Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Двери межкомнатные
  • Расценки установку дверей. Межкомнатные двери. Фабрика межкомнатных дверей
  • volhovec-kuban.ru

Loading...
Коллектив авторов.   Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

Э. Иштванович, В. Кульчар. Мечи/кинжалы с боковыми вырезами в карпатском бассейне

Одним из характерных типов находок, связываемых обычно с аланами IV-V вв., является меч/кинжал с боковыми вырезами у пяты клинка (тип V по Хазанову), он же «меотский», или «тип Миция» [8, с. 17]. В данной работе мы предприняли попытку собрать все достаточно разрозненные сведения о находках этого оружия на территории Карпатского бассейна.
Гуннская экспансия охватывает регион в тот период, когда его центральная часть была густо заселена сарматскими племенами. Предшественники сарматов попадают на Венгерскую низменность (Алфёльд) в I в. н. э., когда языги Нижнего Дуная переселяются в Карпатский бассейн [1; 13]. Они достаточно быстро, в течение нескольких десятилетий, укрепляются в междуречье Дуная и Тисы, а после завоевания Дакии Траяном в начале II в. н. э. расширяют свою территорию на восток от Тисы. В результате дальнейших миграционных волн Венгерская низменность плотно заселяется ираноязычными кочевниками, быстро переходящими к оседлости.
Одной из последних миграций стало переселение части аланского массива, обусловленное напором гуннов с востока (группа Алатея и Сафрака) в конце IV в. Поскольку археологические следы «первого поколения» кочевников-мигрантов, как правило, очень слабо читаются, и к тому же речь идет об очень непродолжительном пребывании этой этнической группы на территории Венгрии, в нашем распоряжении остается минимальное количество археологических данных для идентификации поздних алан, о которых говорят источники.
Всего в Карпатском бассейне найдено 8 мечей с боковыми вырезами у пяты клинка (по одному с каждой стороны). К сожалению, точно датировать можно только 2 экземпляра из погребений Алфёльда и один, найденный в Западной Венгрии, — концом IV — V в. Этот тип оружия, несомненно, был привнесен с востока. В типологии вещей гуннского времени, составленной М. Пардуцем, он обозначен как тип I [16, s. 367- 368]. На Венгерской низменности его образцы были найдены на следующих памятниках.

1. Чонград-Кендерфелдек (Csongrad-Kenderfoldek), погребение 40 [16, s. 313, taf. I, 8]. Особенность находки: меч был помещен в погребение согнутым пополам (рис. 1, 6). Длина — 42,5 см, ширина — 4 см. Венгерский национальный музей, инв. № 54.2.94.
2. Чонград-Кендерфелдек (Csongrad-Kenderfoldek), погребение 136 [17, s. 52, taf. XI, 1]. Меч был найден в мужском погребении на месте левой бедренной кости, рукояткой вверх (рис. 1, 2). В этом же погребении было найдено янтарное навершие (?), возможно принадлежавшее мечу. Длина — 43,4 см, ширина — 4,4-4,8 см. Музей им. Ласло Тари, г. Чонград, инв. № 85.2.15.
3. Ясберень-Селе-дюле (Jaszbereny-Szolo-dulo), погребение 4 [16, s. 318, taf. XXII, 1]. Длина — 49,2 см, ширина — 6,3 см (рис. 1, 1).
4. Обстоятельства находки неизвестны, сама вещь утеряна. М. Пардуц упоминает о заметке в инвентарной книге Отдела археологии Венгерского национального музея, где говорится о фрагменте утерянного схожего меча из коллекции музея г. Ясберень (Jaszbereny) [16, s. 318, 367].
5. Русло Дуная. Меч был найден в слое щебня при углублении дна реки и передан в Венгерский национальный музей (инв. № 95.15.1). Длина — 40,5 см, длина рукояти — 5,8, ширина — 4 см (рис. 1, 3).
Мечи данного типа на территории Венгрии встречены не только на Венгерской низменности, но и к западу от Дуная, на территории римской провинции Паннония.
6. Кестхей-Фенекпуста (Keszthely-Fenekpuszta) [9, с. 51-52; 18, с. 114-115]. В яме-хранилище был найден меч с вырезами у пяты клинка. Длина — 36,1 см, ширина клинка — 3,6 см. Музей Балатон, г. Кестхей, инв. № 71.106.24. Вместе с кинжалом найдены 5 криц и железная наковальня, а под крицами разбросанные кости человеческого скелета. Автор раскопок связывает заполнение ямы с событиями 456 г., когда на бывшую римскую крепость было совершено нападение (рис. 2).
7. Обстоятельства находки неизвестны. В инвентарной книге музея г. Веспрема Н. Феттих описал меч следующим образом: «Двулезвийный, короткий меч с боковыми отростками у основания рукояти. Длина 35 см, ширина 4,8 см» (рис. 1, 4)1.

Мечи/кинжалы с боковыми вырезами в Карпатском бассейне
Рис 1. Мечи/кинжалы с боковыми вырезами в Карпатском бассейне:
1 — Ясберень-Селе-дюле (Jászberény-Szőlő-dűlő), погр. 4;
2 — Чонград-Кендерфелдек (Csongrád-Kenderföldek), погр. 136;
3 — русло Дуная; 4 — «Веспрем»; 5 — Миция (Micia, Veţel);
6 — Чонград-Кендерфелдек (Csongrád-Kenderföldek), погр. 40
Кестхей-Фенекпуста(Keszthely-Fenékpuszta)
Рис. 2. Кестхей-Фенекпуста(Keszthely-Fenékpuszta)


Далеко от сарматского Барбарикума и Паннонии, в Трансильвании (Румыния), на территории провинции Дакии, выявлено наиболее восточное местонахождение «меотского» меча в Карпатском бассейне.
8. Миция (Micia, Veţel). Меч (рис. 1, 5) был найден в южной части римского военного лагеря Micia, в культурном слое. Длина — 34,4 см, ширина — 4,8 см [12, s. 79, abb. 1].
В погребениях 136 и 40 из Чонграда четких хроноиндикаторов не найдено, но сам могильник датируется IV-V вв. н. э. [16].

Единственной находкой в погребении из Ясберень был меч. В то же время в погребении 1 этого могильника найдена четко датируемая фибула [16, taf. XXI, 13-14, XII, 2-3]. Наверноe, не случайно фибула того же типа была обнаружена и в Чонграде, в погребении 58 [16, s. 314-315, abb. 4: 76, taf. XI, 5a-b]. Такие фибулы типа Левице известны и из других комплексов Карпатского бассейна, распространение которых показано на карте И. Боны, включающей также короткие мечи/кинжалы [10, s. 91, abb. 34]. Согласно Й. Вернеру [21, s. 41, abb. 2], такой тип фибул принято датировать второй третью V в. [14, s. 59; 20, s. 349]. Суммируя сказанное выше, можно утверждать, что мечи/кинжалы с боковым вырезом были распространены в Карпатском бассейне в гуннское время.
Уже М. Пардуц обратил внимание на прототипы мечей «меотского» типа с восточной территории сарматов. Он называл всего 15 аналогий [16, s. 367-368]. Столько же местонахождений за пределами Карпатского бассейна обозначил на своей карте Р. Хархою [12, abb. 2]. На самом деле это гораздо более распространенный тип оружия в степной полосе Европы и на Северном Кавказе. В немногочисленных погребениях с оружием черняховской культуры (всего 0,5 % от общего числа могил) короткие мечи, представленные почти исключительно «меотским» типом, встречаются главным образом в юго-западной части ее ареала [3, с. 305-306] (рис. 3).
По вопросу формирования данного типа оружия имеется несколько мнений. А. М. Хазанов после картографирования находок сделал вывод, что наибольшее количество мечей найдено на Кавказе, поэтому формирование типа связывается именно с этой территорией [8, с. 24]. Р. Хархою также на основании территории распространения (правда, он не принял во внимание кавказские экземпляры) связал мечи с боковыми вырезами с Боспорским царством и считал, что этот тип берет свое начало с Боспора [12].
Сравнительно недавно В. Супо посвятила работу происхождению, распространению и хронологии «меотских» мечей/кинжалов. В ее каталоге перечислено 38 памятников2. Регионы распространения: Северный Кавказ, степи Прикубанья, Подонья и Поволжья, Крым, Поднеп- ровье, Молдавия, Мунтения, Валахия и Карпатский бассейн. Изучая вопрос происхождения, исследовательница принимала во внимание в первую очередь хронологию комплексов с мечами и на этом основании присоединилась к мнению о формировании данного типа оружия на Северном Кавказе, где первые его образцы появились уже в самом начале IV в. или раньше. Там же можно проследить их эволюцию от относительно простых форм с двумя вырезами к подтипам с четырьмя вырезами. Отсюда «меотские» мечи распространились главным образом благодаря аланской экспансии. В соответствии с этим наблюдением большинство из них датируется IV-V вв., но бытование этого типа на Кавказе фиксируется до самого VII в. [19].
Нельзя оставить без внимания работу Н. И. Сокольского, впервые обратившего внимание на этот тип оружия в связи с четырьмя крымскими экземплярами. Он же указал на функцию боковых вырезов в пяте клинка, считая, что они служили для закрепления перекрестия [7, с. 158159]. Этой же версии придерживается А. М. Хазанов [8, с. 17]. Нам она кажется тоже наиболее вероятной. Совсем недавно подробный обзор мнений о назначении мечей с вырезами опубликовал А. В. Симоненко [6, с. 245-247].
Таким образом, появление «меотских» мечей в Карпатском бассейне указывает на присутствие алан [см. также: 10, s. 247]. Принимая во внимание направление аланской экспансии, можно было ожидать находки этого типа оружия в Западной Европе. А. М. Хазанов упоминает длинный меч с боковыми вырезами и железным перекрестьем из Наммельбурга (Гермaния) [8, с. 17]. По рисунку в публикации трудно судить, принадлежит ли данный экземпляр к обсуждаемому здесь типу [15, s. 55, taf. 25, 14]. Небольшой отросток на одной из сторон пяты клинка действительно сближает этот меч с «меотскими», однако совсем не наблюдается вырезов. Кроме того, нетипичны большая длина (85 см) и железное перекрестье.
Западная граница распространения «меотских» мечей/кинжалов радикально отодвинулась после публикации двух классических экземпляров, найденных в 1970-х гг. в русле реки Лот, около Сан-Ливрадсюр-Лот в Аквитании [2; 11]. Я. Лебединский и его соавторы высказали осторожное предположение, что находку этих кинжалов можно связать с аланами, которые после двухгодичного присутствия в Галлии в 409 г. ушли в Испанию, а часть их, возможно, обосновалась вблизи аквитанского города Базас (Bazas). «Нам неизвестно, были ли кинжалы утеряны при переходе через реку или брошены в нее умышленно (в качестве жертвоприношения?), однако в любом случае место находки является показательным, т. к. оно расположено вблизи от галло-романского поселения Эксикум (Exicium — Eysses), а также у пересечения стратегически важных путей с запада на восток от Бордо до Лиона и с севера на юг из Буржа в Испанию через Центральный массив и Тулузу» [2]. Мы цитируем этот отрывок полностью, так как обстоятельства находки аквитанских кинжалов удивительно напоминают условия, при которых был обнаружен публикуемый здесь впервые кинжал из русла Дуная.

Распространение меотских мечей/кинжалов
Рис. 3. Распространение «меотских» мечей/кинжалов. 1–2 — Сан-Ливрад-сюр-Лот/Sainte-Livrade-sur-Lot; 3 — Кестхей-Фенекпуста/Keszthely- дюле/Jászberény-Szőlő-dűlő, погр. 4; 7 — музей г. Ясберень/Jászberény; 8–9 — Чонград- 11 — Дрэгенешть/Drăgăneşti, погр. 9; 12 — Петроаселе/Pietroasele, погр. 9; 13 — Ясы- Budeşti; 17 — Пастырское; 18–19 — Флерковка; 20 — Матронинское; 21 — Каменские Озерное, погр. 2, 3; 48 — Чатыр-Даг [4, с. 119, рис. 6, 2]; 49 — Ай-Тодор, погр. 11; погр. 181/1902; 54 — Керчь-Глинище; 55–60 — Дюрсо, погр. 291, 300, 420, 479, 500, 517; погр. 7, 11; 68–70 — Туапсе; 71–83 — Бжид-1 [5]; 84 — Пашковский, погр. 1; 85 — 89 — Северная Осетия; 90 — Моздок, погр. 1/1935; 91 — Черноречье, погр. 1; 96 — Красная Меча;

на основе карт Б. В. Магомедова — М. Е. Левады и В. Супо
Fenékpuszta; 4 — музей г. Веспрем/Veszprém; 5 — русло Дуная; 6 — Ясберень-Селе-
Кендерфелдек/ Csongrád-Kenderföldek, погр. 40, 136; 10 — Миция /Micia (Veţel);
Николина/Iaşi-Nicolina; 14 — Рудь/Rudi; 15 — Будешты/Budeşti, погр. 196; 16 — Будешты/
Кучугуры; 22 — Килен-Балка; 23 — Инкерман, погр. 7; 24–43 — Дружное; 44–47 —
50 — Лучистое, погр. 88; 51 — музей Феодосии; 52 — Заморское, погр. 26; 53 — Керчь,
61–64 — Борисово, погр. 21, 25, 30, 41; 65 — Агой Карповка, погр. 1; 66–67 — Сопино,
Новокорсунская; 86 — Новочеркасск; 87 — Кишпек, погр. 13; 88 — Вольный Аул;
92 — Харачой; 93–94 — Лехч-Корт, погр. 2, 10; 95 — Большой Буйнакский, погр. 9;
97 — Рождественское, погр. 75


Примечательно, что «меотские» мечи — правда, не на «классической» территории своего распространения, а в ареале черняховской культуры и в Карпатском бассейне — в ряде случаев были найдены не в погребениях, а на поселениях. Относительно много случайных находок происходит также из контекста поселений (табл. 1). Дальнейшее изучение обстоятельств обнаружения образцов этого типа оружия, как и новые находки, смогут подтвердить или опровергнуть рабочую гипотезу о том, что «меотские» мечи, обнаруженные в русле рек, жертвенных ямах и при других, пока неясных обстоятельствах, являются проявлением иранского культа меча, упоминаемого Геродотом (IV. 62).

Таблица 1. «Меотские» мечи, найденные на территории черняховской культуры
и к западу от Карпат
Место находкиОбстоятельства находкиДлина(см)Ширина(см)
Сан-Ливрад-сюр-Лот/Saint-Livrade-sur-Lot В русле реки1) 24,2
2) 33,6
ДунайВ русле реки40,54
Кестхей-Фенекпуста/
Keszthely-Fenékpuszta
Римская крепость, жертвенная яма (?)36,13,6
«Веспрем»/«Veszprém»Неизвестно354,8
«Ясберень»/«Jászberény»Неизвестно??
Ясберень-Селе-дюле/Jászberény-SzőlődűlőПогребение49,26,3
Чонград-Кендерфелдек /Csongrád- Kenderöldek, 136Погребение43,44,4–4,8
Чонград-Кендерфелдек /Csongrád, Kenderföldek 40Погребение42,54
Миция/MiciaРимский лагерь, случайная находка34,44,8
Дрэгенешть/Drăgăneşti9 [9, s. 80–81] Погребение33,54,3
Петроаселе/Pietroasele 2, 9 [9, s. 80–82]Погребение 30,74
Ясы-Николина/Iaşi-Nicolina [9, s. 79–81]Поселение34,73,14
Будешты/Budeşti 196. [3, с. 314, рис. 3, 9]Погребение193,2
Будешты/Budeşti [3, с. 314, рис. 3, 4]Поселение34,5
Пастырское [3, с. 317, рис. 3, 3]Случайная находка443,4
Матронинское [3, с. 316, рис. 3, 8]Городище233
Флерковка [3, с. 318, рис. 3, 1, 2]Случайная находка(2)


ЛИТЕРАТУРА


1. Иштванович Э., Кульчар В. Северопричерноморские (?) золотые ювелирные
изделия в материале сарматов Карпатского бассейна // Боспорский феномен.
Проблема соотношения письменных и археологических источников. СПб.,
2005.
2. Лебединский Я., Гарнье Ж-Ф., Дэнэс М. Два аланских кинжала из Аквитании
(юго-запад Франции) // http://www.darial-online.ru/ 2007_1/lebedinsky.shtml.
3. Магомедов Б. В., Левада М. Е. Оружие черняховской культуры // МАИЭТ. 1996.
Вып. V.
4. Мыц В. Л., Лысенко А. В., Щукин М. Б., Шаров О. В. Чатыр-Даг — некрополь
римского времени в Крыму. СПб., 2006.
5. Порох А. Н., Пьянков А. В. Кинжалы с вырезами у рукояти из могильника
Бжид-1 (хронологический и технологический аспекты изучения) // ДА. 1999.
Вып. 3–4.
6. Симоненко А. В. Тридцать пять лет спустя. Послесловие-комментарий // Хаза-
нов А. М. Очерки военного дела сарматов. СПб., 2007.
7. Сокольский Н. И. Боспорские мечи // Материалы и исследования по археологии
Северного Причерноморья в античную эпоху // МИА. 1954. № 33.
8. Хазанов А. М. Очерки военного дела сарматов. М., 1971.
9. Шаги К. Остроготы (остготы) в окрестностях оз. Балатон // Древности эпохи
Великого переселения народов V–VIII веков. М., 1982.
10. Bóna I. Das Hunnenreich. Budapest, 1991.
11. Garnier J., Lebedynsky I., Daynès M. Deux poignards Sarmato-Alains en Lot-et-
Garonne // Antiquités Nationales. 2006–2007. 38.
12. Harhoiu R. Das Kurzschwert von Micia // Dacia. N. S. 1988. XXXII. 1–2.
13. Istvánovits E., Kulcsár V. Az első szarmaták az Alföldön (Gondolatok a Kárpátmedencei
jazig foglalásról) [The first Sarmatians in the Great Hungarian Plain (Some
notes on the Jazygian immigration into the Carpathian Basin)] // A nyíregyházi Jósa
András Múzeum Évkönyve. 2006 (2007). XLVIII.
14. Kiss A. Das Gräberfeld von Szekszárd-Palánk aus der zweiten Hälfte des 5. Jh. und
der ostgotische Fundstoff in Pannonien // Zalai Múzeum. 1996. 6.
15. Koch R. Bodenfunde der Völkerwanderungszeit aus dem Main-Tauber-Gebiet.
Germanischen Denkmäler der Völkerwanderungszeit. Seria A. Berlin, 1967.
Bd. VIII.
16. Párducz M. Archäologische Beiträge zur Geschichte der Hunnenzeit in Ungarn //
AAH. 1959. 11.
17. Párducz M. Die ethnischen Pobleme der Hunnenzeit in Ungarn. Budapest, 1963.
18. Sági K. A fenékpusztai V. századi vasbucák történeti háttere // Arrabona. 1979. 21.
19. Soupault V. A propos de l’origine et de la diffusion des poignards et épées à encoches
(IVe–VIIe s.) // МАИЭТ. 1996. Вып. V.
20. Tejral J. Neue Aspekte der frühvölkerwanderungszeitlichen Chronologie in Mitteldonauraum
// Neue Beiträge zur Erforschung der Spätantike im mittleren Donauraum.
Spisy Archeologického Ústavu AV ČR. Brno, 1995. 8.
21. Werner J. Beiträge zur Archäologie des Attila-Reiches. München, 1956.



1 За помощь, оказанную при розысках материалов, выражаем благодарность следующим коллегам: Жолт Мрав (Венгерский национальный музей), Роберт Мюллер, Петер Штрауб, Оршоя Хейнрих-Тамашка (Музей Балатон, г. Кестхей), Агота Переми (Музей им. Деже Лацко, г. Веспрем), Янош Одор (Музей им. Мора Вошински, г. Сексард).
2 Из вышеперечисленных венгерских памятников у нее названо только три местонахождения [19, с. 72]. В то же время она ссылается на карту распространения в книге И. Боны [10, s. 91, 247-248]. Однако проверка данных относительно находок в Тисакараде (Tiszakarad) и Измене (Izmeny) не подтвердила факт находок мечей данного типа.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Евгений Черненко.
Скифский доспех

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов
e-mail: historylib@yandex.ru
X