Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Галина Данилова.   Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Глава II. Сербы и холопы

Проблема рабства (серважа, холопства) в период раннего средневековья мало изучена как западноевропейскими, так и русскими медиевистами. И почти никто из исследователей не изучал эту проблему на основе сравнительного анализа германских и славянских источников.
Слово «раб» (челядин, холоп, servtis, mancipius) и его значение вызвали ряд разноречивых положений, ряд спорных высказываний, целые дискуссии. Само понятие «раб» (холоп) тоже оказалось спорным.

Французский историк Аллар (Allard) считал раба вещью, которая целиком принадлежит его господину, и господин имеет право по своему усмотрению пользоваться рабом, как скотом325 т. е. автор думает примерно так, как думали римляне, называя раба «instruraentum vocale».

Русский историк М. Ф. Владимирский-Буданов считал, что древнейший первоисточник рабства заложен в семейном праве326.
Французский историк Typмaнь (Tourmagne) отождествлял рабство раннего средневековья с античным327 и т. д.
Советский историк А. Яковлев считал русское холопство заимствованным от западноевропейского серважа, а слово «холоп» производил от чешского и польского «хлап»328.

Много различных суждений существует по поводу понятий «серв», «холоп».
Для того, чтобы правильно разобраться во всем этом сложном материале, надо, прежде всего, обратиться к источникам и литературе, основанной на источниках.
Источники свидетельствуют о наличии рабов у всех народов.
Европы на заре их средневековой истории. Это дает нам право говорить об институте рабства у народов Европы в целом в это время.

Институт рабства сложился совершенно самостоятельно и у германских племен, и у славян (у русских, поляков, чехов и т. д.). Никакого заимствования института рабства русскими или другими славянами у их соседей, как считает А. Яковлев329, быть не могло. Каждый народ развивался самобытно, и на определенной ступени его развития у растущей знати появлялась потребность в рабовладении. Одна из закономерностей этого развития у германских и славянских народов заключается в том, что рабство как у тех, так и у других не стало формацией, хотя и сохранялось как уклад, который давал о себе знать долгое время.
Институт рабства (серваж, холопство) у германских и славянских народов отражен очень ярко и выпукло в титулах их законодательств (в частности, в «Правдах»). Народы не заимствовали их друг у друга. Они отразили в них то, что у каждого было в действительности.
В данной работе мы остановим свое внимание на тех германских и славянских источниках, которые ярко и самобытно отразили институт рабства. Мы имеем в виду германские «Правды» (салических франков и рипуаров, хамавов, аламаннов, баваров), «Русскую Правду», «Польскую Правду» и другие источники.

В советской историографии о рабах у «варваров» на Западе имеется несколько работ330.
А. Р. Корсунский устанавливает по документам, что основными источниками рабства у вестготов, раньше других «варваров» совершивших вторжения на территорию Западной Римской империи, были главным образом войны, порабощение и должничество.
Кроме этогол он констатирует у вестготов своеобразие исторического развития в связи с тем, что они рано поселились на римской территории, состоявшее в том, что утрата мелкими землевладельцами (общинниками) своей свободы здесь очень часто приводила не к закрепощению их, а к порабощению (разрядка наша.— Г. Д.).

Автор указывает еще один источник порабощения — превращение свободных вестготских аллодистов, потерявших свободу, в рабов. Рабский труд в Галлии и Испании (еще до прихода
вестготов) широко применялся в V веке331. Кроме того, рабы были и у вестготов. Этим автор хочет подчеркнуть значительность рабского труда в Испании и большую численность рабов, которые были и у галлоримлян, и у вестготов. Но цифровых обозначений количества рабов автор в источниках не находит. В источниках нет и деления рабов на галло-испанских и вестготских. Рабы-туземцы и пришельцы слились в одну массу несвободного населения332.
Обычные обозначения для рабов в вестготском государстве — это «servr et mancipii». Автор не пытается дифференцировать эти понятия (у других исследователей мы найдем такую попытку). Он указывает на полное бесправие рабов увестготов (раб— движимое имущество наравне со скотом, раб не может жениться без ведома господина, его дети принадлежат господину, брак раба со свободной запрещен)333. Документы, подписанные сёрвами, недействительны. Жаловаться на своих господ рабы не могут. Рабов продают и покупают (с землей и без земли). За незначительные преступления рабов судит сам господин, за серьезные — судья. Господин вправе выдать или не выдать своего раба судье334.
В целом и готские, и римские законы о рабах очень близки. Труд сервов весьма разнообразен. Они пашут поле хозяина, работают на виноградниках, пасут скот.

Есть сервы — держатели земли, платящие оброк господину, есть живущие при дворе господина335. Но всего важнее то, что по документам (римским и готским законам), которыми пользуется автор, можно проследить эволюцию в положении рабов у готов. Автор отмечает наличие у вестготов, помимо рабов, принадлежавших светским землевладельцам, еще рабов королевских и рабов фиска (первые — потомки императорских рабов, вторые главным образом обращенные в рабство за государственные преступления). И те, и другие несколько, выделялись из общей массы рабов (королевские рабы имели общие участки земли, а иногда и своих рабов, они же могли занимать различные должности при дворе; рабы фиска имели право отчуждать свои земли и своих рабов, но только лишь рабам фиска). Рабов имела также и церковь в вестготском королевстве. Она наделяла их участками земли, за что они платили ей оброк. Сервы могли также становиться и клириками, доходя до самых высоких ступеней церковной иерархии336. Среди рабов было много ремесленников337.

Не имея точных данных о численности рабов, автор все же полагает, что рабы составляли в VI веке у вестготов «значительную часть сельского населения». Много их было также и в городах, уцелевших от римской эпохи338. Такое преобладание рабского населения, например, в Толедо, он объясняет тем, что в вестготском государстве происходило интенсивное обращение в рабство разоряемого свободного крестьянина. Поводов для разорения и обращения в рабство было много (в раба могли обратить за неуплату судебного штрафа или долга, за проступок, по ложному обвинению или доносу и т. д.)339. Богатые люди могли и силой обратить в рабство свободного человека340.

А. Р. Корсунский наблюдает по источникам интересное явление— в документах вестготского государства совершенно исчезли сведения о социальной группе колонов, когда-то свободных людей. Все они здесь были приравнены к рабам. Таким образом, категория рабов еще более увеличилась, особенно к VII веку341. Автор отмечает особое внимание, которое было уделено рабам в законах вестготского государства (20% статей посвящено рабам342. Пожалуй, ни в одном «варварском» законодательстве мы такого процента статей о рабах не найдем). Однако автор считает, что это явление нельзя рассматривать как свидетельство сохранения античного способа производства в готской Испании. Он всецело признает там наличие феодального способа производства, а огромное количество рабов относит за счет их особого положения в Испании VII века и легкости порабощения крестьян. Он пишет: «...За трехвековой период истории вестготского государства рабство в самом существе своем претерпело качественные изменения»343.

Эти изменения он усматривает прежде всего в том, что в VII веке рабы получили большую хозяйственную самостоятельность (они получили наделы земли за взимание оброка, право заключать торговые сделки, право на единоличное владение орудиями производства)344.
С изменением экономической базы изменилось политическое и юридическое положение рабов (раб стал признаваться как личность, штраф за убийство раба повысился, раб стал признаваться как свидетель на суде и т. д.)345.

Начинают появляться различные категории рабов (высшая и низшая — servi idonei et servi inferiores), к которым отношение становится разным.
Рабы в VII веке используются в государственном аппарате346 и несут военную службу, чего не было ни в одном «варварском» государстве. А. Р. Корсунский эту особенность у вестготов объясняет так: «Далеко зашедший процесс разорения свободного крестьянства, с одной стороны, и наличие огромной массы рабов, правовое положение которых постепенно улучшалось и приближалось к статуту низшего разряда свободных — с другой, таковы причины, сделавшие необходимым и возможным привлечение сервов к несению военной службы»347.

Все это подтверждено ссылками на источники и поэтому не вызывает сомнений. Но в целом положение рабов в вестготском королевстве резко отличается от того, что мы увидим у франков, аламаннов, баваров и Т. д. Дело тут, видимо, в том, что у вестготов имел место романо-германский синтез, предельно насыщенный античными элементами рабства. Пока мы ограничимся только этими выводами о вестготах.

В 1954 году вышла в свет работа автора этих строк, посвященная проблеме рабства348, где был, затронут ряд вопросов о самом значении и месте рабства в период, когда на смену рабовладельческой формации приходит новая, феодальная. Какое место в этот период занимали рабство и рабы? Являлись ли рабы в это время производящим классом? Являлись ли они тогда вообще классом?

Автором сделана попытка ответить на все эти вопросы на основании исследований германских «Правд» и других источников.
«Завоевания привели, «варваров» — германцев на территорию бывшей Западной Римской империи, заставили непосредственно соприкасаться с римлянами и римскими порядками, столкнули между собой два мира. Там, где германцы захватили римскую территорию, они присвоили себе до двух третей римской земли и одну треть римских рабов. Рабы, находившиеся у германцев до их прихода на римскую территорию, должны были смешаться с римскими рабами, захваченными «варварами» завоевателями. Трудно судить о численном соотношении римских и германских рабов в образовавшихся новых раннефеодальных государствах349. Но, судя по тому, что рабы в Риме были основным производящим классом, а у варваров — явлением не типичным для доклассового общества, едва ли эти последние, т. е. рабы у германцев, могли численно преобладать при слиянии тех и других в новых раннефеодальных государствах».

Но так как завоеватели имели право получить у римлян, только 1/3 их рабов, численность рабов у «варваров» не могла быть значительной. В это же время у «варваров», в частности у франков, сложилось новое раннефеодальное государство, в котором формировались новые классы. «Салическая Правда» дает прекрасный материал о рабах у франков в VI веке, а также об эволюции их положения в последующие века.




325 P. Allard. Les origimes des servege, Revus de questions historiques. Paris, 1911, t. 89. p. 7
326 См.: М. Ф. Владимирский-Буданов. Обзор истории русского права, стр. 400—401.
327 А. Tourmagne. Histoire du servage ancien et maderne. Paris, 1879, p. 92—94.
328 См.: А. Яковлев. Холопство и холопы в Московском государстве XVII в. М., 1943, стр. 311: «Подражая порядкам у соседей, русские князья и бояре должны были заимствовать у поляков и чехов и хозяйственные термины (польский и чешский хлап переработан в русского холопа)».
329 А. Яковлев. Холопство и холопы в Московском государстве XVII в., стр. 308—311.
330 См.: А. Р. Корсунский. Рабы и вольноотпущенники в вестготском государстве VI—VII вв-.—«Средние века», т. 4. М., 1953, стр. 16—30; А. В. Конокотин. Элементы рабства в меровингской и каролингской Франции.—«Учен. зап. Ивановского пед. ин-та», т. 11. Иваново, 1957; Г. М. Данилова. К проблеме рабства в раннефеодальном обществе.—«Учен. зап. Карело-Финского гос. ун-та», т. 4, вып. 1, 1958; 3. В. Удальцова. Италия и Византия в VI в. М., 1959.
331 См.: А. Р. Корсунский. Указ. соч., стр. 13.
332 Там же, стр. 14.
333 Там же.
334 Там же. (Это напоминает статьи «Русской Правды» о холопе.).
335 Там же, стр. 15.
336 Там же, стр. 16.
337 Там же.
338 См.: А. Р. Корсунский. Указ. соч., стр. 15.
339 Там же.
340 Там же, стр. 19.
341 Там же, стр. 20.
342 Там же.
343 Там же, стр. 21.
344 Там же.
345 Там же, стр. 22.
346 См.: А. Р. Корсунский. Указ. соч., стр. 23.
347 Там же.
348 См.: Г. М. Данилова. К проблеме рабства в раннефеодальном обществе.
349 Г. М. Данилова. К проблеме рабства в раннефеодальном обществе, стр. 41.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии
e-mail: historylib@yandex.ru
X