Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Игорь Коломийцев.   Славяне: выход из тени

Глава шестая. Антские интриги

Феномен появления, а затем исчезновения раннеславянской конницы, а равно и то обстоятельство, что пращуры в начальный период своего появления на Балканах часто "прятались" за такими общими этнонимами, как "гунны" или "булгары", позволили нам предположить существование некого кутригуро-склавинско-антского союза, где лидерами, разумеется, были более опытные кочевники. Но когда это объединение в таком случае распалось? С какого момента склавины и анты стали самостоятельны и начали предпринимать походы за Дунай уже на свой страх и риск?

Разобраться в этом нам поможет удивительная история о лже-Хильбудии, рассказанная всё тем же Прокопием. Надеюсь вы ещё не забыли славного византийского военачальника, державшего границу в неприкосновенности? Тогда слово летописцу: "Спустя некоторое время (речь идёт о событиях после гибели этого стратега, случившейся в 534 году) анты и склавины рассорились меж собой и вступили в войну. Случилось так, что в этой войне анты были побеждены врагами. В этом столкновении один склавинин взял в плен юношу с пушком на губах по имени Хильбудий, и отвёл его к себе домой. С течением времени этот Хильбудий оказался очень расположенным к своему хозяину и в военном деле очень энергичным. Не раз подвергаясь опасностям из-за своего господина, он совершил много славных подвигов и смог добыть для себя великой славы. Около этого времени анты сделали набег на Фракийскую область и многих из бывших там римлян ограбили и обратили в рабство. Гоня их перед собой, они вернулись с ними на родину. Одного из этих пленников судьба привела к человеколюбивому и мягкому хозяину. Сам же этот пленник был очень коварным и способным обмануть любого встречного".

В коротком отрывке нам поведали так много ценной информации: о войне между антами и склавинами, в которой последние одержали победу; об анте, который носил имя Хильбудий, тоже, что и римский военачальник; также о том, что у склавинов были рабы и они могли участвовать в боевых действиях, принося хозяевам немалую выгоду. Однако, это только завязка истории, далее будет ещё интересней. Важно и то, что само имя Хильбудий германское. Оно происходит от сочетания слов "Hilibodo", в готской интерпретации "Hil(i)budes", что означает – "вестник битвы". Немало готских потомков находилось в те времена на византийской службе. Теперь же выясняется, что готские имена были в ходу и у варваров, живущих по ту сторону Дуная. Меж тем, пленный византиец убедил своего владельца, что ант Хильбудий – это и есть бывший римский стратег, и посоветовал выкупить его, дабы потом получить от императора почести и награду. "Такими речами римлянин тотчас убедил своего хозяина и вместе с ним отправился к склавинам. У этих народов был установлен меж собой мир, и они без страха общались друг с другом. И вот предложив хозяину Хильбудия большую сумму, они купили этого человека и с ним вернулись домой. Когда же они вернулись к себе, купивший стал его спрашивать, правда ли, что он Хильбудий, римский военачальник? Он не отказался рассказать всё, как было, и со всею откровенностью изложил по порядку всю свою жизнь, что он сам родом ант, что сражаясь вместе со своими родичами со склавинами, бывшими тогда их врагами, был кем-то из неприятелей взят в плен, теперь же, придя в родные земли, он в дальнейшем согласно обычаю будет уже свободным". Конечно, незадачливый ант-"предприниматель" попал впросак. Ведь владеть соотечественником, как рабом, традиции племени ему не позволяли. Но затеявший интригу византийский невольник не сдавался и продолжал настаивать на том, что этот Хильбудий – подлинный римский полководец, который сознается во всём только оказавшись по другую сторону Дуная. Именно поэтому наша история получила продолжение. "Когда этот слух, распространяясь в народе, стал достоянием всех, то по этому поводу собрались почти все анты, считая это дело общим и полагая, что для всех будет большим благом то, что они хозяева римского полководца Хильбудия. Собравшись, как сказано выше, анты заставили этого человека признать, как они хотели, что он Хильбудий – римский военачальник. Они грозили, что накажут его, если он будет это отрицать. В то время, когда всё это происходило, император Юстиниан, отправив некоторых лиц послами к этим варварам, предлагал им поселиться в древнем городе, по имени Туррис, расположенном у берега реки Истра. Этот город построил римский император Траян, но он уже давно был покинут, так как местные варвары его постоянно грабили. Император Юстиниан соглашался одарить их этим городом и окружающей его областью, так как искони она принадлежала римлянам, обещает, что будет жить с ними, всячески стараясь сохранить мир, и даст им много денег с тем только, чтобы на будущее они клятвенно обещали соблюдать с ним мир и всегда бы выступали против гуннов, когда те захотят сделать набег на римскую землю. Варвары всё это выслушали, одобрили и обещали сделать всё это, если он восстановит начальником римского войска Хильбудия и даст ему жить вместе с ними, утверждая, как они и задумали, что этот человек и есть Хильбудий. Возымев надежды на столь высокое положение, уже и сам этот человек пожелал быть им и утверждал, что он Хильбудий, римский военачальник. Его, отправленного с этой целью в Византию, Нарзес захватил на своём пути. Встретившись с ним и найдя, что он обманщик (хотя он говорил на латинском языке и искусно притворялся, узнав наперёд многое из того, чем можно было воспользоваться в качестве примет Хильбудия), он заключил его в тюрьму и принудил рассказать всё дело".

Итак, авантюра не удалась и самозванец был изобличён, окончив свои дни в застенках. Но для нас эта история – кладезь полезной информации. Не так ли? Нам поведали, что у антов были в ходу готские имена. Что некоторые из них почти в совершенстве владели латынью, иначе какие шансы выдать себя за византийского полководца были бы у лже-Хильбудия? Но самое главное – мы узнали о предложении василевса к антам стать "эспондами", то есть союзниками его державы. А этот статус предполагал и определённую длительность отношений, и взаимные обязательства сторон, среди которых – и регулярные выплаты, и участие в боевых действиях на стороне Империи, и тому подобное. В разное время в эспондах числились многие значительные варварские племена на границах восточно-римского государства: лангобарды, гепиды, готы Теодориха, кутригуры, савиры, крымские готы, вот теперь удостоились чести попасть в круг "счастливчиков" и предки славян. Многие исследователи давно обратили внимание на то обстоятельство, что с 545 года анты более ни разу не вторгаются в византийские пределы. А вакантное место главных "обидчиков" Империи с этого времени отходит склавинам.

Вот например, что пишет по этому поводу российский историк Сергей Алексеев, упорно называющий летописных склавинов "словенами": "Стремясь расколоть фронт "варварских" племён и помешать действиям на тот момент наиболее грозного на этом участке врага – болгар, император предложил антам выгодный союз. Предложения Юстиниана сводились к следующему. Антам передавался город Туррис – одна из обезлюдевших древнеримских крепостей к северу от Дуная (в причерноморских областях Дакии) с окрестными землями. Юстиниан обещал поддержку в заселении этой ничейной территории, богатые дары и "много денег". В обмен анты должны были стать "союзниками" Империи. Союз направлялся против болгар – предполагалось, что из Турриса анты смогут оказывать эффективное противодействие "гуннским" набегам на Империю. Анты приняли условия императора. О набегах антов на Империю после 545 года не упоминается. Достаточно надолго прекратились и набеги болгар, из чего можно сделать вывод, что анты исполняли условия договора с Юстинианом. Однако план заселения города Турриса и превращения его в крупный антский центр, оплот союза с Империей, не осуществился. Где бы не находился этот город, никаких следов его восстановления и антского проживания в нём не обнаружено".

Видите, как всё просто у современных историков? Раз доказательств проживания антов в бывших римских крепостях не обнаружено, то и искать Туррис, по их логике, совсем не обязательно. На "нет", как говорится, и суда нет. Тем более, что и так всё предельно ясно. Союз с Византией был направлен исключительно против кочевников, а склавины с антами братья навек. "Юстиниан даже и не надеялся обратить антов против словен – уверяет нас Сергей Алексеев. – Ему было вполне ясно, что отношения между этими племенами, будь то дружеские или враждебные, пока ему не подвластны. В выдвинутых им условиях не было ни слова о противодействии словенским набегам. Это делало союз антов с Империей во многом условным. Более того, договор антов с ромеями и прекращение гуннских набегов сокращали своеобразную конкуренцию среди нападавших на Империю "варваров" и превращали словен в единственных хозяев всего, что могло быть захвачено на правом берегу Дуная. Это, несомненно, придавало энергии их набегам в последующие годы. Нападения на земли Империи теперь предпринимаются словенами самостоятельно, превращаются в масштабные предприятия, в которых задействованы силы целого племени или нескольких племён. Характерным следствием изменившейся ситуации является неоднократное упоминание словен без антов в перечнях врагов Империи".

Однако, не показалось ли вам, мой любезный читатель, странным поведение как византийцев, так и антов? В самом деле, если вдуматься, что происходит? Василевс желает заключить договор с одним из племён, ранее числившимся в объединении "гуннов-склавинов-антов". Его интересы понять можно, он стремится разрушить эту коалицию и привлечь на свою сторону хотя бы одного из участников данного враждебного ему союза. Но почему столь заманчивое предложение отправлено именно антам, а не их ближайшим соседям? Ведь из истории, рассказанной Прокопием, мы знаем, что"спустя некоторое время (после 534 года) анты и склавины рассорились меж собой и вступили в войну". То есть союза уже как бы и не существует, раз варвары на радость Империи сами уничтожают друг друга. Более того, известно, что "в этой войне анты были побеждены врагами ". Неужели византийская разведка так плохо работала и вовремя не донесла императору, кто взял верх в конфликте, а следовательно, с кем резонней заключать союзный договор? Тем более, что разгромившие своих собратьев победители-склавины до сих пор ни разу не вторгались на земли по эту сторону Дуная. Вот вам самый подходящий союзник! Василевс же отчего-то отправляет послов к проигравшим. И держится за этих горе-защитников, несмотря на всю очевидную невыгодность данного договора. Ведь на самом деле анты и кочевников остановить не смогли, в чём мы ещё не раз с вами убедимся, и походам склавинов не помешали. Тот же историк Алексеев признаёт, что все эти обстоятельства делали "союз антов с Империей во многом условным". Но позвольте, за этот "условный союз", проще говоря "пустой звук" Империя продолжала регулярно платить антам весьма реальные деньги. Уж не считают ли глупцами византийцев современные учёные?

Но ещё более загадочным и нелогичным выглядит поведение самих антов во всей этой истории. Давайте присмотримся попристальней к действиям варваров. Юстиниан им делает шикарное предложение занять византийскую крепость и окрестную область, при этом он "обещал поддержку в заселении этой ничейной территории, богатые дары и "много денег". Да ведь это "манна небесная" внезапный и нежданный подарок для нищего племени! Не надо с риском для жизни отправляться в опаснейшие экспедиции на ту сторону реки, сиди себе в отстроенной соседями цитадели, жди византийских послов с очередными подношениями. А что отвечают анты? Они, по сути дела, начинают "кочевряжиться". Вот, дескать, мы не против стать вашими союзниками, но займём Туррис не ранее того, как император признает нашего самозванца своим полководцем – "если он восстановит начальником римского войска Хильбудия и даст ему жить вместе с ними". И с этой целью последнего отправляют в Константинополь.


Предводитель антов. Рисунок А. Клименко
Предводитель антов. Рисунок А. Клименко
 

Но позвольте, ведь это чистый театр абсурда?! Если анты хотят вернуть Империи её полководца, отчего он потом должен "жить вместе с ними"? С каких пор византийские стратеги стали поселяться в землях варваров? Если же анты хотят короновать Хильбудия себе на царство, то к чему им одобрение василевса? Слава Богу, племя они независимое, кого хотят, того и выбирают вождём. И ведь что самое интересное анты так и не заняли пресловутый Туррис. Ибо о предложении императора в летописях сообщается, но вот о том, что анты его в полном объёме приняли ни единой строки. И никогда более об этом городе хроники не упоминают, ни в связи с антами, ни без оных. Да и археологи уверяют нас, что нет никаких славянских следов ни на одном из древнеримских поселений той поры. Что за загадка? Отчего буквально рвущиеся ранее к Дунаю анты теперь вдруг отказались от занятия "ничейной территории"?

Не пришло ли нам время приглядеться внимательней к Туррису и его местоположению? Отечественные слависты обычно отказываются от точной локализации данного города в дунайском регионе, намекая на то, что император вообще-то "торговал воздухом", никакой действующей крепости у него в этих краях, дескать, не было. Имелось здесь лишь множество заброшенных римских укреплений, лежавших к тому времени в руинах. Потому и не важно, где на самом деле находился этот населённый пункт. А вот румынские археологи имеют на это счёт особое мнение. Они утверждают, что в царствование Юстиниана Империя всё ещё контролировала целый ряд цитаделей по другую сторону великой реки. Вот, что, к примеру, пишет Энрик Франчес: "На основании этих и других данных, которые представляются довольно точными, историки пришли к выводу, что в VI веке под византийским владычеством находились по крайней мере следующие укрепления на левом берегу Дуная: в Банате – Ледерата, Зернес, Арцидава; в Олтении и Мунтении – Друбета, Суцидава, Туррис (который, вероятно, находился на месте современного города Турну-Мэгуреле): наконец, Дафна – у впадения Аржеша в Дунай". Итак, румынские археологи не только уверяют нас, что Туррис был действующей крепостью, действительно принадлежавшей Юстиниану, но и с высокой степенью вероятности указывают его место на карте. И это мнение совпадает со сведениями тех отечественных историков, кто изучает деятельность римского императора Траяна в Дакии. Вот, что к примеру, сообщает о трудах упомянутого римского императора известная российская исследовательница Юлия Колосовская: "Им была основана на Дунае и крепость Туррис, отождествляемая с Турну Мегуреле".

Карта римской провинции Дакия. Город Туррис лежит на Дунае, на границе Дакии и Нижней Мезии
Карта римской провинции Дакия. Город Туррис лежит на Дунае, на границе Дакии и Нижней Мезии
 

Напрашивается вполне очевидный вопрос: отчего же тогда отечественные слависты так упорно "не находят" местоположение таинственного Турриса? Может быть, разгадка заключается в том, что, если правы те, кто увязывает данное укрепление с Турну-Мэгуреле, то это означает, что цитадель, предложенная антам Юстинианом, лежала очень далеко от занятых ими земель, во владениях склавинов. Более того, не просто в склавинской области, но в самом дальнем её углу, в устье реки Олт, то есть непосредственно на границе с Королевством гепидов. Таким образом, предлагая занять эту крепость антам василевс имел ввиду, что они станут хозяевами всего левобережья Нижнего Дуная, отрезав от подходов к переправам не только кочевников-булгар, но и своих собратьев-склавинов.

Рискну высказать свою версию того, что на самом деле здесь происходило. Прокопий пишет о тех событиях, что имели место на дунайской границе в середине 40-х годов, не будучи их очевидцем. Сам он с 542 по 546 год безвылазно находится в Италии вместе с Велизарием. Поэтому и некоторые обстоятельства истории о Хильбудии, услышанной им с чужих уст, в изложении византийского историка звучат довольно сбивчиво. События разных лет оказались спрессованы у него в один момент времени. Полагаю, на самом деле Юстиниан делает антам своё заманчивое предложение ещё в 541 или 542 годах. На тот момент времени именно они выглядели в глазах императора самым активным из задунайских племён, вероятным противовесом булгарам. По всей видимости, удачное византийское посольство становится непосредственной причиной того, что анты выходят из союза с кочевниками и пытаются занять все области по левому берегу Дуная вплоть до Турриса включительно. Но если разрыв союза с кутригурами прошёл сравнительно безболезненно, по крайней мере, у нас нет данных о войне булгар с антами, то попытка завладеть всем нижнедунайским побережьем оказалась не столь удачной. Здесь антские интересы прямо сталкиваются со склавинскими. Последние тоже желают иметь свой выход к великой реке, чтобы совершать походы в византийские земли или, по крайней мере, шантажировать Империю такими экспедициями.

Между данными племенами вспыхивает война. И столкновение имело место не до, а после посольства Юстиниана, по сути, стало результатом соблазнительного предложения византийского василевса. В этом конфликте анты потерпели решительное поражение и были отброшены за Прут. Но лелеяли мечту о реванше. И тут они узнают о том, что у них в руках, якобы, находится имперский полководец Хильбудий. С точки зрения этих наивных и простодушных людей вот решение всех их проблем. Во-первых, у них появляется единый вождь. До сих пор общенациональных лидеров у них не было, хотя потребность в них, в особенности в условиях военного поражения от соседей, как никогда высока. Во-вторых, он, как они думают, опытный стратег, одно имя которого способно устрашить заносчивых склавинов. В третьих, он близок к императорскому дому и без труда попадёт во дворец к василевсу, чтобы объяснить последнему, какие хорошие и верные союзники они, анты, в каком бедственном положении нынче оказались, и как немного им надо помощи сравнительно небольшой византийский отряд в поддержку, ну, и разумеется, сам Хильбудий в качестве их предводителя, чтобы они смогли, наконец, отвоевать у соседей желанные земли и поселиться вплоть до самого Турриса, охраняя границу для византийцев

Карта антских (пеньковских) древностей по В. Седову (с дополнением автора): а,б - основные поселения и могильники антов; з - памятники кочевников; черными квадратами обозначены византийские крепости по Дунаю, звёздочкой отмечено предположительное местоположение города Туррис.
Карта антских (пеньковских) древностей по В. Седову (с дополнением автора): а,б - основные поселения и могильники антов; з - памятники кочевников; черными квадратами обозначены византийские крепости по Дунаю, звёздочкой отмечено предположительное местоположение города Туррис.
 

Знали бы безмерно простодушные анты, как глубоко плевать Юстиниану на их проблемы, планы и мечты. Он бросил крепость Туррис окрестным племенам, как швыряют кость собачьей своре, и теперь с удовольствием наблюдал за грызнёй соперников. Кто там в конечном итоге окажется победителем, на самом деле его волнует мало. Лучше, что бы триумфаторов среди варваров вообще не было, и они совсем истребили друг друга. Именно поэтому Нарзес без тени сомнения упекает несчастного Хильбудия за решётку, хотя по факту он их союзник и мог стать единым вождём племени, готового воевать с соседями во благо византийцев. Значит, Империи не нужны сильные варвары у её границ, ей желанна бесконечная междоусобица, взаимное самоистребление. И не стоит обольщаться тем, что великому василевсу, якобы, были неподвластны вечно братские отношения склавинов и антов. Очень даже подвластны. Конфликт внутри раннеславянского мира, умело раздутый хитрыми южанами, прекрасно ложится в контекст всей внешней политики Юстиниана: по ней германцы должны истреблять других германцев; кочевники иных кочевников; чем лучше эти новые ранее неизвестные варвары. Отчего бы им также не пролить братскую кровь? В этом вся суть византийской политики: стравливать других, в первую очередь – родственников, меж собой, и царствовать самим.

Посмотрите на карту, составленную академиком Валентином Седовым. Обратите внимание, как далеко от берегов Дуная находятся основные скопления поселений и могильников пеньковских племён – летописных антов. Ещё дальше от антских пределов расположен желанный им город Туррис. Вполне возможно, что хитроумный Юстиниан прекрасно догадывался, что у этого племени просто не хватит сил, чтобы занять всё левобережье Нижнего Дуная, отняв его у своих собратьев. Само предложение, таким образом, выглядит, как хорошо спланированная провокация. Пресловутая мышеловка с кусочком сыра, в которую угодили наивные анты. Просто в случае с анто-склавинскими отношениями Империя, похоже, перехитрила сама себя. В первой половине VI столетия византийцы видели главную угрозу своим северо-восточным рубежам в лице кочевников-кутригуров и земледельцев-антов. Склавины ими вообще не рассматривались в качестве потенциальных врагов, поскольку до того момента они ни разу не побеспокоили обитателей балканских провинций. Но после победы над соседями именно данное племя превращается в главного агрессора на этом отрезке границы. И константинопольским правителям отныне добавилась ещё одна головная боль.

В свой первый поход за Дунай склавины отправляются уже вскоре после разгрома антов. Случилось это, по рассказу Прокопия, весной 545 года: "Нарзеса евнуха император послал к начальнику эрулов с тем, чтобы он убедил их в возможно большем числе отправиться походом в Италию. Многие из эрулов выразили желание отправиться с ним... и вместе с ним направились во Фракию. Перезимовав там, с наступлением весны они собирались отправиться к Велизарию... На этом пути им было суждено совершенно неожиданно оказать римлянам великое благодеяние. Случилось, что незадолго перед тем большой отряд склавинов, перейдя реку Истр, стал грабить тамошние места и забрал в рабство большое количество римлян. Эрулы неожиданно напали на них и, сверх ожидания, победили их, хотя склавины намного превосходили их численностью. Они перебили их, а всех пленных отпустили, дав им возможность возвратиться домой". Этот был тот самый момент, когда в руки Нарзеса попадает и лже-Хильбудий. Но вряд ли он сам участвовал в набеге склавинов, будучи предводителем их врагов-антов. Вероятно, в рассказе Прокопия все события просто смешались в одну кучу. Что же касается первой склавинской вылазки, то она, как видим, оказалась не слишком успешной. Почти все её участники гибнут от мечей немногочисленных герулов.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. А.С. Герда, Г.С. Лебедева.
Славяне. Этногенез и этническая история

Сергей Алексеев.
Славянская Европа V–VIII веков

Любор Нидерле.
Славянские древности

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X