Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Евгений Черненко.   Скифские лучники

I. Лук

... Сложный лук был в употреблении у скифов.

Д. Н. Анучин

Устройству луков, вопросам их типологии посвящена довольно обширная литература. В данном разделе рассматриваются важнейшие из них.

Д. Н. Анучин разделил луки на два типа, назвав их простыми и сложными. К простым он отнес лук, который «...делается из простого согнутого сука»,1) к сложным — «...из нескольких соединенных вместе частей, именно из разных сортов дерева или из дерева и рога (а также кости)».2) Распространенные у скифов луки он отнес к сложным.3) Мнение Д. Н. Анучина было принято большинством исследователей. Сложными считают скифские луки К. Ф. Смирнов,4) А. И. Мелюкова,5) А. Ф. Медведев,6) С. И. Руденко,7) А. И. Тереножкин и В. А. Ильинская8) и др. На простые и сложносоставные делит луки Б. А. Литвинский.9)

Г. Раузинг, предлагая свою классификацию луков и исходя из особенностей их конструкции, делит их на простые, соединенные, усиленные и сложные.10) Р. Харди разделил луки на простые и составные, выделив внутри каждого типа несколько вариантов.11) С подобным делением можно согласиться, заменив термин «составной» термином «сложный», более точно передающим особенность лука, в конструкцию которого входили разные материалы, образующие это сложное и совершенное оружие.

В делении луков на сложные и составные, или сложносоставные, допускается некоторая непоследовательность, приводящая к путанице. Очевидно, желая подчеркнуть основное отличие составного лука, заключавшееся в использовании единой деревянной основы и других материалов, от сложного, деревянная основа которого состояла из нескольких кусков дерева, иногда не указывается, что в нем, кроме дерева, применялись и другие материалы: костяные детали и сухожилия.

Чтобы избежать путаницы в терминологии, считается возможным вслед за [7] Д. Н. Анучиным отнести скифские луки к сложным, не деля их на сложные и составные, или сложносоставные, тем более, что для такого деления по отношению к собственно скифским лукам, остатки которых найдены в самой Скифии, сейчас нет почти никаких данных. Из имеющихся в распоряжении археологов материалов можно лишь говорить о широком распространении в Скифии асимметричного, сравнительно небольшого лука, состоящего из нескольких деревянных частей, с использованием в его конструкции деталей из коры, рога, кости и, очевидно, сухожилий. Такой лук и следует называть сложным.

Этот лук получил широчайшее распространение, о чем убедительно свидетельствуют сотни тысяч наконечников стрел «скифского» типа, найденных на огромной территории — от крайнего запада Европы12) до глубин Сибири. Исключительная близость типов наконечников, найденных на необъятных просторах, позволяет утверждать об использовании воинами и охотниками одинаковых луков или очень близких типов. Убедительным свидетельством являются и памятники изобразительного искусства.

Хуже обстоит дело с реальными остатками луков, находки которых на территории Скифии очень редки. К скифским лукам с полным основанием (лишь с некоторыми оговорками) можно отнести слова К. Ф. Смирнова по поводу лука савроматов, который, по его мнению, также относится к «скифскому» типу, «...до сих пор, вследствие плохой сохранности дерева, мы не имеем ни одной достоверной находки остатков лука».13)

Б. Н. Граков, публикуя материалы раскопок курганов на Никопольском курганном поле, пишет, что при раскопках, которые проводил сотрудник Никопольского краеведческого музея Ф. И. Керанов, в двух курганах были найдены остатки луков. В погребении 17 кургана № 2, входившего в состав I курганной группы, «вдоль тела слева поверх стрел в руке скелета прослеживался деревянный истлевший лук (длина 40 см)».14) Обломки дерева, связанные, по мнению Ф. И. Керанова, с луком, обнаружены и в кургане № 20 того же могильника.15) Однако вряд ли стоит относиться к этим известиям с полным доверием. Раскопки 30-х годов у Никополя велись недостаточно тщательно, неудовлетворительной была фиксация находок, очень многие детали устройства погребальных сооружений, погребального обряда, состава и положения инвентаря остались неясными. Против достоверности фактов находок луков в двух погребениях этого могильника говорит и то, что при раскопках того же могильника, которые в послевоенные годы проводил крупнейший советский скифолог Б. Н. Граков, возглавивший коллектив высококвалифицированных археологов, остатки луков не обнаружены. Практически нет их и во многих сотнях раскопанных за последнее десятилетие скифских погребениях на территории всей Скифии.

Б. Н. Мозолевский при описании бокового погребения в кургане Толстая Могила писал, что рядом с костяком воина-охранника вместе с остатками горита прослеживался след предмета в форме лука. Вряд ли это так. Тем более, что и сам Б. Н. Мозолевский отметил, что не имеет достаточных оснований настаивать на этом.16)

Впрочем, даже в случае достоверности сообщений Ф. И. Керанова и Б. Н. Мозолевского они ничего не дают не только для выяснения самой конструкции лука, но даже не позволяют судить о его форме.

Единственный на территории Скифии лук, сравнительно неплохой сохранности, был найден С. С. Бессоновой в кургане № 2 группы «Три брата» в 20-и км к югу от Керчи в 1967 г. Вот [8] описание этой находки: «Рядом со стрелами... лежало древко лука длиной 64,6 см. Это был простой17) сегментовидный лук, состоящий из трех деревянных пластин, обмотанных по спирали полоской коры шириной 1,3-1,5 см. Общая толщина древка 2 см. В момент открытия кургана лук был прямой и только после высыхания приобрел слегка выгнутую форму. Верхняя пластина с одной стороны закруглена и по толщине сведена на нет. Второй ее конец толще и сужается до 0,5 см. Средняя пластина заканчивается с обеих сторон плоскими лопастями, одна из которых слегка расширяется. Длина обеих пластин 58 см. Третья пластина обломана с двух сторон. Две верхние сдвинуты по отношению друг к другу на 6,5 см. На внутренних поверхностях боковых пластин имеется по одному продольному желобку для склеивания. На всех склеиваемых плоскостях сделаны мелкие косые насечки. Каких-либо следов обкладок в погребении не обнаружено».18) Этот лук был, очевидно, положен в могилу в свободном состоянии, без тетивы (рис. 1).

Рис. 1. Остатки лука из кургана Три Брата, 1-3 — деревянные пластины; 4 — кора.

Следует отметить, что луки встречаются редко и при раскопках на соседних со Скифией территориях. На территории савроматов найдено два лука. Лук в виде слегка изогнутого деревянного бруска с заостренными концами найден К. Ф. Смирновым в погребении 7 кургана № 7 Мечетсайского могильника в Южном Приуралье. Он сохранился на длину 75-80 см. Общая сохранность его хуже, чем у лука из Керчи. Осталось неясным, был ли он изготовлен из одного куска дерева или склеен из разных пород дерева, соединенных сухожилиями. К. Ф. Смирнов верно указывает, что этот лук был простым и имел дуговидную форму, отличную от скифских сложных луков.19) По его мнению, лук такого типа изображен на грани бронзового наконечника стрелы из кургана № 6 Мечетсайского могильника20) (рис. 2, 1).

В погребении 1 кургана № 13 Новокумакского могильника под Орском рядом с колчанным набором лежали «...остатки лука из березы, возможно, сложного: сохранились три куска, из них один с зарубкой»21) (рис. 2, 2).

В курганах Скифии известны находки костяных или роговых деталей, которые с большим или меньшим основанием связывают с луками. Эти детали чаще всего находились на концах сложного лука. Довольно полная подборка их имеется в работе В. А. Ильинской.

Прежде всего, отметим находку первой половины VI в. до н. э. из кургана № 2 у с. Волковцы (раскопки С. А. Шзараки 1897—1898 гг.). Погребение ограблено. Слева у плеча погребенного лежала костяная обкладка конца лука в виде «...изогнутой, слегка утолщенной у конца пластины с углубленным пером с внутренней стороны и кольцевой муфтой, в которую, очевидно, продевался [9] деревянный конец лука»22) (рис. 3, 2). На остром конце имеется шипообразное утолщение. Очень близкая по форме обкладка конца лука происходит из кургана № 503 у с. Броварки. Она изготовлена из распиленной вдоль трубчатой кости животного. На внутренней стороне кости оставлен желобок, здесь же находится кольцевая муфточка из неспиленной части. Пластинка изогнута, один конец ее заострен, широкий противоположный конец оформлен в виде стилизованной головы животного. Наружная сторона выпуклая в разрезе, украшена резным геометрическим узором23) (рис. 3, 2). Близок по типу и функциональному назначению этим наконечникам небольшой, имеющий в разрезе форму многогранника рог, украшенный поясками из прочерченных с помощью циркуля кружков с точкой в центре. Губчатая масса на обрезанном конце рога выбрана — сюда входил конец лука. Вблизи линии отреза проходит вырезанный паз, очевидно, для закрепления тетивы. Наконечник найден в одном из курганов Роменской группы24) (рис. 3, 3).

Рис. 2. Савроматские луки. 1 — остатки лука из Новокумакского могильника; 2 — изображение лука на наконечнике стрелы.

Роговый наконечник лука происходит из кургана № 13 у с. Кириковка на Ворскле. К сожалению, он не сохранился и о находке можно судить только по скупому сообщению в отчете о раскопках, где сказано, что «наряду со стрелами сохранилась также принадлежность лука: длинный заостренный наконечник из оленьего рога».25)

Не совсем ясно, в каких местах луков размещались изогнутые, изготовленные из распиленной вдоль трубчатой кости пластины, украшенные гравированным орнаментом из различного сочетания прямых и ломаных линий, кружков и точек из кургана № 1 у с. Будки (материалы раскопок В. В. Хвойки, хранящиеся в КИМ) (рис. 3, 4).

Скорее всего, эти пластины находились в средней части лука, в том месте, где за него брались рукой при натягивании тетивы. Безусловно, в этом месте помещалась расколотая пополам и отполированная снаружи часть трубчатой кости животного из кургана № 17 у с. Новоалексеевка Скадовского р-на Херсонской области. Это погребение VI в. до н. э. было разрушено при ограблении.26) Сохранились пара наконечников стрел, костяные «столбики» от горита и отмеченная выше пластина. К сожалению, она состоит из двух частей и общая длина срединной накладки не восстанавливается. Ясно только, что она была несколько больше 15 см (рис. 3, 5). Может быть в этом же месте лука помещалась тонкая пластина из расколотой трубчатой кости длиной 20 и шириной от 1,8 до 0,7 см из кургана № 9 у с. Кут.27)

Вместе с остатками дерева и железной пластиной, покрывавшей горит, в кургане № 7 у Жданова лежали две костяные пластинки длиной 10,5 и шириной 2 см из расколотой трубчатой кости, местами покрытые насечками в виде сетки, по-видимому, для более надежного приклеивания к дереву лука28) (рис. 3, 6). Прямоугольная костяная накладка на лук найдена на Вельском городище29) (рис. 3, 7). [10]

Рис. 3. Костяные и роговые детали скифских луков. 1 — курган № 2 у с. Волковцы;
2 — курган № 503 у с. Броварки; 3 — бывший Роменский уезд; 4 — с. Будки:
5 — с. Новоалексеевка (Лазурное), курган № 17; 6 — Жданов, курган № 7;
7 — Бельское городище.
[11]

Две интересные находки, которые связывают с луком, относятся к погребениям скифского времени (VI в. до н. э.), раскопанным на территории Венгрии.30)

Одна из них найдена в могильнике на территории скотобойни г. Ньиредьхаза. Она находилась в урне вместе с сожженными останками человека. В настоящее время этот предмет утрачен. Автор раскопок А. Йоша считал ее обкладкой рукоятки ножа. Это пластина, сделанная из части распиленной большой трубчатой кости животного, слегка изогнутой формы с расширением на одном конце. На пластине просверлено три круглых отверстия для крепления на основе. Большая часть поверхности пластины украшена довольно сложным резным орнаментом в виде зигзагов, полос больших и малых заштрихованных треугольников. Пластина сохранилась плохо. Она собрана из фрагментов после пребывания в огне. Ее общая длина не восстанавливается. Длина сохранившейся части 14 см, ширина от 2,2 до 3,3 см в месте расширения (рис. 4, 1, 2).

Из города Сегед происходит продолговатая, чуть изогнутая в средней части пластина, сделанная из трубчатой кости крупного животного. В средней части пластина орнаментирована полосами из заштрихованных треугольников различной величины, полосами и линиями зигзагов, также заштрихованных. Рисунок выгравирован на гладкой поверхности кости. Пластина собрана целиком из четырех фрагментов. Ее размеры 15,7 * 2,6 см, толщина 0,4 см (рис. 4, 4).

Публикуя эти две находки, Д. Чаллани сделал попытку реконструировать лук, частями которого они являлись. У него не было материалов о луках скифов (их очень мало и сейчас), а из памятников изобразительного искусства можно было использовать только изображение лука на вазе из Куль-Обы.

Поэтому для реконструкции в качестве основы использован лук из раннего аварского могильника. Длина этого лука (151,5 см) почти в два раза превышает длину скифских. Пластина из Ньиредьхазы была помещена на концах лука, а из Сегеда — в средней его части (рис. 4, 3).

С таким вариантом реконструкции вряд ли можно безоговорочно согласиться. С луком, по-видимому, можно связывать лишь пластину из Сегеда. Ее форма и размеры близки описанным выше пластинам-накладкам средней части луков из курганов Скифии.

С размещением пластины из Ньиредьхазы на концах лука нельзя согласиться по нескольким причинам. Автор публикации в целом виде определяет ее длину в 28-30 см. Учитывая размеры скифских луков — в среднем около 80 см, конечные пластины занимали бы 3/4 их общей длины. Против помещения этих накладок на луке говорит и наличие отверстий для их крепления на основе. И скифские, и средневековые31) луки не имели накладок с просверленными отверстиями — их приклеивали или привязывали (по-видимому, сочетая оба способа). Отверстия для крепления накладок на луке в большой мере ослабляли его прочность и этого стремились избежать. Кроме того, тетива привязана как раз в том месте, где на накладках находится орнамент, и закрывает его. Все это не позволяет согласиться с вариантом реконструкции, предложенным Д. Чаллани.

Помимо простых или орнаментированных геометрическим узором костяных или роговых наконечников луков, применялись и детали, выполненные в зверином стиле. Это убедительно подтверждает изображение лука на стеле из Терновки с головкой грифона на конце, у которой различается ухо, глаз и мощный, опущенный вниз клюв. От уха грифона идет полоса, передающая [12] тетиву32) (рис. 5, 1). Такой же лук помещен в горите на сахновской диадеме33) (рис. 5, 2).

Рис. 4. Костяные луки из Венгрии. 1, 4 — пластины; 3 — фрагменты пластины;
5 — реконструкция лука. 1, 2 — Ньиредьхаза; 4 — Сегед.
[13]

В качестве аналогии лука на Терновской стеле Н. Г. Елагина верно указывает бронзовую бляшку в виде лука в горите из села Омары в Татарии (рис. 5, 3). Выступающий из горита конец лука завершается головкой грифона, почти аналогичной Терновской.34) Головки грифонов на концах лука на Терновской стеле и пластинке из Омар позволяют связать с луком еще некоторые находки. Имеется в виду костяная резная головка длинноклювой птицы из кургана на Темир-Горе (рис. 6, 1) из раскопанного А. М. Лесковым погребения под Каховкой, из Серогоз и Жаботина. По поводу назначения первой существует несколько мнений: Т. Н. Троицкая считает, что это часть уздечки,35) В. А. Ильинская видит в ней верхнюю часть деревянного псалия,36) С. В. Киселев — обойму для ремня,37) а Э. В. Яковенко — часть декора колчана.38) Я считаю, что этот предмет можно связать со сложным луком. Очевидно, то же назначение имели и близкие головке из Темир-Горы костяные детали из Жаботина (рис. 6, 2) и Серогоз (рис. 6, 3),39) связываемые В. А. Ильинской с костяными головками деревянных псалиев.40)

Костяная головка хищной птицы, которая также скорее всего является частью лука, была найдена вместе с наконечниками стрел VI в. до н. э. в разрушенном погребении 1 кургана № 2 у пос. Зеленый Лагерь (Семеновка) под Каховкой41) (рис. 6, 4).

Рис. 5. Изображения луков в горитах. 1 — стела из Терновки:
2 — пластина из Сахновки; 3 — бляшка из Омар.

Вместе с остатками горита — набором наконечников стрел, костяными застежками — в кургане VI в. до н. э. у с. Новоалександровка-I под Ростовом найден очень интересный фрагмент конца лука в виде головки орла или грифона (рис. 6, 6). С ними найден еще какой-то предмет, названный авторами раскопок «навершием конической формы». Он не опубликован, поэтому его место в составе лука или горита установить невозможно.42)

В погребении 3 Комаровского могильника под Моздоком, относящемся к VI в. до н. э., был найден очень интересный предмет (рис. 6, 5) в виде орлиной головки с глазом, оформленным в виде солярного знака.43) Сквозь него проходит отверстие. Он найден рядом с головой коня и связывается автором [14] раскопок М. П. Абрамовой с конской уздой. Вряд ли это так. Скорее всего этот предмет следует отнести к луку. В пользу этого говорит его типологическое сходство с описанными выше частями луков, а этот предмет, очевидно, украшал окончание лука. Рядом с «навершием» находилась орнаментированная костяная пронизь, подобная тем, что входили в состав украшений горитов. Более подробно об этих предметах будет идти речь в главе «Гориты». Очевидно, частями луков являются также и клыки диких кабанов с просверленными отверстиями из кургана № 3 у с. Подгородное под Днепропетровском (один был найден вместе с луком (рис. 6, 8), раскопанным И. Ф. Ковалевой44)) и из Зивие (рис. 6, 7).45)

Рис. 6. Окончания луков из рога и кости. 1 — Темир-Гора; 2 — Жаботин; 3 — Серогозы;
4 — Семеновка; 5 — Комаровский могильник; 6 — Новоалександровка-1;
7 — Зивие; 8 — Подгородное: 9 — английские спортивные луки.

Во всех случаях подобные детали были найдены в одном экземпляре, что делает невозможным толкование их в качестве наконечников псалиев. В противном случае должно быть две или четыре, если они находились на обоих концах каждого псалия. Не может быть эта деталь и частью декора колчана или (тем более) обоймой ремня. Сама форма круглого отверстия не допускает крепления ее на ремне, а на горите нет таких частей, которые бы оканчивались круглой деталью. Использовать в качестве застежки тоже невозможно. Самое естественное ее расположение — [15] на верхнем конце лука. Вряд ли парная деталь могла находиться на нижнем конце лука — ее неминуемо сорвали бы, вынимая лук из горита.

Рис. 7. Изображения луков на ножнах мечей. 1 — Мельгунов; 2 — Келермесс.

По мнению В. А. Анохина, лук, который держит в руках царь Атей на своей монете, имеет на верхнем конце небольшой наплыв, придающий ему сходство с головкой хищной птицы.46) Помимо стелы из Терновки, такая головка помещена на диадеме из Сахновки и на стеле из городища «Чайка» под Евпаторией.47) Несмотря на большую схематизацию, такую же головку можно видеть на луке в руках воина куль-обского сосуда.

Такие головки украшали, по-видимому, окончания луков, выступающие из горитов. Располагались они вдоль лука, являясь его продолжением (Темир-Гора, Серогозы, Зеленый Лагерь, Новоалександровка-I) или поперек (навершие из Комаровского могильника). В последнем положении такие «навершия» воспроизведены на стеле из Терновки и на бляшке из Омар (рис. 5, 3).

Интересно, что роговые окончания имеют и современные английские охотничьи и спортивные луки. Форма их очень близка форме наконечников скифских луков48) (рис. 6, 9).

Для соединения частей лука, помимо использования для лука из Керчи коры, могли, по-видимому, применять клей или перевязывали их сырыми сухожилиями, которые при высыхании образовывали упругую однородную массу. Об использовании сухожилий в [16] скифских луках писала А. И. Мелюкова.49)

Из приведенного выше перечня находок луков и их частей в курганах Скифии ясно видна их немногочисленность. Если количество погребений, в составе инвентаря которых есть целые или сохранившиеся частично наборы стрел, приближается к двум тысячам, то луки или их фрагменты найдены менее чем в десяти погребениях.

Рис. 8. Изображения лучников на поясе из Тлийского могильника.

К. Ф. Смирнов объясняет этот факт следствием плохой сохранности дерева.50) Однако его довод противоречит фактам довольно частого наличия сохранившегося деревянного материала в могилах скифского времени: сосудов, подносов для жертвенного мяса, заслонов, досок, на которых лежат погребенные, части древков копий и ручек топоров. На значительную длину сохраняются древки стрел* и даже тростниковые древки стрел. Для примера приведем курган № 400 у с. Журавки.51)

Этот перечень можно было бы продолжить, но даже сейчас ясно, что в погребениях сохраняются тонкие древки стрел, деревянные стрелы и не сохраняются луки, сделанные из твердого дерева и имеющие большую, чем [17] древки, массу. Бесспорно, причину редкого нахождения лука в погребениях нельзя объяснять только плохой сохранностью дерева. Очевидно, лук не всегда клали в могилу вместе с его хозяином или хозяйкой. Это могло объясняться не только материальной его ценностью, часто в погребениях лежат более ценные вещи — драгоценное оружие, роскошные украшения и т. д. В качестве осторожного предположения, можно говорить о том, что лук, занимавший особое место в составе скифского оружия, мог передаваться по наследству. В какой-то мере это подтверждает рассказ Геродота, как Геракл оставил лук сыновьям.52) И может быть не таким уж абсурдным является помещение в могиле стрел без лука.53)

Характерно, что находки луков чрезвычайно редки и в степях Евразии к востоку от Скифии. На территории савроматов найдено только два лука — Мечетсайский и Новокумакский (курганы № 13, погребение 1; № 7, погребение 7),54) хотя дерево там неплохой сохранности и древки стрел сохраняются на значительную длину. Не найдены луки или их остатки даже в таких курганах, как горноалтайские, где изделия из дерева дошли до наших дней даже не деформировавшись.55) Интересно, что луки сравнительно неплохо сохраняются [17] в более ранних, чем скифские, могилах. По подсчетам С. Н. Братченко, в степях Северного Причерноморья сейчас известно не менее пяти находок луков в могилах катакомбной культуры. Условия их залегания в погребениях практически не отличаются от скифских погребальных сооружений, а возраст на добрую тысячу лет старше. Для примера можно указать лук из погребения 3 в кургане № 6 курганной группы Аккермень-1, сохранившийся на длину 0,6-0,9 м,56) и лук из погребения 1 кургана № 12 того же могильника, сохранившийся на длину 1,2 м.57)

Рис. 9. Сосуд из Куль-Обы. [18]

А. В. Мишулин высказал мнение об использовании скифами луков, изготовленных из пары рогов.58) В подтверждение этого он приводит рассказ Гомера об оружии одного из троянцев — Пандара, который держал в руках

лук... лоснистый,
рога быстроскачущей серны дикой.
Роги ее от главы на шестнадцать ладоней вздымались.
Их обработав искусно, сплотил рогодел знаменитый,
Вылощил ярко весь лук и покрыл его златом поверхность.59)

Из рогов луки не изготовлялись, и на ошибочность этого мнения верно указала А. И. Мелюкова.60) Из-за крайней фрагментарности археологических материалов, характеризующих скифский лук, основными источниками, позволяющими говорить о его внешнем виде, являются памятники искусства и свидетельства древних авторов. Основная группа этих материалов перечислена в начале главы. Здесь следует отметить абсолютное тождество всех их, дающих в общем один тип оружия, оставшийся неизменным на всем протяжении истории скифов.

Древнейшие скифские луки изображены в руках у фантастических существ на ножнах мечей из Мельгуновского и Келермесского курганов. Это характерный лук «скифского» типа в виде сигмы с асимметричными плечами, перехватом в средней части, где его берут рукой и загнутыми наружу концами (рис. 7).

Луки этого же типа воспроизведены на поясе из Тлийского могильника в Южной Осетии (рис. 8). Исследователь могильника Б. В. Техов справедливо помещает эти изображения в таблице вместе с вещами скифского типа, найденными на территории Северного Кавказа.61)

Наиболее четкое изображение скифского лука находится на сосуде из Куль-Обы (рис. 9). Его держит в руках воин, натягивающий тетиву. Лук небольшой, с плечами разной величины и разного изгиба, концы сильно отогнуты наружу. К этому луку полностью подходит описание, оставленное Аммианом Марцеллином: «В то же время как луки всех народов сгибаются из гнущихся древков, луки скифские..., выгнутые с обеих сторон широкими и глубокими внутрь рогами, имеют вид луны во время ущерба, а середину их разделяет прямой и круглый брусок».62)

Одна из особенностей скифских луков — загнутые края концов. Так они изображены на всех предметах торевтики. О загнутых концах скифских луков упоминал Эсхил,63) о «кривых луках» скифов читаем в древних схолиях к «Одиссее».64)

Интересная модель скифского лука была найдена в детском погребении 49 некрополя Ольвии, относящемся к середине V в. до н. э. Она воспроизводит лук сигмообразной формы с плечами разной величины, перехват для рукоятки небольшой, чуть загнутые вверх концы заострены. Хотя сама тетива отсутствует, лук показан в боевом положении — с натянутой тетивой. В разрезе лук круглый, длина его 10 см65) (рис. 10).

Тетива — важнейшая часть лука. Она должна быть прочной, чтобы выносить многократные нагрузки при [19] одевании на лук и при стрельбе, и устойчивой к деформации — одинаково опасны и вытягивание тетивы, и ее сокращение.

Рис. 10. Модель лука из Ольвии.

Тонкая тетива в погребениях сохраниться не могла. В древних схолиях к «Илиаде» тетива скифских луков, сделанная из конского волоса, противопоставляется воловьей тетиве критян.66) Возможность использования тетивы из конского волоса подтверждается данными этнографии.67) Для этой же цели могли использоваться конские жилы.68)

Рис. 11. Изображение простого (?) лука на ножнах меча из кургана Пять Братьев.

Скифские сложные луки были небольшими. Впервые мнение об использовании скифами небольшого по размерах лука высказал Э. Ленц.69) [20] Вслед за ним Б. Н. Граков отметил, что длина натянутых луков колебалась в пределах 1/5—1/2 человеческого роста.70) Мнение Б. Н. Гракова поддержала А. И. Мелюкова, определившая длину луков чуть более 60 см.71) Максимальную длину скифского лука в 70 см определили А. И. Тереножкин и В. А. Ильинская.72)

Это полностью подтверждается памятниками изобразительного искусства, где луки составляют менее 1/3 роста стрелка.73) По мнению А. И. Мелюковой, на обычные размеры луков, немного превышающие 60 см, указывают и величина золотых обкладок горитов (длина равна 45-47 см), из которых, судя по изображениям на предметах торевтики, лук выступает на 1/3 своей длины,74) и изображения луков в горитах на скифских стелах. Длина савроматских луков, однотипных скифским, была определена К. Ф. Смирновым в 80 см.75) Тагарский лук имел длину 60-80 см.76) Длина единственного сохранившегося скифского лука равнялась 64,5 см.77)

А. И. Мелюкова достаточно убедительно высказала мнение о существовании у скифов и больших луков, длина которых доходила до 1 м, что подтверждается находками в Битовой Могиле древков стрел длиной более 71 см и в могиле № 31 Бобрицкого могильника колчана (?) длиной 70 см.78)

Применение скифами коротких и длинных луков подтверждает и разная длина использовавшихся в Скифии древков стрел. Не исключено, что в Скифии использовались и простые луки. Изображение такого лука есть в батальной сцене на золотой пластине меча чертомлыцкой серии (рис. 11).

Подводя итоги рассмотрения конструкций скифских луков, следует отметить, что здесь у археологов больше невыясненного, чем достоверного. Исключительная редкость находок луков скифского типа не дает возможности во всех деталях представить это главное оружие скифов, а лишь составить самое общее впечатление, основанное на памятниках изобразительного искусства и реальных, достаточно хорошо сохранившихся, экземплярах.


1) Анучин Д. Н. О древнем луке и стрелах. — В кн.: Труды V Археологического съезда в Тифлисе. М., 1887, с. 342.

2) Там же, с. 350.

3) Там же.

4) Смирнов К. Ф. Вооружение савроматов, с. 31.

5) Мелюкова А. И. Вооружение скифов, с. 15.

6) Медведев А. Ф. Ручное метательное оружие. — САИ, 1966, E1-36, с. 7.

7) Руденко С. И. Культура населения горного Алтая в скифское время. М., Л.; 1953, с. 260.

8) Археологiя Украïнськоï РСР, т. 2, с. 132.

9) Литвинский В. А. Древние кочевники «Крыши мира». М., 1972, с. 83.

10) Rausing G. The bow. Bonn-Lund, 1967, p. 16.

11) Hardy R. Longbow. Cambridge, 1976, p. 12.

12) Kleeman O. Die dreiflügeligen Pfeilspitzen in Frankreich. — Abhandlungen der Geistes- und Sozialwissenschaftlichen Klasse. Jahrgang, 1954, N 4; Черников С. С. Загадка Золотого кургана. М., 1965, с. 46-51, 178-185.

13) Смирнов К. Ф. Вооружение савроматов, с. 31.

14) Граков В. Н. Скифские погребения на Никопольском курганном поле. — МИА, 1962, № 115. с. 59.

15) Там же, с. 67.

16) Мозолевский Б. М. Товста Могила. К., 1979, с. 177.

17) Бессонова С. С. Погребение IV в. до н. э. из Трехбратнего кургана. — В кн.: Скифские древности. Киев, 1971, с. 247, рис. 6, 1, 2. С. С. Бессонова ошиблась, называя лук простым. Безусловно, здесь был сложный лук.

18) Там же, с. 247, рис. 6, 1-2.

19) Смирнов К. Ф. Сарматы на Илеке. М., 1975, с. 120, 163, рис. 42, 1, 7.

20) Там же, с. 163, рис. 37, 9.

21) Смирнов К. Ф. Орские курганы ранних кочевников. — В кн.: Исследования по археологии Южного Урала. Уфа, 1977. с. 16, рис. 7, 3.

22) Ильинская В А. Скифы Днепровского лесостепного Левобережья. Киев, 1968, с. 98. рис. 26, 1.

23) Ильинская В. А. Памятники скифского времени в бассейне р. Псел. — СА, 1957, т. 27, с. 236, рис. 1, 12.

24) Ильинская В. А. Скифы Днепровского лесостепного Левобережья, с. 98, рис. 26, 2.

25) Мельник Е. Раскопки курганов в Харьковской губ. 1900—1901 гг. — В кн.: Труды XII Археологического съезда. М., 1905, т. 1, с. 685.

26) Черненко Е. В., Бреловская Э. И., Полин С. В., Ольговский С. Я. Работы Краснознаменской экспедиции. — АО 1974 г, М., 1975, с. 370.

27) Березовецъ Д. Т. Розкопки курганного могильника ..., с. 59.

28) Черненко Є. В. Скiфськi кургани V ст. до н. е. поблизу м. Жданова. — Археологiя, 1970, 23, с. 180, рис. 2. 2.

29) Шрамко Б. А. Крепость скифской эпохи у с. Вельск — город Гелон. — В кн.: Скифский мир, с. 116, рис. 11, 9.

30) Csállany D. Szkita ijmaradványok. — A Nyiregyházi Josa András múzeum Évkönyve IV—V. 1961. Nyrregyhaza, 1864, 7-14, кéр. 1-4.

31) Медведев А. Ф. Указ. соч., табл. 2-6.

32) Елагина Н. Г. Скифские антропоморфные стелы Николаевского музея. — СА, 1959, № 2, с. 192, рис. 4, в; 7; 8, 1.

33) Черненко Е. В., Клочко В. И. О подлинности золотой пластины из Сахновки. — СА, 1979, № 4. рис. 2; 3, 1, 2.

34) Збруева А. В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху. — МИА, 1952, № 30. табл. XIX, 19.

35) Яковенко Э. В. Курган на Темир-Горе. — СА, 1972, № 3, с. 265.

36) Ильинская В. А. Некоторые мотивы раннескифского звериного стиля. — СА, 1965, № 1, с. 102.

37) Киселев С. В. Древняя история Южной Сибири. М., 1951, с. 249.

38) Яковенко Э. В. Курган на Темир-Горе с. 265; Яковенко Э. В. Древнейший памятник искусства скифов. — СА, 1976, № 2.

39) Браун Ф. Отчет о раскопках в Таврической губернии. — ИАК, 1906, вып. 19, с. 85.

40) Ильинская В. А. Некоторые мотивы раннескифского звериного стиля. — СА, 1965, № 1, рис. 13, 1, 6. Кстати, среди вещей, найденных в Серогозах, нет ни одной, относящейся к узде. Все они связываются с луком и стрелами.

41) Leskov A. M. Die skythischen Kurgane. Antike Welt. Sondernummer. 1974, S. 58. Abb. 74.

42) Лукьяшко С. И., Головкова Н. Н., Обозный В. И., Гамаюков А. К. Раскопки курганов в зоне строительства Приморской оросительной системы. — АО 1977 г. М., 1978, с. 128, рис. на этой же странице. [152]

43) Абрамова М. П. Погребения скифского времени Центрального Предкавказья. — СА, 1974, № 2, с. 202, рис. 5.

44) Ковалева И. Ф., Мухопад С. Е. Скифские памятники орельско-самарского междуречья. — В кн.: Курганные древности степного Поднепровья (III—I тыс. до н. э.). Днепропетровск, 1979, с. 114, рис. 2, 5.

45) Ghirshman R. Iran, Protoiranier, Meder, Achämeniden. — München, 1964, S. 380, Tabl. 3, № 540

46) Анохин В. А. Монеты Атея. — В кн.: Скифские древности, с. 26, рис. 1.

47) Шульц П. Н. Скифское изваяние, найденное у городища «Чайка» под Евпаторией. — В кн.: Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. М.; Л., 1968, рис. 1, 2, 3.

48) Hardy R. Longbow, fig. on p. 191.

49) Мелюкова А. И. Указ. соч., с. 15.

50) Смирнов К. Ф. Вооружение савроматов, с. 31.

* Подробно о длине древков стрел, сохранившихся в погребениях, см. главу «Стрелы».

51) ИАК, 1905, вып. 14, с. 11.

52) Геродот, IV.9-10. — ВДИ, 1947, № 2, с. 260.

53) Мозолевсъкий Б. М. Указ. соч., с. 176.

54) Смирнов К. Ф. Сарматы на Илеке, с. 120; Смирнов К. Ф. Орские курганы ранних кочевников, с. 15, рис. 7, 3.

55) Руденко С. И. Горноалтайские находки и скифы. М., Л.; 1952, с. 131.

56) Вязьмiтiна М. I., Iллiнська В. А., Покровсъка Є. Ф. и др. Кургани бiля с. Ново-Пилипiвки i радгоспу «Аккермень». — АП, 1960, т. 8, с. 52, рис. 36.

57) Там же, с. 57-58, рис. 43.

58) Мишулин А. В. О военном искусстве скифов. — Исторический журнал, 1943, № 8/9, с. 66.

59) Илиада, IV.105-125 / Пер. H. И. Гнедича. М., 1960, с. 69.

60) Мелюкова А. И. Вооружение скифов, с. 15.

61) Техов Б. В. Очерки древней истории и археологии Юго-Осетии. Тбилиси, 1971, с. 214, рис. 77, 12, 13; Техов Б.В. Центральный Кавказ в XVI—X вв. до н. э. М., 1977, с. 129-130, рис. 99, 6, 12.

62) История, XXII.8.10. — ВДИ. 1949, № 3, с. 285.

63) Эсхил, 214, Хоэфоры, 154. — ВДИ, 1947, № 1, с. 303. {так — HF.}

64) ВДИ, 1947, № 1, с. 298, фр. 136.

65) Козуб Ю. И. Модель лука из Ольвии. — В кн.: Скифские древности, с. 270, рис. 1.

66) К песне VI.122. — ВДИ, 1947, № 1, с. 281.

67) Мелюкова А. И. Указ. соч., с. 15.

68) Публий Овидий Насон. Письма с Понта, I.2.20. — ВДИ, 1949, № 1, с. 235.

69) Ленц Э. Заметки о предметах вооружения из раскопок 1903 г. близ с. Журовки. — ИАК, 1905, вып. 14, с. 75.

70) Граков Б. Н. Техника изготовления металлических наконечников стрел у скифов и сарматов. — В кн.: Труды Секции археологии Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук. М., 1930, т. 5, № 78.

71) Мелюкова А. И. Вооружение скифов, с. 14.

72) Археологiя Украïнськоï РСР. К., 1971, т. 3, с. 133.

73) Мелюкова А. И. Вооружение скифов, с. 14.

74) Смирнов К. Ф. Вооружение савроматов, с. 32.

75) Там же, с. 32.

76) Членова Н. Л. Происхождение и ранняя история племен тагарской культуры. М., 1967, с. 64.

77) Бессонова С. С. Указ. соч., с. 247.

78) Мелюкова А. И. Вооружение скифов, с. 15.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии
e-mail: historylib@yandex.ru
X