Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Галина Данилова.   Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Зависимое неселение Древнерусского государства по «Краткой Правде» и по «Пространной Правде» в сравнении с зависимым населением по «Салической Правде» и «Капитулярию о поместьях»

Проанализируем те статьи «Краткой Правды», которые упоминают о рабах (холопах, челядинах) (статьи 11, 16, 17, 24, 25, 26, 27 по Академическому списку).

Статья 11: «Аще ли челядин скрыется, любо у варяга, любо у колбяга, а его за 3 дня не выведугь, а познають, и в третий день, то изымати емоу свои челядин, а 3 гривне за обиду».
Статья 16: «Аще кто челядин пояти хощеть, познав свои, то к ономоу вести, оу кого то будеть коупил, а той ся ведеть ко другомоу, даже доидеть до третьего, то рци третьему: вдаи ты мне свои челядин, а ты своего скота ищи привидоце».

Статья 17: «Или холоп оударит свободна моужа, а бежить в хором, а господин начнеть не дати его, то холопа пояти, да платить господин за нь 12 гривне; а за тым, где егр налезуть оудареный той моуж да бьють его».

Статья 24:. «А в сельском старосте княжи и в ратайнем 12 гривне».

Статья 25: «А в рядовици княже 5 гривен»415.

Статья 26: «А в смерде и в холопе 5 гривен».

Статья 27: «Аще роба кормилица, любо кормильчиц416 — 12».

В «Краткой Правде» о рабах упомянуто 7 раз (в семи статьях). Два раза раб назван «челядином» (в 11-й и 16-й статьях), два раза он назван холопом (в статьях 17 и 26). В одном случае сохранено название «роба» — «раб» (в статье 27, где речь идет о рабе-кормилице и рабе-кормильчице). В статье 24 речь идет о сельском и ратайном старостах из рабов, а в статье 25 — о рядовиче, который по штрафу в 5 гривен приравнивается к рабам.
Всего из 43 статей «Краткой Правды» рабам уделено 7 статей, т. е. 1/6 часть. Это даже несколько больше, чем в «Салической Правде», в которой из 65 статей рабам посвящено 8 (т. е. 1/8 часть статей). Таким образом, «Краткая Правда» уделила рабам не меньше внимания, чем «Салическая Правда» франков.

Следует ли нарочито подразделять терминологию «Краткой Правды» о рабах, как это делают некоторые русские историки, выводя понятие «челядин» прямо из семейного права и сопоставляя слова «чадо», «чадь», «челядин»417. Возможно, что в более ранние времена патриархального рабства, это и могло иметь место, но не во времена «Русской Правды». «Челядин» в «Краткой Правде» назван два раза (в статьях 11 и 16), и оба раза речь идет о бегстве его и розыске. Бежит он из большого хозяйства князя или другого феодала. Никакой социальной связи его с семейством феодала тут нет. Так как раб (холоп, челядин) — человек, полностью зависимый от феодала (князя) и им эксплуатируемый, то к нему применяется со всей строгостью закон.

При анализе «Краткой Правды» напрашивается сравнение ее статей о рабах со статьями «Салической Правды» франков, тоже переживавших во времена составления «Правды» генезис феодализма.

В «Салической Правде», как мы уже говорили, имеется 8 титулов о рабах (о продаже рабов, о кражах или взломах, произведенных рабами, о похищении свободных, о прелюбодеянии рабынь, об убийствах или ограблении рабов, о похитителях рабов, о том случае, если раб будет обвинен в воровстве, о розыске рабов).

В «Краткой Правде» записано 7 статей о рабах: статья 11 — о бегстве челядин а; статья 16 — о розыске челядина; статья 17— о защите господином своего холопа и об уплате за его преступление штрафа в 12 гривен; статьи 24, 25, 26, 27 — о различных расценках на рабов в зависимости от их места в хозяйстве князя (от 5 до 12 гривен).

Попытаемся в двух «Правдах» (русской и салической) найти нечто общее в титулах, посвященных рабам. Сходство бросается в глаза в первую очередь в двух титулах и в двух статьях: в титулах XXXIX и XLVII (о похищении и розыске рабов) и в статьях 11 и 16 «Краткой Правды» (о бегстве и розыске челядина).

Видимо, общность условий раннего развивающегося феодального хозяйства и у франков, и у восточных славян выдвигает на первое место заботу о возвращении хозяину рабочих рук, которые исчезли из хозяйства в связи с бегством раба. Интересно сопоставить то, как в «Правдах» обусловлено эго возвращение рабочих рук (т. е. беглых рабов).

XLVII титул «Салической Правды» начинается так: «Если кто признает своего раба или коня, или быка, или какую бы то ни было вещь у другого, пусть передаст это в третьи руки, а тот, у кого признаны (данные вещи), должен доказывать на них свое право»418.
В «Краткой Правде» есть почти аналогичный казус (статья 16): «Аще кто челядин пояти хощет, познав свои, то к оному вести, у кого то будет купил, а тоися ведет ко другому, даже дойдет до третьего, то рци третьему: вдаи ты мне свои челядин, а ты своего скота ищи при видоце».

Ни о каком заимствовании здесь не может быть и речи. Каждая из «Правд» самобытна, но аналогичные условия порождают единство действий феодалов при розыске рабов и примерно одинаковую документацию (т. е. статьи «Правд»). И там, и тут раба тщательно ищут, доходя до «третьего» лица.

В статьях о рабах («Салической Правды» и «Краткой Правды»), мы видим некоторые черты и сходства, и различия. Сходно то, что упомянуты рабы (сервы, холопы) и выполняемые ими работы при дворе и в доме землевладельца, даны штрафы за их убийство. В исчислении этих штрафов тоже есть много общего между «Салической» и «Русской» («Краткой») «Правдами». Так, например, штраф за убийство раба в «Салической Правде» дифференцируется в зависимости от специальности раба и от занимаемой должности, а именно: за простого раба — штраф 30 солидов, за раба, имеющего специальность дворового слуги, кузнеца, золотых дел мастера, свинопаса — штраф 75 солидов419. Если раб занимал должность вицеграфа или сацебарона, то за убийство его нужно было уплатить V2 вергельда, взимаемого за убийство свободного (знатного) человека (т. е. 300 солидов)420.

Нечто подобное мы видим и в «Русской Правде». По ней за убийство раба (холопа) следует платить 5 гривен, за раба, имеющего специальность, —12 гривен, за господского тиуна или конюха из рабов — 40 гривен, т. е. тоже 1/2 виры, взимаемой за убийство знатного человека, приближенного князя (вира за которого равнялась 80 гривнам)421,
Однако глубокая разница наблюдается между данными той и другой «Правд», когда речь идет о применении труда рабов в сельском хозяйстве. В «Салической Правде» рабы не показаны как основные производители в сельском хозяйстве (не упомянуты как пахари, жнецы, косцы и т. д.), а в «Краткой Правде» прямо упоминается «ратайный» староста из рабов, т. е. ответственный за все дела, связанные с посевом хлеба и уборкой урожая. И штраф за убийство этого старосты повышен до 12 гривен422. Ясно, что этот староста из рабов руководит другими рабами, которые и сеют, и пашут, и жнут, и хлеб на поле убирают.

Объяснить тот факт, что рабы у франков во время составления «Салической Правды» не были главной производящей силой в сельском хозяйстве, можно тем, что основными производителями той эпохи у франков были свободные общинники (ingenuae), которые и выполняли основные сельскохозяйственные работы «Салическая Правда» упоминает о феодальном хозяйстве у франков. О нем свидетельствуют такие термины, как «привратник», «свиной пастух», «виноградарь» и т. д. Видимо, большого магнатского землевладельческого феодального хозяйства «Салическая Правда» еще не отражает в упомянутых кодексах. Другое дело «Краткая Правда». На основании того, как много делают и выполняют рабы, можно судить уже о наличии большого растущего феодального хозяйства, в котором, кроме рабов, есть и другие зависимые труженики (рядовичи, смерды). Хозяйство русского феодала (князя) времен «Краткой Правды», видимо, больше, крупнее и многограннее, чем хозяйство феодала времен «Салической Правды», когда феодальные отношения у франков только зарождались.

Таким образом, «Салическая Правда», во-первых, отразила более раннюю стадию применения рабского труда в раннефеодальном государстве франков, чем у восточных славян по «Краткой Правде», у которых уже задолго до ее составления применялся в хозяйстве рабский труд. Во-вторых, «Салическая Правда» франков отразила сравнительно слабое влияние римской рабовладельческой системы на франкские законы, так как франкское общество развивалось вдали от Рима и в синтезе двух миров (античного и «варварского») имело крен больше в сторону «варварства», чем античности.

Восточные славяне, и прежде всего киевские князья, имели постоянные сношения с Восточной Римской империей — с Византией, которая могла для них являться проводником античного влияния на раннефеодальный способ производства, при котором в сельском хозяйстве широко применялся труд рабов, хотя рабство и не стало формацией.

Косвенным доказательством античного влияния, быть может, могут служить договоры русских с грекам, относящиеся к X веку423.

В «Повести временных лет» упоминается о 4 договорах Руси с Византией (907, 911, 945 и 971 годов).

В договорах отражено много таких черт во взаимоотношениях русских и греков, которые позволяют называть эти договоры первыми памятниками международного права русских (в договорах все время упоминается «закон русский»).

Есть в договора упоминания и о рабах. Так, в договоре 911 года сказано: «О том аще кто украден будет челядин русский или ускочит или по нужи продан будет, и жаловати йачнут Рус (да) покажется таковое от челядина и да поймут и в Русь; но и гостие (аще) погубища челядин, и жалуют да ищут обретаемое да поймут е»424. Иными словами, хозяин, у которого украли раба (челядина), мог искать его повсюду и забирать сразу, как обнаружит.

Чье влияние превалирует в этом пункте договора о рабах, влияние Руси или Византии, в которой рабство было уже сложившимся многовековым явлением? Нам представляется, что в данном случае превалирует византийское начало. В этом легко убедиться, если посмотреть на чисто византийские (восточноримские) законы о рабах и об их возвращении владельцу.

Содержание этой статьи позже будет отражено в 11-й и 16-й статьях «Краткой Правды», но там появится новый штрих, характеризующий их русское происхождение (трехдневный срок для выдачи беглого челядина, или «идти до третьего»). Вообще же, если говорить о хозяйстве, то весь конгломерат раннефеодального землевладения киевского князя и других русских землевладельцев приближается к понятию о вотчине с ее большим землевладельческим хозяйством, которое в этот период времени (до 2-й половины XI века) обслуживается главным образом челядью из рабов (эксплуатация смердов только начинается, судя по статьям «Краткой Правды»).

Переходим к анализу статей «Пространной Правды». Сведения, данные в ней о холопах, следует сравнивать уже не с «Lex Salica». Уровень развития Киевского феодального государства и рост в нем вотчины-сеньории крупного землевладель- ца-князя и другого феодала, отраженные «Пространной Правдой», можно сравнить уже с документами франков более позднего происхождения, а именно — с «Капитулярием о поместьях» Карла Великого и с «Полиптиком аббата Ирминона» (IX век).

В «Пространной Правде» термин «челядин» уже почти не упоминается (лишь 32-я и 38-я статьи повторяют статью 11 «Краткой Правды»). Раб здесь выступает всегда под названием «холоп»425. «Пространная Правда» неоднократно упоминает о холопстве и называет даже новые по сравнению с прежними источники холопства, вводя при этом новый термин — «обель» (что значит «полный холоп»).

Источниками полного холопства на Руси являлись: покупка человека при свидетелях и в его присутствии, женитьба на рабыне без всякого предварительного условия, работа на феодала, не обусловленная «рядом» (работа ключника, тивуна и т. д.). В случае побега закуп становился полным холопом426. Очень показательно для «Пространной Правды» то, что упоминаемое в ней (а следовательно, и бывшее в вотчине феодального Киевского государства) число рабов (холопов) не уменьшается, не убывает с годами, а наоборот, растет.
Важно, что закуп, который по труду очень близко стоит к холопу (об этом говорит статья 56 «Пространной Правды»), выполняет все работы в поле и во дворе, в вотчине князя или другого феодала. Труд холопа и закупа показан в «Русской Правде» в очень разнообразных аспектах. Холоп и закуп сами выполняет все работы и могут руководить этими работами (например, ролейный закуп или ролейный холоп)427. Это сближение по труду всех работников в вотчине, включая и смерда, создает прочную базу их будущего закрепощения.

Все это свидетельствует о стремлении феодала распространить свою власть, расширить «обельное» (полное) холопство на возможно более широкий круг работников, обслуживающих поместье, о его активном стремлении к пополнению рабочей силы поместья, т. е. фактически свидетельствует о росте феодального поместья.

Если собрать воедино все статьи «Пространной Правды», говорящие не только об одних наследственных холопах, но и трактующие о закупах и рядовичах, то получится значительное число статей, которые упоминают о несвободных людях, обслуживающих поместье428.
Ни одна «варварская» германская «Правда» не уделяет так много внимания сервам (полусвободным) и их работе в поместье, как «Пространная Правда».

Несколько ближе к «Пространной Правде» по характеру отраженного хозяйства и рабочей силы этого хозяйства стоит «Капитулярий о поместьях» Карла Великого. «Капитулярий» отражает более позднюю феодальную действительность у франков, чем «варварские» западные «Правды», и потому, естественно, содержит значительно больше статей, созвучных со статьями «Пространной Правды».

В «Капитулярии» тоже показаны группы несвободного населения у франков, втянутые в работу на феодала (по «Капитулярию»— короля). Но в «Капитулярии» эти группы несвободных слабо дифференцированы и выступают под общим термином «наши люди» (hominae nostri). К ним относятся и рабы, и закрепощаемые свободные, и колоны. Количество пунктов «Капитулярия», в которых упомянуты несвободные, тоже значительно429.

Следовательно, есть нечто принципиально общее между «Пространной Правдой» и «Капитулярием», что сближает их: число упоминаний о зависимых людях, интерес к этим зависимым, которые нужны большому феодальному хозяйству и составляют его основную рабочую силу. Но по тому энергичному нажиму на свободных и закабаляемых со стороны князя, который отмечает «Пространная Правда», можно судить, что борьба за рабочую единицу в хозяйстве русского князя и русских феодалов проходила более интенсивно, чем в поместьях Карла Великого. «Капитулярий» главным образом констатирует, что «наши люди» не должны делать того-то и того-то (не должны служить чужим людям)430,что они должны служить только феодалу431, что только он может наказывать их за проступки432 и т. д.

В «Пространной Правде», в ее статьях о закрепощаемых и закабаляемых людях, чувствуется крепкая хватка крепостника, который готов превратить закупа за побег в полного холопа, который требует земельного наследства от некогда свободного смерда433, который ищет все новые каналы для пополнения рабочих рук в поместье.

Все говорит о том, что за спиной русского князя и других русских феодалов стоит значительно более крупная, развитая вотчина со значительно более интенсивным хозяйством, чем поместье франков времен Карла Великого.

«Русская Правда» (и особенно «Пространная Правда») позволяет отметить, что в феодализирующемся обществе Древней Руси шла напряженная классовая борьба между растущими феодалами и теми группами общества, которые в той или иной мере относились к несвободным. Особенно ярко эта борьба отражена в 46-й статье «Пространной Правды». Статья непосредственно касается холопов и наказаний их за кражи434. В ней говорится о том, что с княжеских, боярских или монастырских холопов за кражи пени в пользу князя не следует взыскивать, так как холопы несвободны, но взыскание производить в пользу истца с их хозяина. Очень показательная статья. Она свидетельствует с несомненностью о наличии феодальной собственности (княжеской, боярской, монастырской), которая особо охраняется законом («Пространной Правдой»).

Впервые «Пространная Правда» обнаружила с такой неприкрытой ясностью классовый характер собственности. За нарушение этой собственности «тати» наказуются, но не сами, так как они холопы, а за них платит хозяин.

Вторая особенность статьи 46 в том, что она противостоит статье 45, в которой «татями» выступают другие лица несвободного состояния, т. е. свободные общинники, еще существующие в Киевском государстве.

В статье 45 детально разработан целый реестр платежей за произведенную кражу, но взимается штраф непосредственно с «татя», так как в данном случае речь идет о татях — свободных людях. Слово «смерды» не названо в 45-й статье, так как это слово, по наблюдениям, сделанным нами435, в «Пространной Правде» обозначает общинников, но уже зависимых от князя-феодала.

46-я статья «Правды» подчеркивает несвободу холопа, совершившего покушение на феодальную (домениальную) собственность. За провинившегося холопа вдвое платит его хозяин.
Интересно в этом плане соображение С. В. Юшкова: «Нам думается,— говорит автор,— что появление этой нормы можно объяснить только тем, что до этого установилась практика взимать продажу с холопов, как и со смердов. Эта практика теперь отвергается, но не полностью, а только по отношению холопов, принадлежащих феодалам — князю, боярам, церкви. Холопы же. других групп населения — купцов, ремесленников, своеземцев и т. д. должны были платить, подобно смердам, продажу. Следовательно, этой нормой устанавливалась особая привилегия феодальных групп, так как при двойном вознаграждении за похищенное (двойной урок) платилось меньше, нежели за урок и продажу. В частности, урок за коня был равен
гривне, а продажа — двум гривнам и даже трем (за похищение княжеского коня)»436.

И. И. Смирнов сопоставлял данные статьи 46 «Пространной Правды» не только, с данными о росте феодализации в Киевской Руси, но и с данными о росте в ней холопства «В самом деле, если появление в «Пространной Правде» статей о холопах-татях представляет собой следствие роста феодальной земельной собственности, роста боярской вотчины, то из той же статьи 46 следует, что в плане социальном рост феодальной вотчины означал прежде всего рост холопов как важнейшей группы в составе рабочего населения феодальной вотчины. При этом особенно существенно, что статья 46 свидетельствует о росте холопства именно на селе, т. е. в составе рабочего населения феодальной вотчины»437.

Не соглашаясь с мнением С. В. Юшкова о наличии привилегированной группы феодалов, которым, якобы, давалась льгота платить за своих холопов-татей не продажу, а двойной урок438, И. И. Смирнов произвел ценное наблюдение над текстами «Пространной Правды». Он установил наличие в то время на Руси «холопства на селе», т. е. установил тот факт, что холопы на Руси в XII веке в какой-то мере «сажались на землю», т. е. сближались с закрепощаемыми смердами. Автор пишет: «Таким образом, статья 46-я может служить показателем роста холопства, как одного из выражений развития феодальных отношений в XII—XIII вв. Она, несомненно, свидетельствует и о сближении положения холопа с положением смердов (но не в том плане, как думает Юшков). Тать-холоп оказывается стоящим рядом с татем-смердом, причем в одной ситуации.

Ситуация эта — кража холопами зерна из ямы, скота с поля и из хлева, как сказано, рисует холопа находящимся в сфере сельскохозяйственного производства на селе, т. е. вероятнее всего, посаженным на землю. А это означает, что экономически холоп начинает приобретать черты крепостного серва (хотя юридически он еще раб)»439.

Все это очень важные моменты в «Пространной Правде», по-казывающей становление нового этапа в развитии феодальной вотчины на Руси и в оформлении основных классов древнерусского общества — феодалов и крестьян.

Класс крестьян еще не сложился ко времени возникновения «Русской Правды». Несвободное население Древней Руси еще представлено различными группировками (холопы, закупы, рядовичи, смерды), но тенденция к их дальнейшему закрепощению уже чувствуется в статьях «Пространной Правды». Точно так же и объединение класса феодалов показано в «Правде», хотя бы даже в той же 46-й статье. Может быть, С. В. Юшков не совсем прав, когда говорит о единых льготах, которыми пользуются владельцы княжеских, боярских и монастырских холопов, не платя князю «продажи». Но Юшков, безусловно, прав в том, что статья 46 в любом плане объединяет классово-близкие социальные группировки (князей, бояр, монастырских феодалов), стремясь найти у них общие материальные интересы. Дело, конечно, не в «продажах», а в том, что статья 46, впервые объединяя интересы князей, бояр, «чернецов», показывает их консолидацию в одну классовую феодальную группировку, которая и поведет в дальнейшем наступление на «несвободное население» с целью его окончательного закрепощения.

Из сравнения статей «Краткой» и «Пространной» «Правд» видно, что в последней удельный вес статей, говорящих о закабалении, значительно выше, чем в первой. Это отмечено и другими исследователями (см. выше).

Вместе с тем анализ «Пространной Правды» свидетельствует о том, что русское государство XII века достигло более высокой ступени феодализации, чем империя Карла Великого, и что русское поместье более развито в феодальном отношении, чем поместье франков IX века. 
Вотчина киевского князя, судя по «Пространной Правде», как губка, вбирает в себя все новые и новые группы людей. При этом князь ставит закупам, холопам, смердам все более кабальные условия.

Это не могло не повлиять на положение народных масс. События 1113 года, волнения в Киеве, восстание народных масс были ответом на закабаление и закрепощение. Не случайно советские историки связывают события 1113 года с тяжелым положением народных масс440.




415 Сумма штрафа за рядовича и холопа одинакова.
416 Своеобразный воспитатель молодых господ — «дядька».
417 Д. Я. Самохвалов. Курс истории русского права. М., 1908, стр. 282; Д. Дубенский. Русские достопамятности, ч. 2. М., 1843, стр. 68.
418 „Lex Salica", tit. XLVII.
419 „Lex Salica", tit. XXXV.
420 Там же, tit. LIV, 2.
421 «Краткая Правда», ст. 19.
422 Там же, ст. 24.
423 См. договоры 911 и 945. гг.
424 «Повесть временных лет» (по Лаврентьевскому списку), стр. 36.
425 Из советских историков обратил на это внимание И. И. Смирнов, написавший статью «К проблеме холопства в «Пространной Правде»!
426 См.: «Пространная .Правда», ст. 56. («Аже закуп бежит от господы, то обель».).
427 О смердах мы здесь распространяться не будем, так как о них нами написана специальная глава (гл. I). Но по своему происхождению закуп, наймит, вдач, рядович ближе к смерду, чем холоп, так как они произошли от свободных.
428 См.: «Пространная Правда», ст. 13, 14, 15, 16, 17, 32, 35, 38, 46, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63,64, 65, 66, 78, 89, 90, 98, 110, 111, 112, 113, 114, 115,116, 117, 118, 119, 120, 121.
429 «Capitulare de villis» 2, 3, 4, 5, 10, И, 17, 23, 24, 26, 29, 31, 39, 43, 45, 49, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 60, 62, 67.
430 «Capitulare de villis», 1.
431 Там же, 2.
432 Там же, 4.
433 «Пространная Правда», ст. 56, 90.
434 Ст. 46 «Пространной Правды» («Аже будуть холопи (татье) суд княжь. Аже будут холопи татие, любо княжи, любо боярьстии, любо чернечь, их же князь продажею не казнить, зане суть не свободный, то двойче платить ко истьцю за обиду»). Сама «Правда» выделяет холопов как несвободных.
435 См. главу о смердах в данной работе.
436 С. В. Юшков. Очерки по истории феодализации в Киевской Руси. М., 1939, стр. 63—64.
437 И. И. Смирнов. К проблеме холопства в «Пространной Правде», стр. 257.
438 Там же.
439 См.: И. И. Смирнов. К проблеме холопства в «Пространной Правде», стр. 257.
440 См.: М. Н. Тихомиров. Крестьянские и городские восстания на Руси XI—XIII вв. М., 1955; Л. В. Черепнин. Общественно-политические отношения в Древней Руси и «Русская Правда». — В сб.: «Древнерусское государство и его международное значение». М., 1965. стр. 235—246.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне
e-mail: historylib@yandex.ru
X