Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Фабрика можга
  • Специализация фабрики - качественная проектная мебель для офисов и гостиниц
  • krasnaya-zvezda.ru

  • Фотобумага оптом
  • Чернил и фотобумаги для струйных принтеров, картриджей, принтеров и др
  • расходка22.рф


Loading...
Коллектив авторов.   Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

И. В. Сергацков. Погребальный обряд среднесарматской культуры нижнего Поволжья

Феномен изучения среднесарматской культуры кроме собственно археологического аспекта состоит, как это ни странно, еще и в том, что археологи эту проблему предпочитают в значительной степени игнорировать. Кроме автора этих строк, исследователей, которые систематически занимаются изучением среднесарматской культуры, можно пересчитать по пальцам одной руки. Такая ситуация, когда специалисты оставляют вне поля зрения весьма важный и интереснейший этап истории, явно не идет на пользу сарматской археологии и истории в целом. Прошедший в 2005 г. семинар, посвященный вопросу о соотношении ранне- и среднесарматской культур, сопровождался бурной дискуссией и выявил целый узел проблем, связанных с хронологией памятников, с разными подходами к решению вопроса о становлении среднесарматской культуры, да и к самому пониманию ее содержания [5, с. 59-68; 7, с. 69-70; 17, с. 37-50]. Думается, что существует насущная необходимость в выработке четких дефиниций среднесарматской культуры, отличающих ее от других сарматских древностей. Существенную роль в этом отношении играет погребальный обряд как важнейшая составляющая культуры любого древнего общества.
В последние века до н. э. мир кочевых сарматских племен из Южного Приуралья смещается на запад, и на рубеже эр нижневолжские степи наряду с Нижним Доном становятся центром ареала среднесарматской культуры. Здесь проходило ее становление. Именно поэтому весьма важно определить основные параметры нижневолжского варианта среднесарматской культуры как своего рода эталонного археологического явления в круге древностей восточноевропейских степей I — первой половины II в. н. э.
Впервые характеристику тех памятников, которые принято относить к среднесарматским, дал в 1927 г. П. Д. Рау. В его периодизации они составили «Stufe А» раннеримского времени. Располагая небольшим по объему материалом, он дал довольно подробную характеристику погребального обряда этой группы памятников (ядро ее составлял Сусловский могильник) и ведущих категорий вещевого материала [26, s. 80-104]. В своем изучении культуры сарматов П. Д. Рау стоял на позициях автохтонности, подчеркивая линию генетической преемственности всех этапов ее развития [26, s. 110-112]. В дальнейшем его взгляды оказали существенное влияние на формирование концепции Б. Н. Гракова и К. Ф. Смирнова.
В 1947 г. вышла программная статья Б. Н. Гракова «Пережитки матриархата у сарматов», в которой он в краткой форме дал характеристику всех четырех сарматских культур, в том числе и «сарматской, или сусловской», культуры [6, с. 114]. В своих хронологических построениях относительно двух последних культур он исходил из диссертационного исследования своего ученика К. Ф. Смирнова [22, с. 75-82]. В этих работах на основе небольшого материала из Нижнего Поволжья и Южного Приуралья были охарактеризованы основные черты погребального обряда среднесарматской культуры4. Были выделены типы могильных ям, отмечено преобладание ориентировки погребенных в южный сектор, наличие перекрытий и подстилок, жертвенной пищи. Дана характеристика вещевого материала. С тех пор отмеченные признаки считаются диагностирующими чертами погребальных памятников среднесарматской культуры.
В русле этой концепции, но уже на более многочисленном материале, полученном в результате раскопок 1950-х гг., написана статья М. П. Абрамовой [1].
Суммарная характеристика погребального обряда всех вариантов среднесарматской культуры была приведена в одном из томов «Археологии СССР». При этом подчеркнуто своеобразие региональных групп памятников и высказана мысль о преемственности среднесарматских погребальных традиций от традиций предшествующего времени [24, с. 177-180].
В книге А. С. Скрипкина небольшой очерк о погребальном обряде кочевников Азиатской Сарматии построен на сравнительном анализе двух больших массивов памятников — ранне- и среднесарматских. В нем очень четко показаны их существенные различия, но с другой стороны, отмечен и ряд признаков, общих для обеих групп [19, с. 179-188].
Наконец, определенный итог изучения погребального обряда был подведен в томе «Среднесарматская культура», вышедшем в серии «Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии», (2002). На выкладках упомянутого исследования и строится наша статья.
Географически Нижнее Поволжье охватывает территории современных Астраханской, Волгоградской, частично Саратовской областей и Республики Калмыкия. Северная граница в Левобережье Волги проходит примерно по р. Большой Караман, в Правобережье — по границе степи и лесостепи. Южную границу Волго-Донского междуречья составляет р. Маныч. В природном отношении Волго-Донское междуречье входит в сухостепную зону, а Заволжье относится к пустынно-степной зоне с пустынными участками. Такая природно-географическая ситуация во многом определяла расселение, маршруты сезонных перекочевок и весь жизненный уклад сарматов.
Нижнее Поволжье разбито на четыре района, выделенных хотя и с известной долей условности, но с учетом географических и природных границ: 1 — Заволжье (левый берег Волги в пределах Саратовской и Волгоградской обл.); 2 — северная часть Волго-Донского междуречья (Саратовское правобережье и Волгоградская обл. до широты Волгограда); 3 — южная часть Волго-Донского междуречья (юг Волгоградской обл., включая бассейн Есауловского Аксая и Калмыкию до р. Маныч); 4 — правобережье Нижней Волги (узкая полоса правого берега Волги в пределах Астраханской обл.). Каждый район отличается количеством памятников и характером их распределения, что объясняется не только степенью исследованности этих районов, но и естественно-природными и историческими причинами. Первый район насчитывает 234 комплекса, второй — 80, третий — 130, четвертый — 62. Приведенные цифры не являются полными. База данных была составлена в 2000 г., она не учитывает раскопки последних лет на могильниках Перегрузное I (раскопки В. М. Клепикова) и Аксай I — III (раскопки А. Н. Дьяченко). Каждый сезон увеличивает количество среднесарматских комплексов. Помимо этого, некоторые памятники по разным причинам не вошли в базу данных. Однако по законам статистики собранный массив погребений вполне пригоден для обработки и является репрезентативным. Подсчеты и статистический анализ материала проводились по методике, опробованной при работе с памятниками скифского и раннесарматского времени [3, с. 87-126]5.

Анализ памятников производился по 48 параметрам, каждый из которых представляет собой блок признаков [16, с. 22-34]. В табл. 1 дан список признаков погребального обряда, по которым проводился анализ, и расшифровка их кодировки (табл. 1). В табл. 2 приведены данные по процентному распределению признаков погребального обряда по четырем выделенным регионам (табл. 2).
Как свидетельствуют данные, в среднесарматскую эпоху абсолютно доминируют погребения под индивидуальной насыпью. Низший показатель (63,68 %) по этому признаку имеет Заволжье, высший (90,32 %) — правобережье Нижней Волги. Однако именно в низовьях Волги сарматские погребения зачастую впущены в естественные возвышенности — бугры Бэра. Иногда это памятники явно неординарные — захоронения представителей кочевой знати [8, с. 141-179; 9, с. 225-150]. Во всех районах преобладают насыпи небольшого размера, больших курганов очень мало. Показатели этого признака примерно одинаковы. Состав насыпи не отличается особым разнообразием: абсолютное большинство земляные, лишь в северной части ВолгоДонского междуречья относительно много курганов со смешанной, каменно-земляной, насыпью (7,50 %).

Таблица 1. Признаки и их значения
NПризнакЗначение
НазваниеКод и название
1Время сооружения кургана А — эпоха бронзыС — раннесарматское время
В — савроматское времяD — среднесарматское время
2Величина насыпи3 А — малая/td>С — большая
В — средняя
3Состав насыпи А — землянаяС — смешанная
В — каменная
4Количество погребений
одного периода в кургане
А — 1С — 3-9
В — 2D - 9 и более
5Место данного погребения А — основноеС — впускное периферийное
В — впускное центральное
6Положение погребений данного периода на плане А — концентрическоеС — бессистемное
В — параллельноеD - центральное
7Надмогильные сооружения А — выкладка из могильного выброса на древнем горизонтеG — перекрытие на древнем горизонте
В — кольцевая/ квадратная выкладка из могильного выброса на древнем горизонтеН — выкладка из могильного выброса и сложное деревянное сооружение
С — сложное деревянное сооружение на древнем горизонтеI — каменный кромлех
D — каменная выкладка на древнем горизонтеJ — каменная выкладка, сложное деревянное сооружение
Е — ров концентрическийК — земляная утрамбованная площадка
F — ров квадратныйL — ритуальная яма без погребения в насыпи
8Форма могильной ямы4 А — четырехугольная узкаяI — яма с заплечиками
В — четырехугольная средняяJ — яма с дромосом
С — четырехугольная широкаяК — погребение на древнем горизонте
D — квадратнаяL — в насыпи
Е — овальнаяМ — неопределенной формы
F — круглаяN — катакомба по одной оси
G — подбойО — катакомба Т-образная
Н — катакомба
9Величина могильной ямы5 А — малаяС — большая
В — средняя
10Пол и возраст погребенных А — мужчинаD — ребенок
В — женщинаЕ — разные
С — взрослый
11Ориентировка погребенных А — югF — юго-восток
В — северG — северо-запад
С — западH — северо-восток
D — востокI — разная
Е — юго-запад
12Положение погребенного по отношению к центральной оси ямы А — по осиD — смещено к стенке
В — по диагоналиЕ — во входной яме
С — поперек осиF — Разное
13Поза погребенных А — вытянутоD — вытянуто на животе
В — скорченоЕ — износ
С — вытянуто на боку
14Положение рук погребенных А — вытянутыF — кисти на груди
В — кисти/кисть на/под бедром/тазомG — кисти на животе
С — одна согнута/ отставленаН — кисти у/за черепом
D — две согнуты/ отставленыI — обе кисти с одной стороны
Е — 1-2 расставленыJ — разное
15Положение ног погребенных А — вытянутыF — согнуты и повернуты на бок
В — сомкнуты в стопахG — расставлены
С — перекрещены в голеняхН — сведены в коленях
D — одна согнута в коленеI — вытянуты под углом к телу
Е — согнуты ромбомJ — разное
16Ритуальные вещества в могиле А — следы огня in situF — сера
В — уголь/золаG — охра
С — мел (куски)Н — кремень
D — мел (порошок)I — смола
Е — реальгарJ — тальк
17Ритуальные предметы в могиле А — раковиныJ — ритуальный сосуд с гальками
В — молоточковидные предметы в сосудеК — ритуальный сосуд с цепью
С — молоточковидные предметы отдельноL — курильница
D — галька в сосудеМ — курильницы одна в другой
Е — галька, камень отдельноN — 2 курильницы
F — каменные плиткиО — амулет
G — астрагалыР — набор амулетов
Н — алебастровый сосудR — жертвенник
I — ритуальный сосуд
18Способ сохранения тела А — подсыпка дна гумусом, пескомF — фоб
В — подстилка органическаяG — колода
С — подушка под головойН — носилки
D — покров органическийI — обернут лубом/ корой
Е — покров расшитыйJ — рама
19Находки в насыпи А — кострище in situG — курильницы
В — угли, золаН — котлы
С — кости животныхI — каменная плитка
Е — керамика, предметы вооруженияJ — жертвенники
F — сбруя, отдельные предметы сбруи
20Внутримогильные сооружения А — перекрытиеF — ниша
В — обшивка стенG — ступенька
С — настил на днеН — перекрытие на заплечиках
D — заслон камеры от входа, деревоI — заслон камеры от входа, камень
Е — повозка
21Кости животного в могиле. Вид А — овцаЕ — птица
В — лошадьF — рыба
С — крупный рогатый скотG — дикие животные
D — собака
22Место костей животного в могиле А — у головыG — между/на ногах
В — у ногН — в нише
С — справаI — отдельно от погребенного/в углу
D — слеваJ — во входной яме
Е — в мискеК — в разных местах
F — в сосудахL — в засыпке могильной ямы
23Часть туши животного А — целая тушаG — ребра
В — туша без головыН — разные кости
С — полтушиI — зубы
D — ногиJ — бок
Е — нога с лопаткойК — лопатка
F — череп, челюстьL — ноги с тазовыми костями
24Категория сосуда А — горшокI — флакон
В — кувшинJ — ковш
С — мискаК — блюдо
D — кружкаL — сосуд
Е — чашаМ — котел
F — туалетный сосудN — фляга
G — амфораO — жаровня
Н — канфар
25Материал сосуда А — глинаF — золото
B — бронзаG — камень
С — стеклоН — кость
D — деревоI — кожа
Е — сереброJ — алебастр
26Технология сосуда А — гончарныйЕ — литой
В — лепнойF — чеканка
С — краснолаковыйG — плакировка, позолота
D — чернолаковыйН — кованый
27Место производства сосуда А — ипортный
28Местоположение сосуда А — у головыG — в тайнике
В — у ногН — на ногах
С — слеваI — в заполнении
D — справаJ — в разных местах
Е — во входной ямеК — под черепом
F — в нише/на ступеньке
29Диспозиция сосуда А — на сосудеС — вверх дном
В — в сосудеD — намеренно поврежден
30Стиль А — звериныйС — антропоморфный
В — зооморфныйD — полихромный
31Категория оружия А — мечG — шлем
В — кинжалН — лук
С — втульчатые стрелыI — колчанный крючок
D — черешковые стрелыJ — древки стрел
Е — копьеК — кольчуга
F — панцирьL — топор
32Материал оружия А — железоЕ — золото
В — бронзаF — дерево
С — костьG — камень
D — серебро
33Место производства оружия А — импорт
34Стиль украшения оружия А — звериныйС — антропоморфный
В — зооморфныйD — полихромный
35Местоположение оружия А — у головыH — во входной яме
В — у ногI — в нише
С — справаJ — на поясе
D — слеваК — под телом
E — на телеL — отдельно
F — в заполненииM — разное
G — между ногN — в теле
36Диспозиция оружия A — острием к головеF — воткнуто в кость
В — острием вниз, к ногамG — поперек тела
С — в колчанеH — намеренно повреждено
D — россыпьюI — воткнуто в дно, стену и т. п.
E — единичные экземпляры
37Категория украшения A — бусы/пронизиG — фибула
В — бляшкиH — подвеска
С — височное кольцоI — парча
D — перстеньJ — гривна
E — серьгиК — портупейные бляшки
F — браслетL — накладка
38Материал украшения A — стеклоH — янтарь
В — каменьI — кость
С — бронзаJ — сердолик
D — сереброК — гагат (гешир)
E — золотоL — агат
F — железоM — египетский фаянс
G — коралл, раковинаN — биллон
39Место производства украшения А — импорт
40Местоположение украшений А — у головыJ — отдельно
В — на груди/шееК — россыпью
С — на запястьяхL — в тайнике
D — на щиколоткахМ — на колчане
Е — на рукахN — в сумочке/ шкатулке
F — по подолуО — на поясе
G — на бедрах/тазеР — около правой руки
Н — на плече, вдоль плечаQ — около левой руки
I — в сосуде
41Декоративный стиль украшении А — звериныйD — полихромный
В — зооморфныйЕ — полихромный геометрический
С — антропоморфныйF — полихромный зооморфный
42Сохранность зеркала А — целое В — фрагментС — намеренно поврежденное
43Местоположение зеркала А — у головыG — у ног слева
В — на грудиН — на ногах
С — на тазеI — с туалетным/ ритуальным набором
D — у руки справаJ — отдельно
Е — у руки слеваК — под телом
F — у ног справа
44Место производства зеркала А — импорт
45Прочие категории инвентаря А — пряжкиN — нагайка
В — ножО — колокольчик
С — пряслицеР — ножницы
D — оселокQ — навершие булавы
Е — туалетная ложечкаR — монеты
F — удилаS — нож у погребенного
G — псалииТ — нож с пищей
Н — сбруяU — игольник
I — поясной наборV — гребень
J — жезлW — котелок-подвеска
К — канделябрX — проколка
L — орудие трудаY — кресало
М — антропоморфная фигурка
46Материал предметов А — железоF — золото
В — бронзаG — глина
С — каменьН — дерево
D — костьI — мел, алебастр
E — серебро
47Декоративный стиль предметов А — звериныйС — антропоморфный
В — зооморфныйD — полихромный
48Место производства А — импорт

3 Для данного признака величина определялась по следующему критерию: малая — диаметр до 15, высота до 0,5 м; средняя — диаметр до 40, высота до 1,5 м; большая — диаметр более 40, высота — более 1,5 м.
4 Для данного признака форма четырехугольной ямы определялась по следующему критерию: узкая — отношение ширины к длине менее 1/3; средняя — отношение ширины к длине от 1/3 до 1/2; широкая — отношение ширины к длине более 1/2.
5 Если в предыдущем признаке в качестве формы могильной ямы указана катакомба, то ее величина для данного признака определялась по следующему критерию: малая — длина до 1,4, ширина до 1,2 м; средняя — длина от 1,5 до 2,4 м, ширина от 1,05 до 1,5 м; большая — длина не менее 1,8, ширина — не менее 1,55 м. Для остальных форм могильной ямы ее величина определялась по следующему критерию: малая — длина до 1,6 м; ширина до 0,6, средняя — длина до 2,6, ширина до 1,3 м; большая — длина от 1,8 до 2,8 м, ширина — от 1,5 до 2,5 м.

Таблица 2. Процентное распределение признаков погребального обряда по районам. Средняя норма распределения6
Признак
NРегион1. Время сооружения курганаВеличина насыпи
Код категории
ABCDABC
1Заволжье 29,493,851,7163,6873,5024,791,71
2Волго-Донское междуречье (северная часть) 12,501,2586,2573,7522,503,75
3Волго-Донское междуречье (южная часть) 16,921,540,7780,7770,7724,624,62
4Правобережье Нижней Волги 6,453,2390,3267,7425,814,84


N3. Состав насыпи4. Количество погребений одного периода в кургане
ABCABCD
199,150,4364,1014,5321,37
292,507,5086,257,506,25
396,923,0879,2316,154,62
498,391,6175,8111,2912,90


N5. Место данного погребения6. Положение погребения на плане
ABCDABCD
158,5517,0924,363,855,9817,5271,79
277,5013,758,756,255,0088,75
373,0813,0813,8510,779,2380,00
477,423,2319,3511,299,6879,03


N7. Надмогильные сооружения
ABDEFGHK
12,990,43
230,002,501,250,432,50
336,150,77
44,841,6112,901,61


N8. Форма могильной ямы
ABCDEFGH IKLM
115,8119,669,8325,640,850,8514,102,560,435,560,43
28,757,5031,2530,001,2513,752,50
37,6913,0825,3823,856,157,696,920,777,69
46,4519,3529,0314,528,0614,521,61


N9. Величина могильной ямы10. Пол и возраст погребенного
ABCABCDEG
114,1071,375,1331,6242,749,8315,38
215,0063,7521,2530,0025,0032,5011,25
38,4659,2325,3821,5428,4644,625,38
429,0353,2312,9025,8127,4229,0317,74


N11. Ориентировка погребенного
ABCDEFGH
150,852,560,850,8521,7917,520,431,28
231,251,252,503,757,507,501,25
327,692,311,540,7715,387,691,540,77
430,658,061,6120,9724,191,611,61


N12. Положение погребенного по отношению к центральной оси ямы13. Поза погребенных
ABCDEABCD
155,5628,212,140,4395,30
227,5018,751,252,501,2550,00
338,4613,850,7557,69
448,3925,814,8485,483,23


N14. Положение рук погребенных
ABCDEFGH
167,097,262,562,998,12
230,002,503,751,255,00
343,853,082,310,775,38
445,1611,294,843,2312,904,84


N15. Положение ног погребенных
ABCDEFGHI
173,931,710,436,415,130,85
233,752,502,503,751,252,50
350,000,770,771,54 0,770,77
459,684,843,231,616,456,45


N16. Ритуальные вещества в могиле
ABCDEFGHI
19,832,5611,542,145,130,433,85
25,0027,505,007,502,501,253,75
30,776,921,546,152,310,770,770,77
43,234,8411,291,613,231,613,23


N17. Ритуальные предметы в могиле
ACEFGHIJKLMNOP
12,990,852,144,270,43 14,537,265,130,85
25,002,508,751,2510,001,257,503,751,25
35,383,854,623,085,3810,770,770,771,54
43,234,843,231,613,234,843,231,61


N18. Способ сохранения тела
ABCDEFGHI
10,4323,085,987,260,43
21,2526,251,251,252,501,25
316,920,77
48,064,84


N19. Находки в насыпи
ABCDEFGHI
14,702,563,423,421,280,430,43
23,753,753,751,25
30,775,387,690,771,54
41,611,619,684,84


N20. Внутримогильные сооружения21-23. Кости животного. Вид.
Место костей животного в могиле. Часть туши
ABCDEFGABDABE
132,482,990,432,142,144,271,288,128,97
255,002,505,005,001,251,253,75
326,922,313,083,083,0810,002,31
432,264,843,23 6,458,06


N24-28. Категория, материал, технология, место производства, местоположение сосудов
AAB-AAAB-BBAAAABAAABBAAADBAAA-
19,4011,1110,2610,687,692,14
26,252,507,5011,252,5020,00
33,853,854,626,923,8511,54
48,068,066,458,064,841,61


N31, 32, 36. Категория, материал, технология, диспозиция оружия
AACBBACBDADCDA--
110,685,986,410,43
22,502,502,507,50
36,155,383,856,15
43,231,613,23


N37-40. Категория, материал, место производства, местоположение украшений
AA-BAA-DAA--AAB-BBE--
18,556,413,856,84
26,2511,25
34,621,546,924,624,62
49,684,843,234,843,23


N45, 46. Прочие категории инвентаря и их материал
AAABBACCCGLASATA
15,131,282,569,8312,395,5611,1116,24
213,751,2511,253,7510,008,75 18,758,75
312,313,853,087,693,8520,0013,85
416,133,234,841,6112,901,614,8411,29

6 Признаки с нулевым значением или менее 0,10 в таблицу не включены.


Большинство курганов содержат по одному погребению. Наивысшее значение (86,25 %) этот показатель имеет в северной части ВолгоДонского междуречья, самое низкое (64,10 %) — в Заволжье. Абсолютное большинство их являются основными в курганах и занимают центральное положение под насыпью. Следует отметить, что в Заволжье основных погребений меньше, чем в остальных регионах (58,55 %). Из надмогильных сооружений в курганах наиболее часто встречаются конструкции из могильного выброса в виде кольцевого вала или разомкнутого кольца с проходом к могиле. Низкое значение этого признака в первом районе и полное отсутствие его в четвертом можно объяснить методической слабостью раскопок и невысоким уровнем публикаций 20-50-х гг. XX в.
Форма могильной ямы традиционно считается одним из важных элементов сарматской археологической культуры, но, на мой взгляд, она не должна иметь самодовлеющего значения при этнокультурных построениях. В разных районах и даже могильниках в одних случаях преобладают одни типы ям, в других — другие. Наиболее высокое суммарное значение для всей совокупности памятников Азиатской Сарматии имеет подбой (16,34 %), но для разных регионов Нижнего Поволжья картина получается довольно разнообразной. Этот тип могильной ямы нигде не занимает ведущих позиций. В Заволжье на первом месте находятся квадратные ямы (25,64 %), на втором — прямоугольные ямы средних пропорций (19,66 %). Во втором районе доминируют широкие прямоугольные (31,25 %) и квадратные ямы (30 %), следующую позицию занимает подбой (13,75 %). В южной части Волго-Донского междуречья соотношение типов ям иное: наиболее высоки значения для широких прямоугольных (25,38 %) и квадратных ям (23,85 %), далее следуют средние прямоугольные ямы (13,08 %). В четвертом районе ведущие позиции занимают широкие прямоугольные ямы (29,03 %), а на втором месте — средние прямоугольные могилы (19,35 %). Но именно в Правобережье наиболее высок в Нижнем Поволжье процент подбоев (14,52 %). Величина ям служит отражением социального статуса погребенного. Больших могил немного, больше всего их в северной и южной частях Волго-Донского междуречья — 21,25 и 25,38 % соответственно.
Половозрастной состав погребенных в целом соответствует норме, детских захоронений почти всегда едва ли не вдвое меньше, чем взрослых, при этом индивидуальных детских погребений еще меньше.
В ориентировке погребенных господствует южный сектор, однако юго-восток и юго-запад, вероятно, являются самостоятельными признаками, а не отклонениями от нормы. Об этом свидетельствует высокий удельный вес этих признаков в Заволжье и Правобережном районе. Северная ориентировка погребенных встречается единично, и по этому показателю среднесарматская культура значительно отличается от позднепрохоровских памятников, среди которых ориентировка умершего головой на север — явление не исключительное [18, с. 169-170].
При общем господстве положения погребенного по оси ямы во всех районах довольно высок процент диагональных погребений. Наивысшее значение этот признак имеет в Заволжье (28,21 %), немногим ему уступает Правобережье (25,81 %). Следует заметить, что приведенные цифры в известной мере условны и, видимо, не совсем отражают реалии. При подсчетах учитывались лишь те погребения, где положение костяков зафиксировано точно. Однако большая часть широких прямоугольных и квадратных могил полностью разрушена при ограблении, а между тем большинство их, видимо, являлось диагональными захоронениями. Таким образом, представляется, что реальный удельный вес признака «диагональные погребения» должен был быть гораздо выше.
Во всех районах абсолютно преобладает положение умершего вытянуто на спине. Иные позы встречены единично. Сравнительно небольшой удельный вес этого признака в обеих частях Волго-Донского междуречья объясняется большим количеством могил, полностью разрушенных при ограблении. Положение рук погребенных, как правило, вытянутое вдоль туловища. Значения иных вариантов этого признака в целом невелики. То же самое относится и к положению ног. Другие способы погребения, такие как вторичные захоронения, расчленение трупа или сожжение, — явления хотя и экстраординарные, но все же изредка встречающиеся [15, с. 149].
В обрядово-ритуальной практике сарматами довольно часто использовались различные вещества, которым, вероятно, отводилась магическая роль. Чаще всего в погребениях встречаются уголь и зола. Наибольшее значение этот признак имеет в северной части Волго-Донского междуречья (27,50 %). Довольно высока частота встречаемости признака «мел в могиле», наивысший показатель (11,54 %) он имеет в Заволжье. Однако с этим признаком погребального обряда связаны определенные сложности. Как установлено палеопочвенными исследованиями, белый налет на дне и стенках могил, который археологи нередко принимали за посыпку мелом или даже побелку, представляет собой аккумуляцию легкорастворимых солей, естественно сформировавшуюся в контактной зоне пород и материалов разной плотности и засоленности [10, с. 171173]. Представляется, что использование этого признака без соответствующего минералогического анализа не оправдано. В отчетных данных и публикациях прошлых лет меловая посыпка фигурирует очень часто, но насколько этот признак соответствует действительности, сейчас установить невозможно. Показательно, что вариант «мел в кусках» по своему значению всегда ниже, чем «мел (порошок)». Видимо, использование мела в похоронном ритуале было гораздо менее интенсивным, чем представлялось ранее.
В обряде среднесарматской эпохи довольно большое значение имело внутреннее оформление могилы. В убранстве погребального ложа главную роль играет признак «подстилка органическая», наибольшее значение которого наблюдается в северной части Волго-Донского междуречья (26,25 %). Там же наиболее значимым оказался признак «перекрытие» (55 %).
Большая роль отводилась и заупокойной пище, различным категориям вещевого материала, но подсчеты показали, что все значения этой стороны обрядности значительно уступают весовым значениям признаков, связанных с погребальными сооружениями. Средняя норма распределения признаков различных категорий находок рассчитывалась И. М. Гарсковой по особой схеме. Из общего количества вариантов сочетаний находок, абсолютное большинство которых не имело сколько-нибудь значительных величин, были выбраны наиболее часто встречающиеся, значимые с точки зрения статистики комбинации. Тем самым круг сочетаний изначально был сужен. Было вычислено пороговое значение сочетаний — 33. Общее число случаев встречаемости различных категорий находок составляло 2540, они группировались в 76 комбинаций. После установления порогового значения осталось 25 комбинаций со значением 33 и выше. На их основе и рассчитывался коэффициент средней нормы распределения. Их значения оказались на порядок меньше, чем для различных деталей погребальных конструкций. Вероятно, эта сторона обрядности была в меньшей степени регламентирована канонами, однако определенные закономерности прослеживаются. Так, основным жертвенным животным является овца. Выделяются два устойчивых сочетания размещения заупокойной пищи в могиле: «нога овцы у ног погребенного» и «нога с лопаткой у ног погребенного». При этом первое сочетание встречается чаще второго.
Среди ритуальных предметов наибольший показатель имеет категория «алебастровый сосудик». В Заволжье он составляет 14,53 %. Довольно интересную картину дало распределение керамики. Наиболее значимыми оказались 6 сочетаний, среди которых наивысшее значение имеет «гончарный кувшин у ног погребенного». Самое высокое значение этот признак имеет в северной части Волго-Донского междуречья — 11,25 %. Среди предметов вооружения наиболее высок коэффициент средней нормы распределения признака «железный меч справа, острием к ногам». Самое высокое значение у него в Заволжье — 10,68 %.
Среди украшений абсолютно преобладают стеклянные бусы, в большинстве своем найденные в женских погребениях. Наивысшее значение имеет признак «стеклянные бусы на груди/шее»: в Волжском Правобережье — 9,68 %, в Заволжье — 8,55 %. Довольно интересно, что в число признаков с высокими значениями попали золотые бляшки. В северной части Волго-Донского междуречья удельный вес этого признака один из самых высоких (11,25 %), выше только в Прикубанье. Удивительно, но из семи сочетаний признака «зеркало» ни одно не достигло порогового значения. Вероятно, в ритуальной практике среднесарматской эпохи зеркала играли меньшую роль, чем в скифское или раннесарматское время.
Отмеченные различия между четырьмя регионами практически по всем показателям тем не менее не выходят за рамки общекультурных традиций. Сравнение среднесарматских памятников с массивом непосредственно предшествовавших им позднепрохоровских погребений выявило наряду со сходством по ряду признаков весьма существенные отличия в погребальном обряде, которые вкупе с различиями в комплексах материальной культуры образуют своеобразие ранне- и среднесарматской культур [17, с. 37-47; 21, с. 5-25]. Объяснение этих различий с позиций социально-экономического детерминизма [6, с. 111-126; 13, с. 104; 25, с. 490] сейчас мало кого удовлетворяет. Похороны наряду с рождением, инициациями, свадьбой являются важнейшим моментом в жизни социума. Это обряды перехода человека из одного состояния в другое, из одного мира в другой, они являются отражением важнейших мировоззренческих принципов, существующих в обществе [2, с. 18; 4, с. 134-150]. Различия между ранне- и среднесарматской культурами, особенно ярко проявляющиеся в индивидуальном характере захоронений, в доминировании широких прямоугольных могильных ям, в массовом распространении диагональных погребений, — это различия в мировоззрении племен.
Нельзя хотя бы вскользь не затронуть проблему упомянутых диагональных погребений, так как данный тип памятников во многом определяет «лицо» среднесарматской культуры. Вопрос об этнической принадлежности диагональных погребений в археологии обсуждается давно. Когда-то К. Ф. Смирнов и другие исследователи считали, что они были оставлены роксоланами [1; 12; 23]. Но надо отметить, что сам автор этой гипотезы от нее довольно быстро отказался. Одна из лучших работ о диагональных погребениях с подробным анализом памятников принадлежит перу И. П. Засецкой [11]. По ее мнению, эти памятники наряду с другими типами погребений могли принадлежать аорсам. Есть версия, по которой массовое распространение диагональных погребений в I в. н. э. связывается с появлением в Восточной Европе аланов [19, с. 218; 20, с. 63-75]. Но ни одна из этих гипотез пока не может считаться доказанной.
Проблеме хронологии диагональных погребений посвящена одна из работ М. Г. Мошковой. По ее наблюдениям, этот обряд погребения практиковался сарматами без перерыва, приходящегося на поздне- прохоровское время, который отметила в свое время И. П. Засецкая [14, с.147-162]. Представляется, что это весьма спорная точка зрения. Если даже диагональные погребения существовали без перерыва, начиная со скифского и вплоть до позднесарматского времени, то во II—I вв. до н. э. их количество в Южном Приуралье ничтожно, а в Нижнем Поволжье нет совсем.
Как бы то ни было, но проблема диагональных погребений сегодня так же далека от своего решения, как и 60 лет назад. Рассматривать ее лишь с позиции этнической принадлежности памятников вряд ли правомерно. Это явление более сложное по своему содержанию. Диагональные погребения в среднесарматскую эпоху были распространены весьма широко — от Магнитогорска до Поднепровья. Вряд ли все они были оставлены аланами, территория обитания которых в I-II вв. н. э., судя по сообщениям античных авторов, была ограничена Нижним Доном и степями Северного Причерноморья. Я скептически отношусь к идее об аланской принадлежности диагональных захоронений. На мой взгляд, эти памятники представляют собой социально-религиозный феномен в сарматском обществе. Так, например, среди небольшого числа впускных погребений среднесарматского времени почти нет диагональных. Среди диагональных захоронений нет индивидуальных детских погребений. Среди относительно богатых диагональных погребений — большинство женских. Но я вовсе не склонен считать свои соображения итоговыми, думается, что это дело будущих поколений специалистов, которые должны выработать новые подходы к решению проблемы.
В заключение — о некоторых результатах статистической обработки среднесарматских памятников Нижнего Поволжья. После исследования структуры множества признаков погребального обряда была выстроена их иерархия, проведена их группировка по степени информативности и неравномерности, создана статистическая модель обряда, а затем произведены классификация могильников и группировка их по регионам на основе выявления степени близости между ними [16, с. 97-123].
В междуречье Волги и Дона явно выделяются бассейны рек Иловли и Есауловского Аксая, где располагаются могильники, вошедшие в один класс памятников: Барановка I, Ютаевка, Чиковский, Терновка и Жутово. Они близки между собой по многим признакам обряда, они синхронны и датируются в пределах I — начала II в. н. э. Видимо, перечисленные памятники были оставлены близкородственными группами кочевников.
В Заволжье четко выделились две группы могильников. В первую сгруппировались Быково, Калиновка и Верхнее Погромное. Ее можно назвать «калиновской группой». Отличительными признаками являются впускной характер захоронений в курганы эпохи бронзы, наличие более трех погребений в одной насыпи, их расположение либо бессистемное, либо по кругу. Эти признаки сближают калиновскую группу памятников с массивом погребений финала раннесарматской культуры. Складывается впечатление, что эти погребения были оставлены потомками позднепрохоровских племен, влившимися в новое этнополитическое объединение. Кроме этого, указанная группа, видимо, занимает более раннюю хронологическую позицию по отношению к основному массиву среднесарматских памятников, и в частности по отношению ко второй заволжской группе. В нее вошли Бережновка, Харьковка, Ново-Липовка, Суслы и Восточный Маныч, который заволжским памятником не является. Ее можно назвать «бережновской» по самому крупному могильнику. Основными признаками этой группы являются насыпи малого размера, основные захоронения, средние, широкие прямоугольные и квадратные могильные ямы с диагональным положением погребенных. По сути, это признаки классической среднесарматской культуры, которые когда-то выделили еще Б. Н. Граков и К. Ф. Смирнов. В хронологическом отношении бережновская группа, вероятно, чуть позже калиновской. Не исключено, что обе группы памятников были оставлены разными племенными группировками заволжских кочевников.
Несмотря на отмеченные различия между отдельными могильниками и группами могильников, среднесарматская культура Нижнего Поволжья представляется довольно однородным этнокультурным образованием.
Полученные выводы не следует рассматривать как окончательный итог исследования среднесарматских древностей. Пополнение базы данных будет постоянно уточнять картину распространения памятников I-II вв. н. э., вносить новые черты культурного своеобразия отдельных групп или даже позволит выделить новые группы. К числу памятников, исследование которых началось в 2000-х гг. уже после завершения основной работы по созданию базы данных, относятся могильники, расположенные в среднем течении Есауловского Аксая: Перегрузное I, Аксай I, II, III (см. выше). Многие комплексы из этих памятников имеют ключевое значение в решении ряда проблем сарматской археологии.


Литература

Абрамова М. П. Сарматская культура II в. до н. э. — I в. н. э. (по материалам Нижнего Поволжья. Сусловский этап) // СА. 1959. № 1.
Алекшин В. А. Традиции и инновации в погребальных обрядах (эпоха первобытнообщинного строя) // Преемственность и инновации в развитии древних культур. Л., 1981.
Бородкин Л. И., Гарскова И. М. Методика анализа многомерных иерархических данных // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сар- матии. М., 1994. Вып. I. Савроматская эпоха.
Геннеп А., ван. Обряды перехода: Систематическое изучение обрядов. М., 2002.
Глебов В. П. К полемике о проблемах становления среднесарматской культуры // РСК. 2006. Вып. I.
Граков Б. Н. Пережитки матриархата у сарматов // Антология советской археологии (1941-1956). М., 1996. Т. III.
Гуцалов С. Ю. К проблеме стыка прохоровской и сусловской культур в степях Южного Урала // РСК. 2006. Вып. I.
Дворниченко В. В., Федоров-Давыдов Г. А. Сарматское погребение скептуха I в. н. э. у с. Косика Астраханской области // ВДИ. 1993. № 3.
Дворниченко В. В., Плахов В. В., Сергацков И. В. Сарматские погребения у поселка Комсомольский Астраханской области // НАВ. 2002. Вып. 5.
Демкин В. А. Палеопочвоведение и археология: интеграция в изучении истории природы и общества. Пущино, 1997.
Засецкая И. П. «Диагональные» погребения Нижнего Поволжья и проблема определения их этнической принадлежности // АСГЭ. 1974. Вып. 16.
Максимов Е. К. Сарматские диагональные погребения Восточной Европы // Археологический сб. Саратов, 1966.
Мошкова М. Г. Понятие «археологическая культура» и савромато-сарматская культурно-историческая общность // Проблемы сарматской археологии и истории: ТДК. Азов, 1988.
Мошкова М. Г. О времени существования диагональных погребений на территории Южного Приуралья // Археологические памятники раннего железного века юга России // МИАР. М., 2004. Вып. № 6.
Мыськов Е. П., Кияшко А. В., Скрипкин А. С. Погребение сарматской знати с Есауловского Аксая // НАВ. 1999. Вып. 2.
Сергацков И. В. Анализ сарматских погребальных памятников I-II вв. н. э. // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии. М., 2002. Вып. III. Среднесарматская культура.
Сергацков И. В. Проблема становления среднесарматской культуры // РСК. 2006. Вып. I.
Сергацков И. В., Шинкарь О. А. Раннесарматские погребения с северной ориентировкой в бассейне Иловли // НАВ. 2003. Вып. 6.
Скрипкин А. С. Азиатская Сарматия. Проблемы хронологии и ее исторический аспект. Саратов, 1990.
Скрипкин А. С. Этюды по истории и культуре сарматов. Волгоград, 1997.
Скрипкин А. С. К проблеме соотношения ранне- и среднесарматской культур // РСК. 2006. Вып. I.
Смирнов К. Ф. Сарматские курганные погребения в степях Поволжья и Южного Приуралья // Докл. и сообщения исторического факультета МГУ. 1947. Вып. 5.
Смирнов К. Ф. О погребениях роксолан // ВДИ. 1948. № 1.
Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время. М., 1989. (Археология СССР.)
Шилов В. П. Калиновский курганный могильник // МИА. 1959. Вып. 60.
Rau P. Die Hugelgraber Romischer Zeit an der unteren Wolga. Pokrowsk, 1927.



4 Сам термин «среднесарматская культура» был впервые употреблен К. Ф. Смирновым.
5 Все подсчеты были проведены И. М. Гарсковой (МГУ), за что приношу ей свою глубокую благодарность.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии
e-mail: historylib@yandex.ru
X