Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Кингстон
  • Биографии различных людей. Организация корпоративных поездок.
  • tritment.ru

Loading...
Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.   Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Конская сбруя и оружие

Стремена


Для классификации типов стремян (рис. 1) мы выделяем отделы по форме верхней части дужки, где имеется прорезь для путалища, а типы—по форме подножки. Контур дужки изменчив и дает внутри каждого типа варианты, различия между которыми нечетки и условны.

Отдел А


Верхняя часть стремени имеет вид широкой пластины. В плоской части прорезано отверстие для путалища.


Тип I (4 экз.). С узкой, закругленной книзу подножкой на трех прутьях. Контур стремени овальный или круглый.

Отдел Б


С круглой или прямоугольной петлей, отделенной от дужки
перехватом.


Тип I (28 экз.). С узкой, закругленной книзу подножкой на трех прутьях. Характерный контур — яйцевидный.
Тип II (1 экз.). С узкой плоской или слегка выгнутой кверху подножкой на трех прутьях. Характерный контур — арочный, вытянутый вверх.
Тип III (6 экз.). С узкой круглой подножкой и с расплющенными в виде лопастей боковыми частями дужки. Характерный контур - яйцевидный.

Отдел В


С прямоугольной вытянутой горизонтально петлей. Петля не отделена от дужки и представляет собой верхнюю расплющенную часть дужки. Под прорезью небольшой округлый выступ.


Тип I (24 экз.). С узкой плоской подножкой. Дужка расширяется до ширины подножки на расстоянии 2—3 см от нее или доходит без расширения до подножки. Характерный контур — арочный.
Тип II (4 экз.). С широкой плоской подножкой. Дужка в месте соединения с подножкой сплющена с боков. Характерный контур — арочный.

Рис. 1. Стремена
Рис. 1. Стремена

Тип III (6 экз.). С плоской, овальной в плане широкой подножкой и прямоугольной в сечении дужкой. Характерный контур — арочный.
Тип IV (1 экз.). С узкой, закругленной книзу подножкой. Характерный контур — арочный.

Отдел Г

С расплющенной верхней частью дужки. Верхняя часть дужки образует треугольный выступ. Ниже прорези имеется небольшой выступ, такой же, как у стремян предыдущего отдела.

Тип I (16 экз.). С узкой плоской, овальной в плане подножкой. Тип II (12 экз.). С узкой, слегка закругленной книзу подножкой. Дужка расплющена в нижней части и образует широкие лопасти. Этот признак (боковое расплющивание дужки) сближает этот тип с типом БIII. Характерный контур — яйцевидный.
Тип III (7 экз.). Такой же, как предыдущий тип. Дужка расплющена, но у соединения с подножкой образует не лопасти, а направленные вниз выступы (рудиментарные остатки лопастей).
Тип IV (3 экз.). С узкой овальной в плане, закругленной книзу подножкой. Дужка расплющена. В месте соединения дужки и подножки небольшие выступы. Нам представляется возможным рассматривать этот тип как развитие предыдущих за счет превращения лопастей в рудиментарные отростки (это указывает направление эволюционного ряда) и за счет увеличения изгиба подножки внизу. Характерный контур — яйцевидный.
Тип V (11 экз.). С узкой, закругленной книзу подножкой. Дужка расплющена с боков. Отростки у соединения ее с подножкой отсутствуют. Этот тип можно рассматривать как завершение эволюционного ряда ГII—ГIII—ГIV. Характерный контур — яйцевидный.

Отдел Д

С расплющенной верхней частью дужки. Вместо треугольного выступа сверху верхний край дужки образует округлый выступ над прорезью для путалища. Небольшой выступ снизу, под прорезью, связывает этот отдел с предыдущими.


Тип I (22 экз.). С широкой плоской подножкой. Характерный контур — арочный.
Тип II (20 экз.). С узкой, закругленной книзу подножкой. Характерный контур — яйцевидный.
Тип III (6 экз.). С узкой круглой подножкой. Характерный контур — круглый.
Тип IV (6 экз.). С узкой круглой подножкой. Дужка расплющена в нижней части и у соединения с подножкой образует выступы, сходные с выступами типа TIV. Характерный контур — яйцевидный.

Отдел Е

С расплющенной верхней частью дужки. Небольшой выступ внизу, под прорезью, такой же, как у стремян предыдущих отделов. В отличие от стремян отдела Д, верхний край дужки образует правильную дугу.


Тип I (96 экз.). С широкой (от 1/3 до 1/2 высоты стремени) овальной или прямоугольной в плане плоской дужкой. Характерный контур арочный.
Тип II (14 экз.). С узкой плоской подножкой. Характерный контур — арочный.
Тип III (3 экз.). С широкой овальной в плане, круглой подножкой. Характерный контур — круглый.
Тип IV (2 экз.). С широкой подножкой. Дужка расплющена в нижней части и у соединения с подножкой образует выступы (как у типов ГIV и ДIV). Характерный контур — арочный.

Отдел Ж

Без расплющивания верхней части дужки и без прорези.


Тип I (3 экз.). С широкой овальной, в плане плоской подножкой. Характерный контур — арочный.
Тип II (1 экз.). Такое же стремя, только с узкой подножкой.

Отдел З

Без расплющивания верхней части дужки, прорезь сделана в стержне
дужки.


Тип I (1 экз.). С широкой овальной в плане плоской подножкой. Характерный контур — арочный.
Тип II (4 экз.). Без подножки. Прут, из которого сделано стремя, в нижней части не расширяется. Характерный контур — круглый.
Тип III (2 экз.). С узкой круглой подножкой. Характерный контур — круглый.

При описании типов мы обратили внимание на связь некоторых типов, которые образуют, как нам кажется, эволюционный ряд. Направление этого ряда можно определить по рудиментам. Вместе с тем сами отделы дают тоже ряд, показывающий развитие петли: от обособленной дужки (Б), через небольшой прямоугольный (В), треугольный (Г), а затем круглый (Д) выступы — к простому расплющиванию верхней; части дужки для прорези (Ё). Мы рассматриваем формы этого выступа (В—Д) как постепенно вырождающиеся рудиментарные петли для; путалища. Это предположительно определяет направление ряда.

Таким образом, мы можем построить эволюционные ряды стремян (рис. 1).

Аналогии стременам отдела AI известны на Черниговщине19 и в Прибалтике в памятниках XI—XII вв.20, а также в Венгрии в памятниках IX—XI вв.21

Аналогии стременам БI и БII можно найти в памятниках салтовской культуры VIII—X вв.22, в синхронных погребениях Южного Урала23, в Киеве и Чернигове в комплексах X в.24, в Венгрии в комплексах IX—XI вв.25, в мордовских могильниках26, в прикамских памятниках примерно того же времени27, в гнездовских курганах X в.28, во владимирских курганах X—XI вв.29 в памятниках ранних болгар на Волге VIII—IX вв.30. Широко распространен вариант этого типа с прямоугольной петлей, отделенной от дужки, и в Сибири31. Аналогии стременам типа БШ известны в памятниках Приуралья и Волжской Болгарии32 и в памятниках Венгрии IX—X вв.33

Аналогии стременам отделов В, Г и Д имеются в материале южнорусских городищ предмонгольского времени (XII — начало XIII в.) и в других синхронных им памятниках. Стремена типа BI найдены на городищах Княжая Гора34 и Городище35, в Колодяжине36, на смоленских городищах XII—XIII вв. и на более позднем городище XIV в.37, в Наровчате среди материала XIII—XIV вв.38, в Прикамье39, в памятниках Владимирской40 и Московской областей41, на городище Райки42. Стремена отдела В известны в Монголии и Сибири с IX в.43

Стремена типа ВП известны на Городище (Изяславле) (конец XII—начало XIII в.)44. Одно стремя, весьма близкое к стременам отдела В, найдено в комплексе VIII в. у с. Вознесенки на Запорожье45. Стремена переходного типа от отдела Б к отделу В известны в могильниках VI—IX вв. в с. Синеглазове Челябинской обл.46

Стремена типа ГI и ГП найдены в слое XII — начала XIII в. в Новгороде47, на городищах Княжая Гора48 и Райки49. Стремена типа, близкого к ГШ и ДIV, найдены в Средней Азии50.

Стремена типа ГIV найдены в смоленских городищах XII—XIII вв.51, в памятниках Брянской обл.52, в Прикамье53, во Владимирской, Горьковской54 и Орловской55 областях.

Стремена типа ГУ известны в мордовских могильниках XIV в.56, в памятниках Владимирской обл.57

Стремена отделов В, Г и Д в более ранних памятниках, чем XII в., не встречаются (например, их нет в Саркеле — Белой Веже)58.

Стремена типа ДII известны в курганах адыгов у Геленджика59. Стремена этого же типа были найдены в Горьковской обл.60

Для хронологии стремян важно отметить, что в слоях монгольского разгрома на городище у с. Городище были найдены стремена типов BI, BII, ГII, ГII, ГIV, ГV.61

Аналогии стременам типа EI и EII известны в Новом Сарае, среди материала XIV в.62, в Муранском63 и Аткарском64 могильниках XIV в., в Прикамье65, в Московской обл.66, в курганах белореченского типа XIV в.67, в Сибири в комплексах XIV в.68, в материале из Увека69.

Аналогии стременам типа EIII имеются в смоленских городищах XII—XIII вв.70, в Новгороде в слоях XIV в.71

Стремена типа 3III были найдены в Змейском могильнике XI— XII вв.72.

Важно отметить, что аналогии подтверждают направление построенных эволюционных рядов. Ранние типы в эволюционных рядах дают более ранние аналогии.

Удила

При классификации удил (рис. 2, 1) мы выделяем отделы по наличию или отсутствию псалиев и перегиба стержня удил, типы — по устройству окончаний удил (кольца, форма псалиев).

Рис. 2. Удила и костяные и изделия: 1 - удила; 2 - костяная обкладка седла (хут. Подлужный, № 531); 3 - костяный пластины; 4 - костяные петли
Рис. 2. Удила и костяные и изделия: 1 - удила; 2 - костяная обкладка седла (хут. Подлужный, № 531); 3 - костяный пластины; 4 - костяные петли

Отдел А

С псалиями, односоставные.


Тип I (1 экз.). С двумя неподвижными кольцами на каждом конце, расположенными во взаимно перпендикулярных плоскостях. В крайние кольца вставлены подвижные кольца. Во вторые неподвижные кольца вставлены стержни псалиев. К стержню во всю его длину прикована пластина с петлей для ремня оголовья. Неподвижное кольцо удил проходит сквозь отверстие в пластине и охватывает стержень в средней его части («крылатые» псалии). Кольца и стержни удил — круглые или подквадратные в сечении.

Отдел Б

С псалиями, двусоставные.


Тип I (10 экз.). Концы стержней такие же, как у удил AI. Псалии в виде стержней. К стержню псалия в середине прикована небольшая пластина, которая у средней части стержня имеет отверстие для прохода неподвижного кольца удил в петлю для ремня оголовья, а на конце иногда — шляпку («гвоздевидные» псалии).
Тип II (2 экз.). Концы стержней и псалии такие же, как у типа AI.
Тип III (2 экз.). Псалии в виде дугообразных лопастей, присоединенных к подвижному кольцу. В кольцо псалия вводилось второе подвижное кольцо для поводьев.
Тип IV (2 экз.). Представляет собой развитие типа БШ. Дуговидные лопасти псалиев превратились в рудиментарные отростки у большого подвижного кольца удил. Второе подвижное кольцо отсутствует.

Отдел В


Без псалиев, односоставные.


Тип I (47 экз.). В неподвижные кольца на концах удил вдеты подвижные кольца.

Отдел Г

Без псалиев, двусоставные.


Тип I (70 экз.). На концах по одному неподвижному кольцу. В эти кольца вставлены подвижные кольца.
Тип II (34 экз.). Отличаются от типа ГI подвижными кольцами, которые больше обычных почти вдвое (их диаметр равен половине длины удил).
Тип III (1 экз.). Удила такие же, как тип ГII, только кольца плоские в сечении.
Тип IV (7 экз.). Отличаются от удил типа ГII формой неподвижных колец на конце стержня. Эти кольца имеют форму коротких цилиндров, свернутых из расплющенных в пластины концов стержня удил.

Отдел Д

С дополнительными кольцами, без псалиев.


Тип I (1 экз.). Двусоставные, с небольшими подвижными кольцами, в которые вставлены дополнительные большие кольца.

Вопрос о происхождении тех или иных типов удил и об эволюционных рядах типов удил вызывает серьезные затруднения. Можно предположить, что развитие типов удил шло по такой примерно схеме: от удил отдела А к удилам отделов Б и В; внутри отдела Б развитие, видимо, шло от удил типа БI и БII к удилам типа БIII и БIV; от последних типов — к удилам типа ДI и отдела Г (рис. 2).

Ряд переходных форм связывает типы БI и БII с отделом Г, т. е. удила с псалиями — с двусоставными удилами без псалиев. Так, например, известны двусоставные удила с двумя неподвижными, расположенными в разных плоскостях кольцами на концах. Во внешнем кольце, как у типов БI и БII, вдеты подвижные кольца для повода, во второе кольцо вдето другое подвижное кольцо большего диаметра, заменяющее псалий (к нему присоединялись ремни оголовья)73. Видимо, у удил описанного вида исчезает с течением времени неподвижное второе кольцо, и оба подвижных кольца — одно для повода, другое для оголовья - пропускаются в одно неподвижное кольцо74. От этих удил уже один шаг к удилам, у которых и повод и оголовье прикреплялись к одному кольцу. Причем это кольцо в некоторых случаях сохраняло отростки (БIV), видимо рудименты псалиев удил типа БIII.

С другой стороны, удила BI можно представить как удила типа AI, лишенные псалиев, в соответствии с общей тенденцией развития удил, которые с течением времени освобождаются от псалиев.

Удила типа AI известны в погребении болгарского могильника IX—X вв. у дер. Танкеевка ТАССР75.

Удила типа БI встречаются в Пенджикенте, в комплексах VII— VIII вв.76 Этот же тип удил хорошо известен в памятниках салтовской культуры77, в Саркеле78, в мордовских могильниках VII—IX вв.79, в Венгрии в памятниках IX—XI вв.80 Кроме того, удила типа БI известны в башкирских могильниках VIII—-IX вв.81, в Приуралье82, во Вщиже83, в курганах Петербургской губ. в Приладожье84, в памятниках ранних болгар на Волге85. Удила такого же типа найдены в комплексе VIII в. у с. Вознесенки близ Запорожья86. Псалии типа БП известны в литовских памятниках рубежа I и II тысячелетий н. э.87

Удилам типа БI предшествуют удила такого же типа, но с псалиями S-образной формы. Они известны в комплексах VII—VIII вв.88 Эволюция псалиев состояла, видимо, в выравнивании псалия, а затем в увеличении петель и превращении «гвоздевидных» псалиев в «крыловидные». Удила типа БIII известны в Венгрии в памятниках XI в.89

Удила без перегиба типа BI известны в Сибири90, в Западной Европе91, в Приуралье92, Волжской Болгарии93.

Удила типа BI, видимо, к XII в. вышли из употребления. Их нет, например, в слое конца XII — начала XIII в. в Изяславле. Отсутствие удил типа BI в Белой Веже (X—XI вв.) говорит о том, что этот тип был в XI в. мало распространен94.

Удила типа ГI известны в средневековых памятниках так широко, что приводить аналогии бессмысленно. Этот тип отличается также очень широким хронологическим диапазоном.

Удила типа ГII известны в комплексе могильника Басандайка95. в Аткарском могильнике XIV в.96, в Киевском некрополе X в.97, в памятниках Волжской Болгарии: Танкеевском могильнике IX—X вв.. Болгарах и Биляре98, в предмонгольских слоях Изяславля99, в пензенских могильниках100, в Борисовском могильнике101, в Венгрии102. Кроме того, удила типа ГII известны в памятниках сросткинской культуры (IX—X вв.)103, в Подболотьевском могильнике104, в Максимовском могильнике (в погребении с монетой X в.105), в Рузе106, во Владимирских курганах107. С. В. Киселев считал, что в Сибири удила такого типа появились в IX—X в,в.108

Удила типа ГIII найдены были на Городище (Изяславле)109, во Вщиже110, в Болгарах111.

Седла


От седла обычно сохраняются следы кожи и деревянной основы седла, иногда солома (Ступки 5/7, № 483). Место седла в погребениях без костей коня неопределенное, в погребениях с костями коня - там, где должна была бы быть спина лошади. Иногда седло имеет железную оковку луки (с. Боаро, к. 26, № 93; с. Визенмиллер, группа III, к. 5, № 121112; с. Золотушинское, № 157). В настоящее время мы не можем реконструировать седло и можем лишь предполагать, что у седла восточноевропейских кочевников была только передняя высокая лука113.

Седло украшалось костяными накладками. Накладки чаще всего имеют вид узких пластин, украшенных циркульным орнаментом или гравированными косыми линиями. Но известны большие фигурные накладки на переднюю луку (Зеленки 303, № 719), украшенные плетеным резным пояском, циркульным узором и чернением.

Другого типа накладки, видимо от боковин, передней и небольшой задней луки седла, найдены в хут. Подлужном (рис. 2, 2) (№ 531) и такие же в Анапе (№ 494). Известны остатки седла, украшенные серебряными тиснеными оковками (Юрьев Польский, 998). Иногда удается проследить ткань от чепрака (парча с каймой в с. Золотушин-ском, № 157). Седло из с. Визенмиллер 5 (№ 121) было украшено двумя ажурными бляхами с выпуклостью в центре (типа ИУ1).

Костяные пластины с прямоугольным отверстием


Эти пластины часто встречаются при костяках коня, составляя, очевидно, часть конской сбруи (рис. 2, 3).

Тип I (1 экз.). Прямоугольная пластина.
Тип II (1 экз.). Прямоугольная пластина с выемками у краев.
Тип III (5 экз.). Пластина с выпуклой спинкой.
Тип IV (5 экз.). Пластина с треугольной спинкой.

Аналогии пластинам I типа имеются в Синеглазовском могильнике VI—IX вв.114, типа II — в Сибири115 и на Северном Кавказе116, типу III — в материале из Саркела — Белой Вежи117, в Борисовском могильнике118, в Сибири, в комплексах начиная с VI-—VIII вв.119, в памятниках конца I тыс. н. э. Чуйской долины120.

Шпоры


В кочевнических погребениях найдено очень мало шпор121. Известна пара прямых плоских шпор (Праздничное, № 510), у которых, видимо, шип и скоба находились в одной плоскости (тип I). Такая же шпора была найдена в погребении Саркел (№ 383). Такие шпоры известны в Западной Европе, где датируются XI—XII вв.122. В Новгороде такие шпоры известны в слое XI—XII вв.123, в Венгрии в памятниках X—XI вв.124.

В. А. Городцов в погребении Николаевка 4/3 (№ 459)125 нашел шпору с колесиком (тип II). Многочисленные варианты типов шпор с колесиком, или «репейкой», распространились на Западе в XIII—XV вв. и полностью вытеснили типы шпор без колесиков126. Известны шпоры с колесиком в слое монгольского погрома на Городище127.

Плети


От плетей (4 экз.) сохраняются костяные рукояти с отростком (рис. 3, 3). Рукояти внутри имеют канал, в котором часто оказывается железный стержень. В некоторых случаях этот стержень оканчивается кольцом. Аналогичные плети известны в Саркеле — Белой Веже128, в Рязани129, в Новгороде в слоях XII—XIII вв.130, в Болгарах131. В кочевническом погребении близ Саркела (№428) найдена серебряная узкая лента, скрученная в виде растянутой спирали. М. И. Артамонов видит в этом предмете ленту, вплетенную в ремни плети или украшавшую рукоятку плети. В погребении из Увека (№ 983) найдена деревянная палочка, обмотанная серебряной проволокой, которую исследователь погребения А. А. Кротков также считает плетью. В погребении Крилос 1 (№ 850а) найдены были две серебряных обкладки рукояти, которую исследователь кургана предлагает считать, правда, без оснований, рукоятью ременной плети132.

Сабли


У большинства сабель рукоятка расположена несколько под углом к линии клинка. Этим достигается усиление эффективности удара. На рукояти обычно бывают отверстия для прикрепления накладок.

При классификации сабель мы разделяем их на отделы — по форме клинка и на типы — по форме рукояти (рис. 3, 1).

Отдел А

Широкие малоизогнутые.


Тип I (7 экз.). С прямым брусковидным перекрестием и с рукояткой более узкой, чем клинок.
Тип II (3 экз.). Такая же, как тип I, но без перекрестия. Видимо, оно было деревянным.

Отдел В

Более узкие и сильнее изогнутые.


Тип I (7 экз.). С брусковидным перекрестием.
Тип II (3 экз.). Перекрестие имеет расплющенные и опущенные вниз концы.
Тип III (7 экз.). Без перекрестия. Ширина рукояти такая же, как клинка. Перекрестие, видимо, было деревянным. Аналогии саблям тип А имеются в салтовской культуре. Это так называемые хазарские сабли133. Они были распространены и на Руси в X—XI вв., превратившись здесь, как считает Г. Ф. Корзухина, в своеобразный «гибрид» сабли и меча134. Кроме того, сабли типа AI есть в материалах Волжской Болгарии IX—X вв.135, в могильнике Новый Пазар в Дунайской Болгарии136, в мордовских могильниках VIII—X вв.137, в венгерских памятниках IX—X вв.138. Сабли типа All известны в южнорусских комплексах X в.139, в северокавказских памятниках X—XIII вв.140, в памятниках IX—X вв. Венгрии141.

Аналогии саблям типа БI имеются в материалах погребений X—XII вв. из Басандайки142, в материалах XIV в. из Нового Сарая143, я памятниках X—XIV вв. на Северном Кавказе. В Убинском могильнике144, Новом Сарае145 и курганах XIV в. белореченского типа146 известны сабли типа БII. Ножны сабель сделаны из дерева, частично обтянуты кожей и имеют две антапки для прикрепления к ремню и сплющенную с боков оковку конечной части ножен.

На сабле из погребения Ладожское (№ 502) лежал узор из плетеных серебряных полос на лезвии ниже рукояти. Следует предполагать, что это — украшения от несохранившихся ножен. Сабля из погребения Збурьевка (№ 628) имела на навершии рукояти медную оковку, а на рукояти следы серебряной отделки. Ножны из погребения Таганча (№ 803) имели железный наконечник с серебряным покрытием и серебряные пластинки, укрепленные на деревянной основе ножен при помощи штифтов. Сабля из кургана 3/7 в 15-м поселке (№ 260) была в деревянных ножнах с тремя парами рельефных серебряных чеканенных блях, ножны были обложены листом серебра со сложным растительным чеканенным орнаментом. Прямое железное перекрестие имело две шишечки на концах. На рукояти было навершие в виде колпачка, покрытое серебряной чеканенной пластинкой. К рукояти прикреплялась подвеска, которая состояла из пластин, соединенных вместе на деревянной основе. Лицевая сторона подвески — серебряная пластина с загнутыми краями, а оборотная сторона — две бронзовые пластины.

Кинжалы


Кинжалы встречаются редко. Один кинжал со сравнительно широким, острым с одной стороны, треугольным в сечении лезвием и бронзовым перекрестием, концы которого слегка опущены вниз, наподобие перекрестий сабель типа БП, был обнаружен в погребениях у г. Ленинск 4/4 (№ 194), другой — в погребении Балкин хутор (№ 58а).

Мечи


Относительно употребления меча поздними кочевниками что-либо определенное сказать трудно. В том материале, который сохранился, мечей очень мало, меньше, чем сабель. Обоюдоострые прямые мечи 110—115 см длиной были найдены в погребениях Челкар (№ 46) и Пришиб (№ 471) и (по свидетельству А. А. Спицына) Ново-Збуровка (№ 661). Меч из погребения Пришиб (рис. 3, 2) был типа широко распространенных в Европе в IX—XI вв. мечей, встречавшихся и на Руси147. Он имел прямое перекрестье и шаровидное навершие. Однолезвийные мечи с брусковидным навершием найдены в погребении Калиновка 28/2 (№ 173) и у хут. Кузин (№ 184). Последний имел четкий дол.

Существует точка зрения, что прямой однолезвийный меч предшествует сабле и потому встречается только в самых ранних погребениях поздних кочевников I тыс. н. э. И. В. Синицын сравнивает меч из погребения Джангалы 19 (№ 139) с однолезвийным мечом из погребений IV—V вв. и. э.148 Хотя действительно прямой однолезвийный меч является исходной точкой в эволюции сабли, все же долгое время в европейских степях эти два вида оружия сосуществовали. При этом иногда прямые мечи получали некоторый наклон рукояти, как у сабель. Такие мечи дошли до XIII—XIV вв., о чем свидетельствует находка в Джангале 19 (№ 139) с поздними формами стрел и стремян.

Копья

Все втульчатые. Классифицируются по форме пера (рис. 3, 5).


Тип I (11 экз.). В виде конусовидной заостренной трубки («втоко-видное»).
Тип II (1 экз.). С плоским пером в виде вытянутого равнобедренного треугольника, нижние грани короткие, слегка вогнутые.
Тип III (6 экз.). С плоским листовидным широким пером.
Тип IV (17 экз.). С ромбическим плоским пером.
Тип V (1 экз.). Ланцетовидно-ромбические.

Аналогии копьям типа I известны в могильнике Новый Пазар149, в славянском слое Белой Вежи150; типа II — в Белой Веже, в слое XI в.151; типа III и IV среди сулиц Новгорода из слоя X в.152 и копий Старой Рязани153.
Копья у печенегов и половцев упоминаются в письменных источниках154.

Луки


Простой лук в погребениях поздних кочевников не зафиксирован. От сложного лука кроме деревянного тлена сохраняются только костяные накладки. На одной стороне этих накладок имеются насечки для лучшего соединения с деревянной основой лука.

Срединные накладки придавали средней части лука, где опасность перелома была особенно велика, жесткость. В погребении № 60 близ Саркела было прослежено, что между срединных накладок в деревянную основу лука был загнан для упругости деревянный клин155.

Срединные накладки делятся на следующие типы (рис. 3, 6).
Тип I (17 экз.). Овальные.
Тип II (9 экз.). Дуговидные.
Тип III (2 экз.). Трапециевидные.
Тип IV (1 экз.). Овальные с вырезом.
Тип V (1 экз.). Прямоугольные.

Аналогии накладкам типа I известны в Семиречье156, в Сибири157, в салтовской культуре158; аналогии накладкам типа II известны в Новгороде159, Старой Ладоге160, в Саркеле161, во Вщиже162, в Колодяжном163, в памятниках Сибири164.

Кроме боковых найдены две фронтальные срединные накладки (рис. 3, 7). Способ размещения этих накладок описан А. Ф. Медведевым165. Они известны в Сибири166, в Новгороде в слое XII в.167

Концевые накладки имеют следующие типы (рис. 3, 8):
Тип I (1 экз.). Прямоугольная пластина с вырезом.
Тип II (2 экз.). Треугольная пластина с вырезом.
Накладки типа II известны среди материалов Саркела - Белой Вежи168.

Встречаются костяные кольца с выступами (для так называемого монгольского способа натягивания лука). Они хорошо известны в Средней Азии169 и в золотоордынских городах Поволжья170.

Железные наконечники стрел

При классификации стрел мы группируем их по поперечному сечению на отделы и по форме — на типы. Все распространенные стрелы, за исключением одной втульчатой (№ 790) (рис. 3, 4), являются черешковыми (рис. 3, 9).

Рис. 3. Оружие и костяные пряжки: 1 — сабли; 2 — меч (Пришиб, № 471); 3 — рукоять плети; 4 — втульчатая железная стрела (Пешки 323, № 790); 5 — копья; в — срединные накладки на лук; 7 — фронтальная накладка на лук; 8 — концевые накладки на лук; 9 — железные стрелы; 10 — костяные стрелы; 11 — костяные пряжки.
Рис. 3. Оружие и костяные пряжки: 1 — сабли; 2 — меч (Пришиб, № 471); 3 — рукоять плети; 4 — втульчатая железная стрела (Пешки 323, № 790); 5 — копья; в — срединные накладки на лук; 7 — фронтальная накладка на лук; 8 — концевые накладки на лук; 9 — железные стрелы; 10 — костяные стрелы; 11 — костяные пряжки.

Отдел A

Трехлопастные.


Тип I (4 экз.). С широкими треугольными лопастями.

Отдел Б

Четырехгранные.


Тип I (2 экз.). Бипирамидальные, вытянутые.
Тип II (10 экз.). Бипирамидальные, с короткой верхней частью.
Тип III (9 экз.). Бипирамидальные, с короткой нижней частью.
Тип IV (3 экз.). Пирамидальные, вытянутые.
Тип V (2 экз.). Пирамидальные, с дуговидными гранями.

Отдел В

Плоские.


Тип I (45 экз.). Листовидные.
Тип II (4 экз.). Ланцетовидные.
Тип III (99 экз.). Ромбические.
Тип IV (89 экз.). Ромбические, с удлиненной нижней частью.
Тип V (16 экз.). Ромбические, с вогнутыми нижними и несколько выгнутыми верхними ударными гранями.
Тип VI (9 экз.). Жаловидные, треугольные.
Тип VII (7 экз.). Срезни в виде треугольника.
Тип VIII (3 экз.). В виде лопаточки с округлой нижней частью и ровно срезанной верхней.
Тип IX (25 экз.). Срезни в виде вытянутой лопаточки со слегка закругленной верхней ударной гранью.
Тип X (4 экз.). Такие же, но ударная грань вогнута.
Тип XI (41 экз.). Такие же, как типа IX, с короткими, сходящимися под тупым углом, верхними ударными гранями.
Тип XII (7 экз.). В виде лопаточки с раздвоенным широким концом.
Тип XIII (11 экз.). Фигурные.
Тип XIV (1 экз.). Треугольные, с жаловидными отростками внизу.
Тип XV (1 экз.). С широкой лопастью, срезанной под острым углом сверху, и округлым краем снизу.

Некоторые стрелы из позднекочевнических погребений имеют прорези в широкой части. Высказывались предположения, что в эти прорези вставлялась пакля, которую потом поджигали.

Аналогии стрелам типа AI известны в салтовской культуре171, в хазарском слое Саркела172 (в русском слое их нет), в памятниках ранних болгар VIII—IX вв. на Волге173, в мордовских могильниках VIII—X вв.174, в памятниках до X в. в Сибири175, в Болгарах176.

Аналогии стрелам типа БI имеются в Старой Рязани177. Стрелы типа БП известны в Новгороде178; стрелы типа БIII — в памятниках ранних болгар VIII—IX вв. на Волге179.

Стрелы типа BI встречаются в славянском слое Саркела — Белой Вежи180, в разрушенных монголами городах181; стрелы типа BIII — в Старой Рязани182 и в славянском слое Саркела — Белой Вежи183; стрелы типа BIV — в Колодяжине, Плеснеске и других предмонгольских русских городищах184, в памятниках Венгрии IX—X вв.185; стрелы типа BV — в славянском слое Саркела — Белой Вежи186, в Новгороде187, в Старой Рязани188, в смоленских городищах XII—XIII вв.189; стрелы типа BVI известны в предмонгольских русских памятниках190, в комплексах XI—XII вв. на Северном Кавказе191, в комплексах IX—X вв. в Венгрии192; стрелы типа BVIII — в Новгороде193, в памятниках Сибири194; типа BIX — в Монголии195, на южнорусских городищах в слоях монгольского разорения196, в Старой Рязани197, в Новгороде198, в Гродно199, в мордовских могильниках200. Стрелы типа BXI хорошо известны в Казахстане, в Сибири в могильниках, датирующихся XIII—XIV вв.201 и в русских городищах, разрушенных монголами в начале XIII в. (например, Княжая Горa202, Плеснеск203). В Восточной Европе такие стрелы часто встречаются с вещами XIV в.204 Стрелы типа BXII были найдены в слоях XIII—XIV вв. в Новгороде205, в славянском слое Саркела — Блой Вежи206. Стрелы типа BXIII известны в памятниках белореченского типа Северного Кавказа XIV в.207, в Новом Сарае и в Старой Рязани208. Этот тип наконечников стрел в нескольких других вариантах известен хорошо в памятниках Сибири более раннего времени.

Костяные наконечники стрел


Встречаются редко. Делятся на несколько типов (рис. 3, 10).
Тип I (4 экз.). В виде конуса, так называемые «пулевидные».
Тип II (5 экз.). Четырехгранные с внутренней втулкой.
Тип III (4 экз.). Трехгранные с плоским черешком.
Тип IV (1 экз.). С плоским черешком и листовидным пером.
Костяные стрелы типа I известны и в первобытных памятниках, например в Старшем Каширском городище209, и ,в средневековых памятниках. Костяные наконечники стрел различных типов распространены очень широко и приводить аналогии им не имеет смысла.

Колчаны


Чаще всего колчаны делались из бересты, иногда на деревянном или железном проволочном каркасе. Сверху их часто окрашивали в красный и черный цвета. Иногда на месте тлена от колчана встречаются следы кожи. Колчаны имели вид цилиндра, расширявшегося в нижней части, с плоским дном. Колчан украшали костяными накладками. Расположение их было зафиксировано в погребении Пески 22 (№ 466): костяные накладки покрывают с одной стороны всю верхнюю часть колчана. Ниже идет поясок прикрепленных к бересте треугольных бронзовых подвесок.

Известны колчаны с железной оковкой210. На некоторых колчанах в погребениях Цозаровка 269 (№ 809), Бережновка II, 34/2 (№ 82) было зафиксировано положение длинных костяных накладок с отверстиями вдоль края колчана и костяных петель (которые будут рассмотрены ниже) у верхнего его края (рис. 4, 5).

На месте истлевших колчанов находят различные детали: колчан из погребения Ровное 4/7 (№ 262) имел бронзовые полукруглые пластины с прорезью, железные пластины и железное кольцо у верхней части колчана; колчан из погребения Пески 22 (№ 466) имел железное кольцо у верха; колчан из погребения Пески 17 (№ 464) костяную пластину, железный крючок, два железных кольца; колчан из погребения № 54 у Саркела (№ 421) имел три железных кольца (рис. 4, 4) колчан из Мертвых солей (№ 9) имел железный крючок, из погребения Кара-Бутак 1 (№5) железную дуговидную оковку нижней части колчана и железную пластинку; у колчана из погребения Калиновка 54/1 (№ 178) имелся костяной крюк; колчан из погребения Быково I, 16/9 (№ 102) имел тонкие дощечки, узкую железную планку и железную петлю, рядом лежали железное кольцо, деревянная планка с заостренным концом; колчан из погребения Быково I, 14/3 (№ 101) справа имел железную пластину; колчан из погребения Каменка 441 (№ 845) имел железную пластину с крюком и двумя заклепками, узкие костяные накладки и бронзовую узкую пластину, приклепанную к деревянной пластинке (рис. 4, 8).

Рис. 4. Детали колчанов: 1 — накладка из погребения Бережновка II, 5, № 74; 2 — накладка из погребения Парканы 180, № 877; 3 — пластина из кости от колчана из погребения Умань, № 805, 4 — реконструкция колчана из погребения Саркел 54 № 421; 5 — положение костяных деталей колчана из погребения Цозаровка 269, № 809; 6 — реконструкция колчана из погребения Саркел 18/1, № 392; 7 — накладка из погребения Аткарск 18, № 53; 8 — пластины от колчана из погребения Каменка 441, № 845; 9 — накладка от колчана из погребения Аткарск 18, № 53; 10 — накладка из погребения Бережновка I. 45/2 № 70. Реконструкции колчанов С. А. Плетневой
Рис. 4. Детали колчанов: 1 — накладка из погребения Бережновка II, 5, № 74; 2 — накладка из погребения Парканы 180, № 877; 3 — пластина из кости от колчана из погребения Умань, № 805, 4 — реконструкция колчана из погребения Саркел 54 № 421; 5 — положение костяных деталей колчана из погребения Цозаровка 269, № 809; 6 — реконструкция колчана из погребения Саркел 18/1, № 392; 7 — накладка из погребения Аткарск 18, № 53; 8 — пластины от колчана из погребения Каменка 441, № 845; 9 — накладка от колчана из погребения Аткарск 18, № 53; 10 — накладка из погребения Бережновка I. 45/2 № 70. Реконструкции колчанов С. А. Плетневой

Костяные накладки на колчаны


Известны широкие пластины от колчанов, орнаментированные резьбой и гравировкой, а иногда ажурные. Эти пластины (известно всего пластин этого типа от 30 колчанов) стилистически очень близки друг к другу и образуют один тип костяных накладок (рис. 4, 1, 2, 7, 9, 10). Сходство их при ближайшем рассмотрении обнаруживается не только в технике гравировки, общей для всех костяных накладок, не только в манере окрашивать некоторые части орнамента в черный и красный цвета, но и в самом орнаменте и стиле изображений.

На городищах Белоруссии было найдено несколько костяных орнаментированных накладок на колчаны, близких кочевническим. Хронологически они не выходят из рамок XIII в.211 Более точные аналогии костяным накладкам от колчанов имеются в памятниках Сибири XII— XIV вв.212, из культурного слоя Наровчата213, в Барбашинском могильнике XIV в 214, в материале из городища Верхний Джулат в комплексе XIII—XIV вв.215

В кочевнических курганах имеются обкладки краев колчана другого типа: в виде длинных узких костяных пластин. Они часто бывают покрыты геометрическим орнаментом. Известны находки нескольких таких узких пластин с орнаментом в виде трилистников.
Костяные петли от колчанов

Они предназначались, как это выяснила С. А. Плетнева, для прикрепления колчана к ремню. Эти костяные петли были прикреплены к широким ремням, охватывавшим весь колчан. Через петли продевался шнур или ремень для ношения колчана через плечо216 (рис. 4, 6).

Обычно костяные петли имеют на одной стороне насечку для более плотного соединения с ремнем и часто насечку на спинке. Характерной особенностью петель является потертость края большого отверстия, вызванная трением ремня или шнура, пропущенного через него.
Петли можно классифицировать на отделы по числу больших отверстий и на типы по форме (рис. 2, 4).

Отдел А

С одним большим отверстием в утолщенной части пластины.


Тип I (1 экз.). Ровное основание и дугообразная спинка.
Тип II (10 экз.). Ровное основание, дугообразная спинка, скошенные концы.
Тип III (7 экз.). Выгнутое основание, вогнутая спинка, скошен один конец, закруглен другой.
Тип IV (9 экз.). Сильно удлиненная пластина с небольшим утолщением в том месте, где отверстие. Основание ровное, спинка изогнутая, концы скошены.
Тип V (1 экз.). Ланцетовидная пластина с выемкой на спинке.
Тип VI (1 экз.). Овальная пластина с одним заостренным концом и уступом на спинке около него.
Тип VII (2 экз.). Ровное основание и фестончатая спинка.

Отдел Б

С двумя большими отверстиями.


Тип I (1 экз.). Ровное основание, двугорбая спинка.
Тип II (1 экз.). Такая же, как тип БI, сильно удлиненная.

Отдел В

С тремя большими отверстиями.


Тип I (1 экз.). Ланцетовидная с выемкой на спинке.
Аналогии типу AI известны в Сибири217, типу АН — в Болгарах218, Саркеле219, Новгороде в слое XIV в.220, типу AIII — в Саркеле221, типу AIV — в Новгороде в слое XIV в.222

Кистень


Один кистень был найден в Таганче (№ 803) и два в погребениях Сазонкин Бугор 11, 13 (№ 267г, 267д). Оружие это, видимо, было мало распространено у кочевников.

Булавы


Это оружие редко применялось кочевниками. Известны одна шаровидная каменная булава с четырьмя выступами, одна грушевидная каменная и одна шипастая железная. Особо заслуживает упоминания скипетр, или булава, из Таганчи (№ 803), имеющий шаровидное каменное навершие с арочным пояском.

Шлемы


Шлемы (рис. 5, 1) довольно часто встречаются в погребениях. Существует несколько классификаций шлемов. Э. Ленц предложил классифицировать их по способу защиты лица223. Эта формальная классификация объединяет внутри типа совершенно разнохарактерные шлемы. Мы используем для классификации кочевнических шлемов типологию русских шлемов, разработанную А. Н. Кирпичниковым224.
Тип I (3 экз.). Плавно изогнутые и вытянутые шлемы. К передней части прикреплен наносник, переходящий в надбровные дуги. К шлему прикреплялась кольчужная бармица. Наверху при помощи обычно четырех ножек укреплялся шпиль, имеющий внизу утолщение — яблоко. К шпилю, очевидно, прикреплялся флажок — яловец. Шлем из погребения Демьяновка (№ 562) имел венец, прикрепленный к тулье железными заклепками. Нижний край шлема имел петли для прикрепления бармицы. Бармица скреплялась с петлями шлема при помощи металлического прутика или ремешка. К этому типу относится шлем из Таганчи (№ 803). Спереди у него был щиток, окруженный каемкой из меди, приклепанной серебряными гвоздиками. На передней части остались куски серебряной пластины. Внизу имелись отверстия для соединения с бармицей.

Рис. 5. Шлемы и бокка: 1 — схема типов шлемов; 2 — навершие шлема из погребения у Энгельса, № 359, 3 — навершие шлема из погребения Бабичи, №674; 4 — шлем и кольчуга из погребения Ковали 53, № 753; 5 — бокка из погребения Увек 1, № 977
Рис. 5. Шлемы и бокка: 1 — схема типов шлемов; 2 — навершие шлема из погребения у Энгельса, № 359, 3 — навершие шлема из погребения Бабичи, №674; 4 — шлем и кольчуга из погребения Ковали 53, № 753; 5 — бокка из погребения Увек 1, № 977

Находки шлемов этого типа обычны для Киевщины, где такие шлемы встречаются и в курганах кочевников, и в соседних с ними русских памятниках225.
Тип II (3 экз.). Сфероконический шлем с вырезом спереди, к которому прикреплялась железная маска. Шлем увенчивался шпилем. Имелась бармица.
Два шлема с портретными масками — Ковали 53 (№ 753), Липовец (№774)—и одна маска со следами позолоты—Ротмистровка (№802), известные в настоящее время, найдены в кочевнических курганах. Шлем из погребения Ковали (рис. 5, 4) имеет четыре желобчатых углубления, спускающихся вниз от шпиля, и золотую серьгу в правом ухе маски. Кроме этих трех масок еще одна маска такого же типа была найдена Косцюшко-Валюжиничем в 1889 г. в Херсонесе226. Н. В. Пятышева отметила, что сделанные из бронзы уши у масок вылиты в одной форме. Это доказывает одновременность изготовления всех масок и происхождение их из одной мастерской.

Тип III (3 экз.). Сферический шлем, склепанный из четырех листов. Швы покрыты полосками железа. По краю обруч. Сбоку козырек (назатыльник?). Имелась бармица. Шлем из погребения Пешки 323 (№ 790) имел, кроме того, небольшой стерженек сверху. Подобные шлемы известны в Византии и в Западной Европе227. Вероятно, это привозные изделия.

Тип IV (4 экз.). Неглубокие сфероконические шлемы с ровным краем, с бармицей. Эти шлемы характерны для древней Руси. Найденный в погребении Бабичи (№ 674) шлем (рис. 5, 3) такого типа покрыт золоченой медью и имеет гравированный поясок с растительным орнаментом по краю и гравированную розетку наверху228. Шлем из погребения у г. Энгельса (№ 359) имеет наверху четырехчастную розетку с изображениями птиц (рис. 5, 2). Розетка составлена из двух позолоченных бронзовых пластин. У шлема имелось раньше небольшое навершие в виде стерженька, прикрепленного к пластинам четырьмя маленькими заклепками. Совершенно такая же розетка была найдена в Новом Сарае среди материала XIV в. Сходный по типу шлем был найден в адыгейском могильнике у с. Убинского, относящемся к X— XIV вв., и в трупосожжении близ Никополя229. Подобные шлемы имели двухчастное или четырехчастное строение. Шлем из погребения Верхне-Янчеиков (№ 363) покрыт золоченым листом меди и имеет навершие с дыркой для шпиля и венчик с плетеным орнаментом, исполненным путем гравировки, и с точечным чеканным фоном. У этого шлема имеется по краю 75 отверстий для колец кольчужной бармицы. Только спереди оставлен без отверстий просвет в 10 см. Шлем из погребения Плосское 228 (№ 896) склепан из четырех клиновидных деталей. Швы покрыты полосками. По низу наклепана широкая полоса. Шлем имеет наносник. По форме он принадлежит к шлемам типа IV, хотя и довольно сильно отличается от других экземпляров этого типа.

Тип V (1 экз.). Крутобокие шлемы большого размера с наносимком, надбровными дугами и вырезами для глаз. Шлемы имели круговые бармицы. Такой шлем найден в кургане у Ногайска (№ 572). На нем имеется характерная для русских шлемов пластина, из меди с изображением св. Прокопия и надписью «Святой Прокоп». Специфическая русская природа шлемов типа V не вызывает сомнений. Большинство таких шлемов, известных археологам, найдено в пределах древней Руси230.

Известны кожаные шлемы из кочевнических погребений. В погребении Пески 17 (№ 464) был найден такой шлем с коническим железным навершием и медными пластинами, пришитыми ремешками к нижнему краю шлема.
Кольчуги и панцири


Кольчуга представляла собой обычный вид защитного доспеха кочевников (31 экз.). При погребении чаще всего ее клали свернутой в узел у головы. В некоторых погребениях кольчуга надета на тело погребенного (Ковали 53, № 753). Кольчуга из погребения Ковали 53 (рис. 5, 4) представляет собой длинную (ниже пояса) рубашку с рукавами до середины предплечий и с воротником. Плетенье кольчуги прослежено в Демьяновке (№ 562): каждое кольцо вдето в два кольца верхнего ряда и в два кольца нижнего ряда.

Для того чтобы кольчуга не скользила на теле, ее прижимали к телу при помощи двух дисковидных блях, помещенных на груди, соединенных системой ремней. Эти ремни хорошо видны на половецких «бабах», которые будут рассмотрены ниже. Третья бляха такого же типа помещалась на спине. Эти бляхи делались из войлока и покрывались тонкой металлической пластиной. В некоторых случаях бляхи были кожаные, с бронзовой крестовиной на внутренней стороне. Защитные свойства их, по-видимому, ничтожны.

Пластинчатый доспех встречается в кочевнических погребениях реже, чем кольчуга (3 экз.). Пластинчатый доспех хорошей сохранности был открыт в кургане у с. Джангала 19 (№ 139). Он представлял собой доспех в виде безрукавной рубашки. Пластинки были скреплены тесьмой или ремешками. Они имели отверстия с боков и по верхнему ровному краю. Нижний край был округлым. На плечах имелось по три наплечника с каждой стороны в виде дугообразных изогнутых железных пластин. Такого рода пластинчатые доспехи известны и в славянских памятниках231. В погребении Цозаровка 250 (№ 808) найден панцирь, перекинутый через спину лошади.

Для защиты колен применялись медные пластины полушаровидной формы, найденные в погребениях Григорьевка № 3 (№ 622), Вороная № 7 (№ 609) и Юрьев Польской (№ 998). В последнем эти наколенники обнаружены in situ.
Навершия

В погребении Пески 22 (№ 466) найдено, как полагал В. А. Городцов, железное навершие в виде конуса, с кольцом наверху. Известна роль различного рода наверший, стягов и штандартов как ориентиров в бою232.
Щиты

В погребении Таганча (№ 803) найдены остатки щита, имевшего сердцевидную форму и заостренного книзу. Щит был украшен пятью серебряными бляхами. Четыре из них, набитые на верхнюю часть щита, были круглыми, одна — сердцевидная — прикреплялась, очевидно, к острой (нижней) части щита. В погребении Праздничное (№ 510) были найдены серебряная дисковидная бляха, приклепанная по краю к деревянной пластине, покрытой кожей (как предполагал Н. И. Веселовский, это был щит), и две железные дисковидные пластины, обложенные с обеих сторон серебряными пластинами и проклепанные по краям.

У кочевников существовало оружие еще одного вида. Оно зафиксировано в письменных источниках. В Ипатьевской летописи имеется такая запись: «Пошел бяше оканьный и безбожный и треклятый Кончак со мьножествомь Половець на Русь, похупся, яко пленити хотя грады Рускые и пожещи огньмь, бяше бо обрел мужа такового бесурменина, иже стреляше живым огньмь, бяху же и у них луци тузи самострелнии, одва 50 мужь можашеть напрящи»233. Это были, вероятно, машины типа катапульт. В «Слове о полку Игореве» они названы «шереширами», а жидкость, наполняющая ядра, — «смагой»234. Осадная «артиллерия» заимствована была половцами, вероятно, у восточных соседей.



19 С. Богдановка Остерского р-на Черниговской обл. (КМ, экспозиция).
20 Р. К. Куликаускене. Погребения с конями у древних литовцев. СА, 1953, XVII, стр. 221, рис. 9; «Литовское народное искусство». Вильнюс, 1968, стр. 358, № 556.
21 I. Натр el. Alterttimen des frtihen Mittelalters in Ungarn. Bd. I. Braunsch-weng, 1905, S. 241, Abb. 569; N. Fe11iсh. Metallkunst der Landnehmenden Ungarn. АН, XXI. Budapest, 1937, Taf. LXXII, 35.
22 И. И. Ляпушкин. Памятники салтово-маяцкой культуры в бассейне р. Дона. МИА, 1958, № 62, стр. 122, 132; Н. Я. Мерперт. О генезисе салтовской культуры: КСИИМК, 1951, вып. XXXVI, стр. 25; С. С. Сорокин. Железные изделия Саркела— Белой Вежи. МИА, 1959, № 75, стр. 149, 193.
23 Р. Б. Ахмеров. Могильник близ г. Стерлитамака. СА, 1955, XXII, табл. III, 2,
24 М. К. Картер. Древний Киев, т. I. М, Изд-во АН СССР, 1958, стр. 180, рис. 29; Б. А. Рыбаков. Древности Чернигова. МИА, 1949, № Ц, Стр. 35, рис. 9.
25 G. Fеhег. Beitrage zum Problem des ungarisch-slavischen Zusammenlebens. AA, 1958, 8.
26 M. Ф. Жиганов. Новые археологические памятники в долинах рек Вад и Теша. Сб. «Из древней средневековой истории мордовского народа». Саранск, 1959, № 1, стр. 77, рис. 31, 1. См. также Подболотьевский могильник (ГИМ, инв. № 56480, оп. 811, № 839); А. П. Смирнов. Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья. МИА, 11954, № 28, стр. 123, табл. XXVII, 13.
27 См. находку в Пермской губ., у с. Замараево Шадринского у. (ГИМ, инв. № 78607, оп. 1349, № 1).
28 Раскопки Сергеева U900 г., курган № 7 (ГИМ, инв. № 42536, оп. 1537, № 1541, 1542).
29 С. Конское Муромского у. Владимирской губ., раскопки В. А. Городцова (в погребении с конем, датировано пряжкой X—XI вв. ГИМ, оп. 811, № 3050).
30 В. Ф. Ген инг, А. X. Ха ликов. Ранние болгары. М., Изд-во АН СССР, 1964, табл. IX, 10, 15.
31 С. В. Киселев. Древняя история Южной Сибири. М., Изд-во АН СССР, 1951г стр. 518.
32 См. находку в Чистопольском кантоне ТатАССР (ГМТР, инв. № 5395); Н. Г. П е р в у х и н. Опыт археологического исследования Глазовского уезда Вятской губернии. МАВГР, 1896, II, табл. XX, 3.
33 N. Fе11iсh. Op. cit., Taf. XVII, 11.
34 ГИМ, инв. № 4417—4422, on. 16771, № 1—12; инв. № 27730, on. 1674, № 3; Киевский музей, В—21032.
35 Раскопки М. К. Каргера. АИА, д. 1836, л. 45.
36 Р. О. Юра. ДревнийДолодяжин. АП УРСР, 1950, т. IV, рис. 36.
37 А. Н. Лявданский. Некоторые данные о городищах Смоленской губернии, «Научные известия Смоленского ГУ», 1926, т. 3, вып. 3, стр. 20; В. В. Седов. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли. МИА, 1960, № 92, стр. 112.
38 Раскопки А. Е. Алиховой 1959 г. АИА, д. 1910а, л. 4.
39 Дер. Ратегово Чердынского у. ГИМ, инв. № 35110, оп. ;1079, № 78.
40 Дер. Красково Юрьевского у., раскопки А. С. Уварова. ГИМ, 123/15.
41 Г. Руза, раскопки Л. А. Голубевой. ГИМ, инв. № 82475, хр. VIII—9/II—2.
42 КМ, № 13—22/94.
43 Л. А. Евтюхова. О племенах Центральной Монголии в IX в. СА, 1957, № 2, стр. 220; С. В. Киселев. Ук. соч., стр. 310. Стремя, которое можно рассматривать как промежуточное звено1 между отделами В и Г, найдено в Уйбатском чаатасе (Л. А. Евтюхова. Археологические памятники енисейских кыргызов (хакасов). Абакан, 1948, стр. 22, рис. 21).
44 Раскопки М. К. Каргера.
45 В. А. Грiнченко. Памятка VIII ст. коло с. Вознесенки на Запорiжжi. «Ар-хеолопя», 1950, т. III, табл. I, 4.
46 К. В. Сальников. Древнейшие памятники истории Урала. Свердловск, 1952, рис. 43.
47 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого. МИА, 1959, № 65, стр. 185.
48 КМ, № 21036.
49 КМ, № 13—22/92.
50 С. К. Кабанов. Погребение воина в долине р. Кашка-Дарьи. СА, 1963, № 3, стр. 237 (датировка комплекса, видимо, сильно занижена).
51 А. Н. Лявданский. Ук. соч., стр. 20; В. В. Седов. Ук. соч., стр. 112, рис. 57, 11.
52 Раскопки Б. А. Рыбакова во Вщиже в 1949 г. ГИМ, инв. № 91709, оп. 1149—5678, хр. VIII (6919а).
53 Раскопки в Чердынском у. (ГИМ, инв. № 44739, оп. 937, № 247—250, хр. 27/186).
54 С. Васильки Суздальского у., Шокшово городище, раскопки А. С. Уварова (ГИМ, инв. № 54746).
55 Дер. Малое Терюшево, раскопки Дружникова 1881 г. (ГИМ, инв. № 78607, оп. 403, № 34, 35). Стремя найдено вместе с топором XII — начала XIII в.
56 На городище Слободка XII —начала XIII в. (Т. Н. Никольская. Работа Верхнеокской археологической экспедиции. КСИА АН СССР, 1963, вып. 96, стр. 27, рис. 3, 13).
57 А. Е. Алихова. Муранский могильник и селище. МИА, 1954, № 42, стр. 268, рис. 10, 1.
58 Раскопки А. С. Уварова 1851 г. в с. Васильки Суздальского у. (ГИМ, инв. № 54746, хр. 121/26а).
59 С. С. Сорокин. Ук. соч., стр. 148—149, 191 — 193.
60 В. В. Саханев. Раскопки на Северном Кавказе в 1911 — 1912гг. ИАК, 1914, № 56, рис. 50, 8.
61 Дер. Малое Терюшево Нижегородской губ., из раскопок Дружникова 1881 г. (ГИМ, инв. № 78607, оп. 403, № 73, 74).
62 Кроме того, там же имеются варианты типа EII, но не с прямоугольной, а с трапециевидной петлей. Имеются стремена с рамкой, как у отдела В, но с уступами у подножки, как у типа ГШ. Количественно преобладают стремена типа ГШ, HV, ГУ.
63 ГЭ, Сар., 939.
64 А. Е. Алихова. Муранский могильник.., стр. 268, рис. 10, 2.
65 АЛОИА, ф. 2, 1927, № 187, л. 264.
66 См. находку у дер. Малюраево Шадринското у. (ГИМ, инв. № 78607, хр. 27/266).
67 См. находки в Москве (ГИМ, инв. № 34610, оп. 214, № 14, хр. 37/76); в Тушино (ГИМ, инв. № 38448, оп. 502, № 170—184, хр. 48/1).
68 ГИМ, инв. № 76990, оп. 686, хр. 99/9а (из курганов группы Константиновка Пятигорского округа).
69 В могильнике Кудыргэ в погребениях XIV в. А. А. Гаврилова. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен. М.— Л., «Наука», 1965, табл. XXVII, 14.
70 СКМ, № 1040.
71 А. Н. Лявданскии. Ук. соч., стр. 268, рис. 20, 2.
72 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, стр. 188, рис. 22, 6.
73 В. А. Кузнецов. Исследования Змейского катакомбного могильника в 1958 г. МИА, 1964, № 114, стр. 40, табл. II, 3.
74 См. находку у с. Поречье Владимирской губ., коллекция А. С. Уварова (ГИМ, инв. № 55421, хр. 123/136); I. Н а ш р е 1. Op. cit., Bd. I, S. 254, Abb. 603. Эти стремена И. Хампель датирует XI в.
75 См. удила из Лядинского (ГИМ, инв. № 25280, хр. 39/57) и Подболотьевского (ГИМ, инв. № 56480, оп. 811, хр. 39/16, 93/166, 93/42а, 93/23а) могильников.
76 OAK, 1904, стр. 135—136.
77 А. М. Беленицкий, Общие результаты раскопок древнего1 Пенджикента. МИА, 1958, № 66, рис. 37, 4.
78 Н. Я. Мерперт. Ук. соч., стр. 25, рис. 2.
79 С. С. Сорокин. Ук. соч., стр. 149, 150, 192, 193.
80 А. П. Смирнов. Очерки.., стр. 123, рис. XXVII, 11; М. Ф. Жиганов. Ук. соч., стр. 77, рис. 31,2.
81 I. Нашреi. Op. cit., Bd. I, SS. 246—250.
82 P. Б. Axмepов. Могильник близ г. Стерлитамака, табл. III, 3.
83 Н. Г. Первухин. Ук. соч., табл. XXI, 5.
84 Раскопки Б. А. Рыбакова 1949 г. (ГИМ, инв. № 91708, оп. 1149, хр. 69/9а).
85 Из раскопок Н. Е. Бранденбурга (ГИМ, инв. № 32778, оп. 137, № 189; найдены вместе с бусами — «лимонками»).
86 В. Ф. Генинг, А. X. Xаликов. Ук. соч., .табл. IX.
87 В. А. Грiнченко. Ук. соч., табл. I, 6, 5.
88 Р. К. Куликаускене. Ук. соч., стр. 217—218.
89 М. Ф. Жиганов. К истории мордовских племен конца I тыс. «. э. СА, 1961, № 4. стр. 169, рис. 8; В. Ф. Генинг, А. X. Xаликов. Ук. соч., табл. IX, 7.
90 I. Нашреi. Op. cit., Bd. I, S. 245, Abb. 579.
91 «Басандайка». Сборник материалов и исследований по археологии Томской области/Томск, 1947, табл. 47, 99; 81, 19. К несколько более раннему времени относятся, видимо, удила без перегиба из курганов у Томска, где были найдены монеты VI [I в. (ЗРАО, н. е., 1901, т. XI, табл. II, стр. 33). См. также М. П. Грязнов. История доев-них племен Верхней Оби. МИА, 1956, № 48, табл. XXXVIII, 3.
92 A. Demmin. Guid des amateurs darmes. Paris, 1869, p. 174, fig. 5.
93 H. Г. Первухин. Ук. соч., табл. XIX; OAK, 1894, стр. 28—29.
94 См. находку из Биляра (ГМТР, инв. № 5427—140).
95 С. С. Соiрокин. Ук. соч., стр. 194.
96 «Басандайка», табл. 81, 19.
97 АЛОИА, ф. 2, 1927, № 187, л.264.
98 М. К. Карге ри Археологические исследования древнего Киева, т. I. Киев, 1950, рис. 63.
99 Раскопки А. X. Халикова 1961 .г. (АИА АН СССР, д. 2383, л. 164; ГМТР, инв. № 5427—28); А. М. Та11gгеn. Collection Zaoussailov au musee historique de Finlan-de aHelsingfors, II. Helsingfors, 1918, tabl. V, 2.
100 Раскопки M. K- Kaprepa.
101 A. E. Алихоба. Могильник у колхоза «Красный Восток». КСИИМК, 1949, вып. XXIX, стр. 78, рис. 14.
102 В. В. Саханев. Ук. соч., табл. 50, 5.
103 I. Нагпреi. Op. cit., Bd. I, S. 243, Abb. 578.
104 M. П. Гpязнов. Ук. соч., табл. IX. 23.
105 ГИМ, оп. 811, № 1091, хр. 93/196 (раскопки В. А. Городцова 1940 г., в одном погребении с восьмерковиднымя стременами).
106 ГИМ, оп. 1000, № 297, хр. 123/5а.
107 Раскопки Л. А. Голубевой 1948 г. (ГИМ, инв. № 82475, хр. VIII—9/11—2).
108 ГИМ, инв. № 54746, хр. 121/17а.
109 С. В. Киселев. Ук. соч., стр. 519.
110 Раскопки М. К. Каргера.
111 Раскопки Б. А. Рыбакова 1949 г. (ГИМ, оп. 1149, № 91708, хр. VIII, 69/9а).
112 ГИМ, хр. 25/366.
113 Это седло обычно сопоставляется с седлом из развалин Нового Сарая (см. Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский. Золотая Орда и ее падение. М. — Л., Изд-во АН СССР, 1950, рис. 10).
114 Только у седла из Зажар.ной могилы в Херсонской обл. (№ 831), видимо, зафиксировано наличие второй луки. Оковок не было.
115 К. В. Сальников. Ук. соч., рис. 43.
116 В. П. Левашева. Два могильиика кыргыз-хакасов. МИА, 1952, №24, стр. 127; С. В. Киселев. Ук. соч., стр. 517, табл. XLVIII, 2.
117 В. В. Саханев. Ук. соч., рис. 51, 1.
118 М. И. Артамонов. Саркел—Белая Вежа. МИА, 1958, № 62, рис. 26.
119 В. В. Саханев. Ук. соч., рис. 51, 1.
120 А. Д. Грач. Археологические раскопки в Монгун-Тайге и исследования в Центральной Туве. «Труды Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции 1957—1958». М. — Л., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 29, рис. 28, 2 его же. Археологические исследования в Кара-Холе и Монгун-Тайге. Там же, стр. 123, рис. 58; стр. 128, рис. 65. А. Д. Грач называет эти пластины застежками от пут (стр. 29).
121 МИА, 1950, № 14, табл. XLVII, 8.
122 Карпини пишет о татарах, что у них нет шпор («Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука». М. Географгиз, 1957, стр. 30).
123 J. Petersen. Vikingetidens redskaper. Oslo, 1951, S. 37.
124 А. Ф. Meдвeдeв. Оружие Новгорода Великого, стр. 190—191.
125 I. Нarnреi. Op. cit., Bd. I, SS. 629—631.
126 Здесь и в дальнейшем мы обозначаем погребения именем населенного пункта с номером кургана. В случае нескольких погребений в кургане погребение обозначается дробью, у которой числитель — номер кургана, а знаменатель — номер погребения. В скобках — номер комплекса в приложении.
127 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, стр. 190—191.
128 Раскопки М. К- Каргера. АИА, д. 1836а, л. 47.
129 М. И. Артамонов. Ук. соч., рис. 26.
130 А. Л. Монгайт. Старая Рязань. МИА, 1955, № 49, стр. 134, рис. 91, 11.
131 А. Ф Медведев. Оружие Новгорода Великого1, стр. 190, 183, рис. 20, 2, 4.
132 ГИМ, ф. 119/496, оп. 1481, № 1.
133 J. Pasternak. Die Ersten Altungarischen Grabfunde Nordlich der Karpaten. АН, XXI. Budapest, 1937, S. 297.
134 Сводку этих сабель см.: Г. Ф Корзухина. Из истории древнерусского оружия XI в. СА, 1950, XIII, табл. II и III.
135 Там же, табл. IV.
136 OAK, 1904, стр. 135—136; В. Ф. Генинг, А. X. X а ликов. Ук. соч., стр. 52, рис. 16.
137 Ст. Станчев. Новый памятник ранней болгарской культуры. СА, 1957, XXVII, стр. 115, рис. 5, 1.
138 Лядинский могильник. MAP, т. X, стр. 12, рис. 21.
139 N. Fе11iсh. Op. cit., Taf. XLI, 2, LYIII.
140 Б. А. Рыбако в. Ук. соч., стр. 35, рис. 9.
141 А. А. Стрельченко. Вооружение адыгских племен X—XV вв. «Наш край», вып. I. Краснодар, 1960, стр. 146.
142 N. Fе11iсh. Op. cit., Taf. LXXII, 37.
143 «Басандайка», табл. 90.
144 Эрм. экспозиция.
145 А. А. Стрельченко. Ук. соч., стр. 150.
146 Раскопки 1963 г. (в комплексе XIV в.). АИА, д. 2699, рис. 11.
147 ГИМ; хр 18/2.
148 Б.А.Рыбаков, Ук. соч., стр. 35, рис. 9.
149 И. В. Синицын. Археологические исследования в Западном Казахстане. «Тр. ИИАЭ АН Каз.ССР», т. I. Алма-Ата, 1956.
150 Ст. Станчев. Ук. соч., стр. 115, рис. 5, 9.
151 С. С. Сорокин. Ук. соч., стр. 186—187, рис. 30, 7.
152 Там же, рис. 30, 5, 6.
153 Там же, стр. 126, рис. 3, 8.
154 A. JI. Монгайт. Ук. соч., стр. 183, рис. 142.
155 Сообщение Гардизи. См. В. В. Бартольд. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью. ЗАН. историко-филологического отд., VIII, 1897, т I, № 1. стр. 120.
156 Такое усовершенствование известно у луков из памятников Сибири, например., в могильнике Кудыргэ.
157 Я. A. Шер. Погребение с конем в Чуйской долине. СА, 1961, № 1, стр. 281.
158 Л. А. Евтюхов а. Археологические памятники.., рис. 12.
159 С. А. Плетнева. О некоторых погребальных обычаях аланских племен Подонья. Сб. «Исследования по археологии СССР». Л., изд. Гос. Эрмитажа, 1961, стр. 185, рис. 3.
160 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, стр. 138.
161 Раскопки Н. И. Репникова 1911 г. (ГИМ, колл. 2082/434).
162 М. И. Артамонов. Ук. соч., рис. 25, 10.
163 ГИМ, 1949, № 4338. Раскопки Б. А. Рыбакова
164 Раскопки В. К. Гончарова 1952 г.
165 С. В. Киселев. Ук. соч., табл. LXIII.
166 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 10.
167 М. П. Грязнов. Ук. соч., табл. XLII.
168 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, стр. 140, рис. 8.
169 М. И. Артамонов. Ук. соч., стр. 39, рис. 25,,9.
170 Г. А. Федоров-Давыдов. Раскопки торгово-ремесленного района XV--XVII вв. на городище Таш-Кала в Ургенче. ТХЭ, 1958, II, рис. 8, 3.
171 Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский. Ук. соч., рис. 4.
172 И. И. Ляпушкин. Ук. соч., стр. 123, рис. 16.
173 С. С. Сорокин. Ук. соч., стр. 147, рис. 6, 15\\\\ стр. 185—186.
174 В. Ф. Генииг, А. X. Xаликов. Ук. соч., табл. XII, 16.
175 А. Е. Алихова. Из истории мордвы конца I — начала II тыс. н. э. В кн.: «Из древней и средневековой истории мордовского народа». Саранск, 1959, стр. 26, рис. 6; М. Ф. Жиганов. Новые археологические памятники в долине рек Вад и Теша. Там же, стр. 67, рис. 26, 2, стр. 76; рис. 30, 15\\\\ А. Е. Алихова. Серповский могильник. Там же, стр. 126, рис. 54, 8; стр. 127, рис. 55, 2.
176 Л. А. Евтюхова. Археологические памятники.., стр.65.
177 ГМТР, инв. № 55438.
178 А. Л. Монгайт. Ук. соч., стр. 185, рис. 143а, 25.
179 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 13, 45.
180 В. Ф. Генинг, А. X. Xаликов. Ук. соч., табл. XII, 13.
181 С. С. Сорокии. Ук. соч., стр. 185, рис. 29, 22; стр. 186.
182 М. П. Кучера. Древшй Плкнеськ. АП УРСР, 1962, т. XII, рис. 12, 2Q.
183 А. Л. Моигайт. Ук. соч., стр. 185, рис. 143а, 26.
184 С. С. Сорокин. Ук. соч., стр. 185, рис. 29, 15; стр. 186.
185 М. П. Кучер а. Ук. соч., рис. 12, 3.
186 N. Fе11iсh. Op. cit., Taf. CXXXI, 1—4.
187 С. С. Соpокии. Ук. соч., стр. 185, рис. 29, 17; стр. 186.
188 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 13, 15—17, стр. 165. -
189 А. Л. Моигайт. Ук. соч., стр. 185, рис. 143, 11.
190 В.В.Седов. Ук. соч., стр. 82, рис. 37, 5.
191 А. Ф. Медведев. Ук. соч., рис. 13, 26.
192 В. А. Кузиецов. Ук. соч., стр. 28, рис. 12, 4.
193 N. Fе11iсh. Op. cit., Taf. LXXII, 10—11; CXXXI, 7.
194 А.Ф.Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 13, 31.
195 Городище в урочище Унга, раскопки А. П. Окладникова 1957 г.
196 В Каракоруме, «Древнемонгольские города». М., «Наука», 1965, стр. 194, рис. 108, 1, 7.
197 В Колодяжном (Р. О. Юра. Ук. соч., рис. 35), Изяславле, на Княжей Горе, в Райках (В. К. Гончаров. Райковецкое городище. Киев, 1950, табл. XII, 1—5, стр. 93—94).
198 А. Л. Монгайт. Ук. соч., стр. 184, рис. 143, 13, 18.
199 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 13, 32, стр. 166.
200 Н. Н. Воронин. Древнее Гродно. МИА, 1954, № 41.
201 А. Е. Алихова. Эрзянский могильник XIV в. у с. Гагино. В кн.: «Из древней и средневековой истории мордовского народа», стр. 181.
202 Кудыргэ, Яконур, а также на городищах XIII е. (Хорхора, раскопки С. В. Киселева 1954 г.; Дон-Терек, раскопки Л. Р. Кызласова и др.).
203 КМ, В — 25/324/327.
204 М. П. Кучер а. Ук. соч., рис. 12, 4.
205 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 13, 33, стр. 167; А. П. Смирнов. Ук. соч., стр. 193, та-бл. XLV; см. также находку у ст. Казанской в кургане белореченского типа близ Пятигорска (ГИМ, № 123). Стрелы типа БХ1 найдены близ Варны на месте битвы 1440 г. (Экспозиция музея в Варне).
206 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, рис. 18, 30, стр. 167.
207 С. С. Сорокин. Ук. соч., рис. 29, 26.
208 Находка у ст. Богаевской, Майкопского отд. (ГИМ, хр. 21/35а).
209 A. Л. Монгайт. Ук. соч., стр. 184, рис. 143, 16.
210 В. А. Городцов. Старшее Каширское городище. ИГАИМК, 1934, т. 85, табл. X, 1.
211 Такие колчаны известны в Венгрии в XI в. I. Hampel. Op. cit., Bd. I, Abb. 429.
212 Л. В. Алексеев. Художественные изделия косторезов из древних городов Белоруссии. СА, 1962, № 4.
213 А. П. Окладников. Древнемонгольский портрет. В кн.: «Монгольский археологический сборник». М„ Изд-во АН СССР, 1962.
214 Раскопки А. Е. Алиховой 1959 г. (АИА, д. 1910а, л. 16).
215 М. Ф. Жиганов. Из истории ремесла, домашнего1 производства и торговых связей мордвы в XIII—XIV вв. В кн.: «Из древней и средневековой истории мордовского народа», стр. 154, рис. 64.
216 Раскопки В. А. Кузнецова 1961 г. (АИА, д. 2183а, л. 15).
217 Этнографическая параллель этому способу ношения колчанов известна у башкир XIX в. См. С. И. Руденко. Башкиры. М — Л., Изд-во АН СССР, 1955, стр. 76, рис. 36.
218 OAK, 1894, стр. 147, рис. 222.
219 См. коллекцию в музее при кафедре археологии МГУ.
220 М. И. Артамонов. Ук. соч., стр. 39, рис. 25, 5.
221 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, стр. 146, рис. 11, £>; стр. 147.
222 И. Артамоиов. Ук. соч., стр. 39, рис. 25, 4.
223 А. Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого, стр. 142, рис. 40, 6; стр. 146, рис. 11,5; стр. 147.
224 Е. Lenz. In RuBland gefundene fruhmittelalterliche Helme. ZWK. N. H. Bd. 1(10). Berlin, 1924, SS. 1 — 17.
225 A. H. Кирпичииков. Русские шлемы X—XIII вв. СА, 1958, № 4.
226 А. Н. Кирпичников. Ук. соч., стр. 59 и сл.
227 Н. В. Пятышева. Железная маска из Херсонеса. М„ Изд. ГИМ, 1964,
228 A. Deramin. Die Kriegswaffen. Leipzig, 1886, s. 376, Abb. 90; Сб. «Внешний быт народов» т. Ill, ч. I. М., 1871, стр. 91—93, рис. 61—62.
229 А. Н. Кирпичников на основании сходства орнамента .на шлеме с орнаментами некоторых русских миниатюр доказывает русское происхождение этого типа (А. Н. Кирпичников. Ук. соч., стр. 63). Аналогии этому шлему имелись в древнерусском археологическом материале. См. шлем из тайника Десятинной церкви (М. К. Каргер. Археологические исследования.., стр. 122—123, рис. 86).
230 ГЭ, Сар., № 15. Втулка припаяна к четырем пластинам.
231 А. А. Стрельченко. Ук. соч., стр. 158, рис. 6.
232 Л. Д. Дмитров. Археолопчне вивчення Ншополыцини в 1935—1936 pp. «Наукови записки iнституту icтopii археологщ Украiни», 1946, II, стр. 60—63; «Археоло-пя», 1950, III, стр. 153. Л. Д. Дмитров датирует этот комплекс неоправданно ранним временем (VIII—IX вв.).
233 А. Н. Кирпичников. Ук. соч., стр. 68—69.
234 А. Ф. Медведев. К истории пластинчатого доспеха на Руси. СА, 1959, № 2, рис. 2, 1.
Поднятые во время боя стяги изображены над головами сражающихся половцев в Радзивилловской летописи (л. 233). О знаменах упоминается у ал-Бакри (Ch. Defremery. Fragments des geographes et dhistoriens arabes et persans inedits, relatifs aux anciens peuples du Caucase et de la Russie meridionale. JA, 4S, XIII. Paris, 1849, стр. 467). «Стяговпик половецкий» упомянут в Ипатьевской летописи (ПСРЛ, II, стр. 558). В «Слове о полку Игореве» в числе трофеев, захваченных у половцев, перечислены: «чрьленъ стягъ, бела хорюговь, чрьлена чолка, сребрено стружие» («Слово о полку Игореве». М.— Л., Изд-во АН СССР, 1950, стр. 13).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

под ред. Е.В.Ярового.
Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X