Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Евгений Черненко.   Скифский доспех

Портупейные пояса

Портупейные пояса встречаются преимущественно в могилах. Они были предназначены для ношения меча, горита, топора, чаши, оселка и других предметов. Среди поясов этого рода можно выделить три группы: 1) кожаные пояса; 2) пояса с пластинчатым набором; 3) пояса, покрытые фигурными бляхами.

Кожаные пояса известны только по изображениям на памятниках искусства. Они имеют вид гладких кожаных полос, опоясывающих корпус воина. На поясе, которым подпоясан спешенный воин солохского [58] гребня, заметна щель. Из нее выходит ремень, на котором подвешен меч. Для ношения боевого топора на конце такого же ремня делалась специальная петля. Она хорошо видна на стелах из Ждановского и Херсонского музеев, а также из Добруджи.

О широком распространении кожаных портупейных поясов говорит то, что только на пяти воинах среди десятков их изображений на предметах торевтики надеты пояса других типов. Почти на всех скифских стелах (за исключением терновской, хранящейся в НКМ, а также стелы из собрания КИМ; рис. 2, 2, 3) изображены гладкие, по-видимому, также кожаные пояса.2)

Пояса с пластинчатым набором. Для изготовления пластин поясного набора чаще всего использовалась бронза (52 экз.), реже - железо (34 экз.). Из железа, обтянутого золотом, изготовлены пластины пояса из Куль-Обы (рис. 31, 10). Золотые пластины входили в состав поясных наборов из Огуза (рис. 31, 1), Аксютинцев, Мельгуновского и других курганов. Обтянутые золотом серебряные пластины составляли набор пояса из кургана у г. Орджоникидзе (рис. 31, 7). Уникальным является пояс из чередующихся участков железных и бронзовых пластин, обнаруженный в кургане, раскопанном А. И. Тереножкиным в 1965 г. у с. Ерковцы Переяслав-Хмельницкого района на Киевщине.

Пояса с набором из узких пластин были выделены и хорошо описаны А. П. Манцевич. Они имеют почти одинаковое устройство, близка форма пластик набора. В небольших пределах меняется только длина и ширина последних, различно количество отверстий на них и т. д. Судя по сохранившимся фрагментам, основой этих поясов служил прочный кожаный ремень, сложенный в два-три слоя.

Металлические пластины набора расположены рядами поперек ремня основы, как хорошо видно на бляшке из Куль-Обы (рис. 32). Обычно они продолговатые, часто со срезанными углами. Иногда одна или две боковые стороны закруглены. На основе пластины крепились с помощью тонких кожаных ремешков, для чего в верхней и нижней частях их имеется по одному-два отверстия. Длина пластин колеблется в пределах 2-8,9 см, ширина - 0,8-1 см. Середина большинства пластин сильно вогнута внутрь. Подобный изгиб хорошо заметен на поясе стелы Днепропетровского музея. Изредка встречаются прямые пластины. Каждая пластинка закрывает половину - треть поверхности предыдущей. [59]


Рис. 31. Наборы боевых поясов.
1 - Огуз; 2 - Пастырское; 3 - Грищенцы; 4 - Жаботин; 5 - Нимфей; 6 - Солоха; 12 - Орджоникидзе; 8 - Мелитопольский курган; 9 - Шульговка; 10 - Куль-Оба; 11 - Чертомлык; 13 - Роменский уезд.+) [60]


Рис. 32. Золотая бляшка из Куль-Обы.

Редки находки пластин с одним зубчатым краем. А. П. Манцевич упоминает лишь два пояса, металлический набор которых состоит из зубчатых деталей. Это пояса из Грищенцев и Пастырского (рис. 31, 2, 3). К ним следует прибавить набор из одного нимфейского кургана (рис. 31, 5).

Кроме узких в состав металлического поясного набора входили прямоугольные срединные пластины с круглыми или прямоугольными отверстиями в центре. Размеры их колеблются в пределах 3*4,2 - 3,5*5 см (рис. 31, 7, 8). По краям пластин пробиты мелкие отверстия для пришивания к основе. Через большое отверстие, находящееся в центре, проходили ремни, к которым подвешивали меч, горит и т. д. В состав набора пояса из кургана у Экскаваторного парка на окраине г. Орджоникидзе входила золотая срединная пластина прямоугольной формы. В ее центре было сделано квадратное отверстие. Вырубленная зубилом с трех сторон (с боков и сверху) центральная часть пластины плотно прижата к краю. Через это отверстие проходил ремень, на котором был подвешен горит со 183 стрелами. Размер пластины 3*2,5 см (рис. 31, 7).

Срединные пластины использовались в составе поясных наборов редко. Об этом можно судить не только по незначительному количеству их находок, но и по тому факту, что изображений таких пластин на поясах нет. Вряд ли это обстоятельство можно объяснить только трудностью их воспроизведения на мелких предметах. [61]


Рис. 33. Пояс из кургана у с. Грищенцы.

На концах некоторых поясов находились бронзовые или железные конечные пластины полуовальной, полукруглой, прямоугольной и трапециевидной формы. Они обычно изогнуты так же, как и узкие пластины набора. Через одно-два крупные отверстия в этих пластинах проходили ремни, стягивающие пояс (рис. 31, 6, 10, 11). Последние пришивались с обратной стороны пояса. В том случае, когда пояс не имел конечных пластин, ремешки пришивали просто к концам основы.

Удачным примером расположения в составе набора пластин всех видов может быть хранящийся в Эрмитаже фрагмент пояса из с. Грищенцы на Каневщине. В левой части его сохранились части конечной бронзовой пластины и остатки набора из зубчатых деталей. В средней части пояса прорезано узкое отверстие (щель) длиной 4,5 см, обшитое кожаным кольцом. Его края отогнуты наружу и частично перекрывают срединную пластину, фрагмент которой сохранился.

Сквозь щель в основе проходит сложенный вдвое кожаный ремень, наглухо пришитый к внутренней стороне основы. Кожаная основа доспеха состоит из двух слоев кожи шириной 4,6 см. По краю пояс обшит узкой кожаной тесьмой, образующей валик (рис. 33).

Сохранившихся полностью портупейных поясов известно немного, поэтому установить полную длину большинства из них нельзя. Длина пояса из кургана № 32 у с. Бобрица равняется 80 см, а пояса из Мелитопольского кургана - не менее 90 см.

От общей массы портупейных поясов описанной выше системы набора несколько отличаются фрагменты двух поясов, хранящиеся в Киевском историческом музее. Они сохранились частично и ничего определенного о их общем виде сказать нельзя. Доспехи входят в состав собрания А. А. Бобринского, состоящего из материалов, полученных при раскопках на территории Роменского уезда. [62]

Один обломок (№ Б 41-405) состоит из трех толстых пластин прямоугольной формы. Вдоль двух из них, расположенных по краям, в средней части проходит невысокое ребро. В верхней и нижней частях пластин имеется по два отверстия диаметром до 2 мм. Пластины слегка изогнуты. Размер их 6,5*1,8 см. Каждая деталь перекрывает соседнюю наполовину. Отверстия для крепления каждой последующей пластины расположены над отверстиями предыдущей. По краю пояс был, вероятно, обшит кожаной тесьмой, которая вплотную примыкала к ребру.

Фрагмент второго пояса (№ Б 41-13) набран из шести прямоугольных пластин с ребром вдоль оси (рис. 31, 13). Размеры пластин и способ их крепления на основе и между собой близки описанным выше.

Кроме многочисленной группы портупейных поясов с набором из пластин, расположенных поперек основы, А. И. Мелюкова выделила три пояса, покрытые бронзовыми пластинами, нашитыми вдоль нее.3) Это пояса из Шульговки, одного из Талаевских курганов и кургана у г. Орджоникидзе.

В ГИМ хранится несколько фрагментированных бронзовых пластин из Шульговки. Одна из них, почти целая, размерами 11,5*3,5 см, имеет четырехугольную форму с чуть закругленными углами. Хорошо сохранилась также другая пластина, вероятно, от конца пояса. Один конец ее закруглен, другой - прямоугольный, в середине она несколько расширяется. По краю обеих пластин идут небольшие отверстия для крепления на кожаной основе с помощью железных заклепок (рис. 31, 9).

Пояс, несколько отличающийся от шульговского, был найден в кургане № 12 группы 22-й шахты у г. Орджоникидзе. Длину большинства его пластин установить невозможно ввиду разрушенности их краев. Она превышала 8 см при ширине 5 см. Сохранились также почти полностью две одинаковые пластины, находившиеся на концах пояса. Форма их близка к трапециевидной. Вдоль внешних краев всех пластин имеются отверстия (рис. 31, 12). Портупейные пояса, кроме выполнения своей основной функции, могли защищать корпус воина от ударов. В этом случае пояса с продольными пластинами были неравноценны остальной массе портупейных поясов. Кроме того, что они были менее эластичны, такие пояса уступали наборным и в прочности. Продуманное расположение узких поперечных пластинок на поясах приводило к тому, что, как и в панцирях, в любом месте пояса кожаная основа была покрыта двумя-тремя слоями металла. Поэтому при почти равной толщине узких чешуи и пластин, подобных шульговским, пояс, составленный из последних, имел в два-три раза меньшую прочность. Вероятно, поэтому пояса типа шульговского и не получили широкого распространения.

Мастера-оружейники уделяли большое внимание отделке поясов. Помимо всего прочего они должны были служить украшением одежды. Только [63] этим можно объяснить зубчатую форму пластин набора упоминавшихся выше поясов. Декоративный характер имели также пояса с набором из золотых, серебряных или железных плакированных пластин.

Пояса с фигурным набором. Парадные портупейные пояса, украшенные бляхами, выполненными в зверином стиле, розетками, пластинами с изображениями воинов, выделила А. И. Мелюкова. К ним она отнесла пояса из курганов № 1 у Аксютинцев, № 2 у Мастюгино и Золотого кургана у Симферополя.4)


Рис. 34. Золотая пластина поясного набора из кургана у с. Аксютинцы.

В отличие от основной массы боевых поясов, пояса этой группы характеризуются богатым пышным убранством. Они отличаются от обычных доспехов этого рода как по металлу, использованному для изготовления деталей их набора, так и по характеру самих изображений, а частично - и по устройству.

В нескольких погребениях найдены пояса, кожаная основа которых была покрыта золотым набором. В курганах № 1 у с. Аксютинцы и № 3 группы Частых они были найдены in situ. В первом случае пояс был украшен девятью крупными золотыми прямоугольными бляхами с изображением скифа, одетого в портупейный наборный пояс (рис. 34).5) В кургане из группы Частых на золотых поясных пластинах вытеснено изображение грифона.6) М. И. Ростовцев относит к поясному набору бляхи, на которых изображен скиф с ритоном и горитом, из кургана Патиниотти.7) Очевидно, к набору парадного пояса относятся также золотые пластины, найденные вместе с горитом в Мелитопольском кургане.

Кроме поясов, набор которых состоит из сплошных золотых пластин с тисненными на них изображениями, нередко встречаются пояса, украшенные рельефными бронзовыми (очень редко - золотыми) литыми бляхами.

Замечательный пояс был найден in situ в Золотом кургане под Симферополем (рис. 35, 3-5). В центре его находились два бронзовых изображения орла и две литые головы грифона с раскрытыми пастями, украшавшие переднюю часть пояса. Остальная его часть была покрыта 40 литыми круглы- [64]


Рис. 35. Поясные бляхи.
1 - курганы I близ с. Журовка;*) 2 - Грищенцы; 3-5 - Золотой курган; 6 - Мастюгино; 7, 8 - Мельгуновский курган. [65]

ми бронзовыми пуговицами.8) Использование этого пояса в качестве портупейного подтверждается находкой в кургане меча.

Точно такие же парные бляхи в виде орлов и голов грифона найдены в курганах Г близ Журовки (рис. 35, 1). Еще М. И. Ростовцев отмечал большое сходство их с описанными выше безусловно поясными пластинами из Золотого кургана.9) Вероятно, журовские бляхи, подобно найденной недавно в одном из погребений у с. Грищенцы пластине в виде головы грифона (рис. 35, 2), являются частью поясного набора, а не украшением конской узды, как это полагает В. Г. Петренко.10) Против мнения о связи этих пластин с конским убором убедительно свидетельствует отсутствие в составе инвентаря отмеченных выше погребений предметов, которые можно было бы отнести к конской сбруе. По-видимому, как и в Золотом кургане, изображения головок грифона и здесь украшали переднюю часть поясов, покрытых узким пластинчатым набором, части которого засвидетельствованы в составе инвентарей обоих курганов.

Вероятно, прав Е. Придик, предположительно отнесший к составу поясного набора также серию из 17 массивных золотых блях (рис. 35, 7, 8) в виде хищных птиц (орлов и коршунов), найденных в Мельгуновском кургане.11) Обращает на себя внимание большое их сходство с бронзовыми бляхами с изображением орла из поясного набора Золотого кургана.

О находке пяти бронзовых блях в виде орлов, украшавших пояс, сообщается в краткой публикации итогов раскопок А. Н. Синельниковым одного из курганов у с. Апостолово-Михайловка.12)

Большой интерес представляют несколько поясов, для украшения которых были использованы массивные бронзовые и золотые пластинки в виде голов льва. В кургане № 4 у с. Берестняги на Каневщине13) было найдено 12 аналогичных бронзовых блях, украшавших переднюю часть пояса. Десять изображений обращены в фас, два в профиль. Две бляхи в виде львиных голов в профиль были помещены на концах пояса. На обратной стороне изделий находятся небольшие ушки для крепления их на кожаной основе. Через разинутые пасти львов, вероятно, проходил кожаный шнурок, которым завязывался пояс (рис. 36, 1-3). Возможно, к этому же поясу относится и найденный в описываемом кургане, к сожалению, не сохранившийся фрагмент основы с нашитыми на нее узкими бронзовыми пластинками, покрывавшими, вероятно, остальную часть пояса. [66]


Рис. 36. Медные бляхи поясных наборов.
1-3 - Берестняги, курган № 4; 4 - Стеблев.

Скорее всего, частью такого же пояса является бляха, найденная в с. Стеблев на Черкасщине. Сейчас она хранится в КИМ (№ Б-921). И по размерам и по внешнему виду бляха аналогична описанным выше конечным деталям пояса из Берестняг (рис. 36, 4).

Не исключено, что к поясу относится и бронзовая пластина в виде львиной головы, найденная при раскопках, проведенных в конце прошлого века под Симферополем.14) Безусловно, права В. И. Пругло, отнесшая к поясным украшениям золотые бляшки с изображением львиных головок в профиль (рис. 37) из Баксинского кургана в окрестностях Керчи.15) Одна из головок обращена влево, другая - вправо. Размеры их 1,9*2 см. Очевидно, [67] как и берестнягские бляхи, они помещались на конце пояса. К его убору относятся также золотые бляшки-розетки.


Рис. 37. Золотые бляхи поясного набора из Бакинского кургана.

Для поясных наборов курганов скифского времени на Среднем Дону характерны бронзовые бляшки в виде сдвоенных или строенных кругов. Они обнаружены в курганах № 2 у с. Мастюгино (рис. 35, 6) и № 14 у с. Русская Тростянка.

Своеобразный поясной набор из серебряных, покрытых тонкой золотой фольгой фигурных бляшек был найден на костяке воина из кургана, раскопанного А. И. Тереножкиным у Экскаваторного парка под г. Орджоникидзе на Никопольщине. Кроме 115 таких бляшек в состав набора входила золотая срединная почти квадратная пластина (рис. 31, 7).

Обращает на себя внимание определенный набор изображений на бляхах - лев (Берестняги, Стеблев, курганы под Симферополем и у с. Баксы), орел (Мельгуновский и Золотой курганы, Журовка, Апостолово), грифон (Золотой курган, Журовка, Грищенцы).

Пояса, покрытые нашивными бляшками или бляшками с петлей на обороте, иногда встречаются в могильниках ананьинской культуры. От скифских они отличаются иным стилем орнаментации.16)

Вероятно, некоторая часть блях, найденных в курганах скифского времени и украшенных изображениями в зверином стиле и розетками, также может относиться к боевым поясам.

Портупейные кожаные пояса с набором, состоящим из круглых блях, изображены на воинах серебряного сосуда из Куль-Обы. Диаметр их равен половине ширины пояса. В центре каждой бляшки отмечена точка,- вероятно, отверстие для заклепки, крепившей изделие к основе. Между бляхами намечены расположенные попарно точечки, скорее всего, небольшие бляшки, украшавшие пояс.

Использование розеток и круглых бляшек для украшения поясов подтверждается находкой последних в поясных наборах Золотого и Баксинского курганов. [68]


2) Недавно П. Н. Шульц опубликовал новую стелу из собрания Одесского археологического музея. Стела была снята с кургана у с. Демидов Березовского района Одесской области. Она была отнесена П. Н. Шульцем к сарматским (П. Н. Шульц. Антропоморфная стела сарматского круга, найденная на Арабатской стрелке. - ЗОАО, т. II (35). Одесса, 1967, стр. 198, рис. 2; 4, 2). Вероятно, это ошибка. Стела очень отличается от сарматских по своей форме. На ней имеется изображение пояса, обычное для скифских скульптур и не характерное для сарматских (рис. 2, 4).

+) Так в книге. В смысле, без семерки и не по порядку. OCR.

3) А. И. Мелюкова. Вооружение скифов, стр. 75.

4) А. И. Мелюкова. Вооружение скифов, стр. 74.

5) Е. В. Черненко. Скiфськi бойовi пояси, рис. 2.

6) М. И. Ростовцев. Воронежский серебряный сосуд. - MAP, т. 34. М., 1914, 83, табл. II, 8.

7) Там же, стр. 93.

*) Не уверен, действительно ли в книге “I” или это типографский дефект. OCR.

8) А. X. Стевен. Раскопка курганов близ Симферополя летом 1890 г. - ИТУАК, вып. 11. Симферополь, 1891, стр. 65, рис. 5, 5.

9) М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор, стр. 399.

10) В. Г. Петренко. Бронзовая бляха с головой грифона. - КСИА, вып. 89. М., 1962, стр. 148.

11) Е. Придик. Мельгуновский клад 1763 г. - MAP, вып. 31. М., 1911, стр. 17.

12) АЛЮР, т. 1. К., 1903, стр. 59.

13) Смела, III, стр. 96.

14) OAK за 1895 г. СПб., 1897, стр. 14.

15) В. И. Пругло. Золотые украшения звериного стиля из Баксинского кургана. - КС ОГАМ. Одесса, 1963, стр. 73-74, рис. 1, 1, 2.

16) А. И. Мелюкова. Вооружение скифов, стр. 75.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей
e-mail: historylib@yandex.ru
X