Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.   Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Могильники

Погребения кочевников X—XIV вв. встречаются или в виде основных погребений под курганными насыпями, или в виде вводных погребений в более ранних курганах (незначительное количество бескурганных погребений относится к кочевникам, перешедшим к оседлости, и будет рассмотрено особо).

Рассмотрим распределение основных и вводных погребений по периодам (табл. 13).

Легко заметить, что с течением времени уменьшается доля вводных могил. Этому сопутствует увеличение числа кочевнических могильников. В I период известен только один могильник у Саркела. Во II—III периоды кроме Саркельского курганного могильника нам известно еще несколько могильников в Поросье. В IV период кочевнические могильники появляются повсеместно. Особенно характерно Поволжье: в I—III периоды здесь неизвестно ни одного кочевнического могильника, а впускные погребения составляют 73%. В IV период в Поволжье появилось несколько кочевнических могильников и компактных групп кочевнических курганов среди более ранних могильников, а количество впускных погребений сократилось до 20%.

Чаще всего курганы поздних кочевников встречаются среди курганных групп более ранних эпох (бронзового века или скифо-сарматской эпохи). В этих случаях невозможно определить время сооружения всех курганов. Они могли сооружаться на месте древней курганной группы постепенно, в течение многих столетий без определенного порядка, разными кочевыми группами, проходившими через этот район.

Таблица 13



К числу беспорядочно насыпанных среди древнего курганного некрополя (который служил «ориентиром» для разных групп кочевников) относятся такие скопления курганов, как Каменка в Поднестровье, Краснополка, Лучки в Поросье, Кут, Никополь в Нижнем Приднепровье и Приазовье и многие другие группы курганов. В них встречаются погребения I—IV периодов.

Но кочевнические курганы и вводные могилы могли быть сооружены в определенном порядке, могли образовать компактную группу среди более ранних курганов, четко выделяющуюся среди остальных насыпей. В таком случае следует думать, что эти компактно расположенные среди более раннего кладбища курганы насыпаны какой-то одной группой кочевых народностей, систематически из года в год проходившей через этот район и сохранявшей память о том, где они в прошлый раз хоронили покойников (понятно, что если бы такой традиции не существовало, если бы пришли новые племена кочевников, то они соорудили бы новые курганы где-либо в другом месте могильника, и компактность в расположении курганов поздних кочевников не отмечалась бы). Следовательно, хронологический диапазон таких групп курганов не был большим. А если это так, то всю группу можно датировать по тем комплексам, в которых сохранились датирующие вещи. Такими компактными курганными группами среди более раннего курганного кладбища являются позднекочевнические курганы 40—44 (№64—68) в I Бережновском могильнике (Поволжье), где они образуют цепь курганов, курганы 5, 8, 27, 31, 34, 35, 74, <(№ 74, 75, 77, 80, 82— 84,) во II Бережновском могильнике (Поволжье). Характерно, что в ряде случаев кочевнические курганы группируются вокруг какого-ни-будь древнего кургана. Так, например, шесть курганов в I Бережновском могильнике отходят цепочкой от более древнего кургана. Видимо, такого же типа была группа курганов поздних кочевников «Рясные могилы» у д. Вороная (№619); здесь среди большого количества кочевнических могил всех трех периодов имеются курганы скифо-сарматского времени. Аналогичное явление отмечается и в могильнике у с. Варваровки (№600) бывшей Екатеринославской губ., где среди поздних кочевнических вещей, собранных из погребений этого могильника, была найдена скифская стрела и т. п.

Более редки случаи образования отдельных групп позднекочевнических курганов. При этом возможны два вида отдельных курганных групп поздних кочевников. Во-первых, группа погребений может быть кладбищем одного кочевого племени; во-вторых, погребения одной курганной группы могли быть оставлены разными племенами, проходившими через данный район в течение определенного времени.

Некоторые курганные могильники содержат погребения с весьма однообразным обрядом, причем такого типа, который редко встречается в позднекочевнических курганах и составляет ничтожно малую примесь к другим типам погребений. Так обстоит дело с Худайбергенским (№34—35) и Недвиговским (№369—371) могильниками (где сосредоточены насыпи из камня типа VI) и группой кочевнических погребений из Моздокского могильника (№527—530) с погребениями исключительно типа Д I, редкого в других курганных группах. То же относится к могильнику у с. Нижняя Дуванка (№454—456) на Северном Донце (здесь встречены погребения только типа В I, сравнительно редкие среди других погребений поздних кочевников Восточной Европы), могильнику Ново-Григорьевка (№ 656—660) на Днепре (здесь все погребения имеют подбой, что для этих мест не характерно: подбои встречаются обычно в Поволжье) и могильнику у с. Балымеры (№993—997), где все захоронения были типа ДI.

Эти могильники, безусловно, можно рассматривать как памятник одной группы кочевников. Это в свою очередь позволяет считать, что хронологический диапазон таких групп курганов не был особенно большим. В противном случае могильники содержали бы какие-либо более распространенные у кочевников типы могил и насыпей. Следовательно, весь могильник мы вправе приблизительно датировать лишь по некоторым его комплексам, в которых сохранились датирующие вещи.

Иначе обстоит дело с курганными группами, где встречаются общераспространенные типы погребений. Эти могильники могли быть оставлены несколькими проходившими через эту территорию племенами кочевников. Тем более это должно относиться к группам курганов, беспорядочно подсыпанных к более древним могильникам, или группам вводных погребений. Поэтому мы из таких групп должны выбирать только датированные и синхронные погребения (в пределах установленных нами четырех хронологических периодов).

Собрав все датированные погребения и распределив их по периодам и по районам, мы сможем конкретно показать, какие обряды, в какое время и на каких территориях совершались кочевниками при погребении людей.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Евгений Черненко.
Скифские лучники

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии
e-mail: historylib@yandex.ru
X