Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.   Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Общественный строй кочевников до монгольского завоевания

Основой общественной организации половцев в конце XI—XII в. был патриархальный род. О половецких родах неоднократно говорится в русских источниках. Так, например» под 1172 г. упомянут Кончак «с родом своим»785, а в «Житии черноризца Никона» говорится о полов-чанине, который «крестился и был монах и с родом своим»786.

Роды были объединены в племена, которых исследователи часто называют «ордами». Этот социальный термин в «Codex Cumanicus» переводится словом «curia»787. Наименования половецких групп русской летописи: Токсобичи, Улашевичи, Отперлюевичи, Читеевичи, Елтуковичи, Бурчевичи (Вобурчевичи) и т. п., а также имена половецких группировок у ан-Нувайри и ибн Халдуна являются, видимо, названиями половецких племен. Ан-Нувайри называет эти группировки термином 788
наиболее близким соответствием которому является термин «племя».

Общественный строй половцев конца XI — начала XII в., видимо, мало отличался от социальной структуры печенежского населения. Главное, что сближает их, — это наличие хорошо выраженных и устойчивых родо-племенных членений общества.

Константин Багрянородный и Масуди сообщают нам имена восьми печенежских племен. Видимо, Днепр делил печенежские племена на две группы по четыре племени в каждой.

Эти восемь племен (или «округов», по Константину Багрянородному) делились каждый на пять родов. Главой племени были «великие» князья (Константин Багрянородный передает их имена: Куэль, Куркут, Ипай, Кондум, Коста, Батан, Гиази, Майну), а во главе рода стояли «меньшие» князья789.

Русские летописи называют таких печенежских князей: Куря — упоминается под 972 г.790, Метигай — упоминается под 988 г.791, Кучюг — упоминается под 991 г.792, Темир — убит в 1004 г.793

Управляла делами рода родовая аристократия, которая, вероятно, выбирала князя. Об этой аристократии свидетельствует русская летопись («лепшие мужья /в родах»)795, а венгерская хроника сообщает, что из числа этой аристократии в печенежском роде выбирают должностных лиц: сотников, десятников и т. п.796 О родовой аристократии, «старейшинах» писали Бруно и Анна Комнина797.

Родо-племенная структура печенежского общества, судя по Константину Багрянородному, строилась по принципу деления печенегов на две части (границей между ними был Днепр) с последующим делением этих ветвей (крыльев) два раза на два, т. е. на восемь округов-племен, каждый из которых в свою очередь делился на пять родов798.

Константин Багрянородный сообщает о выборности предводителей племен799. Эта выборность князя сочеталась с сохранением власти за одним аристократическим родом.

Общественный строй печенегов X в. можно назвать военной демократией. Выборные военачальники-князья, совет аристократии, народное собрание800, отсутствие длительных племенных объединений — все это характерные признаки именно такого общественного строя801.

В XI в. печенежское общество продвинулось значительно вперед в своем социальном развитии. Появляются зародыши раннефеодального государства, наследственная власть802, имеют место попытки объединения нескольких племен под властью одного «князя». Возникают характерные междоусобные смуты между князьями, стремившимися к распространению своей власти на соседние печенежские племена. Характерным примером такой усобицы является борьба рода Тираха и рода Кегена, описанная византийскими источниками803.

Отсутствие развитого рабства, использование рабов только в качестве домашних слуг говорит об архаичности социальных отношений, Однако очень важное сообщение ал-Бакри о «равноправных» пленниках, которых печенеги, видимо, превращают в своего рода вассалов, свидетельствует, быть может, о зарождении феодальных отношений. Ал-Бакри писал, что печенеги предоставляют военнопленным «на выбор, желают ли они остаться у них на условиях полной равноправности и даже вступления в брак у них, если того пожелают, или быть отправлены обратно в безопасное для них место»804. С. А. Плетнева805 склонна видеть в этом сообщении намек на то, что печенеги превращали пленных в зависимых людей, своих вассалов, давая им на определенных условиях на выпас скот — так называемый «суан», обычай, бывший, по выражению С. П. Толстова, «зерном кочевого феодализма»806.

Социальная имущественная дифференциация в кочевническом обществе прекрасно иллюстрируется археологическими источниками. Выделяются богатые погребения с золотыми вещами.

Распределение погребений с золотыми вещами по периодам дается в табл. 28.

Таблица 28



Распределение погребений с золотыми вещами по периодам и по разрядам мужских погребений дается в табл. 29.

Таблица 29



Золотые вещи в I период найдены примерно в 17% погребений. Среди мужских погребений с золотом 3/в приходятся на разряд Ма, т. е. на погребения тяжело вооруженных всадников. Среди погребений разряда Ма в 25% могил есть золотые вещи.

Еще большее имущественное расслоение кочевого общества наблюдается в половецкие периоды (II и III). Погребения с золотом составляют также около 18%. Но при этом среди мужских погребений с золотом все погребения приходятся на разряд Ма. СреДи погребений этого разряда 35% содержат золотые вещи. Золотые вещи почти не выходят из круга знати, составлявшей прослойку тяжело вооруженных всадников, контрастирующих с рядовыми легко вооруженными лучниками.

Существенные изменения в распределении богатых погребений с золотыми вещами наблюдаются в IV период. Почти вдвое сокращается доля могил с золотыми вещами среди всех погребений этого периода (9%). Следовательно, происходит еще большая концентрация богатств в руках немногих. В среде тяжело вооруженных всадников (составивших погребения разряда Ма) концентрация имущества также усиливается (среди могил тяжело вооруженных всадников — разряд Ма — погребения с золотыми вещами составляют только 13%). Прослойка легко вооруженных всадников, обедневшая еще во II—III периоды, в IV периоде представлена также только бедными погребениями, почти без золотых вещей (2% от всего количества погребений этого разряда IV периода). Но среди погребений разряда Me, где в I—III периоды отсутствовали погребения с золотом, в IV период появляется 6% могил с золотыми предметами.

С учетом возможных случайных отклонений мы все же, подсчитывая погребения с золотом в различных разрядах и в разные периоды, можем выявить закономерность развития социальной дифференциации. Вначале (I период) было сравнительно много богатых захоронений и среди могил тяжело вооруженных, и среди могил легко вооруженных всадников. Прослойка кочевников, которых хоронили без оружия, не оставила могил с золотом. Во II—III периоды сохраняется та же относительная бедность прослойки кочевников, похороненных без оружия, заметно беднеет слой легко вооруженных всадников, а в среде тяжело вооруженных /всадников прослойка богатых остается примерно такой же. В IV период сохраняется сравнительная бедность слоя легко вооруженных всадников, в среде тяжело вооруженных всадников происходит значительная концентрация имущества в руках, видимо, узкой группы аристократии, а среди кочевников, похороненных без оружия, появляется некоторое количество зажиточных людей.

В источниках XII в. содержатся данные о наличии у половцев рабов, челяди или какой-либо другой категории социально приниженных людей. В Ипатьевской летописи мы находим сообщение (под 1193 г.): «Ополонишася Ростислав и чернии клобуце... (после похода на, половцев в 1193 г. —Г. Ф.-Д.) челядью и колодник много изимаша, княжичевых и добрый мужи имаша и колодники и кони и скота и челяди и всякого полона и не бе числа»807. С. А. Плетнева видит в этом сообщении указание на то, что у половцев были «добрые мужи» — привилегированная прослойка, с одной стороны, и челядь — с другой808. Под 1103 г. в Ипатьевской летописи говорится о разгроме половцев Владимиром Мономахом: «Взяша бо тогда скоты и овце и кони и вель-блуды и веже с добытком и с челядью»809. О рабах имеется указание в «Сказании о пленном половчанине».: половец «повеле рабам своим нарядится и стадо коней отлучити»810.

Челядь811, домашние рабы входили в основную ячейку кочевого общества — большую патриархальную семью. Эта семья иногда именуется родом: «Иде в дом свой и созва весь род свой и племя и други и суседи своя»812. Термин «чадь», который в ряде случаев русским летописцем упомянут в связи с половцами, возможно, и означает именно такую большую семью813.

О пережитках группового брака у половцев, в частности об обычае левирата, повествует отрывок из летописи: «Поймают мачехи своя ят-ровь (жена брата мужа или жены. — Г. Ф.-Д.) и ины обычая отец своих творят»814.

Главы семей —- свободные половцы —- именуются русскими летописцами «лучшими мужьями», «господичами»815.

Следующую ступень занимали «князья» и «лепшие князья». С. А. Плетнева сделала попытку сопоставить социальные термины в «Codex Cumanicus»816 с терминологией летописи для половецкого общества домонгольской поры (бек — барон — «лучшие мужья», султан — царь и хан — император — «князья» и «лепшие князья»). Однако эта попытка С. А. Плетневой817 не может считаться удачной, так как «Codex Cumanicus» составлен на языковом материале золотоордынского города конца XIII в. и отражает (в использованном С. А. Плетневой разделе его итальянской части) социальный строй Золотой Орды, а не домонгольской кочевой степи.

В летописи встречаются «князья» и «лепшие князья» половцев, при этом, видимо, в весьма расширенном толковании: это и ханы, и, очевидно, беки. Так, например, трактует 3. М. Шарапова перечисление множества «лепших князей» у половцев: «И миров есмь сотворил с по-ловечьскими князи без единого 20 и пустил есм половечскых князь, лепших без оков толико Шаруканя 2 брата, Богубарсовы 3, Овчины братье 4, а всех лепших князей инех 100»818.

В «Сказании о пленном половчанине» содержится свидетельство о съездах «князей» половецких819.

В этом же источнике мы можем найти свидетельство о значительной индивидуализации хозяйства некоторых аристократических семей, обособленности его от рода и племени. Так, ни род, ни племя не присылают выкуп за пленного богатого половчанина. Имущество его на длительное время пленения сохраняется обособленным от родового достояния.

Союзы племен не охватывали ни разу в истории домонгольской половецкой степи все половецкое население. Могущественные ханы Боняк и Тугоркан имели власть главным образом над западными половецкими землями. Хан Шарукан распоряжался в донецких степях. Наиболее последовательно объединительную политику проводил хан Кончак — потомок Шарукана «Старого». Возможно, ему удалось создать сравнительно сильное объединение части половцев в рамках кочевого государства и передать власть над этим объединением в руки своего сына Юрия. Но государство Кончака не имело ни управленческого аппарата, ни налоговой системы и было при всей своей значительности лишь зародышем государства.

Наряду с существованием в некоторые периоды XII и начала XIII в. полугосударственных объединений половцев современники отмечают эпохи, в которые отсутствуют какие-либо заметные, крупные половецкие союзы под сильной ханской властью. Так, например, Пета хья пишет, что «куманы не имеют общих владетелей, а только князей и благородные фамилии»820. С. А. Плетнева трактует эти термины («князья» и «благородные фамилии») как предводители орд и беки родов или семей821.

Сообщение летописи о том, как реагировали половцы в 1103 г. на известие о нашествии Мономаха после Долобского съезда, позволяет предположить, что в этот период дела в половецком обществе определялись аристократическим советом, съездом родовой и племенной верхушки, подобным аристократическим советам печенегов: «Половци же, слышавше, яко идет Русь, собрашася бещисла, и начаша думати. И рече Урусоба: просим мира у Руси, яко крепко имуть битися с нами, мы бо много зла створихом Русскей земли. И реша унейшии Урусобе: аще ты боишися Руси, но мы ся не боим». Урусоба и его противники на этом совете названы дальше летописцем «князьями половецкими»822.

Характерной чертой раннефеодальных государственных объединений у кочевников является обычай, согласно которому ханская власть с одобрения племенной аристократии передается не сыну, а племяннику или брату.

Если мы обратимся к печенежскому общественному устройству, то найдем там примерно такой обычай наследования власти.

«После смерти князей власть получают их двоюродные братья, потому что у них издревле имеет силу такой закон и обычай—не передавать достоинство сыновьям или братьям, чтобы князья довольствовались властью при жизни, а избирать детей их дядей или двоюродных братьев, чтобы власть не навсегда оставалась в одном роде, но почести передать и боковым линиям, из чужого же рода никто [в это] не входит и не делается князем»823.

В условиях перехода от военной демократии -к классовому строю и раннефеодальному государству отдельные роды захватывают власть и удерживают ее. Однако сила родовых традиций заставляет рассматривать государственную власть именно как родовое достояние и не позволяет закрепиться на престоле отдельной семье или династии внутри этого рода824.

В половецкой степи власть была раздроблена между несколькими родами. В конце XI—XIII в. выделяются аристократические роды Ту-горкана, убитого в 1096 г.825, и Боняка826 -—предводителей днепровских половцев. К роду Боняка относились князья Таз, брат Боняка (убит в 1107 г.)827, и Севенч, сын Боняка (убит в 1151 г.)828. Среди донецких половцев выделился род Шарукана Старого (упоминается в летописях с 1068 по 1107 г.). К этому роду принадлежали его сыновья Отрок, бежавший в Грузию от Мономаха829, и Сарьчан830, брат Шарукана — Сугр (под 1107 г.)831, сыновья Отрока Кончак (упоминается с 1172 по 1203 г. как глава донецких половцев) и Елтут832 и, наконец, сын Кончака Юрий, участник битвьи на Калке, упоминаемый с 1205 по 1223 г.

Но кроме этих представителей правящих половецких родов перед нами в конце XI — начале XIII в. проходит целая вереница «князей» и «лепших князей» половецких со своими дружинами и челядью. Это зарождавшийся класс степных феодалов. Назовем некоторых из них, чьи имена упоминаются в летописи:
Болуш (Булуш) упоминается под 1054 г.833 Искал — под 1061 г.834, Итлар—под 1095 г.835, Китян — убит в 1095 г.836, Куря — под 1096 г.837, Сакзь — в связи с событиями 1086 г., в «Поучении Мономаха»838, Овчин — там же839, Азгулуй Таревьский князь — там же840, Балкатгин — там же841, Тугоркан — убит в 1096 г.842, Саук и Белкатгин — в связи с событиями 1078 г., в «Поучении Мономаха»843, Асадук — там же844, Урусоба (Русоба) — под 1103 г.845, Ченегрепа — под 1103 г.846, Алтунопа (Олтунопа) — под 1099 и 1103 гг.847, Асуп (Аисупа) — под 1103 г.848, Сурьбарь — под 1103 г.849, Белдюз (Вельдуз) — под 1103 г.850, Курътык — под 1103 г.851, Китанопа — по 1103 г.852, Кчий (Кочий) — под 1103 г.853, Аръсланапа (Яросланопа) — под 1103 г.854, Куман (Кунам) под — 1103 г.855, Гиргень (Янев) — под 1107 г.856, Аепа, сын Гиргеия (Акаепид) — под 1107 г.857, Таш — под 1127 г.858, Амурат - под 1132 г.859, Емгазя — под 1146 г.860, Саимьчюга — умер в 1147 г.861, Турбей — под 1150 г.862, Темир — под 1152 и 1155 гг.863, Дулеп — под 1152 г.864, Бердаша — под 1152 г.865, Чемгура — под 1155 г.866, Бердебек — под 1155 г.867, Сантуз — убит в 1160 г.868, Айдар — под 1168 г.869, Тотур — под 1180 г.870, Бякоб — под 1180 г.871, Кунячюк — под 1180 г.872, Чюгай — под 1180 г.873, Козл Сотанович — под 1180 г.874, Обовл Костукович — под 1183 г.875, Емяк — под 1184 г.876, Ексн — под 1185 г.877, Тарг — под 1185 г.878, Тар сук—под 1185 г.879, Толгый (Товлый) — под 1169, 1185 г.880, Турундай (тесть Кобяка) — под 1185 г.881, Башкърт — под 1159 и 1185 гг.882, Глеб Тирьевич — под 1185 г.883, Бокмиш — под 1183 г., Тетий — под 1185 г.884, Коряз Калотанович — под 1183 г.885, Барак — под 1185 г.886, Даниил — под 1183 и 1185 гг.887, Алак — под 1185 г.888, Ярополк Томзакович — под 1190 г.889, Колдечи (сын Урусобы) — под 1190 г.890, Кобан (сын Урусобы) — под 1190 г.891, Самогур — под 1202 г.892, Котян (Котяк) Сутоевич — под 1202 и 1223 гг.893, Бастий — под 1171 и 1223 г.894, Кокусь — в «Поучении Мономаха»895.

О некоторых половецких князьях можно сказать, к какой группировке половцев они принадлежали.

Объединение донецких половцев


Летописи упоминают следующих князей:
Бурчевичи: Аклан—в «Поучении Мономаха»896, Беглюк (Бе-лук) и Гза Билюкович (Коза Буриович) — под 1169, 1185 и 1193 гг.897, Осолук (Оселук, Селук, Селелук) — под 1127, 1183, 1185, 1193 гг.898
Кулобичи: Съдвак —под 1183г.899

Объединение днепровских (?) половцев


Багубарс (Бегъбарс)900 и Асинь (Осень) — брат Багубарса—в «Поучении Мономаха»901, Аепа (сын Асеня) — 1107 г. и в «Поучении Мономаха»902, Кобяк Карлыевич — под 1170, 1183, 1186 гг.903, Даниил (сын Кобяка) — под 1123 г.904

Объединение «лукоморских» половцев


Бегбарс Акочаевич (сын Акума) — под 1090905, Акуш — под 1190, 1193 г.906, Итылый — под 1193 г.907
Известно несколько имен черноклобуцких князей: Тудор Сатмазо-вич—упоминается под 1159 и 1163 гг.908, Каракоз Мнюзович — под 1159 г.909, Карас — под 1159,910 Чекъман — под 1169 г.911, Тошман — под 1169 г.912, Моначюк Чагрович — под 1169 г.913, Кулдюр — под 1190 гг.914, Кунтовдей — под 1183, 1190 и 1192 гг.915, Чюрнай — под 1190 г.916

Тенденции к полному объединению половцев под единой ханской властью прослеживаются только в конце XII—начале XIII в. и связаны с деятельностью хана донских и донецких половцев Кончака, который в 1185 г. заявил о своих притязаниях и на днепровское объединение половцев917. Однако деятельность Кончака не увенчалась успехом. Монгольское нашествие застало половецкую степь неспособной к объединенному отпору завоевателям. Половецкие орды, раздробленные и ослабленные усобицами, стали жертвой монгольских завоевателей.

На протяжении XI—XII вв. в истории печенегов, торков и половцев наблюдаются случаи откочевки групп кочевников на территорию оседлого государства. В пределах этого государства такие отколовшиеся группы кочевников превращались в вассальные отряды, выполнявшие обычно функции сторожевых войск. На службе у византийского императора были отряды печенегов. Группа половцев ушла в Грузию, где превратилась в вассала грузинского царя.

Большая группа печенегов и торков, разбитых половцами, обосновалась в Киевской Руси, вблизи таких городов, как Киев, Чернигов и т. п., и в XII в. получила наименование «черных клобуков». В отличие от современных им половцев, у черных клобуков место хана в политическом строе занимает русский князь, получивший в удел Поросье. Это вело к окончательному включению поросских черных клобуков в систему феодального государства Киевской Руси и чрезвычайно ускоряло у них процессы феодализации.

Известно о существовании у черных клобуков «чади»—видимо, большой патриархальной семьи918. В этом можно усматривать сходство с половецким общественным строем. У черных клобуков была родовая аристократия, которую летописцы называют «лепшие мужи»: «...сдумавше лепынии мужи в Черных Клобуцех и приехаша к Ростиславу к Рюриковичю и почаша ему молвити: поеди княже с нами на вежи половецкыя»919. Аристократия в данном случае решает вопросы войны—возможно, это аристократические советы. Отдельные племена черных клобуков имели своих ханов, вассалов русского князя. Летописи называют их князьями. Между этими князьями вспыхивали феодальные войны920. Подобно половцам, черные клобуки, несмотря на далеко зашедший процесс имущественной дифференциации и классообразования, сохранили черты родо-ллеменного деления. Летопись знает до 1140-х годов в Поросье три племенные группы: торков, берендеев и печенегов. После объединения этих племен в союз черных клобуков деления по племенам не исчезают. Каждое племя сохранило свое имя и некоторую самостоятельность, часто выступая как особая войсковая единица921.

Таким образом, история кочевников Восточной Европы в XII в. представляет собой историю классообразования и перехода от военной демократии к зачаткам государственного строя. Некоторые общие закономерности были свойственны в одинаковой мере процессу развития и-печенегов, и половцев. Отдельные стадии, пройденные печенежским обществом, повторены затем половцами Восточной Европы. Наиболее характерным явлением было то, что все новое, связанное с классовым государственным строем, покрыто вуалью общинно-родовых и племенных отношений, а все ступени политического и социального подчинения строятся по ступеням общинно-родовых делений (семья—род—племя—союз племен).



785 ПСРЛ, II, стр. 548.
786 «Памятники русской литературы XII—XIII вв.». СПб., 1872, стр. 96.
787 Codex Cumanicus bibliothecae at ternplum Divi Venetiarum. Budapest, 1880, p. 105.
788 В. Г. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. I. СПб., 1884, стр. 540—541.
789 Constantin Porphyrogenitus. De Administrando Imperio., Budapest, 1949, p. 166—167.
790 ПСРЛ, II, стр. 62; IX, стр. 38.
791 ПСРЛ, IX, стр. 57.
792 ПСРЛ, IX, стр. 64.
793 ПСРЛ, IX, стр. 68.
795 На это и на целый ряд. приведенных ниже свидетельств источников об общественном строе печенегов и половцев обратила внимание С. А. Плетнева.
796 А. Куник. О торских печенегах и половцах по мадьярским источникам. ЗАН, 1855, т. III, вып. 5, стр. 733.
797 «Памятники истории Киевского государства IX—XII вв.». М, 1936, стр. 76; «Сокращенное сказание о делах Алексея Комнина (1081 — 11,18) „ Труд Анны Комнипой». СПб., 1859, стр. 334.
798 Интересно отметить, что такая же родо-племенная схема сохранилась у современных каракалпаков (Т. А. Жданко. Каракалпаки Хорезмского оазиса. «Археологические и этнографические работы Хорезмской экспедиции. 1945—1948». М, Изд-во АН СССР, 1952, стр. 481). А. М. Щербак называет широкораспространенной точку зрения о тесной этнической связи печенегов и каракалпаков (см. П. П. Иванов. Очерки истории каракалпаков. «Сборник материалов по истории каракалпаков». М.—Л, 1935, стр. 10; А. М. Щербак. Знаки на керамике и кирпичах из Саркела-Белой Вежи. МИА, 1959, № 75, стр. 372).
799 Constantin Porphyrogenitus. De Administrando Imperio, p. 78.
800 Очевидно, именно народные собрания имел в виду Бруно, упоминая о «совете» у печенегов. Анна Комнина писала о сходках, которые устраивают печенеги для решения дел.
801 С таким определением общественного строя печенегов согласна С. А. Плетнева (С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы в южнорусских степях. МИА, 1958, № 62, стр. 193).
802 Константин Багрянородный сообщает о1 выборной власти у печенегов (Constantin Porphyrogenitus. De Administrando Imperio, p. 78). Абу-л-Фида (XIV в.) сохранил свидетельство о более позднем этапе общественного строя. Он писал о наследственной власти у печенегов. «Geographie dAboulfeda», II, Trad, par M. Reinaud. Paris, 1848, p. 293.
803 В. Г. Васильевский. Труды, I. СПб, 1908.
804 А. Куник и В. Розен. Известия Ал-Бакри и других авторов о1 Руси и славянах, ч. I. СПб., 1878, стр. 60.
805 С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы., стр. 193.
807 С. П. Толстов. Генезис феодализма в кочевых скотоводческих обществах. МГАИМК, 1934, т. 103, стр. 188.
808 ПСРЛ, II, стр. 677—678.
809 С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы.., стр. 194. Следует отметить, что это сообщение оставляет возможность толковать слово «челядь» просто как пленных половцев.
810 ПСРЛ, II, стр. 255.
811 «Памятники старинной русской литературы», т. I. СПб., 1860, стр. 73—74.
812 ПСРЛ, И, стр. 255.
813 «Памятники старинной русской литературы», т. I, стр. 73.
814 ПСРЛ, II, стр. 548; С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы.., стр. 195. В подтверждение этому тезису С. А. Плетнева приводит толкование термина «чадь» И. И. Срезневским и В. И. Далем.
815 ПСРЛ, I, стр. 71.
816 С. А. Плетнев а. Печенеги, торки и половцы., стр. 195.
817 «Codex Cumanicus»., pp. 104—105.
818 С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы., стр. 195.
819 ПСРЛ, I, стр. 194. См. 3. М. Шарапова. Социально-экономический и политический строй у половцев. «Уч. зап. МОПИ», 1953, т. 28, вып. 2, стр. 126.
820 «Памятники истории Киевского государства...», стр. 73.
821 П. В. Марго лин. Три еврейских путешественника XI—XII в,в. СПб., 1881.
822 С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы.., стр. 195.
823 ПСРЛ, I, стр. 178—179. Интересно предположение В. Пархоменко о том, что этот летописный рассказ записан со слов половецкой песни о событиях 1103 г. См. В. Пархоменко. Следы половецкого эпоса в летописях. «Проблемы источниковедения», -1940, № 3, стр. 392.
824 Constantin Porphyrogenitus. De Administrando Imperio, p. 76.
825 M. И. Артамонов в «Очерках древнейшей истории хазар» (Л., 1936, стр. 72) писал: «Объединенные в единое политическое целое посредством завоевания такие образования скреплялись очень непрочной связью (М. И. Артамонов имеет в виду многоплеменные варварские образования, в том числе и тюрок.— Г.Ф. -Д.), внешним выражением которой было единство правящей династии. Члены ее не только возглавляли наиболее крупные подразделения такого многоплеменного объединения, но1 и рассматривали его в целом как свое фамильное или родовое достояние. Именно этим фамильным или родовым коллективизмом и следует объяснить тот факт, что в Турецкой (Западно-Тюркский каганат.— Г. Ф.-Д.) державе господствовал тот же порядок престолонаследия, какой известен в Киевском государстве Рюриковичей». Интересно отметить, что Абу-л-Фида сообщает о прямой передаче власти у печенегов от отца к сыну. Сведения Абу-л-Фида основаны на более ранних сообщениях ибн Саида, писавшем, видимо, о поздних группах печенегов XI в., где возможно, действительно появилось прямое.наследование власти князьков внутри отдельных племен. У печенегов с развитием классов и феодальных отношений принцип наследования власти племянником или братом отмирает.
826 ПСРЛ, II, стр. 222.
827 ПСРЛ, II, стр. 646. В разговоре Кончака и Гзы, переданном в Ипатьевской летописи, Боняк назван «великий князь наш», что, быть может, свидетельствует о притязаниях днепровского хана Боняка на власть во всей степи.
828 ПСРЛ, I, стр. 282; IX, стр. 140.
829 ПСРЛ, II, стр. 432.
830 ПСРЛ, II, стр. 716. Отрок, возможно, русская переделка имени Артук, как считали Д. А. Рассовский и В. Гордлевский (см. Д. А. Рассовский. Происхождение половцев. SK, VIII. Praha, 1936, стр. 296; В. Гордлевский. Что такое «босый волк». ИАН СССР, отд. литературы и языка, 1947, т. IV, вып. 4, стр. 322).
831 ПСРЛ, II, стр. 716.
832 ПСРЛ, I, стр. 282. I
833 ПСРЛ, II, стр. 623.
834 ПСРЛ, I, стр. 162; И, стр. 152; IX, стр. 91.
835 ПСРЛ, I, стр. 163; IX, стр. 92.
836 ПСРЛ, I, стр. 227; II, стр. 217; IX, стр. 1123—124.
837 Там же.
838 ПСРЛ, II, стр. 221.
839 ПСРЛ, I, стр. 249.
840 ПСРЛ, I, стр. 250.
841 Там же.
842 ПСРЛ, I, стр. 248.
843 ПСРЛ, I, стр. 226, 231—232; IX, стр. 125—126.
844 ПСРЛ, I, стр. 248.
845 Там же.
846 ПСРЛ, I, стр. 279; II, стр. 253, 255; IX, стр. !139.
847 Там же.
848 ПСРЛ, 1, стр. 271—279; II, стр. 254—255; IX, стр. 135, 139.
849 ПСРЛ, I, стр. 279; II, стр. 255; IX, стр. !139.
850 ПСРЛ, I, стр. 279; И, стр. 255; IX, стр. 139.
851 Там же.
852 Там же.
853 Там же.
854 Там же.
855 Там же.
856 Там же.
857 ПСРЛ, I, стр. 283; II, стр. 259.
858 ПСРЛ, I, стр. 279, 282—283; II, стр. 259; IX, стр. 141.
859 ПСРЛ, I, стр. 296.
860 ПСРЛ, IX, стр. 158.
861 ПСРЛ, IX, стр. 170.
862 ПСРЛ, IX, стр. 173.
863 ПСРЛ, IX, стр. 183.
864 ПСРЛ, IX, стр. 195.
865 Там же.
866 Там же.
867 ПСРЛ, IX, стр. 200.
868 Там же.
869 ПСРЛ, II, стр. 505.
870 ПСРЛ, IX, стр. 236.
871 ПСРЛ, II, стр. 623.
872 Там же.
873 Там же.
874 Там же.
875 ПСРЛ, II, стр. 623.
876 ПСРЛ, II, стр. 633.
877 ПСРЛ, I, стр. 389; X, стр. 9.
878 ПСРЛ, I, стр. 395; X, стр. 11.
879 ПСРЛ, I, стр. 395; II, стр. 632; X, стр. 11.
880 Там же.
881 Там же. ПСРЛ, I, стр. 361.
882 ПСРЛ, I, стр. 396; X, стр. 11.
883 ПСРЛ, I, стр. 395; II, стр. 501; IX, стр. 213; X, стр. 11.
884 ПСРЛ, I, стр. 395; X, «р. И.
885 ПСРЛ, II, стр. 632.
886 ПСРЛ, I, стр. 396; X, стр. 11.
887 ПСРЛ, I, стр. 395; II, стр. 632; X, стр. 11.
888 ПСРЛ, I, стр. 395; II, стр. 632; X, стр. 11.
889 ПСРЛ, I, стр. 396; X, стр. 11.
890 ПСРЛ, II, стр. 671.
891 Там же.
892 ПСРЛ, И, стр. 671.
893 ПСРЛ, II, стр. 717.
894 ПСРЛ, II, стр. 544, 741; I, стр. 505; X, стр. 89—90.
895 ПСРЛ, II, стр. 741; X, стр. 90.
896 ПСРЛ, I, стр. 250.
897 Там же.
898 ПСРЛ, II, стр. 641, 675, 632, 532.
899 ПСРЛ, I, стр. 296, 395; II, стр. 291, 675, 632; IX, стр 154; X, стр. П.
900 ПСРЛ, И, стр. 632.
901 ПСРЛ, I, стр. 249.
902 ПСРЛ, I, стр. 249.
903 ПСРЛ, I, стр. 250, 282—283; IX, стр. 141.
904 ПСРЛ, I, стр. 395; II, стр. 632.
905 ПСРЛ, X, стр. 89 (возможно, это тот же Даниил, котоюый упомянут под 1183 и 1185 гг.).
906 ПСРЛ, II, стр. 671.
907 ПСРЛ, II, стр. 675.
908 ПСРЛ, II, стр. 501.
909 Там же. ,
910 Там же.
911 ПСРЛ, II, стр. 536.
912 Там же.
913 Там же.
914 ПСРЛ, II, стр. 629.
915 ПСРЛ, II, стр. 629, 668, 674.
916 ПСРЛ, II, стр. 669; П. В. Голубовский. Ук. соч., стр. 150—154.
917 В борьбе против Руси Кончаку удалось объединить ряд половецких племен: бурчевичей, токсобичей, елобичей, етебичей, терьтробичей. Подобные объединения возникали спорадически и раньше, например во время похода Боняка и Шаруканя в 1107 г. (ПСРЛ, I, стр. 281—282), но быстро распадались.
918 С. А. Плетнев а. Печенеги, торки и половцы.., стр. 196.
919 ПСРЛ, II, стр. 676. Аналогичное сообщение см. там же, стр. 670. 673.
920 Например, борьба Кунтовдея и Чюрнаева. ПСРЛ, II, стр. 669.
921 С. А. Плетнева. Печенеги, торки и половцы.., стр. 218.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X