Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Игорь Коломийцев.   Народ-невидимка

Глава двадцать четвёртая. Блеск Черняхова

Поселения черняховского типа III и IV веков найдены между Нижним Дунаем на юге, лесостепной зоной на севере и рекой Дон на востоке. Их структура отличается единообразием, которое не может быть объяснено исключительно готским влиянием. Трудно представить, чтобы завоеватели, пришедшие с северо-запада, в течение столь короткого времени уничтожили или поглотили местное население.

  Мария Гимбутас, американский археолог,
  "Славяне. Сыны Перуна", 1971 год.

Почти всю свою многотысячелетнюю историю Восточная Европа являла собой отсталую окраину цивилизованного мира. Лишь дважды ей удавалось избавиться от этого не слишком почётного статуса. Первый раз это случилось при царских скифах. Второй - при готах. Империя, созданная здесь восточными германцами, по имени своего основателя часто в исторических трудах именуется державой Германариха. Этот готский предводитель, правивший где-то с 330 по 375 годы нашей эры, сумел существенно расширить пределы своего государства – "от Меотиды до Германского океана". При нём восточногерманская держава достигла наивысшего могущества. По словам Иордана: "он властвовал, таким образом, над всеми племенами Скифии и Германии, как над собственностью". Поскольку этот вождь упоминается также в трудах Аммиана Марцеллина, есть все основания полагать его реальным историческим персонажем. Хотя многое из написанного о нём весьма напоминает героическое сказание: "После того как король готов Геберих отошел от дел человеческих, через некоторое время наследовал королевство Германарих, благороднейший из Амалов, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. Немало древних писателей сравнивали его по достоинству с Александром Великим".

Готский воин. Реконструкция 1913 года
Готский воин. Реконструкция 1913 года
Археологи, однако, подтверждают появление на Востоке Европы в этот период обширного и чрезвычайно богатого царства. Как отметит хорошо знакомый нам Марк Щукин: "период приблизительно от 280 до 350/380-х годов, с пиком на 330–360 годы, был эпохой наибольшего расцвета Черняховской культуры. Именно к этому времени обширная территория от восточной Трансильвании до верховьев рек Псла и Сейма в Курской области России, на площади, немногим уступающей всей Западной и Центральной Европе, оказалась покрыта густой сетью поселений и могильников, удивительно однообразных по своему культурному облику. Эти памятники занимают и всю территорию Молдовы и, практически, почти всю Украину. Каждый, кому доводилось проходить археологической разведкой хотя бы один из участков этого пространства, знает, что черепки блестящей серой Черняховской керамики, которую ни с какой другой не спутаешь, можно найти чуть ли не на каждом вспаханном поле украинско-молдавских чернозёмов. Следы Черняховских поселений иногда тянутся на несколько километров. Похоже, мы имеем дело с неким весьма многочисленным населением, и плотность заселённости в IV веке немногим уступала современной". Ничего подобного эти края с уходом скифов не знали, и подобный уровень цивилизованности после исчезновения восточных германцев достигнут будет ещё очень нескоро.

Археологические культуры 3-4 веков нашей
эры
Археологические культуры 3-4 веков нашей эры

Готы почти не строили городов и крепостей, по крайней мере, таковых в большинстве областей их проживания учёными не обнаружено. Население державы Германариха обитало преимущественно в неукреплённых местах, но при этом, как пишет Мария Гимбутас: "деревни отличаются своей величиной, некоторые простираются более чем на несколько километров, расположены на террасах реки и состоят не менее чем из семидесяти домов. Жилища, из которых состоят деревни в Волыни и Молдавии, являют собой жилые дома со служебными помещениями. Усадьба насчитывает от двух-трех до десяти или более построек, каждая из которых имеет конкретное сельскохозяйственное назначение: амбар, зернохранилище, конюшня, хлев и другие. Прямоугольные в плане дома располагались над землей и имели прочные стены из обмазанных глиной прутьев. В них были плотно утрамбованные глинобитные полы, усиленные деревянными настилами. Многие из домов состояли из двух комнат, в одной - жилой половине - располагался очаг, во второй половине находились конюшни и клети для животных. Подобная планировка характерна для жилищ германцев. Длина дома могла превышать 12 метров".

Деревни с длинными наземными домами с середины III века или чуть позже, вероятно, сразу после неудачной попытки перебраться на Юг, стремительно распространяются на огромной территории -от Балтики до Дуная и от Волыни до бассейна Северского Донца. Скифия, стоявшая до того почти полупустой, внезапно превращается в цветущую многонаселённую страну. Потрясает уровень развития – повсюду применяются самые передовые технологии и новинки. Зерно дробят водяные и ручные мельницы, землю вздымает прототип плуга – рало с железными наконечниками, способное переворачивать пласты почвы и подрезать корни растений, урожай снимают не только серпами, но и косами. Создаётся собственное стекольное производство. Литейщики и кузнецы достигают совершенства в металлообработке. Ювелиры радуют современников разнообразием своих изделий и технических приёмов. Закрепляет впечатление великое изобилие красивой посуды: блюда, миски, без ручек и с тремя ручками, вазы, чашки, чарки и изящные кувшины. Серолощённая высокого качества керамика оказывается изготовленной при помощи гончарного круга и обожжённой без доступа воздуха в специальных печах, где одновременно помещалось до ста пятидесяти сосудов.


Образцы черняховской керамики и металлоизделий из Будешты, Молдавия,
4 век нашей эры


Поражает воображение учёных даже не сам по себе внезапно нагрянувший сюда прогресс, но то, как быстро его достижения расходятся по всей территории Готской державы. Например, для производство стекла в ту эпоху подходили исключительно лишь некоторые районы Прикарпатья, где имелось залежи сырья и росли деревья особо твёрдых пород, дающие при сжигании необходимую для литья стекольной массы высокую температуру. Между тем изделия карпатских стеклодувов попадаются по всей Скифии и далее, вплоть до берегов Южной Балтики, датских и скандинавских пределов. О том, как они ценились в ту эпоху, свидетельствуют заплаты из золотых пластин, которые ставили на треснувшие стеклянные кубки. Точно также повсюду распространяется превосходная черняховская керамика, одинаковое оружие и украшения, предметы быта и орудия труда. Это значит, что существовало единое государство, обеспечивавшее твёрдый порядок. Благодаря ему расцвели товарно-денежные отношения и купцы без страха могли перевозить даже самый хрупкий товар в наиболее удалённые части Восточногерманской державы. При этом на Востоке Европы изящная посуда, изготовленная в специализированных мастерских, практически вытеснила из обихода лепные изделия. В то время как в соседней Германии, к примеру, значительная часть посуды ещё лепилась дома вручную. А такое изобилие серебряных римских монет, что находят в здешних кладах и могильниках, не встречается археологам ни в одной другой европейской области, даже на территории самой Империи. Порой создаётся впечатление, что этот металл весь, без остатка, от римлян ушёл к восточным германцам, которых античные авторы часто упрекали за "сребролюбие".

Похоронный ритуал черняховцев тоже оказался единообразным на всей их территории: повсюду на кладбищах длинными рядами погребают как тела в могильных ямах, так и пепел от кремации в урнах. Надо сказать, что одновременное применение сразу двух обрядов было свойственно готам с момента их высадки на континенте. При этом никаких различий в уровне богатства или статусе, тех кто был сожжён, и тех, кто просто покоился в земле, учёными обнаружено не было. Правда, по мере распространения христианства в готском царстве погребальных костров становилось всё меньше, и к концу существования культуры кремации исчезают. Надо заметить, что с периода появления в Скифии германцы перестают сооружать курганы и довольствуются обычными могильными ямами. Но оружие готы по прежнему упорно туда не кладут.

Впрочем, их содержимое и без того оказалось настолько обильно, что приводит в восхищение всех любителей древностей. Черняховцы, как мужчины, так и женщины, брали с собой на тот свет только самое им необходимое, а именно: гребни; точильные камни; монеты; бусины; клюковидные булавки; шкатулки, от которых сохранились металлические детали; стеклянные кубки и разнообразную посуду. Кроме того, представителей сильного пола сопровождали в последний путь одиночные фибулы; поясные пряжки; бронзовые и серебряные ножи; ножницы; удила и шпоры; кубики для игры в кости; игральные жетоны - фишки из стекла, камня и глины; металлические кольца, браслеты, подвески: в виде кусочков янтаря, молоточков Тора, топориков или миниатюрных ведёрок; наборы иголок с костяными игольницами. Женщин снаряжали ещё основательней: фибул было по две, три или даже четыре; украшения попадались куда разнообразней: стеклянные, сердоликовые и коралловые бусы и ожерелья, янтарные подвески, раковины каури, височные кольца. К тому прилагались дамские сумочки для ношения мелких вещей, предметов туалета и различных амулетов. Часто в могилах находят металлические ключи от деревянных замков, целиком железные замки с пружинными механизмами, длинные вилки для приготовления мяса, пряслица, маленькие зеркала, бритвы и пинцеты. В общем, последнее пристанище черняховца отличается от единовременных им захоронений балтов или венедов, как дворец богача разнится с хижиной нищего.

Карта могильников черняховской культуры по Г. Никитиной
Карта могильников черняховской культуры по Г. Никитиной

Вероятно, обитатели готского царства, любители прекрасных вещей и множества изящных украшений, были очень азартны, суеверны и уделяли огромное внимание своей внешности, особенно, причёскам. Знаменитые черняховские гребни, по словам Щукина, в изготовлении требовали настоящего мастерства: "Из нескольких пластинок с зубцами составлялась основа гребня, зажатая, как "сэндвич", двумя крупными пластинами, образующими ручку или спинку гребня. Вся трехслойная конструкция скреплялась бронзовыми или железными штифтами-заклепками". Тем не менее, такие сложные приборы находят в могильниках даже самых бедных людей. У готов длинные волосы носили все поголовно, не только женщины, но и мужчины. Это был основной признак свободного человека. Разумеется, за подобной шевелюрой, во избежание нашествия насекомых, приходилось тщательно ухаживать.

Гребень, фибулы и
пряжки черняховцев
Гребень, фибулы и пряжки черняховцев

Оружие находят в могилах только выходцев из пшеворского региона или ещё более отдалённых германских земель. Но оно даёт представление о готском боевом комплексе в целом. Большой круглый щит, как правило, с выступающим умбоном, наконечники копий, мечи, кинжалы, разнообразные боевые секиры, шпоры, детали конской узды, пояса всадников. Несомненно, у готов существовали профессиональные воины-дружинники и они были до зубов вооружены. Вероятно, при определённом стечении обстоятельств, могущественная Держава, созданная германцами на Востоке Европы, вполне могла сменить дряхлеющую Римскую империю. А всё её население через небольшой отрезок времени должно было стать одним народом. Пока же подданные этой империи делились на ряд сильных племён: на Волыни и севернее жили гепиды, на территории Польши обитали вандалы и бургунды, между Днестром и Дунаем расположились везиготы, остроготы царили в Поднепровье, аланы, признающие власть Германариха, кочевали в степях между Днепром и Доном. В промежутках меж ними поселились народы не столь значительные: тайфалы, бораны, скиры, герулы и прочие, местожительство которых учёным точно установить не удаётся.

Историков всегда волновал вопрос: кем на самом деле были черняховцы? Являлись ли они потомками выходцев из Скандинавии, как полагал ещё Иордан? Или это преимущественно аборигены Восточной Европы? Разумеется, отечественные исследователи всегда подчёркивали и выпячивали роль местных элементов в сложении блестящей цивилизации Черняхова. Украинские учёные – археолог Борис Магомедов и антрополог Татьяна Рудич тщательно исследовали обычаи и особенности похоронного ритуала всех черняховских регионов. Разумеется, изучили они также и форму черепов тамошнего населения, чтобы понять, из каких истоков берёт начало данное сообщество. Выяснилось немало любопытного. Например, как пишет Магомедов, "предполагавшееся археологами присутствие сарматов оказалось незначительным". Языги, роксаланы и аорсы с их традициями здесь вообще не просматриваются. Аланские могильники составляют не более процента от всех, и только в Причерноморье их около пятой части. Не слишком убедительно представлены и давние обитатели Прикарпатья – фракийцы. "Роль фракийского компонента не была значительной" – соглашается Борис Магомедов. Вероятно, пришельцы вытеснили многих из числа прежних обитателей Скифии: даки и геты вынуждены были переселиться за Дунай, к своим фракийским родственникам, сарматские кочевники бежали либо в венгерские степи, как языги и роксаланы, либо скрылись за Доном, как спалы и остальные. Многие учёные полагали, что достижения черняховцев связаны со значительными массами перемещённых в ходе Скифских войн римлян, а также эллинов из числа причерноморских колонистов. Увы, и здесь их надежды не слишком оправдались: "Представители греко-римской культуры составляли незначительную часть черняховского населения" – с некоторым сожалением вынужден констатировать Магомедов.

Конечно, отечественным историкам, очень бы хотелось доказать, что яркий Черняхов создан не без участия и наших предков, то есть, тех племён, что чуть позже станут славянами. Они тщательнейшим образом прочесали все возможные контактные зоны блестящей восточноевропейской цивилизации с носителями позднезарубинецких традиций. Увы, улов оказался не слишком велик. Действительно, внутри обширного черняховского ареала обнаружился ряд мест, где наряду с великолепной гончарной керамикой, в ход шли и лепные горшки. Население там проживало преимущественно в полуземлянках, используя погребальные ритуалы, практически не оставляющие следов. Словом, у готов нашлись и свои "бедные родственники", быт которых весьма напоминал славянский. Первый такой район отыскали в верховьях Днестра. Он получил название Черепин-Теремцы. Судя по всему, эти древности оставили наследники зубрицкой культуры, одного из сарматских невольничьих центров. Их, впрочем, нельзя считать исключительно позднезарубинецкими. Изначально здесь присутствовали и пшеворские традиции и даже фракийские элементы. Среди женских серий на германских могильниках Волыни и Поднестровья присутствует некоторое количество черепов, по форме близких более поздним славянским. Но они здесь не являются основным компонентом. Очевидно, готы брали в жёны некоторое число бывших невольниц, и те тут же забывали прежние корни и перенимали традиции мужей, поскольку хоронят их уже по черняховским обрядам. Неожиданное открытие поджидало археологов ещё на одной из окраин готского царства - в низовьях Дуная. Здесь им тоже повстречались древности, похожие на позднезарубинецкие. Такие же жалкие полуземлянки, плохого качества лепные горшки, похоронный обряд с горсткой пепла и черепками разбитой посуды. Культура, названная учёными по имени ближайшего населённого пункта Этулией, существовала здесь в III столетии, то есть в период расцвета готской державы. Но как население, во всём схожее с древнейшими предками славян, могло оказаться на таком удалении от лесов Поднепровья? До сих пор это остаётся загадкой для историков. Известно лишь, что некоторое количество женских черепов со славянскими чертами действительно встречается на черняховских могильниках в соседней Буджакской степи.

Как тут не вспомнить, что пресловутая Певтингерова карта поселяла венедов именно в низовьях Дунайского Левобережья. И раз мы уже вспомнили данный римский путеводитель, замечу, что на севере от Карпат его анонимный автор поместил диковинных "венедо-сарматов". По соседству с ними жили "бластарны" и "даки-petopariani", а рядом не менее странные "лупии-сарматы". Думаю, ныне, поднакопив сведений о древних народах, мы легко разгадаем этот несложный ребус. Итак, "бластарны" - это, конечно, же наши давние знакомцы - бастарны, если не обращать внимание на очевидную описку средневекового копировальщика. "Petopariani" - на латыни означало "беглецы". Вероятно, речь идёт о тех жителях Дакии, которые после покорения императором Траяном их царства в 106 году, предпочли податься за пределы империи, границы которой в это время проходят по Карпатским горам. Как видим, следы ведут нас на территорию Западной Украины. К Востоку от Карпат обитали бастарны, к Северу могли расположиться "даки-беглецы". Но кто же такие лупии? Народа с таким этнонимом мы не найдём на исторической карте Европы. Зато, если сделать скидку на уровень грамотности средневекового переписчика, можно вспомнить, что в здешних краях в это время обитали лугии. Они же вандалы, они же археологические пшеворцы. Тогда всё разом становится на свои места. Двойным этнонимом, типа "лугии-сарматы" римляне обозначали тот случай, когда первый народ попадал в зависимость от второго. Эти восточные германцы - рабы кочевников, как бы говорит нам анонимный античный географ. Соответственно, "венедо-сарматы" - те же невольники всё того же Зубрицкого ремесленного центра, товарищи вандалов по несчастью. По данной логике, однако, выходит, что этулийцы в низовьях Дуная были вполне свободны, поскольку зовут их просто "венедами".

Весьма приблизительная попытка перенести
на современную карту сведения Певтингеровой таблицы
Весьма приблизительная попытка перенести на современную карту
сведения Певтингеровой таблицы

Рискну предположить, что перед нами - беглецы, скрывшиеся с каторги. Я даже могу представить, как это произошло. Спалы, захватив венедских пленников, пригнали их на берега Днестра, в один из своих "лютежских" центров. Они наивно полагали, что сбежать отсюда никому не удастся - кругом ведь степи, как здесь скроется пеший от всадника? Но не учли, что связались с опытными речными пиратами. Часть невольников сумела тайком построить свои "фирменные" однодревки и спустилась на них по Днестру. В днестровско-дунайских плавнях они и спрятались от ужасных спалов. Так возникла Этулия. Сама Певтингерова карта, таким образом, создавалась в период расцвета царства Фарзоя, в промежутке между 106 и 200 годами нашей эры. О готах там ещё не упоминается, но даки уже покинули свою родину. И хотя мы с вами слегка отвлеклись от основной линии повествования, зато получили дополнительное подтверждение тому, что мы правильно определили венедскую идентичность зарубинцев. Этот этноним всплывает только там, где археологи находят горшки, могильники и полуземлянки выходцев из днепровского братства.

Самая обширная область с подобными древностями внутри готского царства приходилась на тот его край, где черняховская культура перекрывала более раннюю киевскую, а именно - на Среднее Поднепровье и Левобережье Днепра. Но даже здесь единичные поселения с киевскими традициями тонули в море типично черняховских деревень. Анализ черепов из тамошних могильников показал, что среди мужских серий присутствие предков славян не обнаружено, среди женских - имеется похожий вариант, но он далеко не единственный. Как видим, несмотря на все усилия отечественных учёных, обнаружить славянское участие удалось лишь на глубокой периферии черняховской державы и то, исключительно, среди представительниц слабого пола.

У черняховцев, вообще, как выяснилось, мужчины и женщины оказались весьма различны по происхождению. Причём, контраст между полами проявился не только когда готы пришли в Скифию, но гораздо раньше, фактически с первых шагов этого племени по нашему континенту. Уже в могильниках низовьев Вислы, а также Восточной Польши  антропологам встретились большие женские черепа со среднешироким, слегка уплощённым лицом и слабо выступающим носом. Такой вариант внешности с урало-лапоноидными признаками попадается у финно-угорских народов на европейском Северо-востоке. Но как его представительницы оказались так далеко на Западе, в низовьях Вислы, где их, вероятно, повстречали готские воители, является для учёных загадкой. В предыдущий период народы южного побережья Балтийского моря сжигали тела своих усопших, так что проследить истоки этого антропологического типа пока не удаётся. Тем не менее, он встречается у черняховок не только на правобережье Вислы, но и на Волыни и даже в Молдове. А на Востоке Польши, в районе города Любека, подобный вариант внешности будет преобладать у населения (и мужчин и женщин) вплоть до позднего Средневековья.

Там же, ещё на Висле, у готов появились дамы, вероятно, заимствованные у балтов. По всей видимости, это могли быть представительницы племён шнуровой керамики или соседних западнобалтских культур. Данный тип внешности затем будет весьма распространён у черняховок Центральной Украины и на Левобережье Днепра, порой попадаясь и в Причерноморье. В антропологическом плане они более всего напоминают ранних славянок. Поэтому учёные и предполагают, что в его формировании чуть позже могли принять участие киевлянки, а также этулийки и обитательницы посёлков типа Черепин-Теремцы. Но чётко разделить тех женщин балто-славянского типа, что попали к готам ещё на Востоке Польши, от тех их сестёр, что присоединились уже в Скифии, не представляется возможным. Не менее значимым среди женских серий стал тип, присущий поздним скифянкам. Кстати, он единственный из местных, что полноценно проявился и у мужчин. Потомки "скифов-пахарей" и "миксэллинов" стали основой готского населения Причерноморья, "а отдельные группы переселились в Центральную, а также Восточную Украину и Молдову. Не исключено, – замечает Борис Магомедов – что представители этого народа составляли в обществе торгово-ремесленную прослойку".

Но большая часть мужского населения империи Германариха всё же оказалась пришлой. Среди вождей и знатных воинов преобладали выходцы с южного побережья Балтики. Этот вариант внешности вполне можно назвать "германским", поскольку он широко представлен в средневековых могильниках с территории между Одером и Рейном. Он же основной и в гробницах везиготов на Пиренейском полуострове. Как ни крути, приходится признать, что пришельцев с Северо-запада континента среди готских мужчин было много. Но более всего учёных смутил ещё один антропологический тип, увидеть который здесь они, в общем-то, и не рассчитывали. Это тоже были мигранты, и довольно многочисленные, но пришли они не с Севера, а из Центра Европы. Такой вариант внешности с длинным черепом и малыми размерами лица в предыдущую эпоху встречался на территории Австрии, Чехии и Венгрии, а в готское время был основным в Богемии и Силезии, а также среди мужских серий Западной Украины. Похоже, что восточные германцы увлекли с собой в ходе переселений и некую часть наследников Лебединых племён.

Между тем, Марк Щукин давно утверждал, что львиная доля технических достижений готской державы заимствована не у греко-римлян с Юга, как это полагали некоторые историки, а непостижимым образом была принесена кем-то из центральной части нашего континента. Он назвал это странное явление "кельтским ренессансом". Кельтов, как народа уже давно не существовало, а многие их непревзойдённые технические приёмы, как в кузнечном деле, так и в производстве керамики, отчего-то вдруг не только активно стали востребованы населением Готской империи, но и получили здесь своё дальнейшее развитии. Ещё более неожиданной оказалась одна из особенностей похоронного обряда у поздних черняховцев. По прошествии достаточного количества времени, когда тело покойника успевало порядком истлеть, могилу вновь вскрывали и забирали определённую часть скелета: череп, иногда даже без нижней челюсти; конечности; порой – почти все кости. При этом ценности оставались в захоронении нетронутыми, то есть, на банальное разграбление списать ущерб не получается. Возможно, изъятые останки использовались в неких неустановленных пока религиозных ритуалах. В первом приближение всё это весьма походит на древние кельтские традиции, где черепа часто извлекали из могил и помещали в тайные святилища.

Такой была эта удивительная цивилизация, где Север Европы, объединившись с её Центром, пришёл на Восток, чтобы впитав здесь всё лучшее, построить свою Империю, способную конкурировать с Римской. В известной степени это был вызов, брошенный независимыми европейскими варварами наследникам Ромула и Рема. Как будто северяне решили доказать, что могут развиваться вполне самостоятельно, не оглядываясь на Юг. При этом их государство будет не хуже, а может даже лучше того, что получилось у надменных и чопорных патрициев из Вечного города.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л. В. Алексеев.
Смоленская земля в IХ-XIII вв.

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии

Валентин Седов.
Славяне. Историко-археологическое исследование

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв
e-mail: historylib@yandex.ru
X