Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Галина Данилова.   Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Вотчинное хозяйство франков в VIII—IX веках (по «Капитулярию о поместьях» Карла Великого)

Вотчинное хозяйство франков VIII века можно определить не столько как «образцовое», т. е. интенсивное и рентабельное, сколько как хозяйство потребительское, в котором хозяин-феодал (как светский, так и церковный) присваивает себе то, что дают его обширные земли, отобранные им у общины, и труд людей — мелких производителей, «сидящих» на этих землях, и труд рабов поместья.

Главная забота франкского феодала, владельца хозяйства, которое отражено в «Капитулярии о поместьях», состояла в том, чтобы обеспечить потребности свои, семьи и двора (и, видимо, своей военной дружины) в продуктах питания, одежде и боевом снаряжении. Феодал заботился также о том, чтобы было больше виноградников и выделывалось больше вина183, чтобы в его поместье выращивались лучшие кони184, чтобы были пчелы и мед185, куры и гуси186, садки для разведения рыб187. Он проявлял заботу о хорошем содержании коров, овец, коз, рабочего скота и свиней, а также о заготовке мяса впрок и доставке его ко двору188.

В основном это хозяйство вели мелкие производители из рабов и закрепощаемых свободных. Эти люди обслуживали хозяйство и производили сельскохозяйственные работы. Одни работали, видимо, с инвентарем хозяина, другие — со своим инвентарем и скотом. Разве такое хозяйство можно назвать «образцовым»? Это хозяйство вели мелкие производители, получавшие за свой труд мансы, т. е. наделы господской земли. Служащие феодала выполняли три функции: учет, надзор и принуждение. Статьи «Капитулярия» 1, 3, 4, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 25, 28, 30, 31, 62 и т. д. свидетельствуют о тщательном учете всего того, что дает поместье хозяину189. В остальных статьях пространно говорится о надзоре за людьми, работающими в поместье, и за их трудом по заготовке продуктов впрок190.

Ряд статей содержит угрозы наказаний для строптивых. Например, 4-я статья содержит угрозу наказания бичеванием191, 16-я статья угрожает битьем по спине192 и т. д. Забота феодала о своем хозяйстве проявляется в стереотипной фразе: «Чтобы люди наши все хорошо выполняли» 193. Она весьма неопределенна и никаких конкретных указаний по управлению хозяйством не содержит. Феодал заботится и о «добрых семенах», которые должны быть посеяны194.

В 18-й статье говорится о разведении домашней птицы около хозяйских мельниц. 19-я статья упоминает о систематическом подвозе продуктов из поместья ко двору владельца и таком же систематическом осмотре всех полей — 3—4 раза в год. 24-я статья требует от управляющих тщательного присмотра за изготовлением продуктов и подвозкой их ко двору. 22-я статья подробно разбирает, чем и как должны быть убраны господские дома в поместьях, какой мебелью обставлены, каким бельем, какой посудой снабжены и т. д. (Все перечисленное изготовлялось по преимуществу в самом поместье). 27-я статья говорит об охране поместий. 31-я статья указывает на характер содержания служащих в поместье. В 33-й статье упоминается о запасах продовольствия в поместье, которые нужно тщательно хранить и строго учитывать. 34-я и 35-я статьи детализируют приказания помещика о тщательной и опрятной заготовке съестных припасов: сала, мяса, вина, рыбы, масла, сыра, пива, муки и о хорошем откорме скота на убой. 43-я статья упоминает об оборудовании помещений для работы женщин и дает прямое указание на то, что именно должны были делать в хозяйстве искусные женские руки: прясть, ткать одежду и т. д. 44-я статья, являясь дополнением к 34-й статье, перечисляет те яства, которые изготовлялись в поместье.

45-я статья дает представление о ремеслах и ремесленниках, обслуживавших нужды поместья. Тут и кузнец, и серебряных дел мастер, и сапожник, и мастер по плетению тенет для охоты и рыбной ловли и т. д. 62-я статья дополняет перечень видов труда в поместье.

Естественно, что в «Капитулярии о поместьях» упоминается значительно больше специальностей и видов занятий, чем в «Салической Правде», особенно в ранних ее кодексах, где фактически из несельскохозяйственных рабочих названы только кузнец и золотых дел мастер. Более поздние списки «Правды» 195 упоминают более разнообразный состав специалистов. Но ведь поздние списки «Правды» составлены почти в одно время с «Капитулярием» 196. Таким образом, эти документы дополняют друг друга.

48-я статья указывает на наличие давилен винограда 6 поместье. 55-я статья требует от управляющего полной отчетности по всем доходам и расходам. 62-я статья стремится детализировать все работы в поместье, начиная с барщины и оброка. 68-я статья требует изготовления хорошей тары для перевозки вина, пива и продуктов. 70-я статья дает богатый перечень многочисленных сортов плодовых деревьев, произрастающих в садах поместья (свыше 70 названий).

Весь этот достаточно подробно разработанный «реестр» изготовляемых в поместьях съестных припасов, предметов обихода и одежды дает полное представление о большом землевладельческом натуральном хозяйстве Каролингской эпохи.

Статья 10-я разъясняет функции работников: «Чтобы старосты наши, лесничие, конюхи, ключники, десятники, сборщики пошлины, прочие служащие несли работы по запашке поля и давали за свои мансы; взамен же ручных работ, пусть хорошо справляют свои должности...» 197. Следовательно, за манс люди должны были нести определенные службы и повинности. Но «Капитулярий» строго не разделяет «рабские» и «свободные» мансы.

Есть упоминание о мансах и в статье 39-й, где сказано: «Желаем, чтобы кур и яйца, которые вносят служащие и держатели мансов, ежегодно взимали; и если не будут служить (нашему столу), пусть распорядятся их продавать» 198. За манс несли не только службу, но и платили оброк.

Все это полнее раскрывает зависимость между выполняемой работой в поместье, земельным держанием и видом ренты за это держание. Так, статья 50 «Капитулярия» прямо указывает: «...И эти конюхи, если они из свободных людей и имеют бенефиций за свою должность, пусть живут доходами со своих бенефициев; если же они крепостные (similiter et fiscalini) 199 и имеют мансы, пусть живут доходами со своих мансов. А кто не имеет ни того, ни другого, из господских доходов пусть получает содержание»200.

Таким образом, из «Капитулярия» видно, что мансы имели и рабы, и свободные люди, но труд рабов и свободных еще не был дифференцирован. Они все трудились как «наши люди» (hominae nostri). Титулы «Капитулярия» тем самым показывают раннюю стадию феодализации, когда закрепощаемые свободные, обслуживающие поместье со своим инвентарем и скотом, еще не являются главной опорой феодала.

Есть также в поместье и рабы, не имеющие мансов, о которых говорится в конце 50-й статьи. Они «получают содержание» при дворе. Но есть и закрепощенные люди. В этой статье впервые в «Капитулярии» встречается упоминание о наличии крепостных людей (fiscalini). Упоминание о крепостных есть и в 52-й статье, где перечисляются люди поместья, которым управляющий должен обеспечить «полный и правый суд».

Здесь упомянуты крепостные, рабы и свободные (fiscalis vel servis... ingenui), которым суд должен быть «...как каждому полагается»201. Следовательно, появились крепостные. Упоминаний о них не содержала «Салическая Правда».

О прикреплении непосредственных производителей к земле и о ренте, уплачиваемой ими за полученный участок, говорится в 62-й статье «Капитулярия». Она требует, чтобы управляющие ежегодно (к рождеству) подводили итоги господских доходов: «...сколько (вспахано) быками, на которых работают наши погонщики, сколько (пахоты) с мансов, которые обязаны оранкою, сколько (поступило) поросят, сколько оброков, сколько по долговым обязательствам...» 202 и т. д.

Эта выдержка из «Капитулярия» указывает на виды оброка и барщины. В ней не чувствуется стремления хозяина-феодала увеличить взимаемую за манс плату или увеличить группу каких- либо зависимых людей (например, закрепощаемых свободных), которые бы обрабатывали его земли, используя свой скот и инвентарь. Это позволяет судить о том, что «Капитулярий» Карла Великого отражает раннюю стадию феодализации у франков и еще сравнительно слабую потребность феодала в увеличении производства продуктов, так как они потреблялись лишь им самим, его семьей, дворней и дружиной. При крайней слабости зарождающегося города или отсутствии его продукты поместья продавать было некуда. О размерах мансов «Капитулярий» не упоминает, но о них можно судить по другим источникам203. Н. П. Грацианский приводит данные о том, что размеры мансов в церковных поместьях того времени колебались от 4 до 60 бонуариев204.

Не было равных мансов ни в церковном, ни в светском поместье. Их размеры зависели от произвола хозяина поместья или от условий местности. Особенно скупиться на размеры манса у землевладельца не было оснований. С владельца большого манса можно было потребовать больше службы и оброка, а недостатка в земле не ощущалось. «Годных для обработки земель было достаточно, и для каждого нового земледельца легко могли выделить новый участок земли из господского манса» 205. Были в то время и незанятые мансы. Об этом упоминает «Капитулярий о поместьях»206, требуя от управляющих, чтобы они немедленно сообщали хозяину о пустующих мансах. «Полиптик» монастыря св. Германа тоже о них упоминает.

Итак, и в «Капитулярии» и в «Полиптике» отражено большое феодальное хозяйство (в первом случае — светское, во втором — церковное). В нем земля раздается держателям в виде мансов за оброк и барщину. Это формы, соответствующие раннему периоду феодализма. В «Капитулярии» неоднократно говорится о «людях наших», которых управляющие «не должны ставить на свою службу... требуя от них барщины, рубки (лесного) материала и других работ в свою пользу...» 207.

Люди, которых могли ставить по произволу управляющего на ту или другую работу (барщину), уже не были людьми вполне свободными, независимыми. Они могли быть или рабами, или закрепощаемыми свободными.

Еще ярче свидетельствует о наличии принуждения и насилия над непосредственными производителями в этом обществе 4-я глава «Капитулярия», где прямо сказано:
«Если люди наши учинят нам какой-либо вред воровством или другими проступками, пусть полностью возместят; кроме того, по закону пусть получат наказание бичеванием» 208. (Курсив наш. — Г. Д.).

И сам закон, и наказание бичеванием свидетельствуют о власти землевладельца над «его людьми» и об их бесправии перед произволом.
Чтобы еще резче оттенить то, что над людьми феодала царит суровая власть их хозяина, присвоенная им в процессе применения грубой силы, приведем последнюю часть той же (4-й) главы «Капитулярия», где говорится о наказании за те же проступки (воровство и т. д.), но совершенные свободными людьми, т. е. еще в какой-то степени сохранившими свою свободу к моменту составления «Капитулярия». О них сказано так: «...А свободные люди, проживающие в наших фисках или поместьях, если в чем провинятся, пусть отвечают каждый по их закону; и что уплатят в качестве штрафа, пусть идет нам, будет ли это скот или иное»209.
Чрезвычайно характерно, что упомянут здесь другой закон, по которому живут свободные, закон, в силу которого нельзя свободных людей подвергать бичеванию. Бичевание существует только для тех, кто испытал горечь зависимости (для рабов и, закрепощаемых свободных; отделить их друг от друга по «Капитулярию» очень трудно).

В целом, проведя анализ «Капитулярия о поместьях» Карла Великого, мы можем констатировать следующее:
1. В «Капитулярии» говорится о наличии, у франкского короля (и, видимо, у других феодалов) большого поместья (вотчины), которое должно удовлетворять (и удовлетворяет) потребности феодала, его семьи и, видимо, дружины, которую он содержит. Частые упоминания в «Капитулярии» о большом количестве съестных припасов, требуемых с поместья («больше кур, гусей, мяса, свинины, вина, уксуса, консервов, муки, масла»), говорят о потребностях феодала, о его «большом желудке».
2. Хозяйство феодала, отраженное в «Капитулярии», конечно, крупнее хозяйства рядового франка VI—VII веков, которое отражает «Салическая Правда»210. Но хозяйство, отраженное «Капитулярием», далеко не так рентабельно, как его пытаются показать апологеты вотчинной теории на Западе. Это хозяйство натурально-замкнутое, основанное на труде мелких производителей с их рутинной техникой. Хозяйство это обслуживает нужды и потребности только самого феодала и его окружения, не поставляет товарной продукции.
3. Положение трудящихся масс (франков), отраженное, в «Капитулярии», уже далеко не то, какое отмечала «Салическая Правда». Свободный франк в IX веке почти потерял свою свободу и попал в зависимость к феодалу.
Путь, который прошел свободный человек германского общества (ingenuae) от свободы к несвободе, отражён не в «Капитулярии». Он отражен в «Правдах» германских народов, рассмотренных выше. «Капитулярий» подводит как бы итог этим данным, суммируя их в своих статьях, отражающих уже совершившийся факт. Несвобода франка подчеркивается термином «Капитулярия»: «наши люди» (nostris hominae).

Но этот термин («наши люди») звучит неопределенно, не говорит четко, о каких людях идет речь,— о рабах, которые были в поместьях и раньше, или о закрепощаемых свободных. Их всех вместе «Капитулярий» именует «homini nostri». Видимо, «Капитулярий» отражает еще ту раннюю "стадию феодальной эксплуатации, когда раб и закрепощаемый свободный для феодала представляли равновеликую ценность как рабочая сила в хозяйстве. С ростом самого хозяйства и с ростом товарности этого хозяйства феодал будет стремиться увеличить количество зависимых от него людей и, в первую очередь, за счет закрепощаемых свободных, так как они обслуживают его вотчину со своим инвентарем и скотом.
4. Ценность «Капитулярия о поместьях» как источника очень велика. «Капитулярий» дает сведения о раннем этапе развития феодализации у франков, когда еще не все свободные закрепощены, а закрепощаемые свободные отдают свой труд феодалу. Он «распоряжается их рабочей силой по своему усмотрению и до известной степени тоже рассматривает крепостного как живой инвентарь своего хозяйства, хотя и ограничен в праве распоряжаться крепостными как личностью»211.

Это замечание С. Д. Сказкина как нельзя более верно определяет положение закрепощаемого свободного в вотчине (поместье Карла Великого).
Степень феодализации у франков, судя по «Капитулярию», еще невысокая. Но можно сказать с уверенностью, что процесс феодализации уже далеко продвинулся в своем развитии вперед и будет, несомненно, прогрессировать.



183 Capitulare de villis", 8, 22, 34.
184 Tам же, 13, 14, t5.
185 Там же, 17.
186 Там же, 18, 19.
187 Там же, 21, 34.
188 Там же, 23, 24, 25, 34, 35, 38, 39, 40, 44.
189 „Capitulare de villis", 1, 3, 9, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 25, 28, 30, 31, 62.
190 Там же, 2, 5, 8, И, 12,.13, 26, 27, 34, 36, 37.
191 Там же, 4.
192 Там же, 16.
193 Там же, 1—4.
194 Там же, 32.
195 “Lex Salica", „Heroldina", „Emendata",
196 В конце VIII и начале IX века.
197 „Capitulare de villis", 10.
198 Там же, 39.
199 „Capitulare de villis", 50.
200 Там же.
201 Там же, 52.
202 Там же, 62.
203 Например, по «Полиптику аббата Ирминоиа» из монастыря св. Германа, изданному в IX веке (полиптик — писцова? книга).
204 См.: Н. П. Грацианский. Из социально-экономической истории за-падноевропейского средневековья. М., 1960, стр. 118.
205 Там же, стр. 118—119.
206 „Capitulare de villis", 67.
207 Там же, 3.
208 Там же, 4.
209 „Capitulare de villis", 4.
210 См.: Г. M. Данилова. Возникновение феодальных отношений у франков VI—VII вв., гл. II.
211 С. Д. С к а з к и н. Очерки истории западноевропейского крестьянства в средние века. М„ 1968, стр. 63.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сергей Алексеев.
Славянская Европа V–VIII веков

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы

Игорь Коломийцев.
Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени
e-mail: historylib@yandex.ru
X