Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Галина Данилова.   Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Отражение в источниках славянского и германского права развития феодальной государственности в Древней Руси и в государстве франков

Тема работы А. А. Зимина «Феодальная государственность и «Русская Правда»724 очень близка к нашей теме о государстве у славян и германцев. А. А. Зимин последовательно и систематически прослеживает, как в «Русской Правде» (сначала — в «Краткой», а позже — в «Пространной») все более и более выступают черты феодальной государственности и в экономике, и в социальных отношениях, и в самом законодательстве.

Нам представляется необходимым сопоставить его наблюдения о русской ранней государственности с наблюдениями государственности у германцев.

А. А. Зимин, начиная наблюдения с ранних форм государственности на Руси, находит, что время ее возникновения совпадает, судя по «Краткой Правде», еще с периодом разложения первобытнообщинного строя. Об этом свидетельствуют, по его мнению, статьи «Краткой Правды», например, о кровной мести725. Счет родства, согласно этим статьям, ведется по матери («сестрин сын», мстящий за убийство), что является пережитком матриархата726.

Мы подметили эти особенности и в германских ранних источниках, время составления которых тоже совпадает со временем возникновения государственности у германцев. В этом случае мы имеем в виду «Салическую Правду», в которой отражена наиболее ранняя стадия развития общества франков в раннефеодальный период. «Салическая Правда» тоже содержит отголоски родового быта и даже отголоски матриархата (например, при назначении виры за родственника счет родства ведется по материнской линии, особенно в ранних кодексах «Салической Правды»727).

Вопрос о собственности и краже, о которых упоминает А. А. Зимин, говоря о древних русах и их раннем источнике — «Краткой Правде», в законодательном памятнике салических франков тоже имеет место. Там отражена возникающая индивидуальная собственность на урожаи, на скот, на рабов и т. д.728

В связи с этим судебник («Салическая Правда») назначает и штрафы за кражу данных объектов729.
У А. А. Зимина очень хорошо показано, как, наряду с разложением родового общества и общинных связей, происходит усиление дружинного быта и как это отражено в статьях «Русской Правды». Так, он пишет: «Украденные вещи по ст. 13 «Краткой Правды» (конь, оружие, порт) состояли из предметов дружинного быта. Этот набор относится к эпохе, когда уже оформлялось дружинное право»730.

В «Салической Правде», также отражавшей первые шаги франков по пути феодализации, встречаются статьи, в которых строгая кара назначается за езду на чужом коне и кражу чужого имущества. За пользование чужим конем без позволения хозяина следует весьма суровое наказание — штраф в 30 солидов. Этот штраф равносилен штрафу за раба731.
Любопытно, что в «Салической Правде» нет еще статей, которые карали бы кражу оружия (они есть в рипуарской и баварской «Правдах», составленных позднее и отражающих более высокую ступень феодализации у германцев)732. Однако «Салическая Правда», отражая дружинный быт франков, упоминает и о ранах, наносимых дружинниками друг другу, и об убийстве воина в походе (за что назначается тройной вергельд), и об охране самым высоким штрафом (в 1800 солидов) жизни антрустиона, т. е. военачальника, приближенного короля733. Это ли не является явным доказательством того, что дружинный быт и у франков в VI—VII веках имел место, свидетельствуя об определенной степени феодализации общества в то время.

Более поздние редакции «Салической Правды»734 и капитулярии к ней показывают рост военно -дружинного начала в обществе и выделение, например, антрустионов в особую корпорацию, которая имеет и свои традиции, и определенные обязанности по отношению к королю735.
Вопрос об обидах и ранах, наносимых друг другу дружинниками у славян, поднятый А. А. Зиминым, касается и военной среды салических франков. И там, и тут речь идет именно о ранах, наносимых военным оружием (отравленной стрелой, копьем и др.)736. Надо сказать, что составители «Салической Правды» явно отделяли дружинников от простых общинников. В титуле XVII сначала речь идет о дружинниках. За них и штрафы выше (63 солида, 30 солидов)737. В том же титуле XVII сказано: «Когда свободный ударит палкой свободного», то платит 3 солида738.
В «Русской Правде», отмечает А. А. Зимин, дружинники также выделены особо. Их стремлением не только получить мзду за обиду, но и отомстить обидчику объясняется двойной счет компенсации за раны, упомянутые в «Краткой Правде» (и месть, и штраф). «В условиях развивающихся понятий рыцарской чести совершенно невозможно представить себе, чтобы дружинник требовал расплаты, а не смытия оскорбления кровью», — говорит автор739.

«Салическая Правда» целиком берет на себя заботу об охране жизни и чести дружинника, не упоминая о мести. Закон франков брал на себя.охрану и «рыцарской чести», и дорогостоящей жизни дружинника (за убийство которого взимался штраф в трехкратном размере), и особенно жизни антрустиона (за убийство которого назначался штраф в шестикратном размере).

Государственная власть в лице составителей закона вторгалась в жизнь феодализирующегося общества. Статьи закона составлялись в интересах отдельных социальных групп, принадлежавших к господствующему классу.

А. А. Зимин отмечает, что «в военно-дружинной среде русов все большее место начинал занимать поединок как способ решения споров»740. Но для доказательства этого положения автор приводит не статьи «Русской Правды», а выдержку из книги Д. А. Хвольсона «Известия о xaзapax, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русах Абн-Али Ахмеда бен Омара ибн Даста» (СПб., 1869, стр. 37, 38), так как в самой «Русской Правде» известий о поединках между тяжущимися не встречается.

А «Салическая Правда», вернее ее капитулярии, составленные несколько позднее, содержат сведения и о решениях споров поединком741. Таким образом, мы установили аналогичные явления, имевшие место у славян и германцев в эпоху зарождения феодализма, и отмечаем, что государственная власть своими законодательствами способствовала развитию феодального права.

Но есть и некоторые различия в феодальном праве славян и германцев. Так, например, А. А. Зимин находит в древнерусском раннем феодальном праве присягу742. «Салическая Правда», также как и аламаннская и баварская «Правды», присяги еще не содержит. Сравнение текстов древнерусских законодательств показывает, что присяга не сразу отразилась в источниках, а впервые появилась только в «Пространной Правде». А. А. Зимин объясняет это незрелостью княжеской власти на Руси и социально-экономическими условиями того времени743. У франков (германцев) во времена «Салической Правды» большинство населения оставалось еще свободным и соседская община (марка) играла еще значительную роль. Переломным периодом для Древней Руси А. А. Зимин считает период деятельности княгини Ольги (середина X века), которая «в течение всего своего регентства вела напряженную борьбу с силами, противившимися утверждению новых феодальных порядков»744. Ольга после смерти своего мужа Игоря разгромила древлян, приняла христианство, чтобы опереться на нового союзника — церковь, ускорила развитие княжеского землевладения, установила известные «уставы» и «уроки» как основу новых отношений. Эта деятельность княгини Ольги отражена и в летописи745, и в «Уставе Ярославичей». Ею были установлены и нормы дани, и определенные пункты ее взимания746.
В результате проведенных реформ установились новые отношения между общинниками и князем, с одной стороны, и между общинниками и дружинниками князя, — с другой.

Мы вполне согласны с А. А. Зиминым в том, что введение Ольгой после гибели Игоря «уставов» и «уроков» должно было предотвратить повторение случаев убийства князей и дружинников в покоренных землях. По мнению автора, Ольгой внесено добавление в статью 1 «Краткой Правды»: «Аще будет русин, любо гридинь, любо купчина, любо ябедник, любо мечник, то 40 гривен положить за нь»747. А. А. Зимин устанавливает, что все эти люди, отмеченные сорокагривенной вирой, являются дружинниками князя. Автор предполагает: гридин — высший дружинник, ябедник — судебный чиновник, купчина — полукупец-полувоин и т. д748.
Штраф за убийство дружинника стал именоваться вирой, которая, по мнению автора; отделила представителя господствующего класса от народа, от простых людей.

Это очень интересные наблюдения А. А. Зимина за развитием законодательства на Руси, которое отражает неуклонно развивающийся процёсс феодализации и в связи с этим выдвижение на первое место интересов господствующего класса. Важно также и то, что подчеркивается особенность русского раннего феодализма — сбор дани с населения представителями господствующего класса. Сбор дани приобретает на Руси систематический, регулярный характер.

На Западе не производился сбор дани, но там были другие формы порабощения свободных. Важно то, что и древнерусские, и германские источники позволяют проследить за процессом феодализации и на Руси, и у франков.

Уже «Салическая Правда» отражает рост крупного землевладения у германцев, которое уживается с общиной. В «Салической Правде» еще нет данных о росте зависимости свободных людей от поместья. Но само поместье уже есть. Об этом говорят названия упомянутых в «Правде» должностей, таких как привратник (portario), конюх (stratario), золотых дел мастер (aurifieis), кузнец (fabrum ferrarie), виноградарь (Vinitor) и т. п. Поместье растет, но оно еще на этой стадии не ущемляет прав общинников. В поместье есть рабы (servi). О росте феодального поместья (церковной вотчины) и об ущемлении прав общинников дают сведения такие законодательные памятники, как аламаннская, баварская и бургундская «Правды», составленные позднее, чем «Салическая Правда»749.

Аламаннская и баварская «Правды» в I и II титулах отражают факты, свидетельствующие о большом росте церковного феодального поместья и об эксплуатации на его землях непосредственного производителя материальных благ — крестьянина.
Иная по сравнению с Русью система развития феодальных отношений на заре феодализма отмечена Энгельсом у германских народов. Он сказал, что франкские короли, начиная с Хлодвига, завладели бывшими римскими землями и раздарили их своей придворной челяди, своим епископам и аббатам, заложив тем самым основу дворянского землевладения750.
Основываясь на этих королевских пожалованиях, церковь и у аламаннов, и у баваров превратилась в крупного землевладельца, который использует труд крестьян на своих землях. Закрепощение крестьян шло двумя путями. Первый путь — путь внеэкономического принуждения, второй — путь экономической зависимости.

Аламаннская и баварская «Правды» отражают в своих титулах различные формы зависимости населения от церковных феодалов. При этом полной аналогии между «Правдами» нет. Так, например, «Аламаннская Правда» указывает, что и свободные, и рабы, принадлежавшие церкви, обязаны были выполнять для нее различные работы и платить подати751.
Для рабов существовала определенная форма уплаты за использованный манс: работать три дня на себя, три дня на господина752 или давать податей: 15 сиклей пива, 1 свинью, 2 меры хлеба, 5 кур, 20 яиц753. Для свободных такой четкий перечень видов платы за манс не приводится. В 23-м пункте титула в расплывчатых выражениях говорится относительно тех податей (reddant), которые свободные должны платить церкви как землевладельцу-хозяину754. Кроме того, 23-й пункт I титула «Аламаннской Правды» содержит неоднократные угрозы по адресу свободных (liberi), которые откажутся платить церкви или работать на нее (они должны за отказ уплатить 6 солидов)755. Вот эта неопределенность форм труда и угрозы свободным аламаннам штрафом за невыполнение требований господ свидетельствуют о том, что указанные статьи составлены позднее, чем те, в которых говорится о рабах и их труде.

Эти статьи о свободных, являясь новшеством в законодательстве, перекликаются в какой-то степени с реформами Ольги на Руси.

Согласно «Аламаннской Правде», за отказ повиноваться епископу назначался двойной штраф756. Видимо, отказы в повиновении были частым явлением, если о них упоминается в законе.
В «Баварской Правде», составленной на целый век позднее, обязанности бывших свободных общинников (закон их называет «coloni») очерчены более четко, чем в «Аламаннской Правде». В «Баварской Правде» указано, какие участки земли им выделены (4 шеста в ширину и 40 в длину. Шест равен десяти футам). Закон предполагает, что с этого участка баварец должен собрать 30 мер хлеба. Из них 3 меры, т. е. десятую часть, он должен отдать церкви (феодалу). Кроме того, он должен уплатить еще и за пастбище (согласно обычаю провинции).

Но и это еще не все. Господское поле он должен вспахать, засеять, оградить, собрать и вывезти с него урожай и ссыпать зерно в господский амбар; одну меру луга — оградить, скосить, собрать сено и отвезти его феодалу757. Кроме того, следовало отдать феодалу одну вязку льна (сноп), 10 ваз меда, 4 курицы, 15 яиц и выполнять подводную повинность на расстоянии до 50 миль. Кроме всего этого, свободный баварец должен был выполнять работы по постройке и ремонту дома феодала и надворных построек (сеновалов, зернохранилищ, заборов и т. д.).

И, сверх того, свободные баварцы должны были еще поставлять по 50—100 человек для выполнения работ по добыванию извести758. Уже самое упоминание в законе такого количества людей (50—100 человек) говорит о том, что это требование относилось к общине свободных баварцев, а не к индивидуальному хозяйству и не к рабам (о рабах сказано особо в том же титуле).

Сама статья закона в «Баварской Правде», обязывающая свободных работать на церковь как феодала, звучит более уверенно и властно, чем статьи «Аламаннской Правды». Нет никаких оговорок о наказаниях за ослушание.

Иными словами, по «Баварской Правде» чувствуется, что феодальные порядки, отраженные в ее статьях, больше вжились в общество и стали, видимо, традицией, как стали традицией на Руси дани, «уставы» и «уроки», введенные Ольгой.

И аламаннская, и баварская «Правды» дают много примеров эксплуатации непосредственных производителей. И та, и другая «Правды» последовательно раскрывают процесс феодализации у этих народов.

В статье А. А. Зимина есть такие строки: «Если по уставам княгини Ольги правовые нормы для киевской дружины вырабатывались на основе обычного права, то уже теперь развитие феодальных отношений зашло настолько далеко, что начинает происходить обратный процесс: новое феодальное право, вырабатывавшееся в княжеской и дружинной среде, начинает воздействовать на обычай, разлагая и приспособляя его к изменившимся социальным отношениям»759. Нечто подобное происходит с германскими «Правдами», которые в процессе феодализации начинают воздействовать на социальные отношения в аламаннской и баварском обществе. В них ощущается воздействие процесса феодализации на отношения между людьми. Процесс феодализации имеет, поступательный характер, о чем свидетельствуют более поздние источники (например, та же «Баварская Правда»).

Важно то, что источники позволяют «видеть» этот процесс в действии, приводят ряд конкретных примеров, свидетельствующих о его поступательном движении, отражают классовую направленность законодательства и классовую принадлежность законодателей.
Как «Краткая Правда» в Древней Руси, так и народные «Правды» германцев (салическая, аламаннская, баварская) отражают наиболее ранний период феодализации общества, зарождение в нем феодальных отношений.

Изучая общие. закономерности процесса ранней феодализации, мы отметили и специфику в развитии феодальных отношений у древних славян и германцев. Эта специфика заключается в несколько различном характере ранней эксплуатации населения (на Руси — это по преимуществу сбор дани, отрегулированный княгиней Ольгой, у германцев — прямая эксплуатация на земле, которую особенно ярко отражают аламаннская и баварская «Правды» как более поздние памятники).

То, что в германских «Правдах» сильно выпячиваются фигуры крупных церковных землевладельцев и показана эксплуатация труда крестьян на земле именно церковных феодалов (а не светских), объясняется не тем, что у светских феодалов не было поместий, а тем, что влияние Церкви на законодательство германцев было очень сильным. Стоит только прочесть вступительные статьи к аламаннской и баварской «Правдам», как станет понятной причина того, почему интересы церковных феодалов в этих «Правдах» превалируют.

«Аламаннская Правда» начинается с того, что в ней перечисляются лица, которые участвовали в ее составлении. Сказано так: «Начинается закон аламаннов, который во времена Хлотаря короля вместе с его знатнейшими, т. е. с 33 епископами и 34 герцогами и 65 графами и остальным собравшимся народом, был составлен»760.

Если учесть, что грамотой владели в те времена из числа указанных лиц одни только епископы, то станет понятным, в силу чего статьи «Правды» направлены, в первую очередь, на защиту интересов церкви как крупного землевладельца. Сильное влияние духовенства в то время подтверждается еще и таким источником, как «Эдикт Хлотаря II» от 614 года761, в котором закреплялось преимущественное положение духовенства среди всех представителей знати. Из 24 пунктов эдикта 16 посвящено духовенству и его привилегиям. Эдикт издан королем Хлотарем II, при котором составлялась и «Правда» аламаннов. Один документ не противоречит другому.

Специфика условий жизни на Руси была отмечена еще К. Марксом. На Руси «был феодализм без лена и лены, обложенные только данью»762. Однако все «Правды», в том числе и «Краткая Правда» (в тех статьях, которые составлены при Ярославичах), отмечают рост феодального землевладения, рост поместья.

«Пространная Правда», созданная в условиях, когда феодализм уже окреп, отражает другие нормы феодального права. А. А. Зимин о русском феодальном законодательстве писал следующее: «Ликвидация кровной мести, общегосударственное утверждение вир и продаж означало полное торжество феодальных основ древнерусского законодательства. Оно совпадало с переходом Древней Руси от раннего феодализма с его еще явственными чертами отживавших патриархальных отношений к развитому или, если так можно выразиться, классическому феодализму»763.

Мы продолжим анализ «Пространной Правды», но сравнивать ее будем не с «варварскими» «Правдами», а с более поздними германскими источниками (с «Капитулярием о поместьях» Карла Великого, с полиптиками, эдиктами, указами королей).

Многие авторы связывают возникновение «Пространной Правды» с именем Владимира Мономаха и с восстанием в Киеве 1113 года764. Большинство авторов датирует появление «Пространной Правды» 1116 годом.

В «Пространной Правде» показаны несколько линий, или путей, развития социальных отношений, отраженных в статьях о закупа и холопах, о наследству, о резах (процентах), об укреплении феодальной собственности. Статьи об укреплении феодальной собственности в «Пространной Правде» как бы опираются на статьи «Краткой Правды» и продолжают их (но штраф за содеянное преступление против собственности феодала повышается).

Такого характера статьи, охраняющие, собственность феодала от покушения на нее общинников, мы можем найти еще и в «варварских» «Правдах», но не в таком количестве и не "рак явно направленных на сохранение именно феодальной собственности. В «Аламаннской Правде», например, только одна статья охраняет собственность феодала на охотничьих собак, участвующих в большой охоте (за первую собаку назначается штраф в 6 солидов, за бегущую второй — 3 солида)765.

В «Баварской Правде» (более поздней) о кражах имущества и о наказаниях за них говорится чаще. Суровее всего наказания за покушение на церковную собственность. Мы уже отмечали выше, что церковный феодал выступает в полной силе в «Правде» баваров. За кражу церковного имущества вор должен уплатить штраф в девятикратном размере766.

В «Правдах» аламаннов и баваров имеются и титулы, охраняющие собственность свободных простых людей — членов общины. Видимо, «Пространная Правда», составленная на Руси, отражает более позднйй этап укрепления феодальнрй собственности.

Если обратиться к такому источнику, как «Капитулярий о поместьях» Карла Великого, то там можно найти пункты, в которых указано, какие наказания следовали за кражу имущества феодала (короля). Правда, текст IV главы «Капитулярия», в которой говорится о краже и наказании за нее, составлен очень поверхностно, небрежно. Составитель конкретно не указывает, что украдено и какое наказание за это следует. Сказано просто, что «...если наши люди учинят нам какой-либо вред воровством или другими поступками, пусть то полностью возместят, кроме того, по закону пусть получат наказание бичеванием...»768. Это касалось «наших людей», т. е. уже закрепощенных (homini nostri). О свободных сказано иначе: «Л свободные люди, в фисках или поместьях наших проживающие, если в чем провинятся, пусть отвечают каждый по их закону, и что уплатят в качестве штрафа (fretus dederint), пусть идет нам, будет ли то скот или иное»769.

Составители «Капитулярия» проявляют заботу о возмещении утраченного феодального имущества, феодальной собственности. При этом в «Капитулярии» есть разграничение: «наши люди» (закрепощенные) подвергаются, помимо штрафа, еще и бичеванию, свободные же платят только штраф. Общие размеры штрафа законодателя не интересуют. Его интересует только та часть штрафа (fretus), которая идет непосредственно феодалу.

И в «Пространной Правде», и в «Капитулярии о поместьях» Карла Великого767 нами подмечена одна и та же черта — стремление законодателей сохранить феодальную собственность и восполнить ее в случае утраты. Общее положение сходно и там, и тут, но вполне сходятся только детали: в «Пространной Правде» тщательно и придирчиво оговаривается каждый случай покражи (покража скота, птицы, бобра и т. д.) и соответственно каждому виду покражи устанавливается определенный штраф.

В «Капитулярии» все более обобщено, не детализировано. Согласно «Капитулярию», похитителя, уплатившего штраф, ожидает еще и физическое наказание (бичевание), о чем в «Пространной Правде» не упоминается.

О наличии общинных связей в «Пространной Правде» сказано больше, чем в «Капитулярии», в котором слово «община» (марка) не упомянуто ни разу, но свободные люди упоминаются неоднократно770. Содержание статей «Пространной Правды» свидетельствует о том, что феодалы ведут наступление на общину и ее коллективные порядки. Из статей о «дикой вире» видно.
что даже коллективизм общины феодал-законодатель стремится использовать в своих интересах. Борьба с общиной и вообще классовая борьба в Киевской Руси нашла отражение в «Пространной Правде».

«Капитулярий» эту сторону жизни франкского общества отразил меньше, слабее. Правда, кое-какие следы классовой борьбы сохраняют 52, 53 и 54-я статьи «Капитулярия». В 52-й статье законодатель заботится о том, чтобы всем проживающим на его землях творили «полный и правый суд» (статья вызвана к жизни, видимо, жалобами на несправедливость суда, а может быть, и выступлениями закрепощенных и свободных людей, о которых упоминается в этой статье). Статья 53 требует, чтобы управляющие усилили надзор «за людьми нашими» и не давали им заниматься «воровством и колдовством». Эта статья тоже говорит о том, что в поместье неспокойно и о недовольстве людей. В 54-й статье «хозяин» требует от управляющего, чтобы он лучше смотрел за «людьми нашими» и не давал им праздно «шататься по рынкам». В этой статье явно ощущаются и недовольство эксплуатируемых, и беспокойство эксплуататора.

Таким образом, хотя сама борьба феодалов с общиной и свободными людьми в «Капитулярии» мало отражена, но недовольство одного класса другим ощущается в содержании его титулов.
В «Пространной Правде» показан переход господствующего класса в наступление на «трудящихся субъектов» с целью их наиболее эффективной эксплуатации, закрепощения, порабощения. Если взять все статьи, трактующие о рабах, закупах и смердах, то из их содержания это выступает с полной очевидностью.

Смерд доводится до состояния полной зависимости от князя-феодала, который по статье 90 имеет на него «право мертвой руки»771. Ряды холопов, не только княжеских, но и боярских, пополняются772. Закупу за побег грозит полное холопство (обель)773. Все это говорит о неуемной потребности древнерусского феодала в рабочей силе, которая нужна была ему для обработки его полей, для выполнения различных работ в его поместье. При наличии городов в Древней Руси это вполне объяснимо774.

«Пространная Правда» в своих статьях имеет такие пункты, в которых упоминается о наличии и функциях города (например, пункты о резах, о купце и т. д.)775. Этих пунктов нет в «Капитулярии» Карла Великого, ибо в те времена у франков города еще не получили соответствующего развития.

Подводя итог сказанному выше, можно, отметить, что, наряду с общими чертами процесса феодализации и развития феодальной государственности на Руси и у франков, имеются и различные черты (обусловленные, например, наличием феодального города на Руси и отсутствием или, точнее, крайней слабостью его в эпоху Карла Великого). Однако, исследуя источники, мы подметили больше общих черт. И это понятно, так как общность условий растущего феодального государства и там, и тут выдвигала законоположения, весьма близкие друг к другу. И там, и тут государство ведет борьбу с общиной. И там, и тут идет возвышение феодального класса над простыми людьми. Феодальная собственность все строже охраняется законом и неизменно растет, о чем говорят те же источники. В «Русской Правде» больше говорится о княжеско-дружинном землевладении, в германских «Правдах» — о церковном землевладении.

И у славян, и на Западе шла борьба за увеличение числа рабочих рук в хозяйстве, за закрепощение свободных и превращение их в зависимых.

Славянские источники (в частности «Русская Правда») более интенсивно отразили эту борьбу за увеличение рабочей силы в хозяйстве, в государстве. Мы нашли этому объяснение в том, что в Древней Руси при наличии городов и торговли интенсивное использование рабочих рук в хозяйстве было вполне закономерным.

В целом законодательства и того, и другого государства правдиво отражают феодальную действительность и, представляя собой вместе с государством явления надстройки, усиленно помогают феодальному базису расти и развиваться.




724 А. А. 3имин. Указ. соч.
725 Там же, стр. 230.
726 Там же.
727 „Lex Salica", „Paris 4404", tit. XX, LVII, LIX.
728 Там же, tit. XXVII.
729 «Lex Salica», tit. Ill—VIII, X—XII, XXI, XXII—XXVII, XXXII.
730 А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 233.
731 „Lex Salica", „Paris 4404", tit. XXIII.
732 „Lex Ribuaria", „Lex Bajuwariorum".
733 „Lex Salica", „Paris 4404", tit. XVII, LXIII.
734 „Heroldina", „Emendata".
735 Капитулярий II, пункт 8 «Об антрустионах».
736 „Lex Salica", „Paris 4404", tit. XVII, 2, 5.
737 „Lex Salica", tit. XVII, 1, 2, 3, 4.
738 „Lex Salica", XVII, 6.
739 А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 286.
740 Там же, стр. 239.
741 „Lex Salica". Capitul. VI, 15.
742 См.: А. А. 3 и м и н. Феодальная государственность и «Русская Правда»: «С появлением на Руси варягов,-полукупцов, полуразбойников, в русском праве можно заметить еще один новый элемент — присягу». И автор ссылается на договор с греками от 911 года, а потом на 29-ю статью «Пространной Правды» (в «Краткой Правде» этого лет).
743 А. А. Зимин. Указ. соч., 240 («Еще князь и дружина не осели на землю, лены состояли из даней, а масса населения оставалась свободной»).
744 Там же.
745 «Повесть временных лет», стр. 43.
746 А. А. Зимин.. Указ. соч., стр. 241.
747 «Краткая Правда», ст. 1.
748 А. А. Зимин. Указ. соч.
749 «Lex Alamannorum» (VII век), «Lex Bajuwariorum» (VIII век).
750 См.: Ф. Энгельс. Марка.—К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19.
751 „Lex Alamannorum", tit. I, 22 („Servi enim ecclesiae, tributa sua legitime rtddant, 23. Deliberis autemecclesinticis... ita reddant. ad ecclesiam").
752 „Lex Alamannorum», tit. I, 22, 3.
753 Там же, 1.
754 „...Ita reddant ad eeclesiam...".
755 „Si quis legitimum tributum antesfeterit per iussionem", iudicis sui VI solidos sit culpabilis". („Lex Alamannorum", tit. 1, 23, 2.)
756 „Lex Alamannorum", tit. I, 23, 4.
757 „Lex Bajuwariorum", tit. I, 13 („...Arare, ceminare, claudere, collegere, trahere et recondere, prato arpeate unoclaudere, secare, collegere et trahere").
758 „Lex Bajuwariorum", I, 13 („ ... L homines faciant, ubi longe fuerat, С homines debeant expetiri...").
759 А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 246.
760 Rucipit „Lex Alamannorum" qui temporibus Chlotario rege una cum pro- ceribus suis id sunt XXXIII eriskopi et XXXIV daces et LXV comites vel Cetero populo adunatu (Facinnt. „Lex Alamannorum"); Г. M. Данилова. Ала- маннское и баварское общество, стр. 123.
761 См.: Г. М. Данилова. Возникновение феодальных отношений у франков в VI—VII вв., стр. 241 и 248—250 (содержание эдикта).
762 К. Маркс. Секретная дипломатия.
763 А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 261.
764 См.: Б. Д. Греков. Киевская Русь; С. В. Юшков. «Русская Правда» как кодекс русского феодального права. М., 1939; А. А. 3 и м и н. Указ. соч.
765 „Lex Alamannorum", tit. 83, 1.
766 „Lex Bajuwariorum", tit. 1, 3.
767 «Capitulare de villis».
768 Там же, 4.
769 Там же, 4, 10, 36, 50, 52.
770 „Capitulare de villis", 4, 10, 36, 50, 52.
771 См.: «Пространная Правда», ст. 90.
772 Там же, ст. 46.
773 Там же, ст. 56 («Аже закуп бежит от господы, то обель»).
774 См. главу I данной работы.
775 См.: «Пространная Правда», ст. 51, 53 - 55.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

Иван Ляпушкин.
Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне
e-mail: historylib@yandex.ru
X