Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Алексей Гудзь-Марков.   Индоевропейцы Евразии и славяне

Фракийский мир Европы I тыс. до н. э. Греческие города Черноморья

Фракийский мир северо-востока Балканского полуострова являл собой северную периферию индоевропейского мира Эллады и складываться в историческую, культурную, языковую и этническую общность начал около середины III тыс. до н. э., одновременно с рождением первого, «раннего элладского» периода развития Греции (XXV–XX вв. до н. э.). Истоки и культурно-языковые корни исторических фракийцев, равно как и эллинов, тянутся в евразийскую степь. Этапы сложения фракийской общности представляют собой ряд наслоений культур индоевропейских кочевников, крайними пунктами в движении которых на Балканах были побережье Эгейского моря, Малая Азия и острова Средиземноморья. Земли Нижнего Подунавья являлись промежуточным этапом в продвижении кочевников к югу и западу. На них во II тыс. до н. э. сложилась достаточно целостная и своеобразная индоевропейская общность Евразии, которую можно охарактеризовать как протофракийскую.

В эпоху поздней Эллады, центром которой была столица ахейцев — город Микены, продукция бронзовой металлургии эгейского мира широко распространялась на северо-востоке Балкан. Находившаяся в прямом этническом и культурном родстве с населением поздней Эллады протофракийская общность Балкан достигла значительных успехов в развитии собственной производящей экономики конца эпохи бронзы и фактически представляла собой северную провинцию микенской цивилизации Эллады.

Катастрофа, постигшая мир поздней Эллады вследствие вторжения дорийцев, не обошла и земли Фракии. Колесницы дорийских завоевателей пересекли Балканы с севера на юг, всюду сея разрушение и смуту. Однако они не нарушили общей индоевропейской культурной, языковой и экономической преемственности. Хаос, внесенный вторжением дорийцев (XIII–XI вв. до н. э.), и последовавшее вслед за этим давление киммерийцев (X–VIII вв. до н. э.), а позже и скифов (VIII–III вв. до н. э.) во многом спровоцировали продвижение фракийцев частью в Малую Азию, а частью к северо-востоку от Нижнего Дуная, в район Западной Подолии (Украина), где фракийцы растворились в среде носителей белогрудовской и чернолесской культур, представлявших оседлое восточное крыло славянской общности Европы.

Помимо вторжения дорийцев в Элладу на рубеже II–I тыс. до н. э., как минимум, дважды сотрясали нашествия иллирийцев и венедов, влекомых богатым наследием поверженной микенской цивилизации и благоустройством возделанных сельскохозяйственных угодий. Одним из следствий перемещений дорийцев, фракийцев, иллирийцев и венедов на юго-востоке Европы было рождение Фригийского царства в Малой Азии (X–VIII вв. до н. э.). Фракийцы-синты заселили остров Лемнос на севере Эгейского моря. В XI–VIII вв. до н. э. северо-восточные, а чуть позже и юго-восточные земли исторической Фракии (Болгария) оказались занятыми уходившими от скифов киммерийцами.

Вместе с тем в IX–VIII вв. до н. э. на Балканах начала устанавливаться относительная стабильность, и фракийская общность приняла исторически (археологически и лингвистически) засвидетельствованный образ. Начиналась эпоха становления классической античной греческой цивилизации.

Народами фракийской общности Европы были ордисы, населявшие среднее и нижнее течения реки Марицы и низовья реки Тонзоса, бессы, жившие в низовьях реки Марицы и в районе Средна-Горы и Родоп, эдоны, занимавшие юго-запад Фракии, гетты и трибалы, обитавшие на землях северо-запада Болгарии и в долине Среднего Дуная до впадения в него реки Савва.

Экспансия греческих прибрежных городов VIII в. до н. э. прежде всего затронула фракийское побережье Эгейского моря, где малоазиатскими греками был основан город Обдера. Вслед за этим последовало занятие греками фракийского побережья Мраморного моря (Пропонтийская Фракия), что явилось естественным прологом к возникновению греческих городов-государств на побережье Черного моря в VII в. до н. э. Первенствовал в освоении берегов Черноморья греческий город запада Малой Азии Милет, выходцы из которого около середины VII в. до н. э. основали город Истрию, замкнувший устье Дуная, а в конце VII в. до н. э. основали город Томы (Констанца) и город Аполлонию (Созополь).

В первой половине VI в. до н. э. греки основали город Одессос (Варна). Греческие выходцы из города Мегары около середины VI в. до н. э. на фракийском побережье Черного моря основали город Месемврия (Несебр) и следом за ним город Калатис.

Греки были отменными мореплавателями, храбрыми воинами и удачливыми, разворотливыми торговцами. К концу VII в. до н. э. они уже вели оживленную торговлю повсюду в устьях рек черноморского бассейна (Понта Евксинского, то есть моря гостеприимного).

Все те же малоазиатские греки из Милета основали на острове Березань, а позже в устье реки Южный Буг торговые поселения на землях скифов. Город, вбиравший спускавшиеся руслами Днепра (Борисфена) и Южного Буга к черноморским устьям хлебные транспорты из земель скифов-пахарей (сколотов Геродота), был назван Ольвия (счастливый).

В VI в. до н. э. греки принялись за освоение Крымского полуострова, тогда же на берегах Керченского пролива был заложен город-крепость Пантикапей. Напротив него, на Таманском полуострове, из теосского поселения вырос город Фанагория, названный по имени основавшего его грека Фанагора.

Юг Крыма в V в. до н. э. украсил город Херсонес, занявший мыс вблизи современного Севастополя. Устье реки Днестр контролировал греческий город Тира, устье Дона замыкал город Та-наис (вблизи Ростова-на-Дону). На месте современной Анапы возник город Горгиппия, а на месте современной Тамани вырос город Германасса.

Кроме того, побережье Северного Причерноморья и Приазовья, и особенно земли Крыма, в VII–V вв. до н. э. были заняты множеством греческих городов, крепостей, небольших поселений.

На побережье Колхиды (Западная Грузия) в то же время греки выстроили город Фасис. На северо-восточном побережье Малой Азии возник греческий город Трапезунд, а на северо-западном побережье Малой Азии — город Византия, согласно преданию основанный греком Византом в VII в. до н. э. Напротив его стен, на малоазиатском берегу Босфора, вырос город Халкедон.

Тогда же греческие города украсили сотни храмов, скрывавших одетые мрамором алтари, уставленные изящной скульптурой. Бездонные голубые небеса и синее море придавали городам греков неповторимый, почти неземной, божественный блеск и служили изысканным естественным обрамлением яркому свету изумительной, могучей цивилизации древних эллинов. К северу от Ольвии и Танаиса стлалась бескрайняя ковыльная степь, занятая скифами и бывшая землей, некогда выносившей предков исторических греков и вновь принявшей их потомков на свои южные берега, как принимает милых ученых детей мать после долгой вынужденной разлуки.

Особым удобством гавани отличался город Пантикапей, ставший впоследствии столицей Боспорского царства, разрушенного гуннами в IV в. н. э. Центр города венчала гора Митридат с храмами и стенами акрополя на вершине и с густой сетью мощенных камнем улиц по склонам. Город Фанагория, расположенный греками у старого устья реки Кубань, находился в самом центре богатых пшеницей, дичью и рыбой районах Тамани.

Ольвия, вбиравшая весь поток шедшей по Днепру и Южному Бугу сельскохозяйственной и иной продукции Юго-Восточной Европы, не была заинтересована во вхождении в какие бы то ни было политические союзы и долго сохраняла гарантированную процветавшей торговлей независимость. Города на берегах Керченского пролива, напротив, объединились в Боспорское царство, что во многом облегчило задачу обороны от вечно беспокойной степи. Пантикапей на западе и Фанагория на востоке отгородились от степи могучими валами, пересекавшими с севера на юг восточную оконечность Крыма и крайний запад Таманского полуострова. Практически все греческие города Черноморья были защищены мощными каменными стенами и башнями.

В греческих городах Черноморья были распространены те же формы и приемы прикладного искусства, монументальной скульптуры и архитектуры, что и в самой Греции: в VI в. до н. э. — архаические, в V–IV вв. до н. э. — классические, в III–II вв. до н. э. — эллинистические.

Наряду с этим всегда существовала определенная разница в путях развития местного своеобразия греческих городов на севере Чёрного моря. Наиболее близкой в следовании греческим канонам в искусстве была Ольвия. Херсонес в первые века нашей эры подпал под влияние римских традиций в искусстве. Города Боспорского царства в наибольшей степени отображали близость степного мира, выражая вкусы и своеобразие его культуры.

Колонии греков в Западном Черноморье, на землях фракийцев, вырастали из местных деревень, что отражалось во фракийской природе их названий — Одессов, Месемврия, Бизоне, Селимврия, Марония. До V в. до н. э. фракийцы вели борьбу с греками-поселенцами. Однако в V в. до н. э. в отношениях сторон наступила положительная перемена в пользу взаимовыгодной торговли и обогащения культур. Вгреческих городах-полисах чеканили монету. Шли проникновение греческой продукции в среду фракийцев и рост фракийского этнического элемента среди греческого населения городов.

На землях фракийцев складывался ряд обособленных политических центров. Их общество располагало значительным слоем аристократии, о чем свидетельствует множество потрясающих царственной роскошью погребений VI — начала IV вв. до н. э. Наиболее значимой фракийской группой являлись одриссы. Именно они были проводниками объединительной политики во фракийской среде Балкан, результатом которой стала потеря гетами и бессами независимости. Это случилось во времена первых и наиболее могучих фракийских вождей Тереса и Ситалка и рождения на юго-востоке Фракии Одрисского царства.

Царство одриссов распалось со смертью ее царя Нотиса I в первой половине IV в. до н. э. Завоевания Филиппа II Македонского, сломившего в 341 г. до н. э. сопротивление фракийской государственности, тем не менее не позволило ему добиться абсолютного политического, военного и экономического контроля над отдельными фракийскими династиями. Фракийцы-трибаллы прославились героическим сопротивлением, оказанным ими войскам Филиппа II и Александра. Фракийцы-эдоны, хранившие независимость ещё от царей Одрисского государства, контролировали рудники и коммуникации в нижнем течении реки Струмы. В битве за город Амфиополь эдоны разгромили десять тысяч греческих пехотинцев.

Кризис, потрясший мир Эллады со смертью Александра Великого (323 г. до н. э.), затронувший сами устои греческого мира Евразии, не мог не отразиться на землях Фракии, где никогда не прекращалось сопротивление эллинам со стороны отдельных династий фракийцев и черноморских городов-государств. Кризис в Элладе пришелся на разгар кельтской экспансии на восток и юго-восток Европы. Впервой четверти IV в. до н. э. кельты вплотную приблизились к Фракии и Элладе. Около второй четверти III в. до н. э. кельты достигли района современной Софии и, продвигаясь долиной реки Марицы, вышли к берегам Мраморного моря, после чего переправились в Малую Азию.

На землях Восточной Фракии кельты создали государство со столицей в городе Тиле. Вторжение кельтов усилило процессы децентрализации Эллады и Фракии. Спервой половины II в. до н. э. единственной активной силой среди фракийцев продолжали оставаться одриссы Юго-Восточной Фракии, осуществлявшие объединительную политику с соседями и не в последнюю очередь с греческими городами-полисами Черноморья.

В конце III в. до н. э. Рим, остававшийся в ту пору республикой, начал проявлять небескорыстный интерес к Балканам. Несмотря на помощь, поданную фракийцами последнему царю Македонии в войне с Римом, участь Македонии, а вместе с ней и всей Греции была предрешена, и вскоре в стратегически значимых городах Эллады были размещены римские гарнизоны.

Однако фракийцы продолжали сохранять независимость и даже тревожили римлян на Балканах. Фракийцы использовали тактику внезапных ударов, после чего мгновенно укрывались в труднодоступных горных районах, где настичь их было практически невозможно. Долгое время римляне не могли осуществлять эффективной борьбы с фракийцами, и лишь в 29 г. до н. э. поход к Дунаю Марка Лициния Красса принес сравнительный успех римлянам во Фракии и в значительной степени снизил остроту набегов фракийцев на земли Македонии.

В 11 г. до н. э. вспыхнуло восстание фракийцев-бессов под предводительством жреца Воголеса. Для подавления возмущения Риму пришлось привлечь легионы Малой Азии. В 26 г. н. э. вспыхнуло крупнейшее в истории борьбы фракийцев с Римом восстание. Осажденные в горных крепостях фракийцы предпочитали гибель от голода и жажды поражению и потере независимости. Лишь в 45 г. н. э. император Клавдий сумел сломить сопротивление последнего, не зависимого от Рима фракийского царства.

Римляне принялись за строительство городов-крепостей в долине Нижнего Дуная: Тиле, Дурострорум (Силистра), Нове (Свиштов), Рациария (Арчар), Эксус (Гиген). Возвысился город внутренней Фракии — Филиппополь (Пловдив). Быстро росли и крепли города римской эпохи — Никополь на Истре (район города Тырново), Монтана (Михайловград), Августа Траяна (Стара-Загора), Марцианаполь (село Девня).

Отличные боевые качества фракийских солдат были по достоинству оценены Александром Македонским, бравшим их на покорение Персидского царства. Значительная часть фракийских солдат издревле служила в различных армиях Эллады. В эпоху владычества Рима всадники и пехотинцы фракийского происхождения были приняты на службу в римские легионы, играя роль вспомогательных частей. Наиболее выдающимся из их числа оказался солдат, звавшийся Максимином-фракийцем, ставший в 235–238 гг. н. э. римским императором и открывший счет «солдатским императорам» Рима, что само по себе явилось прологом заката Рима.

В 330 г. н. э. Византии стал столицей Восточно-Римской империи и получила название Константинополь. Фракия, лежавшая в непосредственной близости от новой столицы, превратилась наряду с Элладой в жизненно важный район, обеспечивавший не только экономическое, но и военное благоденствие Восточного Рима.

В IV в. н. э. в среду фракийского населения начало проникать христианство. Между тем в IV–VI вв. н. э. территория Фракии беспрестанно подвергалась натиску готов, гуннов, аваров.

Начиная с V в. н. э., словно весенний ледоход, значительные группы славян то тут, то там ежегодно взламывали дунайскую линию обороны империи.

Фракийцы, христианство которых в значительной мере было проникнуто древней языческой религией, явились этнической подосновой в сложении южнославянской, и в первую очередь болгарской, общности Европы. Фракийские топонимы, язык и культура придали особый оттенок неповторимого своеобразия славянам юго-востока Балканского полуострова.

Разлом между Фракией, расположенной к югу от Нижнего Дуная, и Северодунайской Фракией, населенной историческими гетами и даками, явственно обозначился около середины I тыс. до н. э. Особенно ярким он явился с созданием римских провинций в исторической Южной Фракии — Мезии (17 г. н. э.) и Фракии (46 г. н. э.).

Ещё в 357–340 гг. до н. э. в районе Добруджи образовалась Малая Скифия.

Северные фракийцы заметно отставали от южных в культурном и экономическом отношении. B V в. до н. э., с приходом эпохи Латена, в среду северных фракийцев пришел гончарный круг. При этом формы сосудов продолжали подражать образцам эпохи Гальштата и весьма походили на сосуды культуры Вилланова IX–VI вв. до н. э. Апеннинского полуострова. Влияние в области металлургии северные фракийцы испытывали со стороны расположенных к западу иллиров и венедов. Весьма значительным являлось культурное воздействие степного скифского мира. Однако важнейшими культурно-экономическими центрами востока Европы, оказывавшими влияние на северных фракийцев, были греческие города, расположенные в дельте Истра (Дуная) и вокруг неё.

В III–II вв. до н. э. у гетов и даков получила хождение монета, подражавшая тетрадрахму Филиппа II Македонского. Позже они чеканили различные монеты собственного образца.

В эпоху глубокого кризиса и распада Эллады начала III в. до н. э. в низовьях Дуная возникло централизованное гето-дакийское царство под управлением Дромитеха. Вторгшиеся в III в. до н. э. на земли северных фракийцев кельты вскоре были растворены в земледельческой среде местного населения.

На рубеже III–II вв. до н. э. земли гетов и даков подверглись вторжению североевропейского населения, исходным районом для которого явились территории в междуречье Эльбы и Одера. Греки упоминают о народе бастарнов, явившихся провозвестниками похода северных германцев в центр и на юг Европы (культура Поянешти-Лукашевка).

Относительная стабильность, наступившая на землях даков и гетов в I в. до н. э. — I в. н. э., во многом позволила поднять и развить материальную культуру. Одним из проявлений этого явилось широкомасштабное строительство могучих каменных крепостей, венчающих, словно короны, вершины гор Трансильвании. Незащищенные поселения фракийских пастухов и хлеборобов жались к склонам увенчанных каменными укреплениями высот.

Хорошо известен истории царь даков Децибал (I в. н. э.), сумевший создать Северофракийский военно-политический союз, главной целью которого было вооруженное противоборство римским легионам. Однако в 106 г. н. э. Рим сломил сопротивление северных фракийцев и создал на их землях собственную провинцию.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне
e-mail: historylib@yandex.ru
X