Поселение находится на расстоянии около 2 км от села вверх по течению. Оно расположено на мысу высокого коренного берега, вытянутом по оси север-юг. Площадь мыса около 500 X 25— 150 м. С напольной (северной) стороны мыс огражден двумя валами и рвами. Восточный и западный склоны мыса имеют искусственную зачистку на высоту до 4—5 м. Южный конец разрушен меловым карьером. Площадка и склоны поросли лесом. На поверхности прослеживаются ямы-западины, овальные в плане, диаметром около 3—4 м. Поселение неоднократно обследовалось. В 1953 г. на нем произведены небольшие раскопки. Мощность культурного слоя около 0.50 м. Он содержит отложения двух эпох — скифского времени (так называемой зольничной культуры) и раннеславянской поры (роменско-боршевского типа). При раскопках обнаружены остатки жилых и хозяйственных построек, углубленных в землю, и различный инвентарь.

И. И. Ляпушкин. К вопросу о памятниках волынцевского типа. СА, XIX—XXX (сборник статей), М., 1959, стр. 58—83; Л я- пушкин, 1961, стр. 51, 52.

152. Богданова, Сумская обл. (правый берег р. Вербовки) — курганный могильник сильно распаханный. Общее число курганов не превышает 12. Раскопано 4 насыпи. Обряд погребения — трупосожжение. Найдены испорченные огнем вещи из металла, а также раздавленные сосуды (лепные?). Сожжение производилось за пределами курганов. Исследователь датирует могильник IX—X вв.

Н. Беляшевский. Раскопки могильника у д. Богданова, Глуховского у., Черниговской губ. АЛЮР, т. II, 1900, Киев, 1900, стр. 146—148.

153. Борилово, Орловская обл. (левый берег р. Нугри) — городище. Поселение обследовано в 1951 г. Т. Н. Никольской. Произведены небольшие раскопки. Основные отложения относятся к поздней поре — XII — XIV вв., но есть следы и более ранние (лепная керамика), по-видимому конца I тысячелетия.

Никольская, 1959, стр. 131, 132.

154. Боршево (Большое Городище), Воронежская обл. (правый берег р. Дона) — городище, селище и курганный могильник. И поселение, и могильник исследовались неоднократно (А. А. Спицын, П. П. Ефименко, А. Н. Москаленко и др.). Основные изыскания относятся к концу 20-х годов (1928, 1929 гг.) под руководством П. П. Ефименко. На поселении обнаружены остатки жилищ - полуземлянок и хозяйственных построек, бытовой и хозяйственный инвентарь. Исследователь датирует поселение IX—X вв.
Курганный могильник находится рядом с поселением, в 400—450 м к югу от городища. П. П. Ефименко раскопано 4 насыпи. Обряд погребения — трупосожжение. Сожжение производилось за пределами курганов. Пережженные кости помещались в деревянной камере под насыпью. Кроме того, вокруг курганов прослежены остатки деревянных оградок.

П. П. Ефименко и П. II. Третьяков.Древнерусские поселения на Дону. МИА, № 8, М.—Л., 1948, стр. 5—71, 79—91.

155. Боршево (Малое Городище), Воронежская обл. (правый берег р. Дона) — городище и селище. Поселешге находится в 2 км вниз по течению от Большого Городища. В 1929 г. оно было исследовано П. П. Ефименко. На площадке городища были раскопаны остатки одного жилища - полуземлянки и три полуземлянки открыты на селище. Найденные при раскопках культурные остатки ничем не отличаются от материалов Большого Городища. Исследователь датирует его тем же временем.

П. П. Ефименко и П. Н. Третьяков. Древнерусские поселения на Дону, стр. 72—79.

156. Броварки, Полтавская обл. (правый берег р. Пела)—городище, селище и курганный могильник. Поселение находится в черте села. Укрепленная часть занимает мыс высокого коренного берега, образованный долиной реки (с юга) и оврагами (с востока и запада). С северной, напольной стороны мыс отгорожен рвом и валом. Последний частично разрушен. Неукрепленная часть расположена к северу от городища, на усадьбах колхозников. При обследовании поселения Днепровской левобережной экспедицией в 1948 г. собран керамический материал, состоящий из обломков раннеславянской и древнерусской посуды.
К северу и северо-востоку от поселения расположен курганный могильник, содержащий захоронения скифского времени, а также славянской поры (трупосожжения и трупоположения).

В. В. Хвойка.. Раскопки могильника при с. Броварки Гадячского у., Полтавской губ. Древности. Тр. МАО, т. XX, вып. 2, М., 1904, стр. 40 и сл.; Ляпушкин, 1961, стр. 247.

157. Великая Рыбица, Сумская обл. (левый берег р. Псла) — городище и селище. Поселение находится на расстоянии около 1 км к юго-востоку от села, на левом берегу р. Рыбицы при впадении ее в р. Псел. Укрепленная часть поселения (городище) занимает один из мысов, образованный долиной реки и балками. С напольной стороны мыс отгорожен небольшим валом и рвом. Среди подъемного материала, собранного в 1948 г. Днепровской левобережной экспедицией, имеются обломки посуды роменско- боршевского (лепной) и древнерусского типа (гончарной). На соседнем мысу прослеживаются отложения скифского времени (зольничного типа).

Д.Я. Самоквасов. Северянская земля и северяне, по городищам и могилам. М., 1908, стр. 26; I.I. Ляпушкiн. Дослiдження Дшпровсько i лiвобережноi експедицii 1947— 1948 рр., стр. 301—306; Ляпушкин, 1961, стр. 56.

158. Веревка (ур. Селище), Сумская обл. (левый берег р. Сейма) — курганный могильник. Несколько курганов было разрыто местным населением при корчевке леса. В курганах на глубине до 1 м были найдены горшки, наполненные пеплом и пережженными костями. Рисунки 3 горшков были высланы местной администрацией в Археологическую комиссию. Это типичные роменско-боршевские лепные сосуды с цилиндрическим венчиком.

Архив ИА АН СССР (Л.), ф. № 1, № 15/1888, лл. 18—22; Д. Я. Самоквасов. Могильные древности северянской Чернигов- щины. М., 1917, стр. 72—75.

159. Водяное (ур. Холодный Яр), Харьковская обл. (правый берег р. Уды) — городище. Поселение занимает мыс высокого (до 50 м) коренного берега, образованный с севера долиной реки, с востока и запада — глубокими балками. С напольной (южной) стороны мыс огражден двумя валами, отстоящими один от другого около 100 м, и примыкающими к ним рвами. Поселение обследовалось неоднократно. Установлено, что культурный слой содержит отложения двух эпох — скифского времени (культура зольников) и славянской поры (роменско- боршевского типа). Хотя площадка поселения и распахивается, выходы культурных отложений на поверхности не прослеживаются. Их удается обнаружить лишь в обрезах траншей или при шурфовке. Наиболее отчетливо отложения раннеславянской культуры выступают в северной части поселения, в границах территории внутреннего вала. В 1952 г. Б. А. Шрамко на поселении были открыты остатки полу земляночного жилища раннеславянской поры.

М. Фукс. Про городища скитськоi доби на Харкiвщинi. Зап. ВУАК, т. I, Киiв, 1930, стр. 104; Ляпушкин, 1961, стр. 56—59; Б. А. Шрамко. Древности Северского Донца. Харьков, 1962, стр. 296.

160. Волокитино, Сумская обл. (правый берег р. Клевени, правого притока р. Сейма) — городище, селище и курганный могильник. Укрепленная часть поселения (городище) занимает мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающими в нее глубокими оврагами. С напольной стороны (с северо-востока) мыс отгорожен валом и рвом. На плато, непосредственно за валом и рвом, прослеживаются выходы культурных отложений неукрепленной части поселения (селища). Собранный при обследовании в 1947 г. Днепровской левобережной экспедицией материал содержит отложения раннеславянской (роменско-бор- шевского типа) и древнерусской поры.
За границами поселения находится курганный могильник (состоящий из нескольких групп курганов), содержащий славянорусские захоронения по обряду трупоположения и трупосожжения.
И поселение, и могильник неоднократно исследовались.

Д. Я. Самоквасов. 1) Историческое значение городищ. Тр. III АС, т. 1, Киев, 1878, стр. 231; 2) Северянские курганы и их значение для истории, стр. 197; Ляпушкин, 1961, стр. 247, 248: Д. Т. Березовець. Дослiдження слов'янських пам'яток на Сеймi в 1949—1950 рр. АП, т. V, 1955, стр. 56—57.

161. Волынцево (ур. Курган), Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — городище и селище. Поселение состоит из двух частей — укрепленной (городища), занимающей мыс высокого берега, врезавшегося в пойму реки, и неукрепленной (селища), расположенной на плато к западу от городища.
В 1948 г. на поселении экспедицией Института археологии АН УССР были произведены раскопки. Добытые раскопками материалы — керамическая посуда (лепная и гончарная), а также вещи из металла, стекла, камня, кости, частично опубликованные исследователем, — позволяют заключить, что поселение существовало не только в IX— X вв., как полагает исследователь, а и значительно позднее, вплоть до XII ст.

В. И. Довженок. Розкопки бiля с. Волинцевого, Сумськоi обл. АП, т. III, Киiв, 1952, стр. 251—270; Ляпушкин, 1961, стр. 248.

162. Волынцево (ур. Стан), Сумская обл. (правый берег р. Сейма)—болотное городище (?) и курганный (?) могильник. Поселение находится на расстоянии около 2.5 км к востоку от села, на пологом мысу, глубоко вдающемся в сильно заболоченную пойму реки. У основания мыса следы рва (?). Начиная с 1947 г. на поселении ведутся раскопки. Поселение многослойное. На нем имеются отложения скифского времени (зольничная культура), зарубинецкой культуры, раннеславянский и, по-видимому, древнерусский слои. О последнем свидетельствуют находки шиферных пряслиц и древнерусской гончарной посуды.
Рядом с поселением (к северо-западу от него) находится раннеславянский могильник. Исследовано 19 погребений, из которых 4 были разрушены. Обряд погребения — тру- посожжение на стороне; захоронения — в урнах.
Исследователь датирует раннеславянский слой поселения и синхронный ему могильник то VII—VIII, то VI—VIII вв., считая раннеславянский волынцевский комплекс памятником дороменской поры. Основание к этому автор усматривает в том, что поселение — неукрепленное, а могильник — бескурганный.
К сожалению, полной публикации добытых при раскопках материалов, а равно и описания методики исследования до сих пор не последовало, и это затрудняет изучение памятника. Но и то, что уже рассказано автором исследования об этом памятнике в ряде статей и что является доступным в архиве, позволяет сделать заключение, что исследователь неверно трактует памятник.
Автор считает, что поселение было неукрепленным. Это положение противоречит опубликованному плану. Судя по плану, поселение было расположено на мысу и имело с трех сторон хорошую естественную защиту в виде болотистой поймы реки, а с четвертой (напольной), очевидно, было защищено искусственным укреплением, следы которого в виде рва отмечены исследователем на плане.
Очень сложным, а вернее запутанным, является вопрос о могильнике. Более или менее выдержанной и в архивных материалах, и в печатных работах является лишь общая характеристика могильника, а именно что он бескурганный.8 Все прочие описания довольно противоречивы. В первой, предварительной публикации (АП, т. III, стр.248), характеризуя погребальное сооружение, исследователь писал: «Для закуповання урн робили неглубоку яму в черноземi, а можливо, частково й пiдгрунт; в яму пiдряд ставилися урни и засыпалися землею». Через год,9 описывая тот же могильник, автор рисует уже иную картину: «Спаленi кicтки покiйника з частиною пепелу i рештками речей збиралися з таких площадок клалися в урни, яки разом з ритуальним посудом ставилися на грунт i присыпалися, а не закуповалися, тому що жодно урни не було выявлено в ямах» (курсив наш, — И. Л.). Какое из этих описаний соответствует действительности, ответить не представляется возможным, так как никакой полевой документации (ни графической, ни фотографической) в деле экспедиции, проводившей эти раскопки, в Архиве Института археологии АН УССР нет. Что касается дневниковых записей, относящихся к этим раскопкам, то они в корне расходятся с той общей характеристикой могильника, которая дается в отчете и в печатных работах.10
С нашей точки зрения, Волынцевское поселение представляет городище, т. е. остатки укрепленного поселка, а могильник — курганный. Время этого комплекса — VIII — конец IX, а может быть, даже рубеж IX— X вв.

Д. Т. Березовець. Дослiдження на територii Путивльського району, Сумськоi обл. АП, т. III, Киiв, 1952, стр. 242—250; 2) До питания про лiтописних сiверян. Археологiя, т. VIII, Киiв, 1953, стр. 32—38.

163. Воргол (ур. Вишневая Гора), Сумская обл. (правый берег р. Клевени) — городище. Поселение занимает два отрога мыса, вдающегося в долину реки, разделенных глубокой балкой. С напольной стороны мыс перегорожен массивным валом, закрывающим доступ к обоим отрогам. Западный отрог у основания перегорожен вторым валом. Площадка обрабатывается под посевы.
Поселение обследовалось неоднократно. В 1947 г. Днепровской левобережной экспедицией, на основе собранного материала былоустановлено, что на поселении имеются отложения скифского времени (зольничной культуры), раннеславянские (роменско-боршевского типа) и древнерусские. В 1949 г. экспедицией Института археологии АН УССР были произведены небольшие раскопки, подтвердившие это заключение. Кроме керамического материала, а также изделий из железа, были открыты остатки жилищ — полуземлянок, относящихся к раннеславянскому времени.
Поселение известно в литературе со второй половины XIX в.

И.И. Ляпушкин. Поселения зольничной культуры («скифов-пахарей») в северной полосе Днепровского лесостепного левобережья. СА, XII (сборник статей), М.—Л., 1950, стр.49, 50; Д. Т. Березовець. Дослiдження слов'янських пам'яток на Сеймi в 1949—1950 рр., стр. 58—61; Ляпушкин, 1961, стр. 59 и 60.

164. Ворожба (ур. Городище), Сумская обл. (правый берег р. Пела) —городище (?). Поселение находится в черте села, справа от дороги при выезде в с. Низы. Оно расположено на мысу, образованном долиной реки и балкой. Следов укреплений не заметно, хотя население и называет это место «Городище». В 1948 г. поселение было обследовано Днепровской левобережной экспедицией. Территория поселения находится под усадьбами колхозников. Культурные отложения хорошо выступают на вспаханной поверхности. Они состоят из обломков глиняной посуды лепной (роменско-боршевского типа) и гончарной (древнерусской). Имеются керамические остатки и более поздней поры, вплоть до сегодня.

ИСОХЕ, отд. III, М., 1957, стр. 513; Ляпушкин, 1961, стр. 249.

165. Воронеж обл. (ур. Кузнецова Дача, правый берег р. Воронежа) — городище и курганный могильник. Поселение находится в 5 км от города вверх по течению реки на отроге высокого берега. Оно неоднократно исследовалось. Судя по керамическому материалу, оно многослойное. На нем имеются отложения скифского времени и раннеславянские (боршевского типа). При раскопках обнаружены остатки жилищ-полуземлянок, а также хозяйственных и производственных сооружений.
Недалеко от городища имеются две группы курганов. Одна из них (ур. Лысая Гора) содержит около 200 насыпей, вторая, к северо-западу от городища, состоит из 25 насыпей. Курганы неоднократно исследовались. Обряд захоронения — трупосожжение (преимущественно в урнах). Сосуды лепные. Исследователи датируют памятник IX—X вв.

П. П. Ефименко и П. Н. Третьяков. Древнерусские поселения на Дону, стр. 91— 106, 110—112.

166. Воронеж обл. (ур. Михайловский Кордон, правый берег р. Воронежа) — городище. Поселение находится в 7—8 км от Воронежа, вверх по течению реки. Оно расположено на мысу коренного берега, образованном долиной реки и двумя впадающими в нее оврагами. С напольной стороны площадка ограждена двумя линиями валов и рвов. Площадка, занятая поселением, очень большая, около 700X1000 м. На поверхности прослеживаются западинки, в плане близкие к прямоугольнику. Небольшими раскопками, произведенными на поселении, выявлен вещественный материал, состоящий из обломков сосудов и костей животных. Обнаружены остатки 2 жилищ-полуземлянок. Керамический материал типичный боршевский. Найден черепок скифской поры; по-видимому, поселение наряду со славянским слоем имеет и скифский. К этой же, ранней, поре, а не к славянской, очевидно, следует отнести и оборонительные сооружения.

П. П. Ефименко и П. Н. Третьяков. Древнерусские поселения на Дону, стр. 107— 109.

167. Воронеж (ур. Крученое Болотце), Сумская обл. (близ истоков р. Осоти) — курганный могильник, содержащий 5 насыпей. Все курганы раскопаны И. С. Абрамовым в 1907 г. Обряд погребения — трупосожжение.

Архив ИА АН СССР (Л.), 1907, д. № 54, лл. 6—9.

168. Воронеж (ур. Павленков Хутор), Сумская обл. — курганный могильник. В одном из курганов, раскопанных в 1907 г. И. С. Абрамовым, обнаружены следы захоронения по обряду трупосожжения.

Архив ИА АН СССР (Л.), 1907, д. № 54, лл. 8—12.

169. Воронеж (ур. Черные Лозы), Сумская обл. (на берегу р. Вьюнище) — курганный могильник, содержащий около 15 насыпей. В 1905—1907 гг. И. С. Абрамовым раскопано 11 курганов. Обряд погребения — смешанный. Трупосожжение обнаружено в 4 курганах. Пережженные кости встречались преимущественно в насыпи курганов.

Архив ИА АН СССР (Л.), 1905, д. № 54, 1906, № 35; 1907, № 54, лл. 8—12.

170. Воронец, Тульская обл. (правый берег р. Оки) — курганный могильник. К моменту исследования в группе насчитывалось 8 курганов, из них 6 раскопано. Обряд погребения смешанный, причем захоронение по обряду трупоположения, очевидно, впускное. Трупосожжение производилось за пределами курганов. В некоторых насыпях имеются деревянные камеры, содержащие останки трупосожжений.

В.А. Городцов. Отчет об археологических исследованиях в долине р. Оки 1897 г.
Древности. Тр. МАО, т. XVII, стр. 14—20.


171. Воронодо, Калужская обл. (правый берег р. Оки) — городище и курганный могильник, содержащий 13 насыпей. При обследовании городища Т. Н. Никольской обнаружена керамика роменского типа и с сетчатым орнаментом. Раскопанный курган содержал захоронение по обряду трупосожжения в урне. Посуда роменского типа.

Никольская, 1959, стр. 147; Архив ИА АН СССР (М.), 1958, № 1760, л. 9.

172. Воротынцево, Орловская обл. (правый берег р. Зуши) —городище (I, большое) и курган. Городище находится напротив деревни, расположенной на левом берегу. В 1953—1955 гг. городище исследовалось Т. Н. Никольской, установившей на нем наряду с отложениями других эпох и отложения раннеславянской поры. На расстоянии около 1 км от городища был исследован одиночный курган, содержавший захоронение по обряду трупосожжения в деревянной камере. Помимо 4 сосудов (2 целых и 2 разделенных), обнаруженных в камере, в насыпи найдено большое число обломков от сосудов самых различных типов. Автор датирует курган IV—V вв., что, судя по сосудам роменского типа, явно не соответствует действительности.

Никольская, 1959, стр. 45—56, 87—89.

173. Вщиж (ур. Благовещенская Горка), Брянская обл. (правый берег р. Десны) — городище. При исследовании городища в 1948 и 1949 гг. Б. А. Рыбаковым было установлено, что поселение многослойное. Наряду с отложениями других культур найдены и раннеславянские остатки роменского типа. Раскопками вскрыты остатки жилища-полуземлянки.
Остатки раннеславянской культуры роменского типа прослежены и на соседнем мысу, на территории древнерусского города Вщижа.

Б.А. Рыбаков. Раскопки во Вщиже в 1948—1949 гг. КСИИМК, вып. XXXVIII, М.—Л., 1951, стр. 34—41.

174. Выгоничи, Брянская обл. (левый берег р. Шанки, правого притока р. Десны) — селище. В 1956 г. поселение было подвергнуто разведочным раскопкам. Было установлено, что оно многослойное. При исследовании обнаружены следы раннеславянской культуры второй половины I тысячелетия н. э. в виде остатков жилищ-полуземлянок, лепной керамики роменско-боршевского типа и отдельных вещей из металла и других материалов.

И.И. Ляпушкин. Славянские памятники второй половины I тысячелетия н. э. верхнего течения р. Десны. КСИИМК, вып. 74, М, 1959, стр. 81—86.

175. Глинск, Полтавская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище. Поселение находится в черте села, в северо-западной его части. Оно занимает три мыса, отрезанные один от другого балками, а с напольной стороны огражденные валами и рвами.
На основании подъемного материала, собранного в 1940 г. Левобережным отрядом Днепровской экспедиции, было установлено, что на поселении имеются отложения раннеславянского времени (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры.

Ляскоронский, 1907, стр. 180—182; И. И. Ляпушкин. Археологические памятники эпохи железа в бассейне среднего течения р. Ворсклы. КСИИМК, вып. XVII, М.—Л., 1947, стр. 129—132; Ляпушкин, 1961, стр. 249.

176. Глинск, Сумская обл. (правый берег р. Сулы) — городище. Поселение находится в черте города. Оно занимает мыс коренного берега, вытянутого по оси северо-запад—юго- восток, отрезанный в настоящее время от плато оврагом с протоком Мухавец. Овраги разрезают мыс на ряд останцев. Вся эта местность известна у местного населения под именем Замок. Остатки поселения известны в литературе давно. Они неоднократно обследовались. Судя по материалам, добытым Н. Е. Макаренко при раскопках в 1906 г., на территории поселения имеются отложения раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа) и древнерусского времени.
К северо-западу от поселения находится древнерусский курганный могильник, известный у местного населения под именем «Могилки».

А. Шафонский. Черниговского наместничества топографическое описание. Киев, 1851, стр. 542, 543; Ляскоронский, 1901, стр. 435, 436; Н. Е. Макаренко. Отчет об археологических исследованиях в Полтавской губ. в 1906 г. ИАК, вып. 22, СПб., 1907, стр. 75; ОАК за 1912 г.,, Пгр., 1916, стр. 68—70; Ля­пушкин, 1961, стр. 249, 250.

177. Горка (ур. Старый Городок), Сумская обл. (правый берег р. Пела) —городище. Поселение обследовано в 1948 г. Днепровской левобережной экспедицией. Оно находится на расстоянии около 1 км к востоку от села (вверх по течению), на останце коренного берега, отрезанного от плато балками. Останец вытянут по оси восток— запад; длина его — около 300 м, ширина — 20—35 м. Восточная, более высокая часть останца, протяженностью около 100 м, отрезанная рвом, занята поселением. Склон западного конца этой площади имеет искусственную зачистку. При обследовании были найдены немногочисленные обломки раннеславянской лепной посуды.

Ляскоронский, 1907, стр. 149; Ляпушкин, 1961, стр. 250.

178. Горки, Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — городище. Поселение известно с 70-х годов XIX ст. (обследовано Д. Я. Са- мокваеовым). В 1947 г. оно было осмотрено Днепровской левобережной экспедицией. Установлено, что на поселении имеются отложения двух эпох — скифской (зольяичная культура) и раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа). Поселение находится в 2.5—3 км к западу от села, на высоком мысу коренного берета, образованном долиной реки и впадающей в нее балкой. С напольной стороны площадка поселения отрезана от плато валом и рвом. Стрелка мыса заканчивается небольшим всхолмлением (как бы валом), ниже которого лежат три террасообразных уступа.
Сооружение оборонительной системы относится, очевидно, к скифскому времени.

Д.Я. Самоквасов. Историческое значение городищ, стр. 225—235; И. И. Ляпушкин. Поселения зольничной культуры («скифов-пахарей») в северной полосе днепровского лесостепного левобережья, стр. 41—65; Ляпушкин, 1961, стр. 65.

179. Горки, Черниговская обл. (правый берег р. Десны) — городище и селище. Разведками 1946 г. М. В. Воеводского при обследовании поселения обнаружены раннеславянские отложения, содержащие керамику роменского типа и следы жилищ-полуземлянок.

М.В. Воеводский. 1) Важнейшие итоги Деснинской экспедиции 1946 г. КСИИМК, вып. XX, М.—Л., 1948, стр. 37; 2) Городища верхней Десны. КСИИМК, XXIV, М.-Л, 1949, стр. 75.

180. Горналь (ур. Большое Городище), Курская обл. (правый берег р. Пела) — городище, селище и курганный могильник. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., поселение находится на мысу коренного берега реки между с. Гуево и дер. Горналь, по течению несколько выше бывш. Белогорского монастыря. На поселении имеются отложения раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа) и древнерусской. С северной, напольной стороны мыс перегорожен валом и рвом. Неукрепленная часть поселения (селище) находится на плато, к северу от городища. На территории неукрепленной части поселения наряду с керамикой раннеславянской и древнерусской обнаружено небольшое число обломков сосудов скифского времени (зольничной культуры).
Большое Городище у дер. Горналь известно в литературе с начала XIX в., когда оно исследовалось А. Дмитрюковым одновременно с исследованием славянского курганного могильника с захоронениями по обряду трупосожжения в урнах, расположенного близ этого городища. Позже, в 70-х годах, этот комплекс памятников исследовался Д. Я. Самоквасовым. Последним наряду с захоронениями трупосожжений в урнах были обнаружены и захоронения по обряду трупоположения. К моменту расколок Д. Я. Самоквасова (1872 г.) в могильнике насчитывалось до 300 курганов.

А. Дмитрюков. 1) Городища и курганы, находящиеся в Суджанском и Рыльском у. Вестн. РГО, 1854, ч. И, кн. 4. СПб, 1854; 2) Городища и курганы в Суджанском и Рыльском у. Тр. Курск, губ. статист, комит, вып. 1, Курск, 1865, стр. 506, 507; Д. Я. Самоквасов. Историческое значение городищ, стр. 225—235; Самоквасов, МРЗ, стр. 212—216; Ляпушкин, 1961, стр. 250— 252.

181. Горналь (ур. Малое Городище), Курская обл. (правый берег р. Пела) — городище и селище. Поселение находится на расстоянии около 1 км от Большого Городища, ниже по течению, около б. Белогорского монастыря. Укрепленная его часть занимает один из мысов коренного берега, отрезанный от плато рвом. Других следов укрепления не заметно. По данным обследования Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., на городище имеются отложения раннеславянского времени (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры, а также более поздние (XVII—XVIII вв.). На плато между городищем и современными монастырскими постройками прослеживаются остатки того же типа, что и на городище (остатки пеукрепленного поселения) .
Малое Городище, как и Большое, известно с начала XIX в.

А. Дмитрюков. 1) Городища и курганы, находящиеся в Суджанском и Рыльском у, стр. 26, 27; 2) Городища и курганы в Суджанском и Рыльском у., стр. 506; Ляпушкин, 1961, стр. 252.

182. Городище, Курская обл. (правый берег р. Рати) — городище и селище. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение многослойное. На нем имеются отложения скифского времени (зольничной культуры), раннеславянской поры (роменско-боршевского типа), древнерусского времени и татарские. Сохранившиеся оборонительные сооружения в виде вала и рва, огораживающих мыс коренного берега площадью около 120х70 м, и остатки старого разрушенного вала относятся, очевидно, к скифскому времени. Площадка поселения на мысу, огороженная валом и рвом, задернована, вся остальная территория к северу от укрепленной части распахивается.
На вспаханной поверхности отчетливо выступают культурные остатки в виде обломков глиняной лепной и гончарной посуды, кости животных и человеческие. Судя по обнажениям, в южной части мыса мощность культурного слоя достигает 2 м. В свое время Д. Я. Самоквасов произвел здесь небольшие раскопки. Он считал это поселение самым восточным северянским пунктом.

Д. Я. Самоквасов. 1) Историческое значение городищ, стр. 225—235; 2) Могилы русской земли, стр. 285; И. И. Ляпушкин. Поселения зольничной культуры («скифов-пахарей») в северной полосе Днепровского лесостепного левобережья, стр. 41—65; Ляпушкин, 1961, стр. 65—67.

183. Городище (ур. Замок), Полтавская обл. (левый берег р. Удая, близ впадения в р. Сулу) — городище. По данным обследования Посульской экспедиции Института археологии АН УССР 1946 г., культурные отложения поселения относятся к славяно-русскому времени (VIII—XIII вв.).

Ф.Б. Копилов. Посульська експедищя 1945—1946 рр. АП, т. I, Киiв, 1949, стр. 248- 250.

184. Городцы Верхние — Усох (ур. Макча), Брянская обл. (правый берег р. Десны) — городище и селище. По данным В. А. Падина, на поселении имеется хорошо выраженный раннеславянский слой с жили- щамичполуземлянками и керамикой роменского типа.

В.А. Падин. Роменское поселение в Трубчевском районе. КСИИМК, вып. ХII, М., 1951, стр. 109—113.

185. Гочево (ур. Крутой Курган), Курская обл. (правый берег р. Пела)—городище, селище (?) и курганный могильник. Поселение и прилегающий к нему могильник находятся в 2—3 км к северо-востоку от села. Памятник представляет довольно сложный комплекс. Отдельные его части (могильник и поселение) неоднократно обследовались и раскапывались. Последний раз он был обследован в 1948 г. Днепровской левобережной экспедицией. На основе имеющихся данных можно утверждать, что древнейшие отложения культурного слоя относятся к скифскому времени (зольничной культуре). К этой же поре следует отнести и начало возведения оборонительных сооружений в виде валов и рвов. Верхние слои отложений и прилегающий к поселению курганный могильник относятся к сла- вяно-русской поре. Исходя из материалов обряда погребения, найденных при раскопках курганного могильника (в основном трупололожение и лишь в незначительном количестве обнаружены погребения с неполным трупосожжением), наиболее ранние слои славяно-русского поселения следует отнести, очевидно, к X в. При исследовании поселения прослежены остатки металлургического производства.

К. П. Сосновский. Городища и курганы в бассейне верхнего течения р. Пела в пределах Обоянского у., Курской губ. Тр. КГУАК, вып. 1, Курск, 1911, стр. 310 и сл.; Д. Я. Самоквасов. Дневник раскопок в окрестностях с. Гочева, Обоянского у. Курской губ. М., 1915; Атлас Гочевских древностей. М., 1915; П. С. Рыко в. Юго-восточные границы радимичей. Уч. зап. Саратовск. гос. унив. им. Н. Г. Чернышевского, т. I, вып. 3, 1923, стр. 39—53; Б. А. Рыбаков. 1) Анты и Киевская Русь. ВДИ, 1939, № 1, стр. 319—337; 2) Ремесло Древней Руси. М, 1948, стр. 208; Ляпушкин, 1961, стр. 69, 70.

186. Доброе (Акиншинское), Тульская обл. (правый берег р. Оки) — городище. Городище находится в 7 км от села. По данным раскопок Ю. Г. Гендуне (1903 г.), оно многослойное. Верхний слой его связан с древнерусской культурой. Отложения раннеславянской поры не совсем отчетливы.

Архив ИА АН СССР (Л.), ф. Археол. ко­миссии, 1903, д. № 15, лл. 47—51; Никольская, 1959, стр. 114—117.

187.Долгий Колодезь (ур. Вышний), Курская обл. (правый берег р. Пела) — городище. Поселение находится между сс. Долгий Колодезь и Огригослы, на мысу коренного берега, образованном долиной реки и впадающими в нее балками. С напольной стороны (запад) мыс перегорожен валом и рвом; северный и южный склоны в верхней части путем зачистки сделаны почти отвесными. По данным обследования Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., культурные отложения состоят из остатков раннеславянской поры (роменско-боршевского типа).

К.П. Сосновский. Городища и курганы в бассейне верхнего течения р. Пела в пределах Обоянского у., Курской губ., стр. 308; Ляпушкин, 1961, стр. 254.

188. Долгий Колодезь (ур. Наволочки), Курская обл. (правый берег р. Псла) — городище. Поселение находится между сс. Долтий Колодезь и Огригослы, несколько выше по течению от урочища Вышнего. Оно занимает два смежных мыса коренного берега, рассеченного оврагами. Со стороны поля оба мыса отгорожены валом и рвом. Юго-западный мыс у основания отрезан от остальной части поселения второй укрепленной линией, состоящей из вала и рва. Поселение обследовалось неоднократно. ГГо данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., культурные отложения содержат слой скифского времени (зольничной культуры) и раннеславянской поры (роменско-боршевского типа).

К.П. Сосновский. Городища и курганы в бассейне верхнего течения р. Псла в пределах Обоянского у. Курской губ., стр. 308; Ляпушкин, 1961, стр. 72, 73.

189. Долгий Колодезь (ур. Стрелица), Курская обл. (правый берег р. Пела) — городище и селище. Поселение находится между сс. Долгий Колодезь и Стригослы. Укрепленная часть занимает мыс, образованный долиной реки и впадающими в нее балками. С напольной стороны и со стороны долины мыс перегорожен валами и рвами. Площадка мыса поросла лесом. Поселение обследовалось неоднократно. Судя по материалам, добытым Днепровской левобережной экспедицией 1948 г., культурные отложения относятся к раннеславянскому времени (роменско-боршевского типа). Такие же культурные остатки найдены за границами укрепленной части поселения, на плато. Они относятся, по-видимому, к неукрепленной части поселка (селище).

К. П. Сосновский. Городища и курганы в бассейне верхнего течения р. Псла в пределах Обоянского у., Курской губ., стр. 308, 309; Ляпушкин, 1961, стр. 254, 255.


190. Долгое, Липецкая обл. (правый берег р. Дона) — городище. Разведочными работами В. П. Левенка 1959 г. на городище выявлен раннеславянский слой роменско-боршевского типа.

Архив ИА АН СССР (М.), Р/1-1898.

191. Дуна, Тульская обл. (левый берег р. Оки) — городище. Городище находится в 3 км от г. Чекалина вниз по течению реки. Памятник неоднократно исследовался. Поселение многослойное. Верхний слой на основе керамических материалов предположительно можно связать с отложениями раннеславянской культуры (VIII—IX вв.). Датировка эта подтверждается как некоторыми металлическими вещами, так и находкой дирхема 758/759 гг. (халифа Мансура).

П.В. Теплов. Городище Дуна блпз Лихвина. Изв. Калужск. учен, архивн. комиссии, вып. I, 1899, стр. 15—20; И. Д. Четыркин. Дневник раскопок 1898 г. в уездах Козельском, Лихвинском и Калужском. Изв. Калужск. учен, архивн. комиссии, вып. II, 1899, стр. 12, 13; Ю. Г. Гендуне. Городище Дуна. СПб., 1903; Никольская, 1959, стр. 95—101.

192. Журавное, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище и селище. Поселение находится в 2 км к северо-востоку от села. По данным разведки, произведенной П. Н. Третьяковым в 1938 г., остатки поселения состоят из городища и селища. Около поселения большой курганный могильник. Городище занимает три останца коренного берега, отделенных друг от друга оврагами. Сохранились следы оборонительной линии в виде валов и рвов. Культурные отложения относятся к раннеславянскому (роменско-боршевского типа) и древнерусскому времени.
Остатки неукрепленной части прослеживаются у подножия городища, на так называемом Подоле. Собранные на этом участке керамические материалы относятся преимущественно к сосудам, сделанным на гончарном круге.
Курганный могильник расположен на отрогах высокого коренного берега к западу и северу от городища. Насыпи небольшие, от 1.5 до 2 м высотою. Общее число их около 2000. Размещены они довольно тесно. Небольшая курганная группа (около 30 насыпей) находится на отдельной возвышенности. Городище и могильник поросли лесом.
Поселение известно по письменным источникам под именем Немеровекого со второй половины XVII в.

И.Д. Беляев. О сторожевой, станичной и полевой службе на Польской Украине Московского государства до царя Алексея Михайловича. М., 1846, источники, стр. 18; ИСОХЕ, отд. III, М., 1857, стр. 103—108; П. В. Голубовский. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884, стр. 95—97; П.Н. Третьяков. Стародавнi слов'янськi городища у верхнiй течii Ворскла. Археологiя, т. I, Киiв, 1947, стр. 128; Ляпушкин, 1961, стр. 255.

193. Зайцево, Орловская обл. (правый берег р. Черни) — городище. Находится в центре села. По данным раскопок Т. Н. Никольской, оно многослойное. Самый поздний период представлен материалами древнерусской культуры, которому предшествовал слой IV—VII вв., включающий раннеславянские материалы типа Волынцево, которые исследователь датирует VII в.

Никольская, 1959, стр. 135, 137.

194. Западное, Тульская обл. (правый берег р. Черепети) — курганный могильник, состоящий из 22 насыпей. Могильник исследовался в начале XX в. Ю. Г. Гендуне и в наши дни С. А. Изюмовой. Всего раскопано 17 насыпей. Обряд погребения — преимущественно трупосожжение. Лишь в одном кургане обнаружено трупоположение. В некоторых насыпях выявлены деревянные камеры, а также следы сгоревших деревянных кольцевых оградок. Найдены предметы украшения, глиняные сосуды. Последние, за исключением одного, лепные.

Архив ИА АН СССР (Л.), 1903, д. № 15, лл. 52, 53; С. А. Изюмова. Курганный могильник VIII—X вв. около деревни Западной. С А, 1964, № 2, стр. 151—163.

195. Зеленый Гай (ур. Старое Крейдище), Сумская обл. (правый берег р. Пcла) — городище, селище и курганный могильник. Поселение и прилегающий к нему могильник находятся на расстоянии около 1.5 км к юго-западу от хутора. И поселение, и могильник неоднократно обследовались и частично раскапывались. Последнее обследование было произведено Днепровской левобережной экспедицией в 1948 г. Городище занимает мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающими в нее балками. Следы искусственных укреплений прослеживаются плохо. Большая часть мыса разрушена меловыми разработками, в обрезах которых хорошо прослеживаются культурные отложения мощностью до 1 м, относящиеся к раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской культуре. В отдельных местах заметны остатки нижних углубленных в землю частей жилищ-полуземлянок.
К западу от городища, на плато, прослеживаются такие же культурные отложения, по-видимому, относящиеся к неукрепленной части поселения. Метрах в 300 к западу от поселения в лесу курганный могильник, насчитывающий до 1500 насыпей. Раскопанные курганы содержали древнерусские захоронения по обряду трулоположения с спиралеобразными височными кольцами типа могильника у с. Броварки.

С. Магура. Археологiчни дослiди на Сумщинi року 1929—1930. ХАМ, ч. I, Киiв, 1930, стр. 33—36; Ляпушкин, 1961, стр. 255, 256.

196. Изюм (ур. Бондариха), Харьковская обл. (левый берег Северского Донца) — селище (?). В 1951 г. экспедицией Института археологии АН УССР (руководитель Д. Я. Телегин) при обследовании неолитических памятников Северского Донца на расстоянии около 14 км южнее города обнаружены следы раннеславянского поселения. При раскопках открыты остатки жилища-полуземлянки и обломки глиняной посуды — лепной (волынцевского типа) и гончарной (круглодонных амфор так называемого салтовского типа). Исследователь датирует памятник серединой I тысячелетия н. э., хотя данных для этого нет. Амфоры этого типа относятся по времени никак не ранее VIII в.

Д.Я. Телегин. Находки раннеславянского времени на Северном Донце. КСИИМК, вып. 68, М., 1957, стр. 129—132.

197. Каменное, Сумская обл. (правый берег р. Пела) — городище, селище и курганный могильник. Поселение упоминается в письменных источниках с середины XVII в., но местоположение его было определено лишь в 1948 г. Днепровской левобережной экспедицией. Поселение находится между с. Каменное и хут. Городище. Оно состоит из укрепления (городища) с прилегающей к нему неукрепленной частью (селище) и курганного могильника, расположенного к северу от поселения. Городище расположено на мысу коренного берега, образованном долиной и балками. Культурный слой поселения содержит раннеславянские отложения (роменско-боршевского типа) и древнерусские.

ИСОХЕ, отд. III, М., 1857, стр. 530-534, 561—576; Ляскоронский, 1907, стр. 168, 169; Ляпушкин, 1961, стр. 257, 258.

198. Капыстичи, Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище. Поселение находится в центре села, на мысу коренного берега. Со стороны плато (северо-запад) мыс отгорожен валом. На площадке мыса стоит церковь. Поселение обследовано Днепровской левобережной экспедицией в 1946 г. По материалам, собранным экспедицией, культурные отложения относятся к раннеславянскому (роменско-боршевского типа) и древнерусскому времени.

Н.П. Сенаторский. К истории заселения северо-западного района Курского края. Изв. Курск, губ. общ. краевед., № 4, Курск, 1925, стр. 48; Ляпушкин, 1961, стр. 258.

199. Карачевка (ур. Донецкое Городище), Харьковская обл. (правый берег р. Уды) — городище и селище. Поселение упоминается в письменных источниках с конца XVI в. Начиная с рубежа XVIII—XIX ст. поселение неоднократно обследовалось и раскапывалось. В последнее время раскопки ведутся Харьковским университетом под руководством Б. А. Шрамко.
Остатки поселения состоят из укрепленной части (городища), занимающей мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающей в нее балкой, а с напольной (северо-западной стороны) перегороженный валом и рвом. Неукрепленная часть (селище) находится к западу и северо-западу от городища.
Судя по собранным при обследованиях и раскопках материалам, поселение многослойное. На нем имеются отложения скифского времени (зольничной культуры), ранние славянские отложения (роменско-боршевского типа) и древнерусский слой.
Раннеславянские отложения выражены довольно отчетливо. При раскопках открыты остатки нескольких жилищ-полуземлянок с печами, вырезанными в материке, и собрано большое количество вещей, относящихся к бытовому и хозяйственному инвентарю и украшениям. Найдены восточные монеты VIII—X вв.

Книга Большому Чертежу. Ред. К. Н. Сер- бина. М.—Л, 1950, стр. 71; Ляпушкин, 1961, стр. 258—260; Б. А. Шрамко. Древности Северского Донца. Харьков, 1962, стр. 292—315.

200. Картамышево (ур. Погребок), Курская обл. (правый берег р. Пела) — городище. К северо-востоку от села имеются остатки древних укреплений, состоящие из плохо сохранившихся валов. Они связаны с двумя урочищами — Городок и Погребок. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., в урочище Городок культурный слой содержит отложения скифского времени (зольничной культуры), а в урочище Погребок обнаружены отложения раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа). В 1909 г. К. П. Сосновский, обследовавший этот район, находил остатки зольничной культуры и за пределами Городка, к северо-западу от него, в границах так называемого предгородья, огражденного внешним валом (в 1948 г. следов этого вала заметно уже не было).

К.П. Сосновский. Городище и кур­ганы в бассейне верхнего течения р. Псла в пределах Обоянского у., Курской губ. Тр. КГУАК, вып. 1, Курск, 1911, стр. 315-317; Ляпушкин, 1961, стр. 76, 77.

201. Кветунь, Брянская обл. (правый берег р. Десны) - городище и селище. По данным обследований, на поселении имеются остатки раннеславянской культуры в виде жилищнполуземлянок и керамики роменского типа.

В.П. Левенок. Археологические работы Трубчевского музея. КСИИМК, вып. X, М.—Л., 1941, стр. 99; М. В. Воеводский. Городища верхней Десны. КСИИМК, вып. XXIV, М.—Л, 1949, стр. 75.

202. Кирово, Орловская обл. (бассейн р. Кромы) — селище. Поселение находится в 2 км от села вниз по р. Кроме. По данным разведки Т. Н. Никольской, оно многослойное. В основании культурного слоя обнаружены остатки раннеславянской культуры (типа Волынцево).

Никольская, 1959, стр. 144.

203. Клюква, Курская обл. (правый берег р. Сейма) — курганный могильник, состоящий из 11 насыпей. В 1875 г. Д.Я. Самоквасов раскопал несколько насыпей. Во всех курганах обнаружены остатки трупосожжений в урнах.

Самоквасов, МРЗ, стр. 212.

204. Кнышевка (ур. Сергеева Горка), Полтавская обл. (правый берег р. Пела) — городище и селище. По данным Днепровской левобережной экспедиции, остатки поселения находятся в черте села, в юго-за падной его части. Они состоят из укрепления (городища), занимающего мыс коренного берега, ограниченный долиной реки (с юга) н впадающими в нее балками (с востока и запада). С напольной стороны мыс перегорожен валом и рвом. С севера к городищу примыкает неукрепленная часть поселения (селище). Культурные отложения принадлежат раннеславянскому (роменско-боршевскому) и древнерусскому времени.

Ляпушкин, 1961, стр. 260, 261.

205. Коробов, Харьковская обл. (правый берег р. Северского Донца) — городище. Поселение находится на расстоянии около 2 км к северу от хутора. На основе подъемного материала и внешнего осмотра поселение до последнего времени было известно как памятник скифского времени (зольничной культуры), имеющий сложную оборонительную систему, состоящую из валов и рвов.
В 1954 г. Б. А. Шрамко произвел раскопки и установил наряду с отложениями скифского времени слой раннеславянской культуры VIII—IX вв. (роменско-боршевского типа). При раскопках были открыты остатки жилищ-полуземлянок с печами-каменками.

Д.И. Багалей. Объяснительный текст к археологической карте Харьковской губ., стр. 35; Б. А. Шрамко. Древности Северского Донца, стр. 292—297.

206. Коропье (ур. Селище), Черниговская обл. (правый берег р. Десны) — селище. Между сс. Корпиловка и Коропье имеются остатки древнерусского неукрепленного поселения X—XIII вв. (селище). По утверждению Ф. Б. Копылова, обследовавшего это поселение в 1948 г., в Остерском музее имеются материалы, собранные на этом поселении сотрудниками этого музея, в том числе раннеславянская лепная керамика, несколько отличная от роменско-боршевской.

Ф.Б. Копилов, С.М. Одинцова, О.Г. Шапошникова. Археологiчнi розвiдки в районi нижньоi течii р. Десни. АП, т. III, Киiв, 1952, стр. 94—97.

207. Красное Утро (ур. Перуново Городище), Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — городище и селище. Поселение (городище) упоминается в документах
XVIII в. В 60-х годах XIX в. оно попадает в литературу. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение находится на южной окраине села. Укрепленная часть (городище) занимает мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающими в нее балками, а со стороны плато отрезана валом и рвом. К северу и северо-западу от городища прослеживаются остатки неукрепленной части поселения (селище). Культурный слой поселения (и городище, и селище) содержит отложения скифского времени (зольничной культуры), раннеславянокого (роменско-боршевского типа) и древнерусского. Наиболее отчетливо выступают керамические остатки раннесла- вянской поры. Мощность культурного слоя в местах обнажения достигает 1 м. Территория поселения распахивается.

Д. Я. Самоквасов. Древние города России. СПб., 1873, приложение, стр. 3; Историко-статистическое описание Черниговской епархии, кн. 5. Чернигов, 1874, стр. 417; Ляпушкин, 1961, стр. 81.

208. Красный Колядин (ур. Гуляй-Городок), Черниговская обл. (левый берег р. Ромен) — городище. Остатки древнего поселения близ Красного Колядина известны давно, начиная с XVIII в. Неоднократно они обследовались. Это поселение с довольно сложной оборонительной системой, очевидно разновременной по своему происхождению. Отчетливого представления о культурно-хронологическом облике поселения, однако, так и не сложилось. В распоряжении археологов пока что нет для этого данных. О наличии на поселении отложений раннеславянской культуры можно говорить лишь предположительно, исходя из его мысового местоположения.

А. Шафонский. Черниговского наместничества топографическое описание, стр. 554; Т. В. Кибальчич. Древности. Киев, 1876, стр. И, 12, 44; Ляскоронский, 1901, стр. 453, 454; Ляпушкин, 1961, стр. 261, 262.

209. Куземин, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище. По данным разведки П. Н. Третьякова, поселение укрепленное (городище); оно находится близ села, на мысу коренного берега, отделенном от плато валом и рвом. Площадка мыса небольшая, около 40х150 м, не обрабатывается. На поверхности заметны округло-прямоугольные западины, следы заплывших жилищ-полуземлянок. Мощность культурного слоя 30—50 см. Собранный материал содержит культурные отложения раннеславянской поры— IX—X вв. (роменско-боршевского типа).

П.Н. Третьяков. Стародавнслов'янськi городища у верхнiй течii Ворскла. Археологiя, т. I, Киiв, 1947, стр. 128, 129.

210. Курск обл. (правый берег р. Тускаря) —городище (?). В Курском историко-краеведческом музее хранятся глиняные лепные и гончарные сосуды (в обломках и целые), а также изделия из металла, относящиеся к раннеславянской и древнерусской культурам VIII—XIII вв., найденные в разное время на территории города Курска, преимущественно же на мысу коренного берега рр. Тускаря и Куры.

Курск. Очерки по истории города. Курск, 1957, стр. 7-25; Ляпушкин, 1961, стр. 262.

211. Лебедка, Орловская обл. (левый берег р. Цон) — селище и курганный могильник. Поселение и могильник находятся к северо-востоку от села. Памятник исследовался неоднократно. На поселении обнаружены отложения раннеславянской и древнерусской культур. Раскопками Т. Н. Никольской выявлены полуземляночные постройки, относимые исследователем к VIII—IX вв., а также бытовой и хозяйственный инвентарь. В полуземлянках прослежены остатки кузнечного и железоплавильного производства.
Курганный могильник расположен на расстоянии около 500 м к северу от поселения в урочище Игрище. В нем около 30 насыпей. И. Е. Евсеевым, П. С. Ткачевским и К. Я. Виноградовым раскопано более 20 насыпей. В 1952—1953 гг. Т. Н. Никольской раскопано 6 насыпей. Обряд погребения — трупосожжение. Прослежены остатки деревянных камер в насыпях и деревянных оградок прямоугольных и круглых в плане. Сожжение производилось за пределами курганов. Пережженные кости хоронились, как правило, в урнах.

Т.Н. Никольская. Древнерусское селище Лебедка. СА, 1957, № 3, стр. 176—197; Никольская, 1959, стр. 58-79.

212. Левинки, Черниговская обл. (берег р. Бабиней) — курганный могильник. В 1874 г. Д. Я. Самоквасов нашел на месте некогда большой курганной группы едва заметные возвышения, засеваемые хлебами. Им раскопано 6 насыпей, из них 4 распахиваемых. Обряд погребения — смешанный (трупоположение (2) и трупосожжение (4). Пережженные кости залегали на кострище в насыпи, на высоте около 70 см.

Самоквасов, МРЗ, стр. 209, 210.

213.Леньково, Черниговская обл. (правый берег р. Десны) — городище и курганный могильник. Судя по данным раскопок А. С. Гатцука, на городище имеются отложения раннеславянской культуры роменского типа.

Архив ИА АН СССР (Л.), ф. Археол. комисс., 1907, д. № 41, лл. 92—94.

214. Лещиновка, Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище и селище. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение находится в черте села. Оно занимает останец коренного берега, отрезанный от плато оврагом. Следов искусственных укреплений не заметно: очевидно, они разрушены оврагом, отрезавшим останец от берега. Культурные отложения прослеживаются как на останце, так и на прилегающем плато. Мощность слоя в обрезе достигает 1.3 м. Отложения содержат остатки скифского времени (зольничной культуры), раннеславянского (роменско-боршевского типа) и древнерусского.

Ляпушкин, 1961, стр. 84.

215. Липино, Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище, селище и курганный могильник. Поселение давно известно в литературе и неоднократно подвергалось обследованию и раскопкам. Оно состоит из укрепления (городища), расположенного на мысу надпойменной террасы и перегороженного у основания валом, неукрепленной части, примыкающей к городищу с севера (селища), и курганного могильника. Культурный слой содержит отложения раннеславянской поры (роменско-боршевского типа) и древнерусского времени. При раскопках обнаружены остатки раннеславянских жилищ-полуземлянок с глинобитными печами.

В.Е. Данилевич. Отчет о раскопках Курской ученой архивной комиссии в Курcком у. в мае и июне 1907 г. Тр. КГУАК, вып. 1, Курск, 1911, стр. 127—180; М. В. Воеводский. Городища верхней Десны, стр. 67— 77; Ляпушкин, 1961, стр. 262, 263.

216. Литвиновичи, Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — городище. Остатки древнего поселения находятся в черте села. Они известны в литературе начиная с 60-х годов XIX ст. под именем Городок. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение расположено на мысу коренного берега, образованном долиной реки и впадающими в нее балками. С напольной стороны прослеживаются остатки укрепления в виде вала и рва. Площадка городища около 100х115 м, поверхность ее задернована. Мощность культурного слоя в обрезах берега достигает 70 см. В отложениях обнаружены остатки раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа).
Территория городища занята церковью и служебными церковными постройками.

Д. Я. Самоквасов. Древние города России. СПб., 1873, приложение, стр. 7; Ляпушкин, 1961, стр. 263.

217. Лубны (ур. Большой Вал), Полтавская обл. (правый берег р. Сулы) — городище и селище (?). По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., поселение находится в черте города на мысу коренного берега. Следов древних укреплений не заметно. В отложениях культурного слоя найдены обломки раннеславянской лепной посуды роменско-боршевского типа и древнерусской гончарной посуды.

Ляскоронский, 1901, стр. 440, 441; Ляпушкин, 1961, стр. 263, 264.

218. Любеч (ур. Замковая Гора), Черниговская обл. (левый берег р. Днепра) — городище. По данным раскопок Б. А. Рыбакова, поселение многослойное. Прослежены остатки раннеславянской культуры (IX— X вв. роменского типа), но выражены они, как видно, слабо.

Б.А. Рыбаков. 1) Раскопки в Любече в 1957 г. КСИИМК, вып. 79, М, 1960, стр. 27—34; 2) Любеч — феодальный двор Мономаха и Ольговичей. КСИА АН СССР, вып. 99, М., 1964, стр. 21.

219. Малые Будки, Сумская обл. — курганный (?) могильник. В 1906 г. Н. Е. Макаренко при участии В. Беспальчева исследовал случайно открытый при полевых работах могильник. Исследование велось с помощью траншей, заложенных на местах возвышений — как бы следах бывших курганов, а также «на пятнах желтоватого цвета, выделявшихся на фоне чернозема». Этими траншеями были обнаружены погребальные урны с пережженными костями и различными украшениями из стекла, металла, кости, побывавшими в огне, а также черепки разбитых горшков и пережженные кости. В одной траншее вокруг горшка обнаружены «следы деревянных столбов» или «кольев». Некоторые из «исследованных пятен, отличавшихся более светлым тоном», Н. Е. Макаренко прямо называет «остатками совершенно распаханных курганов».

Н.Е. Макаренко. Отчет об археологи-ческих исследованиях в Полтавской губ. в 1906 г, стр. 50—54; В. Беспальчев. Поле погребений в Роменском у., Полтавской губ. Тр. XIV АС, т. III, М., 1901, стр. 214, 215.

220. Марьяновка (Буняково), Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — курганный могильник, содержавший в 1875 г. до 30 насыпей. Д. Я. Самоквасовым раскопано 7 насыпей. Обряд погребения — трупосожжение (в урнах).
Самоквасов, МРЗ, стр. 211.

221. Маслово (ур. Городище), Курская обл. (левый берег р. Сейма) — городище. По данным Ю. А. Липкинга, поселение многослойное. Имеются отложения раннеславянской культуры (роменского типа).

Ю. А. Липкинг. Городища эпохи раннего железного века в Курском Посеймье, стр. 135.

222. Медвежье, Сумская обл. (правый берег р. Ромен) — городище. Поселение впервые упоминается в источниках конца XVI—начала XVII в. Неоднократно обследовалось оно и археологами, однако культурно-исторический облик его до сего времени не получил отчетливого определения. Судя по опубликованным данным, а также музейным коллекциям, собранным при обследовании поселения, памятник этот довольно сложен.
Поселение занимает останец коренного берега и имеет довольно сложную оборонительную систему в виде валов и рвов. Культурные отложения содержат остатки скифского времени (зольничной культуры), раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры.

Книга Большому Чертежу, стр. 109; Т. В. Кибальчич. Древности, стр. 10, 44; Ляскоронский, 1901, стр. 421—423; Н. Е. Макаренко. 1) Отчет об археологических исследованиях в Полтавской губ. в 1906 г., стр. 74; 2) Городище «Монастирище». Науковий збiрник за рiк 1924, т. XIX, Киiв, 1925, стр. 8—23; Ляпушкин, 1961, стр. 88, 89.

223. Могрица, Сумская обл. (правый берег р. Пела). Поселение известно в литературе с середины XIX в. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., оно состоит из укрепления (городища) и неукрепленной части (селища). Городище занимает мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающими в нее балками. С напольной (северной) стороны мыс перегорожен валом и рвом. Площадка городища небольшая, около 70х11—20 м, и сильно перекопана. Культурный слой не сохранился. Лишь на крутых склонах мыса собрано несколько обломков раннеславянской лепной посуды. Высота мыса не менее 40 м.
К северо-востоку от городища на склоне распахиваемого плато хорошо прослеживаются выходы культурных отложений, относящихся к раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской поре.

ИСОХЕ, отд. III, М, 1857, стр. 391; Ляпушкин, 1961, стр. 264.

224. Мохнач, Харьковская обл. (правый берег р. Северского Донца) — городище. Мохначевское городище упоминается в «Книге Большому Чертежу». По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., городище расположено на мысу коренного берега, образованном долиной реки и впадающей в нее балкой. И хронологически, и по планировке памятник является довольно сложным комплексом. Древнейшие отложения относятся к скифскому времени (зольничная культура). По-видимому, к этой поре принадлежат и основы оборонительной линии, состоящие из внешнего вала и рва (северная сторона) протяженностью около 300 м. Стрелка мыса (южная часть) перерезана двумя линиями валов. В основании этих валов прослеживается каменная кладка. Их сооружение следует отнести, очевидно, к поселению салтово-маяцкой культуры. Отложения этой культуры прослеживаются на всей площади городища. Отложения раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа) найдены в южной части мыса. Хронологическое соотношение салтово-маяцкой и раннеславянской культур осталось невыясненным. Произведенные в последние годы на городище раскопки Харьковским университетом подтвердили общий культурно-хронологический облик памятника, но временное соотношение раннеславянской и салтово-маяцкой культур неясно.

Книга Большому Чертежу, стр. 71; Д.И. Багалей. Объяснительный текст к археологической карте Харьковской губ., стр. 32, 33; Ляпушкин, 1961, стр. 90; Б. А. Шрамко. Древности Северского Донца, стр. 296.

225. Нижний Воргол, Липецкая обл. (левый берег р. Воргола) — городище. Городище находится на мысу коренного берега почти в центре села. С напольной стороны площадка поселения огорожена мощным валом и глубоким рвом. На поверхности отчетливо прослеживаются округлые в плане западины. Небольшие раскопки, произведенные на территории городища, вскрыли культурный слой мощностью 30—45 см. Керамика преимущественно лепная. Найдено несколько поделок из металла. Обнаружены остатки жи- лища-полуземлянки. Исследователь датирует поселение X в.

А.Д. Пряхин. Археологические памятники боршевской культуры на реке Воргол. Вопр. ист. славян, вып. 1. Воронеж, 1963, стр. 115—122.

226. Новотроицкое, Сумская обл. (правый берег р. Пела) — городище. Городище находится на юго-восточной окраине села, на мысу коренного берега, образованном доли ной реки и впадающими в нее балками. С западной, напольной стороны мыс отрезан от плато глубокой седловиной (очевидно, разрушенный ров), превратившей мыс по существу в останец. В 1952—1954 гг. поселение полностью раскопано Днепровской левобережной экспедицией. Вскрытая площадь составляет 3500 м..кв. Мощность культурного слоя в среднем около 40 см. При раскопках найдены многочисленные изделия из металла (железа, меди-бронзы, серебра и разных сплавов), камня, глины, кости, относящиеся к бытовому и хозяйственному инвентарю, украшениям, оружию, а также остатки продуктов сельского хозяйства (обгорелые зерна пшеницы, ячменя, озимой ржи, проса, кости домашних и диких животных) . На вскрытой площади обнаружены остатки 50 жилищ-полуземлянок с глинобитными печами и остатки большого числа хозяйственных и производственных построек. Судя по найденным вещам, а также монетным находкам, жизнь на поселении прекратилась в конце IX в.

И.И. Ляпушкин. Городище Новотроицкое. МИА, № 74, М.—Л., 1958.

227. Опошня (ур. Городище), Полтавская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище. Поселение известно в литературе с конца XIX в. и неоднократно обследовалось. В 1940 и 1957 гг. на поселении были произведены раскопки. По этим данным, поселение находится в черте села, на площадке высокого холма — останца коренного берега, отрезанного от плато долиной речки Тарапуньки и системой оврагов. С восточной и юго-восточной стороны останца, плавно спускающегося к долине, сохранились следы укрепления в виде вала и рва. Размер площадки около 150-160х40-50 м. Территория поселения не обрабатывается (задернована). Лишь северо-западная часть площадки занята современным кладбищем. На поверхности выступают небольшие, овальные в плане западины — остатки нижних, углубленных в землю частей жилищ-полуземлянок.
Раскопками 1940 и 1957 гг. вскрыта восточная часть поселения на площади около 1500 м.кв. Обнаружены остатки 14 жилищ-полуземлянок с печами, врезанными в материк, и около двух десятков хозяйственных и производственных построек. При раскопках найден бытовой и хозяйственный инвентарь раннеславянской культуры (изделия из железа и цветных металлов, глины, кости и т. п.).

Ляскоронский, 1907, стр. 184, 185; Ляпушкин, 1961, стр. 268—304.

228. Пашково (Лужки), Орловская обл. (правый берег р. Оки) — городище. Поселение известно у местного населения под именем «Кураб-городище». По данным Т. Н. Никольской, обследовавшей памятник, оно многослойно. Верхний слой относится к славянорусской культуре с жилищами-полуземлянками и роменской керамикой. Ниже залегает слой, очевидно, типа Мощина, который исследователь датирует IV—VI вв.

Никольская, 1959, стр. 93, 143, 144. Архив ИА АН СССР (М.), 1958, № 1760, лл. 29—52.

229. Перехвальское, Липецкая обл. (правый берег р. Дона) — городище. При обследовании в 1959 г. городища В. П. Левенком обнаружены отложения роменско-боршевского типа (лепная керамика в виде сковородок).

Архив ИА АН СССР (М. 93), Р1/1898, лл. 16, 17.

230. Петровское, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище, селище и курганный могильник. По данным обследования и раскопок П. Н. Третьякова, поселение находится в черте села. Оно состоит из укрепления (городища), расположенного на мысу коренного берега, с напольной стороны перегороженного валом и рвом, и неукрепленной части (селище), находящейся у подножия мыса и на плато. К поселению примыкает небольшой курганный могильник.
Раскопками обнаружены остатки жилищ-полуземлянок с глинобитными печами, а также хозяйственных построек. По заключению исследователя, собранный материал позволяет отнести поселение к славяно-русским памятникам IX—XIII вв. На территории городища наиболее ярко выступают ранние материалы (роменско-боршевского типа), на селище — древнерусские.

П.Н. Третьяков. Стародавнi слов'янскi городища у верхнiй течii Ворскла, стр. 123— 139.

231. Петровское, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище и курганный могильник. По данным П. Н. Третьякова (1938 г.), поселение находится на расстоянии около 2 км от села вниз по течению, на мысу коренного берега. Территория его имеет сложную оборонительную систему, состоящую из трех линий валов и рвов, членящих площадку мыса на три части размером 45х100 м, 70х80 м и 40х90 м. На всей площади отчетливо прослеживается славянорусский культурный слой IX—X вв.

П.Н. Третьяков. Стародавнi слов'янськi городища у верхнiй течii Ворскла, стр. 125— 126.

232. Полтава обл., Красная (бывш. Соборная) площадь (правый берег р. Ворсклы) — городище (?). Остатки древнего поселения были обнаружены Днепровской левобережной экспедицией в 1945 г. Среди собранных материалов имелась керамика скифского времени (зольничной культуры), раннеславянская (роменско-боршевского типа) и древнерусская. Произведенные в 1946 г. исследования подтвердили эти данные. Раскопками были обнаружены остатки раннеславянских и древнерусских жилищ-полуземлянок и хозяйственных построек скифского времени.
Судя по местоположению, славянское поселение, по-видимому, было укрепленным. Остатков оборонительных сооружений не прослежено.

I. I. Ляпушкiн. Старослов'янське поселения VIII—XIII ст. ст. на територii м. Полтави. АП, т. I, Киiв, 1949, стр. 58-75.

233. Полужье, Брянская обл. (правый берег р. Десны) — селище и курганный могильник. По данным раскопок Днепровской левобережной экспедиции 1956 г., поселение многослойное. Имеются отложения раннеславянской культуры (жилища-полуземлянки с печами из болотной железной руды, керамика роменского типа). Курганы почти все распаханы. Обряд погребения — трупосожжение. В насыпях следы деревянных оградок, прямоугольных и круглых в плане.

И.И. Ляпушкин. Славянские памятники второй половины I тысячелетия н. э. верхнего течения р. Десны, стр. 81-86.

234. Посудичи, Брянская обл. (правый берег р. Судости) — селище. При разведочных раскопках в 1957 г. было установлено, что поселение многослойное. Отложения раннеславянской культуры в виде обломков керамики роменского типа и остатков жилищ-полуземлянок прослежены довольно отчетливо.

Ф. М. 3аверняев. Селища бассейна р. Судости. СА, 1960, № 3, стр. 190—193.

235. Почеп (ур. Рытые Горы), Брянская обл. (правый берег р. Судости) — селище. При проведении разведочных работ Ф. М. Заверняевым были обнаружены следы раннеславянской культуры в виде остатков м. На всей площади отчетливо прослеживается славянорусский культурный слой IX—X вв.

Ф. М. 3аверняев. Селища бассейна р. Судости. СА, 1960, № 3, стр. 185-187.

236. Путивль (ур. Бугры), Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — селище. В 1947 г. при обследовании окрестностей города Д. Т. Березовец обнаружил керамику роменского типа. Материалы не опубликованы.

Д.Т. Березовець. Дослiдження на територii Путивльського району, Сумськоi обл., стр. 242, 243.

237. Путивль (ур. Никольская Горка), Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — городище (?). Поселение находится в черте города. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., оно расположено на мысу коренного берега, образованном долиной реки и впадающими в долину оврагами. Следов искусственных укреплений не заметно, но местоположение поселения и внешность мыса говорят о том, что они должны были быть. Размер площади мыса около 200 X 80 м. Склоны мыса разрушаются. В обрезах склонов и на распахиваемой площадке отчетливо выступают культурные отложения скифского времени (зольничной культуры), раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры. В некоторых местах обрезов заметны контуры полуземлянок и печей (глинобитных).

I. Ляпушкiн. Дослiження Днiпровськой лiвобережной експедицii 1947—1948 рр., стр. 285—301; Ляпушкин, 1961, стр. 128.

238. Пушкари (ур. Песочный Ров), Черниговская обл. (правый берег р. Десны) — городище и селище. По данным разведки М. В. Воеводского, поселение многослойное. Остатки раннеславянской культуры представлены керамикой роменского типа и жилищами-полуземлянками.

М.В. Воеводский. Важнейшие итоги Деснинской экспедиции 1946 г., стр. 37—40.

239. Радогощ, Брянская обл. (бассейн р. Неруссы) — городище (?) и селище. В 1957 г. отрядом Южнорусской экспедиции ИИМК на поселении были обнаружены следы раннеславянской культуры роменского типа. В 1957 г. отрядом Южнорусской экспедиции ИИМК на поселении были обнаружены следы раннеславянской культуры роменского типа.

В.П. Даркевич и В.К. Пудовин. Раскопки на Севском городище. КСИИМК, вып. 79, М., 1960, стр. 88.

240. Решетники (бывш. Стар. Сенжары, ур. Колхозная Ферма), Полтавская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1946 и 1960 гг., поселение находится на северо-восточной окраине села. Оно расположено на двух мысообразных площадках коренного берега, образованных долиной реки (с востока) и оврагами (с севера и юга). С напольной стороны площадки огорожены валами, правда, сохранившимися очень плохо. В 1960 г. на поселении произведены небольшие раскопки. Установлено, что на поселении имеются отложения раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры (X—XI вв.). Раскопками открыты остатки жилищ-полуземлянок с печами, вырезанными из материковой глины, а также хозяйственные ямы.

Ляпушкин, 1961, стр. 305, 306; И. И. Ляпушкин. Отчет о работе Днепровской Левобережной археологической экспедиции 1960 г. Архив ИА АН СССР (Л.).

241. Решетники (бывш. Стар. Сенжары, ур. Городок), Полтавская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище. Поселение известно с рубежа XIX—XX вв. Обследовалось неоднократно. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1946 и 1960 гг., поселение в основе относится к скифскому времени (зольничной культуре). С этой же порой следует связать и сооружение оборонительных линий (двух валов). Отложения славяно-русской культуры, судя по раскопкам 1960 г., маловыразительны. Славяне обитали на этом месте, очевидно, непродолжительное время.

Ляпушкин, 1961, стр. 306; И. И. Ляпушкин. Отчет о работе Днепровской Левобережной археологической экспедиции 1960 г.

242. Рогово (ур. Поповка), Брянская обл. (правый берег р. Судости) — селище. По данным разведки Ф. М. Заверняева, поселение многослойное. Остатки раннеславянской культуры в виде обломков керамики роменского типа и жилищ-полуземлянок выступают довольно отчетливо.

Ф. М. 3 аверняев. Селища бассейна р. Судости, стр. 187, 188.

243. Ромны (ур. Монастырище), Сумсякая область (правый берег р. Ромен) — городище и селище. Поселение известно в литературе с начала XX в. Оно неоднократно обследовалось и раскапывалось. На основе имеющихся данных поселение представляется сложным памятником. Оно состоит из укрепления (городища), расположенного на стрелке косы, далеко врезающейся в пойму реки, перегороженной с напольной стороны валом и рвом, и примыкающей к нему неукрепленной части (селища). Древнейшие культурные отложения относятся к эпохе бронзы; затем идут отложения скифского времени (зольничной культуры) и, наконец, славяно-русский слой, содержащий раннесла- вянские следы (роменско-боршевского типа) и древнерусские X—XI вв. При раскопках были открыты остатки жилищ-полуземлянок с глинобитными печами.

М. Макаренко. 1) Городище «Монастирище». Науковий збiрнйк за рiк 1924, т. XIX, Киiв, 1925, стр. 3—23; 2) Орнаментащя керамiчних виробiв в культурi городищ роменського тiпу. 1925, стр. 323-338; И. И. Ляпушкин. О датировке городищ роменско-боршевской культуры. СА, IX (сборник статей), М.—Л., 1947, стр. 121—136.

244. Рыльск, Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище. Поселение известно в литературе давно. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение находится в черте города, на мысу коренного берега, образованном долиной реки и оврагом. В настоящее время мыс отрезан от плато искусственным проемом, соединившим город с берегом реки. Форма останца неправильная, несколько вытянутая (300 X 150 м). Мыс разрушается. Следов укреплений не обнаружено, но, судя по всем данным, это было укрепленное поселение. В обрезах склонов и в других обнажениях хорошо прослеживаются культурные отложения. Мощность их местами достигает 2 м. Культурный слой содержит остатки скифского времени (зольничной культуры), раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры.

А.Н. Александров. Долина р. Сейма. Археологическая экскурсия 1910 г. Древности. Тр. МАО, т. XXIII, вып. 2, М., 1914, стр. 308- 328; Ляпушкин, 1961, стр. 129, 130.

245. Рыльск (ур. Подмонастырская Слобода), Курская обл. (правый берег р. Сейма) — городище и курганный могильник. Поселение и курганы известны давно, с начала XIX в., и неоднократно обследовались. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение (городище) находится в 4 км к северу от города, на мысу, образованном долиной реки и балкой. От плато (с юга) поселение отделено валом и рвом. Площадь городища около 150х10— 60 м. В культурных отложениях найдены материалы, относящиеся к скифскому времени (зольничной культуре (?)) и древнерусской поры (раннего времени — X в. (?)). Курганы, раскопанные в начале XIX в. А. Дмитрюковым, содержат трупосожжения в урнах.

Дмитрюков. Городища и курганы в Суджанском и Рыльском у., стр. 506—517;Ляпушкин, 1961, стр. 131.

246. Сары, Полтавская обл. (правый берег р. Псла) — городище и селище. Поселение известно в литературе с 70-х годов XIX в., неоднократно обследовалось. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., оно состоит из укрепления (городища), расположенного на мысу коренного берега, обрамленном долиной реки (с востока) и балками (с севера и юга). С напольной (западной) стороны мыс перегорожен валом и рвом. Площадь городища около 60х50 м. С западной стороны (за валом) расположена неукрепленная часть поселения (селище). На городище обнаружены остатки раннеславянской культуры, а на селище — раннеславянской и древнерусской.
С юго-западной стороны поселения, по левому берегу балки, расположен небольшой курганный могильник, постепенно уничтожаемый пахотой.

Ляскоронский. 1907, стр. 165; Ляпушкин, 1961, стр. 307.

247. Севск, Брянская обл. (правый берег р. Сева) — городище. По данным разведочных раскопок, проведенных Южнорусской экспедицией в 1957 г., культурные отложения домонгольской поры на площадке поселения не сохранились. Исследование вала показало, что они использованы для его сооружения. Судя по керамическим остаткам, найденным в валу, на поселении были отложения раннеславянской культуры роменского типа.

П. Даркевич и В. К. Пудовин.Раскопки на Севском городище, стр. 83—88.

248. Седнев, Черниговская обл. (правый берег р. Снови) —городище (южное), селище и курганный могильник. Поселение находится к югу от села. Укрепленная часть занимает мыс, образованный долиной реки и впадающими в нее оврагами. С напольной стороны площадка отрезана глубокой седловиной (ров?). Территория городища занята современным кладбищем. К северо-западу от мыса (на плато, обрабатываемом под посевы) находится неукрепленная часть поселения селище). Судя по подъемным данным, культурные отложения содержат материалы, относящиеся к раннеславянской и древнерусской поре.
К селищу примыкает курганный могильник. По сведениям Д. Я. Самоквасова, в 1874 г. около Седнева насчитывалось около 200 курганов, разбросанных на громадной территории вплоть до городища, находящегося в центре села (северное городище). Им раскопано 60 насыпей. Обряд погребения смешанный. Трупосожжения совершались как на месте курганов, так и за их пределами.

Самоквасов, МРЗ, стр. 201—205; Отчет о работе Днепровской левобережной археологической экспедиции ИА АН СССР, 1961, стр. 17, 18. Архив ИА АН СССР (Л.).

249. Сетнов, Сумская обл. — курганный могильник, состоящий из 24 насыпей. В 1875 г. Д. Я. Самоквасовым раскопано 8 курганов. В 7 курганах обряд погребения — трупосожжение (урновое).

Самоквасов, МРЗ, стр. 211, 212.

250. Скоробогатки, Полтавская обл. (правый берег р. Сулы) — городище и селище. Поселение известно в литературе с 70-х годов XIX в. Обследовалось неоднократно. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., юно находится в 3.5 км от г. Лохвицы по дороге в с. Скоробогатки. Поселение состоит из двух частей — укрепления (городища), расположенного на стрелке мыса, образованного долиной реки и балкой. С напольной (восточной) стороны стрелка перерезана рвом, постепенно превращающимся в балку. Других следов искусственных укреплений не обнаружено. Размер площадки, занятой городищем, около 120x50 м. Площадка поросла лесом. Судя по обнажениям, мощность культурного слоя достигает 1 м. В слое обнаружены раннеславянские отложения (роменско-боршевского типа) и древнерусские.
С западной стороны мыса, на надпойменной террасе, прослежены выходы неукрепленной части поселения (селища). Культурно-хронологический облик их одинаков с отложениями городища.

Ляпушкин, 1961, стр. 307, 308.

251. Снетки, Тульская обл. (левый берег р. Снетки) — городище. По данным разведки С. А. Изюмовой (1954), поселение было укреплено валом с напольной стороны. Мощность культурного слоя незначительная. Среди подъемного материала — обломки раннеславянской посуды роменского типа.

Архив ИА АН СССР (М.), АК/1009, лл. 5, 6.

252. Сосница, Черниговская обл. (правый берег р. Десны) —городище (болотное). По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение находится в 6—7 км к юго-западу от города на песчаном останце среди болот поймы реки, на берегу юз. Буримки. Следов искусственных укреплений не обнаружено. Останец сильно разрушается весенними разливами. В береговых обрезах хорошо прослеживается культурный слой мощностью до 1 м, состоящий из отложений раннеславянской и древнерусской культуры. Поселение неоднократно обследовалось и частично раскапывалось.

В. Козловская. Остатки славянского городища и дюнная стоянка неолитической эпохи на озере Буримке, Черниговской губ., Сосницкого у, ИТУАК, 47, Симферополь, 1912, стр. 135—143; Ляпушкин, 1961, стр. 309, 310.

253. Сосница (ур. Лан), Черниговская обл. (правый берег р. Убеди) — горидище (?) и курганный (?) могильник. Поселение находится в 2.5—3 км к северу от города, на правом берегу р. Убеди. При исследовании обнаружены остатки жилищ-полуземлянок с глинобитными печами. Керамика лепная и гончарная, в том числе амфоры «салтовского» типа. Из вещей следует отметить обломок зеркала салтовского типа.
Близ поселения в урочище Медвежье находится могильник с захоронениями по обряду трупосожжения. Пережженные кости сложены в урны. Могильник обнаружен случайно при прокладке грейдерной дороги. Раскопками, произведенными на месте могильника, открыты два сгоревших деревянных настила размером 1.2x1.84 и 1.12x1.17 м, скрепленных по углам деревянными столбиками. На поверхности их обнаружены пережженные косточки и одна пережженная стеклянная бусина. Исследователь усматривал в этих настилах места сожжения покойников. Согласиться с этим нельзя. Ни размеры настилов, ни характер вымосток не содержат оснований для такого заключения. Нельзя согласиться и с датировкой памятника VI—VII вв., чему противоречит наличие вещей салтовского типа VIII—IX вв. и отсутствие находок более ранней поры.

Ю. С. Виногра дский. Раннеславянские памятники в окрестностях г. Сосница. КСИА, вып. 78, Киев, 1952, стр. 50-52; Д. Т. Березовець. Дослiдження слов'янських пам'яток на Сеймi в 1949—1950 рр., стр. 54—56.

254. Старый Город, Курская обл. (правый берег р. Свапы) — городище. Многослойное поселение. Имеются отложения раннеславянской культуры (роменского типа).

Ю.А. Липкинг. Городища эпохи раннего железного века в Курском Посеймье, стр. 140.

255. Сугрово, Курская обл. (левый берег р. Сейма) — городище. Поселение многослойное. Есть отложения раннеславянской культуры (роменского типа).

Ю.А. Липкинг. Городища эпохи раннего железного века в Курском Посеймье, стр. 137.

256. Супруты, Тульская обл. (правый берег р. Упы) — городище. По данным разведки С. А. Изюмовой (1954), поселение занимает мыс, образованный долиной реки и впадающими в нее оврагами. С напольной стороны оно было защищено валом. Поселение многослойное. При обследовании найдена керамика мощинского типа, раннеславянская (роменского типа) и древнерусская.

Архив ИА АН СССР (М.), АК/1009, лл. 10—13.

257. Тимофеевка, Тульская обл. (правый берег р. Упы) — городище. По данным разведки С. А. Изюмовой, поселение находится на мысу коренного берега. С напольной стороны площадка поселения ограждена 2 валами. Среди собранного подъемного материала керамика раннеславянская (роменского типа), древнерусская и, по-видимому, XV—XVI вв.

Архив ИА АН СССР (М.), АК/1009, л. 8.

258. Титчиха, Воронежская обл. (правый берег р. Дона) — городище и селище (?). Поселение расположено на мысу коренного берега. С напольной стороны мыс перегорожен двумя линиями укреплений. Первая, внутренняя, линия сохранилась хорошо. Она состоит из вала и рва. Внешняя более или менее отчетливо прослеживается лишь в западной части в виде невысокого вала.
Поселение неоднократно обследовалось, а в последние годы на нем произведены большие раскопки. Установлено наличие отложений двух культур — скифского времени (зольничной культуры) и раннеславянской поры IX—X вв. Обнаружены остатки 46 жилищ-полуземлянок и большого числа хозяйственных построек. Найдены бытовой и хозяйственный инвентарь, следы земледелия, скотоводства, торговли и других занятий. Следы жизни обнаружены как в границах внутреннего вала, так и за его пределами. В каком соотношении находится внешний вал с раннеславян- скими жилищами, находящимися за пределами внутреннего вала, раскопками не установлено.

А. Н. Москаленко. Городище Титчиха. Воронеж, 1965.

259. Тополи, Сумская обл. (правый берег р. Пела) — городище и селище. Поселение известно в литературе давно и неоднократно подвергалось обследованию. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., поселение находится на юго- восточной окраине села и состоит из двух частей—укрепления (городища), расположенного на мысу, образованном долиной реки и впадающими в нее оврагами, и селища. С напольной стороны мыс перегорожен рвом и валом, частично разрушенными. Размер площадки городища около 120х90 м. Территория городища обрабатывается под огородные культуры.
За валом, на плато, прослеживаются культурные отложения неукрепленной части поселения (селища). Судя по собранным материалам, поселение относится к памятникам славяно-русской культуры ранней (роменско-боршевской) и древнерусской поры.

И. Д. Беляев. О сторожевой, станичной и полевой службе на Польской Украине Московского государства до царя Алексея Михайловича. М., 1846, источники, стр. 19; С. Магура. Археологiчнi дослiди на Сумщинi року 1929-го. ХАМ, ч. I, Киiв, 1930, стр. 36; Ляпушкин, 1961, стр. 310—312.

260. Топтыково, Тульская обл. (левый берег р. Упы) — городище. Судя по данным разведки С. А. Изюмовой, поселение многослойное. Среди отложений есть керамика раннеславянская (роменско-боршевского типа).

С.А. Изюмова. Археологическая разведка в 1951 году в Тульской области. КСИИМК, вып. 52, М., 1953, стр. 70—72.

261. Тризново, Тульская обл. (правый берег р. Упы) — два кургана. В 1957 г. они были раскопаны С. А. Изюмовой. Обряд захоронения — трупосожжение. Под насыпью прослежены кольцевые канавки.

Архив ИА АН СССР (М.), Р-1/1685, лл. 14-21.

262. Трубчевск (ур. Соборная Гора), Брянская обл. (правый берег р. Десны) — городище. Поселение многослойное. Имеются следы раннеславянской культуры в виде керамики роменского типа и жилищ-полуземлянок.

В.П. Левенок. Археологические работы Трубчевского музея. КСИИМК, вып. X, М.— Л., 1941, стр. 99.

263. Федяшево, Тульская обл. (правый берег р. Оки) — городище. Поселение обследовалось неоднократно. В 1897 г. В. А.263. Городцов произвел на нем раскопки. Установлено, что поселение многослойное. Наряду с отложениями других культур на нем имеется и раннеславянский слой VIII—X вв., содержащий керамику роменско-боршевского тина. На поселении найдены 2 восточные монеты. Одна из них — дирхем Аббасидов (Абдуллах-эль-Мамуна) - 199 (815) г.

В. А. Городцов. Результаты археологических исследований в Белевском и Рязанском у. в 1897 г. АИЗ, 1898, №№ 7—8, стр. 217—223; Никольская, 1959, стр. 117- 120.

264. Харивка (ур. Упуд), Сумская обл. (правый берег р. Сейма) — селище. Следы поселения с отложениями раннеславянской культуры (роменско-боршевского типд) обнаружены близ села экспедицией Института археологии АН УССР под руководством Д. Т. Березовца. Материалы пока не опубликованы.

Д. Т. Березовець. Дослiдження на територii Путивльського району, Сумськоi обл., стр. 243.

265. Хижки (ур. Городок), Сумская обл. (бассейн р. Сейма) — городище болотное. При обследовании в 1947 г. городщца Д. Т. Березовец обнаружил на нем отложения двух культур — скифского времени (зольничного типа) и раннеславянской (роменско-боршевского типа). Материалы не опубликованы.

Д. Т. Березовець. Дослiдження на територii Путивльського району, Сумськоi обл., стр. 242, 243.

266. Хитцы (ур. Коломак), Полтавская обл. (правый берег р. Удая) — городище. По данным Посульской экспедиции Института археологии АН УССР 1946 г., на городище имеются отложения раннеславянской культуры.

Ф.Б. Копилов. Посульська експедицiя 1945—1946 рр. АП, т. I, Кихв, 1949, стр. 248— 250.

267. Ховзовка (ур. Шпиль), Сумская обл. (правый берег р. Клевени) — городище и селище. Поселение известно в литературе с 70-х годов XIX в. и неоднократно обследовалось. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., оно находится в 0.5 км к северо-западу от села и состоит из двух частей — укрепления (городища), расположенного на мысу коренного берега, образованном долиной реки и впадающими в нее балками, перегороженном с напольной (юго-западной) стороны валом и рвом, и неукрепленной части (селища), прилегающей к городищу.
На городище обнаружены отложения скифского времени (зольничной культуры), раннеславянской поры (роменско-боршевского типа) и следы древнерусской культуры (?). На селище найдены лишь остатки зольничной культуры.

Д. Я. Самоквасов. Древние города России. СПб., 1873, приложение, стр. 8; Ляпушкин, 1961, стр. 138.

268. Холоденов (близ Спасское), Черниговская обл. — курганный могильник. В 1873 г. в могильнике насчитывалось до 20 насыпей. Д. Я. Самоквасов раскопал 9 курганов. Обряд погребения — трупосожжение. Пережженные кости в урнах помещались в верхней части курганов.

Самоквасов, МРЗ, стр. 207, 208.

269. Хорошево, Харьковская обл. (правый берег р. Уды) — городище. Поселение обследовалось неоднократно. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., поселение многослойное. Оборонительные сооружения созданы, очевидно, в скифское время (зольничная культура). Раннеславянские отложения, как и отложения других культур, прослеживаются главным образом в северо-восточной части городища.

Ляпушкин, 1961, стр. 138—141.

270. Хотмыжск, Курская обл. (правый берег р. Ворсклы) —городище и селище. Поселение в виде городища известно в письменных источниках с конца XVI в. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., оно находится в черте села, в южной его части, недалеко от церкви, и состоит из укрепления (городища) и неукрепленной части (селища). Городище расположено на мысу высокого коренного берега, образованном долиной реки и впадающими в нее оврагами. Имеет две линии оборонительных сооружений — одна перегораживает стрелку мыса, вторая проходит к западу от первой. Размер площадки в границах первого вала около 75x50 м, в границах второго — около 100x200 м. К укреплению примыкает неукрепленная часть (селище), расположенная на плато. Культурные отложения в этой части прослеживаются на площади около 400x150 м. И на городище и на селище есть отложения раннеславянской культуры (роменско-боршевского типа) и древнерусские.

Книга Большому Чертежу, стр. 63; Ляпушкин, 1961, стр. 312.

271. Чернетчина, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) — селище. По данным разведки 1938 г., проведенной П. Н. Третьяковым, на невысокой дюне в долине реки, в полукилометре от села, справа от дороги в Работин хутор, прослеживаются культурные 271. отложения, содержащие обломки лепной керамики славяно-русской культуры IX—X вв. Судя по обнажениям, мощность слоя достигает 75 см.

П. Н. Третьяков. Стародавнi слов'янскi городища у верхнiй течii Ворскла. Археологiя, т. I, Киiв, 1947, стр. 127.

272. Чернигов (правый берег р. Стрижени) — городище. В послевоенные годы в разных местах Черниговского кремля и на прилегающих к нему участках (Третьяк и др.) при проведении археологических изысканий обнаружены отложения славянорусской культуры VIII—XIII вв., в том числе обломки раннеславянской лепной керамики (роменско-боршевского типа) и древнерусской гончарной. Открыты также остатки жилищ-полуземлянок.

Б. А. Рыбаков. Древности Чернигова; В. А. Богусевич. Археолопчш розкопки в Чернигов! в 1949 та 1951 рр. АП, т. V, Кшв, 1955, стр. 5—11.

273. Чернигов обл. (ур. Еловщина, левый берег р. Стрижени) — городище и селище. По данным Деснинской археологической экспедиции Института археологии АН УССР 1949 г., при исследовании остатков древнего поселения в урочище Еловщина, состоящих из городища и селища, установлено, что на поселении имеются отложения раннеславянского времени и древнерусской поры. Городище занимает мыс коренного берега, перегороженный с напольной стороны валом и рвом. Площадь городища небольшая, около 40х40 м.

Д. I. Блiфельд. Деснянська археологiчна експедицiя 1949 р. АП, т. V, Киiв, 1955, стр. 12—21.

274. Шабалинов, Черниговская обл. (левый берег р. Десны при впадении р. Сейма) — городище и селище. Поселение известно давно и время от времени обследуется сотрудниками Сосницкого краеведческого музея. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1947 г., поселение находится в 3 км к юго-западу от села. Оно состоит из укрепления (городища) и слабо выраженных культурных отложений за его пределами (селище?). Городище занимает мыс, с напольной стороны перегороженный валом и рвом. Площадь его около 200 X 75—150 м. Неукрепленная часть расположена к северу от вала, на плато. Территория поселения распахивается, вследствие чего культурные отложения отчетливо прослеживаются прямо на поверхности. Среди собранных остатков имеются отложения скифского времени (зольничной культуры), деснинской (юхновской) культуры, а также раннеславянского времени (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры. Совершенно такие же остатки, собранные в разное время на этом поселении, имеются в коллекции Сосницкого музея.

Ю. С. Виноградський. Сосниця та ii околицi. В кн.: Чернiгiв i пiвнiчне Лiвобережжя. Киiв, 1928, стр. 160, 161; Ляпушкин, 1961, стр. 142—143.

275. Шатуновка, Курская обл. (правый берег р. Свапы) — городище. По данным разведки Ю. А. Липкинга, поселение многослойное. Прослежены отложения раннеславянской культуры (роменского типа).

Ю. А. Липкинг. Городища эпохи раннего железного века в Курском Посеймье, стр. 141.

276. Шестовица, Черниговская обл. (правый берег р. Десны) — городище, селище, могильник. Поселение и могильник близ Шестовицы известны давно и неоднократно исследовались. Городище расположено на стрелке мыса, далеко вдающейся в долину реки. Следы искусственных укреплений сохранились плохо. Площадь его небольшая. Селище непосредственно примыкает к городищу. Протяженность последнего большая, около 1300 м (север—юг). Территория поселения (включая и валы) распахивается.
Судя по материалам раскопок, культурные отложения содержат раннеславянский слой (VIII—IX вв.) и древнерусский. При раскопках обнаружены жилища-полуземлянки раннеславянской поры с глиняными печами. Могильник раскопан почти полностью. Большое число захоронений по обряду трупосожжения, однако, не ранее рубежа IX— X вв.

Д. Я. Самоквасов. Древние города России, стр. 21; Я. В. Станкевич. 1) Шестовицька археологiчна експедицiя 1946 р. АП, т. I, Киiв, 1949, стр. 50—57; 2) Шестовицкое поселение и могильник по материалам раскопок 1946- г. КСИА АН СССР, вып. 87, 1962, стр. 6—30; Д. I. Блiфельд. Дослiдження, в с. Шестовiцях, АП, т. III, Киiв, 1952, стр. 123—131; Ляпушкин, 1961, стр. 314,315.

277. Шилово, Воронежская обл. (правый берег р. Воронежа) — городище. В коллекциях Воронежского краеведческого музея в довоенное время хранилась раннеславянская керамика ромейско-боршевского типа с городища у дер. Шилово Воронежской обл. (правый берег р. Воронежа), собранная в разное время при обследовании городища сотрудниками музея, а также автором настоящей работы.

И. И. Ляпушкин. Славяно-русские поселения IX—XII ст. на Дону и Тамани по археологическим памятникам. МИА, № 6, М.-Л., 1941, сгр. 216.

278. Шпилевка (ур. Шпиль), Сумская обл. (правый берег р. Пела) — городище, селище и курганный могильник. Комплекс археологических памятников близ села известен давно. По данным Днепровской левобережной экспедиции 1948 г., поселение находится в 3—3.5 км к югу от села. Укрепленная часть (городище) занимает останец коренного берега, отрезанный от плато балками. Площадь его около 120 X X 70 м. Искусственные укрепления выражены слабо. Они состоят из зачистки склонов останца. Площадка городища задернована и частично поросла лесом. Культурные отложения прослеживаются с большим трудом. В них найдены остатки раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской поры. Селище расположено к юго-западу от городища. Состав культурных остатков такой же, что и на городище. К северу от городища, под коренным берегом, группа небольших курганов высотой от 50 до 150 см. Число их сравнительно велико, до 200.

А. И. Бунин. Где находились города Липецк и Воргол, а также и другие места, упоминаемые в летописях под 1283—1284 гг. Тр. XI АС, т. II, М., 1902, стр. 66—71; Ляпушкин, 1961, стр. 315, 316.

279. Шуклинка, Курская обл. (правый берег р. Тускаря) — городище, селище, курганный могильник. Поселение известно давно и неоднократно исследовалось. Укрепление (городище) находится к юго-востоку от села, на мысу коренного берега, с напольной стороны перегороженном валом и рвом. В основании культурных отложений залегает слой скифского времени (зольничной культуры), а затем раннеславянской (роменско-боршевского типа) и древнерусской. При раскопках в 1952 г. Т. Н. Никольской обнаружены остатки раннеславянского жилища-полуземлянки. Неукрепленная часть (селище) расположена к северу от городища. Лучше всего в этой части выступают отложения древнерусского времени. В 1952 г. исследован один курган с захоронением по обряду трупосожжения. В кургане имелась деревянная камера типа Б. Боршевского могильника.

Л. Н. Соловьев. Стоянки, селища и городища окрестностей г. Курска. Изв. Курск, губ. общ. краевед., № 4, Курск, 1927, стр. 27— 29; Т. Н. Никольская. Шуклинское городище. КСИИМК, вып. 72, М., 1958, стр. 67—77; Никольская, 1959, стр. 83, примеч. 6; Ляпушкин, 1961, стр. 144; Архив ИА АН СССР (М.), АК № 902—904, л. 15.

280. Шумск (бывш. хут. Вашкевича), Сумская обл. (правый берег р. Сулы) — городище. По данным Н. Е. Макаренко, остатки поселения состоят из городища, расположенного на мысу коренного берега, обрамленного долиной реки и впадающими в нее оврагами. Площадка городища занята садом. С напольной стороны мыс перегорожен валом и рвом. При раскопках обнаружены следы полуземлянки типа городища Монастырище и керамические остатки, как и раннеславянские на том же городище (так называемые роменского типа).

Н. Е. Макаренко. Отчет об археологических исследованиях в Полтавской губ. в 1906 г. ИАК, вып. 22, СПб., 1907, стр. 68—72.

281. Щепилово, Тульская обл. (правый берег р. Упы) — городище (?). Поселение исследуется С. А. Изюмовой. Судя по предварительному сообщению, оно многослойное. Нижний слой — типа Мощино и верхний — раннеславянский (роменско-боршевского типа).

С.А. Изюмова. Археологическая разведка в 1954 г. в Тульской обл. КСИИМК, вып. 52, М., 1953, стр. 74—76.

282. Юдиново, Брянская обл. (правый берег р. Судости) — селище. Судя по материалам, собранным Ф. М. Заверняевым при разведочных работах, поселение многослойное. Остатки раннеславянской культуры в виде керамики роменского типа и жилищ- полуземлянок выступают довольно отчетливо.

Ф.М. 3аверняев. Селища бассейна р. Судости. СА, 1960, № 3, стр. 189.

283. Яковлевичи, Брянская обл. (правый берег р. Судости) — селище (нижнее). По данным разведки Ф. М. Заверняева, на поселении обнаружены керамические остатки роменского типа.

Ф.М. 3аверняев. Селища бассейна р. Судости, стр. 193.

Значительное число поселений с керамикой, «близкой роменской», или «роменского времени» обнаружено работниками местных научных учреждений при обследовании верхнего и среднего течения р. Десны и ее притоков. К сожалению, собранные материалы остаются пока неопубликованными, а главное — совершенно не известен тип жилищ на этих поселениях, один из основных элементов классификации памятников. Тем не менее мы считаем необходимым эти поселения отметить, чтобы иметь их в поле зрения при дальнейшей работе.
284. Бетово, Брянская обл. — селище.
285. Бордовичи, Брянская обл. — селище.
286. Брянск обл., пос. Белокаменка — селище.
287. Владимировка, Брянская обл. — селище.
288. Голубея, Брянская обл. — селище.
289. Голяжье, Брянска я обл. — селище.
290. Городище, Брянская обл. — селище.
291. Дежковичи, Брянская обл. — селище.
292. Дмитрово, Брянская обл. — селище.
293. Дробышев, Черниговская обл. — городище.
294. Дядьковичи, Брянская обл. — селище.
295. Елисеевичи, Брянская обл. — селище.
296. Красный Маяк, Брянская обл. — селище.
297. Левенки, Брянская обл. — селище.
298. Лозица, Брянская обл. — селище.
299. Любожичи, Брянская обл. — городище.
300. Новгород-Северский (Верейское кладбище) , Черниговская обл. — городище.
301. Осовик, Брянская обл. — селище.
302. Сапычи, Брянская обл. — селище.
303. Сетолово, Брянская обл. — селище.
304. Снопоть, Брянская обл. — селище.
305. Суворово, Брянская обл. — городище и селище.
306. Тихая Пристань, Брянская обл. — селище.
307. Хотылево, Брянская обл. — селище.
308. Чернетово, Брянская обл. — селище.

Е.А. Шмидт и Ф.М. Заверняев. Археологические памятники бассейна верхней Десны. МИСО, 3, Смоленск, 1959, стр. 207— 219; Ф. М. Заверняев. Селища бассейна р. Судости. СА, 1960, № 3, стр. 180—194; САИ Д1-12. Древности железного века в междуречье Десны и Днепра. М., 1962.

Клады и отдельные находки вещей и восточных монет VIII — первой половины IX в., обнаруженные случайно:11
309. Баскач, Московская обл. — монетно- вещевой клад 192 г. х. (807/808).

Г.Ф. Корзухина. Русские клады. М.— Л., 1954, стр. 81, № 7.

310. Басовка, Сумская обл. — отдельные монеты 183 г. х. (799/800).

В.А. Iллiнська. Верхньосулъська експедицiя 1947 р. АП, т. IV, Киiв, 1952, стр. 38.

311. Гнездилово, Курская обл. (левый берег р. Руда) — отдельные монеты 708 и 772 гг.

А. Орлов. Истоки реки Оки, Сваны, Сновы и Сновки. Тр. КГУАК, вып. I, Курск, 1911, стр. 134—137.

312. Девица (ур. Цыганок), Воронежская обл. — монетный клад 223 г. х. (837/838).

А. А. Быков. Новая находка куфических монет. КСИИМК, вып. VIII, М.—Л.у 1940, стр. 119.

313. Завалишина, Белгородская обл. — монетный клад 194 г. х. (809/810).

Р. Р. Фасмер. 1) Список монетных находок. II. Сообщ. ГАИМК, II, Л., 1929, стр. 289, № 23; 2) Завалишинский клад куфических монет. Изв. ГАИМК, т. VII, вып. 2, Л., 1931.

314. Ивахники (ур. Скляривщина), Полтавская обл. — вещевой клад.

Макаренко. Материалы по археологии Полтавской губ. Тр. Полтавск. учен, архивн. комисс., т. 5, Полтава, 1908, стр. 9— 14 (отд. Отт.).

315. Кашира, Московская обл. — монетно- вещевой клад VIII—начала IX в.

Г.Ф. Корзухина. Русские клады, стр. 80, 81, № 5.

316. Кунаково, Московская обл. — монетный клад 851/852 г.

А. Л. Монгайт. Рязанская земля. М., 1961, стр. 92, № 26.

317. Лапотково и Покровское, Тульская обл. — монетно-вещевой клад 201 г. х. (816/817).

Г. Ф. Корзухина. Русские клады, стр. 81, № 6.

318. Моисеево, Курская обл. (берег р. Свапы) — монетный клад 252—255 г. х. (866-869).

Марков, стр. 15, № 88.

319. Нижние Новоселки, Брянская обл. — 319. монетный клад 811/812 г.

И. Полозов. Клады рассказывают. Брянск, 1960, стр. 11

320. Нижняя Сыроватка, Сумская обл. — монетный клад 197 г. х. (813).

Марков, стр. 52, № 301.

321. Паристовский, Черниговская обл. — монетный клад 171 г. х. (797/798).

Р.Р. Фасмер. Список монетных находок, II, стр. 289, 290, № 24.

322. Протасова, Тульская обл. — монетный клад 227 г. х. (841).

Марков, стр. 49, № 284.

323. Урыв, Воронежская обл. — отдельные монеты 166 г. х. (782/783).

Архив ИА АН СССР (Л.), 1928, д. № 29, л. 98/об.

324. Федяшево, Тульская обл. — отдельные монеты 199 г. х. (814/815).

В. А. Городцов. Результаты археологических исследований в Белевском и Рязанском у. в 1897 г. АИЗ, 1898, №№ 7—8, стр. 222.

325. Харивка (ур. Трифон), Сумская обл. — вещевой клад.

Д. Т. Березовець. Харкiвськi скарб. Археологiя, т. VI, Киiв, 1952, стр. 109—119.

326. Ярыловичи, Черниговская обл. — монетный клад 205 г. х. (820/821).

Марков, стр. 50, № 290.

Приведенное выше описание славянских памятников (поселений и могильников) второй половины I тысячелетия п. э. (точнее, VIII—X вв.) к востоку от Днепра показывает, что они охватывают несколько иную территорию, чем та, на которой размещает племена летописец. Если нанести перечне-ленные памятники на карту, то оказывается, что славяне в лесостепной полосе к востоку от Днепра обитали не только по рр. Суле, Десне, Сейму и верховьям Оки, как отмечает летописец, но и в более южных и восточных районах — по верхнему и среднему течению рр. Пела, Ворсклы, Дона и Северского Донца. В то же время пока остаются неизвестными остатки поселений VIII—IX вв. в бассейне р. Сожа, где летописец размещает радимичей, хотя могильные памятники в виде курганов с захоронениями по обряду трупосожжения здесь известны давно. Некоторые из исследованных курганов содержат лепную керамику. Правда, следует заранее оговориться, что датировка этих курганов далеко не ясна. Не исключено, что время их — не ранее IX—X вв.
Как и в юго-западной части нашей страны, славянские древности лесостепи к востоку от Днепра дошли до нас в виде остатков поселений (городищ и селищ) и могильников (курганных и бескурганных?). Остатки поселений находятся или на высоких мысах коренных берегов рек, или среди болот в долинах рек, т. е. на местах, имеющих хорошую естественную защиту; чаще всего они расположены группами по 3—4 поселка, на небольшом расстоянии (3—5 км) один от другого. Значительная часть поселений этого района, особенно в юго-восточной пограничной полосе со степью, имела искусственные оборонительные сооружения. Судя по сохранившимся остаткам, некоторые поселки были укреплены полностью, другие частично. Укрепления состояли из валов и рвов. В сочетании с хорошей естественной защитой в виде крутых склонов высоких мысов или сильно заболоченной местности эти оборонительные сооружения были хорошей защитой. Укрепленные участки поселений не имели определенной формы. Последняя всецело зависела от очертаний площадок береговых мысов, занятых поселками. Неукрепленные части примыкали, как правило, с напольной стороны непосредственно к оборонительной линии. Реже неукрепленные поселения расположены у подножия коренного берега. Размеры укрепленных частей небольшие. Неукрепленные участки значительно превышают площадки укреплений, но даже в своей общей совокупности древнеславянские поселения занимали сравнительно небольшие площади в пределах 1 — 1.5 га. Эти данные относятся к собственно славянским поселениям VIII—X вв. н. э. Но последние часто бывают осложнены остатками поселений или предшествующей (скифской) поры, когда они возникали на местах древних поселений, или последующей — древнерусской. В этих случаях внешний облик остатков укрепленных поселений славян VIII — X вв. оказывается более сложным, чем собственно славянских. Другими словами, укрепленные поселения славян VIII—X вв. области лесостепи к востоку от Днепра имели свои довольно устойчивые черты, выделяющие их из числа других памятников, как синхронных, так и предшествующей и последующей поры на данной территории.12

Остатки неукрепленных поселений (селища) встречаются чаще в северных районах — в пограничье лесостепи и леса (в полосе так называемых черневых лесов), чем в южных — в пограничье лесостепи и степи. Неукрепленные поселения южных районов расположены преимущественно в поймах рек или среди болот и озер, т. е. в местах с хорошей естественной защитой. В северных же районах они нередко встречаются на склонах надпойменных террас. По внешнему облику остатки неукрепленных поселений (селища) отличаются от остатков укрепленных поселений (городищ) отсутствием следов искусственных оборонительных сооружений (валов, рвов и т. п.). Это обстоятельство, кстати сказать, значительно осложняет их поиски. Что касается материалов, относящихся к этим памятникам (остатков жилых и хозяйственных построек, бытового и хозяйственного инвентаря и т. п.), то они по своему облику ничем не отличаются от найденных на городищах, что позволяет нам при характеристике этих памятников не разъединять их, а описывать совместно.
Рассматриваемые поселения области к востоку от Днепра начали исследоваться значительно раньше, чем одновременные им поселения юго-запада нашей страны,13 причем наряду с раскопками разведочного порядка здесь на некоторых поселениях (Б. Боршево, Волынцево (ур. Стан), Опошня и др.) вскрыты довольно значительные площади, а площадка14 Новотроицкого городища раскопана полностью.15 Результаты этих работ в большей своей части опубликованы и благодаря этому являются вполне доступными.
Почти на всех исследованных поселениях обнаружены следы жилых и хозяйственных построек. Судя по остаткам, жилища были полуземляночные, прямоугольные в плане, углубленные в землю в пределах от 0.7— 0.8 до 1—1.20 м. Они однокамерные, размер — 2.5—4х3—5 м. В одном из углов расположена печь. На большей части поселений печи глиняные, кубовидной формы, вырезанные из материка вместе с сооружением углубленной части жилища. Реже встречаются печи, вылепленные из глины, а также печи-каменки. В верхнем течении Десны на ряде поселений, расположенных на местах с песчанистым материком, печи сделаны из кусков болотной железной руды, что, по-видимому, было обусловлено полным отсутствием в этом районе доступных для разработки выходов камня.16 На некоторых поселениях обнаружены печи в виде подбоев в стенах жилищ. В одних случаях такие печи были единственными, в других — они в одном и том же жилище сосуществовали с обычными глинобитными печами пли печами-каменками. Жилищ-полуземлянок без печей нет. В отдельных жилищах наряду с печами прослеживаются остатки открытых очагов.
Любопытной деталью некоторых полуземлянок являются так называемые прилавки, вырезанные, как и печи, из материка при сооружении углубленной части жилища или вылеплены из глины. Они прямоугольные в плане, высотою 35—50 см, ширина около 40—50 см, расположены непосредственно у стен; длина их чаще всего равна длине стены. Иногда один из концов прилавка занят печью-очагом.
В полах некоторых жилищ прослеживаются ямы, чаще округлые в плане, коло- коловидной формы. Местоположение их — в одном из углов или у стены.
Полы, как правило, материковые (глиняные, песчаные или лёссовые); в случаях, когда углубленные части сооружены в культурных отложениях предшествующей поры, они обмазаны глиной.
Во многих исследованных полуземлянках сохранились у стен столбы или столбовые ямки, а также остатки дерева в виде примыкающих к стене плах, поддерживаемых столбами (облицовка). В заполнении ряда полуземлянок хорошо сохранились следы сгоревших перекрытий — в виде толстых бревен, являвшихся, по-видимому, перекладами, и жердей разного диаметра, составлявших каркас крыши.17
В большей части исследованных полуземлянок совершенно не сохранилось никаких следов местоположения выхода. Лишь на поселении у с. Волынцево как будто были обнаружены остатки выхода в виде коридора.18К сожалению, отсутствие отчетливой публикации материалов раскопок не дает возможности разобраться в этом вопросе. Утверждение некоторых исследователей о наличии на ряде поселений левобережья жилищ-полуземлянок VIII—X вв., соединенных между собой переходами (Монастыршце, Гочево и др.)» не нашло подтверждения в нолевой документации. Оно было основано на ошибочной интерпретации остатков разновременных, взаимно пересекающихся углубленных в землю жилищ и хозяйственных построек, раскопанных П. П. Ефименко на Б. Боршевском городище.19
На всех исследованных поселениях обнаружены остатки хозяйственных построек в виде ям — округлых, овальных и прямоугольных в плане. Форма и размеры довольно разнообразные (объем их от 0.5 до 10 м3). Некоторые из этих построек имели, по-видимому, производственное назначение. К числу последних следует отнести металлургические горны, кузницы. Наряду с хозяйственными постройками, углубленными в землю, на отдельных поселениях открыты наземные сооружения.
Жилые и хозяйственные постройки славян области к востоку от Днепра времени накануне образования Древнерусского государства некоторые исследователи пытаются классифицировать, положив в основу тот или иной признак, и связать отдельные типы с тем или иным районом и закрепить их за определенным летописным племенем. Однако материалы раскопок последних лет не подтверждают эту классификацию. Оказывается, что те или иные различия в устройстве жилых построек, подмеченные при полевых работах, имеют место не только в разных районах, но и в одном и том же районе и даже, больше того, — в одном и том же поселении. Ошибочность этих заключений объясняется тем, что они строились на весьма незначительных и к тому же недостаточно изученных и плохо документированных полевых исследованиях.20
Кроме остатков жилых и хозяйственных построек, при исследовании мест древних поселений к востоку от Днепра найдено сравнительно большое количество вещей, относящихся к бытовому и хозяйственному инвентарю, украшениям и т. д. По числу находок первое место среди них принадлежит керамическим остаткам — кухонной и столовой посуде, а также сосудам для хранения продуктов. Как и в юго-западной области, большая часть посуды, особенно в ранний период, изготовлялась способом ручной лепки; гончарная посуда появляется лишь в конце IX в. Остатки ее немногочисленны. Формы сосудов довольно простые: горшки, миски, сковороды. Встречаются также кувшины, амфоры и т. п., но их немного, и они преимущественно привозные. Общий облик посуды (профилировка, орнаментация) более или менее однообразен для всей рассматриваемой территории и всего отрезка времени.
Из глины делались также вещи производственного назначения — тигли для плавки цветных металлов, литейные формы, пряслица для прядения и другие мелкие поделки, часть которых остается неопределенной.
Значительное место среди вещей занимают изделия из железа. Среди них и земледельческие орудия (сошники, чересла, серпы, косы, мотыжки), и орудия обработки дерева (топоры, долота, скобели, тесла), и кузнечные инструменты (клещи, зубила, пробойники), и орудия различных промыслов (рыболовные крючки, остроги, пешни), а также различные поделки бытового и хозяйственного назначения (пряжки к ремням, всевозможные скобы, пробои, гвозди, универсальные ножи и т. п.).
Из вещей, изготовленных из цветных металлов (серебра, меди, бронзы и разных сплавов), найдены изделия, относящиеся к украшениям (перотни, височные кольца, браслеты, шейные гривны, поясные бляшки, серьги и т. п.), а также отдельные поделки бытового и хозяйственного назначения. Но последние немногочисленны. Изделия из золота единичны.
Круг вещей из камня ограничен. Это — жернова, точильные камни различных форм (в том числе и круглые точильные камни), литейные формы, утюжки и некоторые другие поделки, например пряслица.
Изделий из дерева почти совсем не встречено. Кроме единичных фрагментов вещей не совсем ясного назначения, пока ничего неизвестно. Дерево в почвах лесостепной полосы сохраняется очень плохо.
При характеристике культурных остатков, находимых при исследованиях древних поселений, нельзя пройти мимо еще одной категории вещей — монет. Хотя находки их на поселениях не так часты, они встречаются больше случайно, в виде кладов и отдельных монет, в самых неожиданных местах, тем не менее значение их для изучения поселений огромно, особенно если они найдены в комплексах жилых и хозяйственных построек. Большая часть монет этой поры — дирхемы арабского мира в широком его понимании (куфические). В области к востоку от Днепра они найдены на ряде поселений, причем часть их связана с интересующим нас временем (Новотроицкое городище) .
Вторую группу памятников составляют могильники. Почти все они курганного типа. Бескурганные погребения немногочисленны, да и те вызывают сомнение, действительно ли у них не было насыпей. Не исключено, что насыпи разрушены в результате распашки или по каким-либо иным причинам.
В настоящее время в лесостепной зоне к востоку от Днепра известно до 40 точек, где имеются исследованные курганные могильники с захоронениями по обряду трупосожжения. Трупосожжение совершалось как за пределами места погребения, так и в границах погребального сооружения (кургана). Пережженные кости или собирались в урну, или сгребались просто в кучу и закапывались. Большая часть исследованных курганов содержит урновые захоронения, а сожжения совершались за пределами курганов. Захоронения производились или на горизонте древней дневной поверхности, или в курганной насыпи. Число захоронений — от одного до трех, а иногда, по-видимому, и больше. Сосуды обычные, такие же, как и на поселениях. Вещей, сопровождавших покойника, очень мало (бусы, перстни, браслеты, ножи железные и т. п.), да и те, как правило, оплавленные.
Число насыпей в могильниках этой поры невелико, не превышает двух-трех десятков. Чаще же и того меньше. Курганные насьши полушаровидной формы, небольшие по размерам (до 1.5 м высоты). Насыпи больших размеров немногочисленны, а принадлежность их к этой поре сомнительна. Скорее всего, они относятся уже к X в.
Устройство насыпей сравнительно простое. Они, как правило, состоят из чередующихся прослоек чистой земли (взятой с прилегающей к кургану площадки) и горелого слоя (по-видимому, остатков ритуального костра). Иногда курганные насыпи включают в себя остатки деревянных конструкций в виде кольцевых или прямоугольных в плане оградок и небольших камер внутри их, в которые помещались сосуды с пережженными костями. Курганы такого устройства встречаются на всей описываемой территории — и на левобережье Днепра (Десна, Сейм), и в верхнем течении Оки, и на Дону, перемежаясь с курганами обычной конструкции.
Бескурганных могильников этой поры известно три, да и они, как отмечалось выше при их описании, сомнительны в том отношении, действительно ли могильники не имели насыпей. Сомнения эти вызваны тем, что во всех трех могильниках обнаружены отдельные элементы курганных погребальных сооружений. Так, при исследовании могильника у сс. Малые Будки и Константиново около одной урны прослежены остатки деревянной оградки в виде столбиков, расположенных полукругом,21 напоминающие собою кольцевую ограду в курганах. Следы деревянных конструкций в виде остатков камер обнаружены при ис-
следовании могильника близ с. Сосница.22 Исследователи обоих памятников подчеркивают отсутствие погребальных ям,23 а это должно свидетельствовать о том, что остатки отмеченных деревянных конструкций находились на дневной поверхности и должны были быть присыпаны сверху, иначе они не сохранились бы до наших дней. Такая же судьба должна была постигнуть и погребальные урны. Кроме того, хотя ярко выраженных курганных насыпей заметно не было (это не удивительно, территории могильников распахиваются), на местах нахождения урн в могильниках у с. Малые Будки и у с. Волынцево были заметны небольшие всхолмления. В частности, у с. Волынцево такие всхолмления находились на участках, которые не пахались, а у с. Малые Будки Н. Макаренко, кроме того, прямо отмечает близ найденных погребений «остатки. .. распаханных курганов».24 О раскопках курганов, а не бескурганных погребениях близ. с. Волынцево в урочище Стан пишет и Д. Т. Березовец в своем полевом дневнике.25
Совокупность всех этих данных заставляет предполагать, что, возможно, и эти, так называемые бескурганные, могильники имели курганные насьши, которые в результате распашки или других причин оказались разрушенными. На эту мысль наталкивает и то обстоятельство, что в этих бескурганных могильниках нет ничего отличного от могильников курганных и в обряде захоронения. Обряд погребения — трупосожжение, совершаемое за пределами места захоронения. Пережженные кости ссыпали в урну. Число сосудов в отдельных точках доходит до восьми, причем не все сосуды были заполнены пережженными костями покойников, часть из них содержала, по-видимому, пищу. Так, из восьми сосудов могилы № 3 близ с. Волынцево пережженные кости были в шести. Погребальные урны, равно как и сосуды с пищей, ничем не отличаются от сосудов курганных захоронений. Погребальный инвентарь немногочислен (бусы, железные ножи, перстни и т. п.) и также ничем не отличается от инвентаря курганных погребений.
Приходится весьма сожалеть, что в литературе пока что нет никаких сведений о расположении могил. В частности, нет ни планов, ни разрезов, ни подробного описания; они дали бы возможность легче разобраться в затронутом нами вопросе. Правда, могильники у с. Малые Будки и у с. Сосница исследовались в порядке надзора, и данных для выяснения планировки здесь, конечно, мало. Но и детали безусловно были бы интересны. Нет никаких публикаций и о Волынцевском могильнике, копавшемся целеустремленно и систематически.
К востоку от Днепра Повесть временных лет отмечает три славянских племени: в бассейне Десны, Сейма и Сулы — северян, причем только два из них — северяне и вятичи — территориально связаны с лесостепной полосой, большая же часть территории третьего племени, радимичей, относится к лесной зоне, и лишь юго-восточная окраина (часть бассейна рр.Ипути и Снови) заходит в пограничье лесостепи и леса. Ни в одном другом письменном источнике — как отечественном, так и иноземном — мы не знаем иных славянских племен, приуроченных к территории к востоку от Днепра. Попытка некоторых исследователей, в том числе и автора настоящей работы, увидеть в «С-л-виюн» письма хазарского царя Иосифа особое славянское племя, обитавшее к юго-востоку от северян на Северском Донце,26 нам кажется теперь ничем не обоснованной. В своем письме царь Иосиф, описывая свои владения, отмечает, что живет он «у реки по имени Итиль. . . У (этой) реки расположены многочисленные народы в селах и городах, некоторые в открытых местностях, а другие в укрепленных (стенами) городах. Вот их имена: Бур-т-с, Бул-г-р, С-вар, Арису, Ц-р-мас, В-н-н-тит, С-в-р, С-л-виюн». Как видно из порядка перечисления племен, Иосиф следует строго в направлении с юга на северо-запад по течению реки, причем в конце этого списка стоит самое крайнее северо-западное славянское племя славян. Так комментирует это место и издатель еврейско-хазарской переписки X в. П. К. Коковцев.27 Думаем, что эта трактовка наиболее правдоподобна, причем под именем «С-л-виюн» здесь следует иметь в виду не строго славян новгородских, а вероятнее всего славян вообще, живущих за вятичами и северянами.
Еще менее данных для утверждения о существовании в области Левобережья славянского племени «Суличи». В основе этого положения лежит, как отмечалось уже неоднократно, не что иное как ошибка переписчика летописи.28
Имеется тенденция, вопреки отчетливым данным Иордана, расширить область, занимаемую славянами-антами в VI в. на юге, далее к востоку от Днепра вплоть до Приазовья. Основанием этому, как уже отмечалось выше, служит сообщение Прокопия Кесарийского о населении северо-восточного побережья Черного моря. «За сагинами, — пишет Прокопий, — осели многие племена. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия. Прибрежную ее часть, как и внутреннюю, занимают варвары вплоть до так называемого «Меотийского болота». Народы, которые тут живут, в древности назывались киммерийцами, теперь же зовутся утигурами. Дальше на север от них занимают земли бесчисленные племена антов».29
Как известно, в своем описании народов Прокопий следовал с юга на север, или, точнее, на северо-запад вдоль Черноморского побережья. Из событий на Балканах, где Прокопий был непосредственным очевидцем столкновений византийцев со славянами-антами, ему было хорошо известно, что последние обитали к северу от Нижнего Дуная и Черного моря.30
Естественно, что, описывая племена по северо-восточному и северному берегу Черного моря, Прокопий поместил к северу от утигуров антов. Но анты не примыкали к угигурам, так как непосредственно за ними к западу от Дона к Днепру, как следует из дальнейшего текста, обитали кутригуры-гунны. «За Меотийским болотом и рекой Танаисом, — пишет Прокопий, — большую часть лежащих тут полей, как мною было сказано, заселили кутригуры-гунны».31 Из этого следует, что местоположение антов в этом описании Прокопия ни в какой мере не расходится со свидетельством Иордана и показаниями самого Прокопия в других местах.
Как и на юго-западе нашей страны, археолотческпе памятники VIII—IX вв. лесостепной полосы к востоку от Днепра позволяют сравнительно полнее, чем летописные данные, очертить границу территории, занятой здесь славянами, и нарисовать картину жизни и быта славян этой поры. Значительно хуже обстоит дело с определением по археологическим данным территорий, занятых отдельными славянскими племенами, упоминаемыми летописью в этом районе — северянам и вятичами.
В свое время А. А. Спицын, исследуя расселение древнерусских племен, пришел к выводу, что характерными вещами для северян XI в. являются височные кольца спиралевидного типа, а для вятичей XII в. — семилопастные височные кольца. Не касаясь здесь того, насколько правомерна увязка археологических памятников XI—XII вв. с летописными племенами (к этому вопросу мы вернемся ниже), отметим лишь одно — А. А. Спицын не нашел среди древностей славян Восточной Европы до X в. включительно специфических черт, отличающих памятники отдельных летописных племен. Древности восточных славян до X в., по его мнению, расчленяются на две большие группы — «северную (новгородцы и кривичи) и южную (дреговичи, древляне, поляне) ; вне этих групп стоят отдельно бужане, северяне и радимичи с вятичами».32
В 30-х годах эти взгляды А. А. Спицына были подвергнуты пересмотру. Было заявлено, кстати сказать почти ничем не аргументировано, что «материалы памятников XI—XIV вв. не могут служить источником изучения известных по летописи племен»33 и что «памятники древних племенных групп Повести временных лет следует искать прежде всего среди материалов VIII—X, а, может быть, и VI—X ст. н. э. ».34 Исходя из этого, считали, что памятниками вятичей являются курганы с трупосожжениями в деревянных ящиках (VI—X вв.), а северянскими — «городища роменского типа и сопровождающие их курганные могильники», причем «культура северянских племен... близко напоминала культуру вятичей, отличаясь от нее лишь в деталях».35В частности, отмечалось, что стены вятических жилищ-полуземлянок были облицованы деревом, а в северянских (роменских) жи- лищах-полуземлянках стены были глинобитные.36
Исследования послевоенных лет дают основание утверждать, что ни курганы с деревянными камерами, ни городища роменского типа не являются специфическими памятниками тех территорий, где летописец помещает вятичей и северян.
Как известно, по летописцу, вятичи обитали в бассейне р. Оки. Действительно, курганы с деревянными камерами известны в этом районе.37 Но они не являются свойственными населению только приокского района. Курганы того же типа есть и на р. Десне,38 и на верхнем Дону,39 и на р. Сейме,40 и на р. Суле,41 т. е. по существу во всей лесостепной полосе к востоку от Днепра. Во всех этих местах они сосуществуют с обычными курганами с захоронениями по обряду трупосожжения, состоящими из земляной насыпи, чередующейся с золистыми прослойками. А если это так, то признать курганы с деревянными камерами свойственными только вятичам мы не можем. Равно нельзя признать собственно вятическими и жилища-полуземлянки с деревянной облицовкой. Жилища такой конструкции известны не только во всей лесостепи к востоку от Днепра, но и на юго-западе нашей страны, вплоть до Прута и Западного Буга и далее за рубежом. Таким образом, выделить памятники VIII—IX вв., свойственные лишь Приокской территории, где, по летописи, обитали вятичи, и признать их за вятические древности в настоящее время не представляется возможным.
К востоку от Днепра, по летописным данным, находилась и еще одна группа славян — северяне. Они обитали где-то в бассейнах рр. Десны, Сейма и Сулы. Более точное их местоположение пытаются установить на основе археологических данных. Для времени накануне образования Древнерусского государства специфическими северянскими древностями ряд исследователей считает памятники роменского типа. Но, как показывают приведенные выше материалы, роменские памятники ничем не отличаются от синхронных им памятников смежных районов — верхнего и среднего течения р. Дона (памятников боршевского типа) и верхнего течения Оки; т. е. роменские и аналогичные им памятники занимают всю лесостепь к востоку от Днепра, где, по летописи, жили не только северяне, но и вятичи. Все попытки противопоставить памятники роменского типа (Днепровского левобережья) одновременным памятникам верхнего течения Дона, приписываемым вятичам, равно как и памятникам Северского Донца и верхнего течения Оки, сводятся лишь к общим разговорам, не больше. Единственное, на что в свое время указывалось как на специфическую черту боршевских памятников, была облицовка жилищ-полуземляно к деревом.42В настоящее время это положение опровергнуто громадным фактическим материалом, относящимся к славянским памятникам VIII—IX вв. всей лесостепной полосы Восточной Европы.43



1 И.И. Ляпушкин. Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа. МИА, №104, М.Л., 1961, стр. 356-366.

2 Д.Я. Телегин. Находки раннеславянского времени на Северном Донце. КСИИМК, вып. 68, М, 1957.

3 И.И. Ляпушкин. Славянское поселение на территории хут. Ближняя Мельница. МИА, № 62, М.—Л., 1958.

4 Отчет археологической комиссии за 1906 год. СПб., 1909, стр. 112, ИЗ.

5 П.П. Ефименко. Раннеславянские посе­ления на среднем Дону. Сообщ. ГАИМК, 1931, № 2, стр. 5—9.

6 И. И. Ляпушкин. О датировке городищ роменско-боршевской культуры. СА, IX (сборник статей), М.—Л., 1947, стр. 129—135.

7 Там же, стр. 131-136.

8 Архив ИА АН УССР, 1948/10, № 866, л. И; АП, т. III, Киiв, 1952, стр. 248; Археологiя, т. VIII, Киiв, 1953, стр. 36.

9 Археологiя, VIII, Киiв, 1953, стр. 36.

10 Чтобы не быть голословными, предоставим слово самому исследователю. Вот несколько выдержек из дневника: «20 июля 1948 г., вторник... Я с тремя рабочими с утра отправился в ур. «Стан», где, по рассказам местных жителей, выкапывались целые горшки. На бугорке, что 200 м северо-западнее колхозного сада в ур. «Стан» в срезе курганчика, разрушенного пополам пахотой, расчищено днище и обломки стенок большого лепного горшка, наполненного костями. На черном пару заметны небольшие насыпи, желтые пятна. На одном желтом пятне заложен небольшой раскоп 2.5 X 2.5 м. В центре его на глубине 0.2 м показались венчики двух сосудов.. .».
«22 июля 1948 г., четверг... Сам с четырьмя рабочими пошел в ур. «Стан», чтобы раскопать еще несколько погребений. На границе пахотного поля и берега болота заметны два невысоких курганчика, половины которых срезаны канавкой, ограничивающей поле. На кургане, который находится ближе к колхозному саду, заложен квадратный раскоп 4x4 м».
«23 июля 1948 г., пятница... В урочище «Стан» сегодня был раскопан еще один курган, наполовину разрушенный вспашкой. В сохранившейся половине кургана было шесть урн, четыреиз которых содержали пережженные человеческие кости, а два были заполнены только землей...» (Дневник Д. Т. Березовца, с. Волынцево, Путивль- ского района, Сумской обл., г. Путивль, музей им. Ковпака. Архив ИА АН УССР, 1948/10, № 1834. Листы не нумерованы). Сравнивая эти дневниковые записи, характеризующие отдельные части могильника, исследованные Д. Т. Березовцом, с его отчетом об этих раскопках, хранящимся совместно с дневником, недоумеваешь, как на основе изложенных выше записей дневника можно было написать такой отчет: «. . . Могильник расположен на почти ровном плато, круто обрывающемся к заболоченному берегу реки Горка. Никаких наружных признаков могильник не имеет, площадь его очень давно распахивается, в восточной части его — старый колхозный сад.
«На поверхности земли попадаются черепки грубой лепной керамики со слабо отогнутыми венчиками и защипами по внешней стороне, а также кружальная керамика с пролощенным орнаментом. В июле м-це при раскопках, проводимых Путивльским музеем, было раскрыто три погребения, два из которых находились на границе пахотного поля...» (л. 11). Естественно встает вопрос: где же «небольшие насыпи» и «желтые пятна» на черном пару, отмеченные в дневнике? Почему три раскопанных «курганчика» превратились в рядовые погребения? Много других вопросов встает при изучении доступных материалов, относящихся к исследованию волынцевского комплекса. Разобраться в них без помощи автора мы не в состоянии. К сожалению, автор пока что избегает этой темы, хотя в печати вопрос о Волынцеве был поставлен уже давно (СА, XXIX—XXX (сборник статей), М., 1959, стр. 58—83). Мы не беремся судить о том, в силу каких причин могло произойти такое недоразумение, но оно дает нам основание не согласиться с характеристикой Волынцевского комплекса (поселения и могильника), даваемой его исследователем Д. Т. Березовцом.»

11 В сведениях приводится дата младшей монеты.

12 См. об этом: И.И. Ляпушкин. Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа, стр. 217—222.

13 Там же, стр. 215-244.

14 Ефименко и Третьяков. Древнерусские поселения на Дону. МИА, №8, М.Л., 1948, стр. 14-71; И. И. Ляпушкин. Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа. ., стр. 267—304.

15 И.И. Ляпушкин. Городище Новотроицкое. МИА, № 74, М.—Л., 1958.

16 И.И. Ляпушкин. Славянские памятники второй половины I тысячелетия н. э. верхнего течения р. Десны. КСИИМК, вып. 74. М., 1959, стр. 81—86.

17 И.И. Ляпушкин. 1) Городище Новотроицкое, стр. 51—137; 2) Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа, стр. 276—304.

18 Д.Т. Березовець. Дослiдження слов'янських пам'яток на Сеймi в 1949—1950 рр. АП, т. III, Киiв, 1955, стр. 49—52.

19 И.И. Ляпушкин. О жилищах восточных славян Днепровского левобережья VIII—X вв. КСИИМК, вып. 68, М., 1957.

20 П.Н. Третьяков. Восточнославянские племена. Изд. 2. М., 1953, стр. 238—245; ср.: И.И. Ляпушкин. Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа, стр. 225—228.

21 Н.Е. Макаренко. Отчет об археологических исследованиях в Полтавской губ. в 1906 г. ИАК, вып. 22, СПб., 1907, стр 50—54; В, Беспальцев. Поле погребений в Розденском у. Полтавской губ. Тр. XIV АС, ч. III, М., 1911, стр. 214, 215; П. П. Ефименко и И. Н. Третьяков. Древнерусские поселения на Дону, стр. 14 .

22 Т. Березовець. Дослiдження слов'янських пам'яток на Сеймi в 1949—1950 рр., стр. 56.

23 Н.Е. Макаренко. Отчет. .., стр. 50; Д. Т. Березовець. До питания про лiтописних Сiверян. Археологiя, VIII, Киiв, 1953, стр. 36.

24 Макаренко. Отчет..., стр. 54; В. Беспальчев. Поле погребений в Роменском у., стр. 214, 215; Д. Т. Березовець. До питания про Лiтописных сiверян, стр. 36.


25 Архив ИА АН УССР, 1948/10, № 1834. Дневник Д. Т. Березовца, с. Волынцево Путивль- ского р-на, Сумской обл., г. Путивль, музей им. Ковпака. Записи 20, 22 и 23 июля 1948 г.

26 В. В. Мавродин. Очерки истории Левобережной Украины. Изд. ЛГУ, Л., 1940, стр. 57; И.И. Ляпушкин. Славяно-русские поселения IX—XII ст. на Дону и Тамани по археологическим памятникам. МИА, № 6, М—Л., 1941, стр. 238, 239.

27 К. Коковцев. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932, стр. 98, примеч. 4; ср.: И. И. Ляпушкин. Славяно-русские поселения IX—XII ст. на Дону и Тамани по археологическим данным, стр. 238—240.

28 В.3. 3авитневич. Существовало ли славянское племя Суличи? Тр. VII АС, т. I, М., 1890; В. В. Мавродин. Очерки истории Левобережной Украины, стр. 59, 60.

29 Прокопий из Кесарии. Война с готами. Перев. С. П. Кондратьева, вступ. ст. В. Удальцовой. М., 1950, стр. 384.

30 Там же.

31 Там же, стр. 388.

32 А. А. Спицын. Расселение древнерусских племен. ЖМНП, 1899, август, стр. 318—334.

33 П. Н. Третьяков. Расселение древнерусских племен, по археологическим; данным. СА, IV, М.—Л., 1937, стр. 33—51.

34 П. Н. Третьяков. Северные восточнославянские племена. МИА, № 6, М.~ Л., 1941, стр. 36.

35 Там же, стр. 47—53.

36 П.Н. Третьяков. Археологические памятники древнерусских племен. Уч. зап. ЛГУ, № 85, сер. ист. наук, вып. 13, Л., 1948, стр. 285, 288.

37 В.А. Городцов. Отчет об археологических исследованиях в долине р. Оки 1897 г. Древности. Тр. МАО, т. 17, М., 1900, стр. 14—20; Т. Н. Никольская. Культура племен бассейна верхней Оки в I тысячелетии н. э. МИА, № 72, М., 1959, стр. 72—79.

38 И.И. Ляпушкин. Славянские памятники второй половины I тысячелетия н. э. верхнего течения р. Десны, стр. 81—86.

39 П.П. Ефименко. Раннеславянские поселения на среднем Дону, стр. 8, 9; П. П. Ефименко и П. Н. Третьяков. Древнерусские поселения на Дону, стр. 79—91.

40 Т.Н. Никольская. Культура племен бассейна верхней Оки в I тысячелетии н. э. МИА, № 72, М., 1959, стр. 83.

41 Н. Е. Макаренко. Отчет..., стр. 50, 51; П.П. Ефименко и П.Н. Третьяков. Древнерусские поселения на Дону, стр. 82.

42 П Н. Третьяков. 1) Археологические памятники древнерусских племен, стр. 281—285; 2) Восточнославянские племена (изд. 2), стр. 238— 245; А. Н. Москаленко. Городище Титчиха.Воронеж, 1963, стр. 173—176.

43 Р. Тарасенко. К истории верхнего Поднепровья и Белоруссии в 1 тысячелетии н. э. КСИИМК, вып. XXIX, М.-Л., 1951, стр. 146-148.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Игорь Фроянов.
Рабство и данничество у восточных славян
e-mail: historylib@yandex.ru
X