Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Ip телефония cisco
  • Дистрибуция ПО, системная интеграция. Каталог оборудования.
  • cbs.ru


  • Пошив штор
  • Дизайн и пошив штор. Шторы, портьеры, покрывала, чехлы, карнизы
  • красивые-шторы.рф

Loading...
Евгений Черненко.   Скифский доспех

Кожаные панцири, усиленные металлом

Для удобства одевания панцирь иногда делали из двух частей - нагрудной и наспинной. Они соединялись между собой на плечах и боках. В кургане № 1g у Аджигола эти две части лежали отдельно.28) Очевидно, из двух частей состоял и панцирь из кургана № 12 группы 22-й шахты у г. Орджоникидзе.

Большинство панцирей, вероятно, имело вид двубортной куртки. Верхняя пола заходила на нижнюю, закрывая ее и соединяясь с ней при помощи ремней на боку. Разрез в этом месте хорошо заметен на панцире конного воина солохского гребня, где параллельные ряды пластин прерваны вертикальным разрезом. Края его, вероятно, обшиты тесьмой, образующей валик. Подобным же образом в этом панцире обшиты и края оплечий.

В кургане № 2 у с. Кирово части набора рукава лежали на внутренней стороне пластин, защищавших спину (рис. 11, 4). Такое положение набора рукава можно объяснить только наличием вертикального разреза на боку. В местах соединений пол, вероятно, находились размещенные попарно металлические обоймы (одна из них сохранилась), сквозь которые проходили соединительные ремни (рис. 11, 2). На лицевой части пластин панциря из кургана № 491 у с. Макеевка сохранились остатки таких ремешков. Концы ремней оформлялись ворварками. Количество ворварок, найденных возле каждого панциря, обычно колеблется в пределах от двух до шести. Чаще всего оно четное.

Большинство ворварок сделано из бронзы. Бронзовые ворварки найдены вместе с панцирями в курганах № 2 (5), 31 и 38 группы Частых курганов, у с. Гусельщиково, № 9 (74) группы Солохи, № 490, 491 у с. Макеевка, у с. Кошарка, № 396 у с. Журовка, № 12 группы 22-й шахты.

Железные ворварки встречаются редко. Они известны в курганах № 2 у с. Кирово, у с. Кулешовка, № 400 у с. Журовка. Железная ворварка из кургана № 9 (8) группы Частых курганов покрыта чешуей, имитирующей панцирный набор. [15]

Костяные ворварки обнаружены только с тремя панцирями - в кургане № 11(16) ус. Мастюгино, в раскопанном Е. Ф Покровской кургане у с. Макеевка и в кургане Джурч-Оба на Керченском полуострове.29)

В. Г. Петренко высказала интересное предположение о возможном использовании для соединения частей доспеха не только ремешков, но и своеобразных пряжек, иногда выполненных в зверином стиле.30)

Панцири, усиленные металлическими пластинами. Крупный знаток военного дела эпохи эллинизма Ксенофонт как одно из основных требований, предъявляемых к панцирю, назвал необходимость надежной защиты верхней части груди и, прежде всего, шеи.31) Для защиты этой наиболее уязвимой части корпуса воина верхняя часть кожаного панциря получила дополнительное усиление в виде нашитых одной или двух металлических пластин.


Рис. 3. Бронзовая пластина из кургана № 493 у с. Ильинцы.

Панцири с одной металлической пластиной, вероятно, имели вид кожаной рубашки с боковым разрезом для облегчения ее одевания. Пластина пришивалась в верхней части груди. На территории Северного Причерноморья сейчас известна только одна находка такой пластины, выполненной из золотистой бронзы Она была обнаружена в 1901 г. Н. Е. Бранденбургом в кургане № 493 у с. Ильинцы рядом с кнемидами.32) Ее размеры 21*13,5 см. Пластина имеет округлую форму с дуговидным вырезом в верхней части (рис. 3). Края выреза слегка отогнуты наружу, образуя невысокий (до 0,5 см) бортик. Вдоль него расположены 13 отверстий диаметром 3-4 мм. В верхних углах пластины имеется по одному крупному отверстию. Ряд небольших отверстий идет вдоль нижнего края пластины. Для них через каждый сантиметр была сделана предварительная разметка. Мастер начал пробивать отверстия с правого конца пластины. Несколько первых из них совпали с разметкой, а остальные пробиты менее точно. Эти отверстия [16] служили для крепления пластины к панцирю посредством кожаного шнурка.

Вероятность ношения рассматриваемой пластины на верхней части груди предполагал сам Н. Е. Бранденбург. В рукописном «Журнале археологических раскопок», на основании которого позднее был издан «Журнал раскопок», он писал: «В кургане была найдена бронзовая... бляха с дугообразным вырезом в верхней части, вероятно, для помещения шеи, почему предназначалась для ношения на верхней части груди (вроде нынешнего офицерского знака)».33) Вряд ли можно согласиться с мнением тех исследователей, которые видели в этой пластине шейное украшение.34) Несомненно, она является частью кожаного панциря.

Очевидно, к панцирю относятся также найденные рядом с пластиной шесть небольших бронзовых блях воронкообразной формы с небольшим круглым отверстием в центре (рис. 8, 17). Диаметр их 3,5 см. К панцирю они крепились с помощью заклепок с широкими шляпками. Вероятно, подобные бляхи широко использовались для украшения и защиты кожаной одежды. Ими расшито одеяние пешего воина солохского гребня.

В Донецком областном краеведческом музее хранится стела скифа-воина, найденная в с. Ольховчик Амвросиевского района Донецкой области (рис. 4). На воине надет кожаный панцирь, имеющий вдоль передней части разрез. По мнению А. Тахтая, на груди его изображены две круглые, вероятно, металлические пластины.35) А. Тахтай считает, что такие же пластины изображены и на стеле из Терновки.36)

Нам в Скифии не известны находки металлических пластин, которые можно было бы связать с панцирями этого вида. Исключением являются остатки панциря из каменной гробницы мавзолея Неаполя Скифского. Хотя эта находка хронологически выходит за круг вопросов, рассматриваемых в работе, считаем необходимым привести очень краткое ее описание, так как она дает полное представление о панцирях этого рода.

В ногах погребенного в полном беспорядке находились предметы вооружения - наконечники копий, меч, железный шлем. Рядом лежали «железные фрагменты со следами позолоты, которые представляли, возможно, остатки нагрудника»,37) и куски толстой кожи «от того же нагрудника». [17]


Рис. 4. Стела из собрания Донецкого музея.

Панцирь представлял собой куртку без рукавов (а не нагрудник, как это писала Н. Н. Погребова), сделанную из толстой кожи (рис. 5, 8). В передней части он имел продольный разрез. На груди была нашита пара продолговатых железных позолоченных пластин. В центральной части каждой из них расположены два рельефных концентрических круга. По краю округлого выреза ворота была нашита состоявшая из двух половин узкая железная дуговидная пластинка, украшенная приклепанными к ней бронзовыми треугольными бляшками.

В литературе упоминается еще одна находка пластин, которые обычно связывают с панцирями. Это бронзовые пластины, ныне хранящиеся в Киевском историческом музее (КИМ). Они были найдены в кургане, раскопанном крестьянами.38) Г. Г. Павлуцкий посвятил им статью, где сделал попытку обосновать их назначение как панцирных пластин и датировал находку V в. до н. э.39) Как панцирные пластины они изданы также в «Древностях [18] Приднепровья». Однако более близкое знакомство с пластинами показывает, что они являются частями какого-то одного предмета40) и не имеют ничего общего ни с панцирем, ни со щитом всадника, ни с металлическими накладками на щиты «беотийского типа».41)


Рис. 5. Реконструкция панцирей.
1-4 - солохский гребень; 5 - нимфейский курган; 6, 7 - Волковцы; 8 - мавзолей Неаполя Скифского; 9 - Солоха.

Как видим, кожаные панцири с крупными металлическими пластинами не получили большого распространения в Скифии.

Панцири с пластинчатым набором. Перед тем как перейти к описанию панцирей, частично или полностью покрытых металлическим чешуйчатым набором, рассмотрим некоторые общие вопросы, связанные с изготовлением и устройством доспехов этого рода. [19]


Рис. 6. Кожаная основа панциря из Днепродзержинска (Каменского).
1 - окислы бронзы; 2 - окислы железа; 3 - кожаные полоски; 4 - бронза.

Очень редко в качестве основы, на которой крепились части металлического набора, использовалась толстая материя. Нам известны остатки только трех панцирей с основой из ткани. Они были найдены в одном из курганов у с. Щучинка,42) в Каменной Могиле и кургане № 31 у с. Бобрица.43) Для основы абсолютного большинства панцирей использовалась кожа. Этот достаточно прочный материал мог выдержать значительный вес металлического набора.

Обычно пластины крепились непосредственно на основе. Для того чтобы панцирь не затруднял движений воина, она должна была быть достаточно эластичной. Этого можно было достичь двумя способами - использованием более тонкой кожи или улучшением качества ее выделки. Специальное исследование имеющихся фрагментов кожаной основы позволило Б. А. Шрамко сделать важные заключения о высоком качестве кожи, вырабатываемой мастерами скифского времени. Для панцирей применяли кожу крупного рогатого скота с верхней, спинной части - более прочную и плотную, чем идущую на колчаны и другие футляры. Кожа тщательно обрабатывалась растительными дубителями. Качество ее отвечало даже высоким требованиям современного стандарта.44) [20]


Рис. 7. Части панциря из волковецкого кургана.

В КИМ хранятся фрагменты кожаной основы панциря (инв. № Б56-119), которые Б. Н. Граков ошибочно описал как подкладку под панцирь, имеющую вид «плетеной из узкого четырехгранного ремня рубашки».45) Позднее по архивным материалам удалось установить, что фрагменты происходят из кургана, раскопанного в 1889 г. крестьянами у с. Каменское (ныне г. Днепродзержинск). Скорее всего, курган был ограблен еще в древности. Кроме костей и остатков панциря в подробном рассказе о раскопках никаких других находок не отмечено. В КИМ попала лишь небольшая часть доспеха - один большой и два меньших фрагмента, купленных В. В. Хвойкой у крестьянина Бойко, принимавшего участие в раскопках46) (рис. 6). На хорошо обработанной кожаной основе в горизонтальном порядке были нашиты кожаные полосы шириной около 1 см. Интервал между ними достигал также 1 см. На этих полосах и крепились пластины набора.

Сходное устройство имела и основа нагрудной части панциря из кургана № 1 у с. Волковцы. На кожаной основе трапециевидной формы здесь были нашиты горизонтальные кожаные полоски шириной до 3 см (рис. 7).

Более сложным путем максимальной подвижности доспеха достигли мастера-оружейники, изготовившие панцирь, происходящий из кургана №396 у с. Макеевка (рис. 8, 7). На кожаную основу здесь нашивались [21] кожаные пластины той же формы и размера, что и металлические. Сохранился лишь небольшой фрагмент кожаной основы с нашитыми на нее несколькими кожаными пластинами. Ни в одном случае поверх них не сохранились металлические пластины. Однако расположение металлических пластин поверх кожаных представляется бесспорным. Они, как и основа, пропитаны окислами бронзы, что возможно только в случае непосредственного расположения металла на коже. Наличие кожаной пластинки в наборе нельзя объяснить тем, что мастер, чинивший панцирь, заменил ею утраченную бронзовую чешуйку, которой у него не оказалось под рукой. Такое объяснение кажется неубедительным. Кожаная пластина в данном случае закреплена на основе не только в верхней части (как закреплялись металлические),- отверстия разбросаны по всей ее поверхности. Да и сама замена одной или нескольких пластин в наборе возможна лишь в том случае, если сняты пластины на значительном участке. Проводя же ремонт панциря на большой площади, можно было расположить пластины так, что они закрывали бы место утерянной. И вообще утрата одной пластины не заметна, она не может ослабить защитные свойства доспеха. Ведь в любом участке панциря пластины обычно лежат в два-четыре слоя.

Таблица 2.
Распределение панцирей по материалут2)

Территория

Общее количество

Железные

Железные и бронзовые

Плакированные

Бронзовые

костяные

неопр.

всего

VI

V

IV—III

неопр.

всего

VI

V

IV—III

неопр.

всего

V

IV—III

всего

VI

V

IV—III

неопр.



Степная часть УССР и Крым

55

31

6

23

2

9


2

6

1

3


3

10


2

4

4


2

Лесостепное Правобережье

48

32

6

16

8

2

4

2

2

11

2

1

7

1

1

Лесостепное Левобережье

28

22

7

8

3

4

1

1

3

1

2

2

Средний Дон

19

17

5

12

2

2

Нижний Дон

12

6

1

2

3

4

3

1

2

1

1

Северный Кавказ

24

12

2

5

4

1

6

3

2

1

1

1

3

1

2

2

Поволжье

6

6


1

5



Всего

192

126

15

42

57

12

24

6

7

9

2

6

1


29

2

6

16

5

2

5

Части панцирного набора изготовлялись из железа, бронзы47) и кости. Из учтенных нами панцирей, найденных в погребениях, 126 сделаны из железа, 29 - из бронзы, 24 - из бронзы и железа. В шести случаях железные пластины обтянуты золотом. Лишь два панциря имели набор из костяных пластин (табл. 2). [22]

Таким образом, основным материалом для изготовления пластин было железо. Количество железных панцирей неуклонно растет в IV-III вв. до н. э. Характерно, что на это время приходится почти половина всех железных панцирей. Доспехи, изготовленные из бронзы, составляют лишь около 20%.

В двух погребениях IV-III вв. до н. э. на территории днепровской левобережной Лесостепи (курганы № 3 у с. Лозовая и № 2 у с. Волковицы) известны костяные панцирные пластины (рис. 8, 18, 19).48) Одна костяная панцирная чешуйка найдена также на поселении IV в. до н. э. у с. Буды.49)

Внешнему виду панциря, отделке частей его набора уделяли большое внимание. О качестве обработки поверхности железных пластин, ввиду их значительного окисления, нельзя сказать ничего определенного. Поверхность же бронзовых пластин весьма тщательно отполирована. Это обстоятельство породило ошибочное мнение, что бронзовые наборные панцири, как и ряд других предметов вооружения скифского времени, были позолочены.

Ошибочность этого мнения в применении к наконечникам стрел отметил Б. Н. Граков, указавший, что светло-золотистый цвет бронзы, принимаемый иногда за позолоту, объясняется высоким содержанием в составе сплава цинка.50) [23]


Рис. 8. Пластины панцирного набора.
1 - Старое, курган № 3; 2 - Шульговка; 3 - Бурты, курган № 2; 4 - Куль-Оба; 5 - второй Семибратний курган; 6 - Турия, курган № 511; 7 - Акеевка, курган № 396; 8 - Жаботин, курган № 524; 9 - Каштановка; 10 - Медерово; 11 - Каменная могила; 12 - Ахтанизовский лиман; 13 - Дуровка, курган № 9; 14 - Крячковка; 15 - группа Солохи; 16 - Старшáя Могила; 17 - Илинцы, курган № 493; 18 - Лозовая, курган № 3; 19 - Волковцы, курган № 1. [24]

Пластины панцирного набора вырезались или вырубались из листа металла нужной толщины с помощью ножниц, зубила или штампа. Ножницами вырезались только бронзовые пластины. Иногда они вырезаны очень небрежно, даже без предварительной разметки. Среди десятков пластин наборов многих панцирей VI в. до н. э. часто нет двух более-менее одинаковых. На краях пластин заметны следы ножниц. Примером могут быть наборы панцирей из Старшόй Могилы (рис. 8, 16) и кургана № 524 у Жаботина (рис. 8, 8). Железные пластины, как правило, вырубали с помощью зубила. На внутренней стороне их видны характерные закраины.

Для облегчения набора пластин на основе важно было стандартизовать их по форме и размеру. Поэтому на многих бронзовых и почти всех костяных пластинах видны прочерченные острием линии их будущего контура.

В 1964 г. на полу дома № 14 в Пантикапее, а также в одной из хозяйственных ям И. Д. Марченко и И. Б. Зеест были найдены бронзовые панцирные пластинки и уплощенная свинцовая плитка размером 12*11*3 см.51) На поверхности последней сохранились отпечатки панцирных пластин. Поэтому плитка и была определена как своеобразная подушка, на которой вырубались части набора. Находки были отнесены авторами раскопок к концу VI в. до н. э.52)

Благодаря любезности И. Д. Марченко, Б. А. Шрамко и автор этой работы имели возможность ознакомиться с указанными материалами. Кроме упомянутых находок представляет интерес найденная вместе с ними узкая бронзовая полоска, имеющая ширину, равную ширине панцирных пластин. Она использовалась как заготовка при изготовлении частей набора. Применение заготовок значительно облегчало производство чешуй — отпадала необходимость в обрезке или обрубке их с боков. Достаточно было только отрезать часть полоски, закруглить ее нижний край и пробить отверстия. Для последней операции и использовалась описанная выше свинцовая плитка.

Найденные вместе с другими материалами бракованные наконечники стрел датируют находку не VI, а V в. до н. э.

Отверстия на пластинах пробивались иногда после предварительной разметки, иногда без нее. Заранее были намечены места отверстий у описанной выше пластины из кургана у с. Ильинцы. На большинстве разных пластин одного и того же набора отверстия полностью совпадают. Без разметки пробиты отверстия на бронзовых частях набора панциря из Старшóй Могилы (рис. 8, 16). Отверстия пробивались круглым пробойником. Острые [25]


Рис. 9. Панцирь из Дуровки.

рваные края их изнутри выравнивались ударами молотка. Отверстия на пластинах панцирного набора из кургана № 511 у Турии пробиты с помощью трубочки с острыми краями (рис. 8, 6). Пластина, очевидно, лежала на полужесткой свинцовой основе, поэтому края отверстий получились ровными, аккуратными.

В состав панцирного набора входило значительное количество чешуи. Число их зависело от типа и размера доспеха, а также от величины самих пластин. Количество находок их в погребении, кроме того, зависит от степени ограбленности последнего. В кургане, раскопанном в 1838 г. в Керчи Ашиком, найдено более 3,5 тыс. изделий этого рода. В сообщении о раскопках кургана № 400 у с. Журовка упоминается находка нескольких тысяч их; в кургане, раскопанном Е. Ф. Покровской у с. Макеевка,53) - около 600 (рис. 11, 7). Около 2,3 тыс. железных пластин от разрушенного грабителями панциря собрано П. Д. Либеровым в кургане № 9 у с. Дуровка Алексеевского района Белгородской области (рис. 8, 13; 9).

Очертания и размеры пластин не зависят от материала. По форме они [26] делятся на три основных типа.54) К первому относятся продолговатые пластины с прямоугольным или близким к прямоугольному верхним краем и округлым нижним. Из такого набора состоит абсолютное большинство панцирей начиная с конца VII - начала VI в. до н. э. (курган № 524 у Жаботина) до III в. до н. э. (Александропольский курган). В частности, из таких пластин был набран доспех из кургана, раскопанного недавно А. И. Тереножкиным у с. Медерово на Кировоградщине (рис. 8, 10). Бронзовые пластины этого типа из курганов № 398 у с. Журовка (рис. 11, 6), а также костяные из Лозовой и Волковцев (рис. 8, 18, 19) отличаются от остальных наличием у одной из боковых сторон небольшого выреза.

У пластин второго типа верхний край имеет ту же форму, что и у описанных выше, а нижний заострен. Они известны по наборам панцирей из курганов у сел Шульговка (рис. 8, 2), Старое (рис. 8, 1), Бурты55) (рис. 8, 3), у станицы Елизаветинской.

К третьему типу относятся прямоугольные продолговатые пластины из наборов панцирей, обнаруженных в курганах V-III вв. до н. э.: № 2 у с. Кирово, № 9 (74) группы Солохи (рис. 8, 15), у с. Каштановка (бывший Кара-Меркит) в Крыму (рис. 8, 9), Каменной Могиле (рис. 8, 11) и втором Семибратнем кургане (рис. 8, 5). К нему может быть причислена также часть пластин из кургана № 12 у 22-й шахты близ г. Орджоникидзе на Никопольщине. Особенностью последних является срезанный верхний угол (рис. 10, 3).

Среди массы пластин первого типа из кургана у с. Крячковка на Полтавщине имеется одна чешуйка овальной формы с отверстиями, проходящими вдоль краев (рис. 8, 14). Такие пластины в других наборах не встречаются. Место ее в системе панцирного набора остается неясным.

Размеры пластин панцирных наборов чрезвычайно разнообразны. Э. Э. Ленц, исследовавший несколько панцирей из курганов у с. Журовка, установил, что они набраны из чешуи 17 размеров. Длина их меняется от 6,2 до 1,7 см, ширина - от 2,6 до 0,7 см. Даже пластины, имеющие одинаковую длину (2,2 см), бывают разной ширины (1,7; 1,2; 1 см).56)

Следует отметить, что самые большие пластины сделаны из железа. Крупнейшая из них происходит из кургана у с. Кирово. Ее размер 9,5*3 см (рис. 11, 3). Максимальные размеры бронзовых пластин 3*1,5 см, минимальные - 1,2*0,9 см (беспаспортные материалы КИМ). [27]


Рис. 10. Панцирный набор из кургана № 12 группы 22-й шахты у г. Орджоникидзе.

В состав набора одного панциря очень часто входили пластины разной величины. Это можно объяснить стремлением обеспечить максимальную подвижность частей доспеха на животе, пояснице, в плечевом и локтевом суставах. В панцире из кургана № 4 у станицы Елизаветинской верхняя часть была набрана из мелких чешуи, нижняя - из крупных.

Обычно пластины набора не орнаментированы. Лишь одна чешуйка из кургана № 524 у с. Жаботин имеет орнамент в виде дуги из рельефных точек, выбитых острием с обратной стороны изделия (рис. 8, 8).

Для крепления частей набора на кожаной основе, как правило, использовались тонкие кожаные ремешки или жилы57) (рис. 11, 6, 7). Они [28]


Рис. 11. Фрагменты панцирей.
1-4 - курган у с. Кирово; 5 - Дуровка, курган № 9; 6 - Журовка, курган № 398; 7 - Макеевка; 8 - Гойты; 9 - Семибратний курган; 10-11 - Волковцы.

проходили через основные отверстия, находящиеся в верхней части пластин. Количество последних колеблется от двух до четырех, очень редко доходит до шести, чаще же всего равняется трем. Иногда среднее отверстие [29]


Рис. 12. Наборы савроматских панцирей.
1 - 15-й поселок; 2 - Зубов Хутор; 3 - Верхнее Погромное.

находится выше или ниже крайних, но в большинстве случаев они пробиты в один ряд. Исключением являются пластины наборов двух панцирей, обнаруженных на территории савроматского Поволжья. Они происходят из кургана № 1 у 15-го поселка58) и из раскопанного В. П. Шиловым в 1961 г. кургана IV-III вв. до н. э. у с. Верхнее Погромное (рис. 12, 1, 3). Возможно, парное размещение отверстий характерно именно для панцирей савроматов. Интересно, что панцирные пластины из сарматского погребения у Зубова Хутора (рис. 12, 2) имеют аналогичное расположение отверстий.59) Правда, в этом случае мы, возможно, имеем дело не с собственно сарматским, а с римским панцирем. Ведь точно такие пластины были найдены И. Ядиным в Масаде (Израиль).60)

В большинстве случаев основные отверстия пробиты у самого верхнего края изделия. Очень редко они находятся значительно ниже, почти посредине пластины.

Основных отверстий было вполне достаточно для надежного крепления частей набора на основе. Свободно висящие пластины, закрепленные лишь в верхней части, обеспечивали воину, одетому в панцирь, максимально возможную подвижность. Но кроме основных на некоторых пластинах есть одно, реже два дополнительных отверстия в нижней части одного из боковых краев (рис. 11, 8). Использование их для крепления деталей могло привести к тому, что основа была бы покрыта «...сплошной неподвижной корой сшитых между собой чешуи и была бы лишена всякой гибкости; кроме того, теряла бы свою упругость и пружинную силу».61)

Удачное объяснение назначения дополнительных отверстий было сделано еще в середине прошлого века. Цель их заключалась в том, чтобы «помешать [30] пластине подняться от удара мечом или каким-нибудь другим предметом».62) Развивая эту мысль, А. Лаппо-Данилевский и Э. Э. Ленц справедливо отмечали, что система дополнительных отверстий использовалась лишь на рукавах или плечах доспеха. Использование пластин с дополнительными отверстиями объясняется тем, что при движении воина нижние части чешуи поднимались, отходя от основы, и острие оружия могло попасть под них.63) Кроме рукавов такие чешуи использовались на подоле панциря.

Нижний край многих пластин, а иногда и один из боковых краев, не перекрывавшийся соседней пластинкой, слегка загнут внутрь (рис. 11, 7). Панцирь, набранный из таких рельефных чешуек, выглядел более нарядным, чем доспех, в наборе которого использовались ровные детали. Однако следует отметить и то обстоятельство, что выгнутая пластина почти в два раза прочнее, чем ровная. Очевидно, это положение и обусловило применение таких пластин в составе набора большинства панцирей - лишь в немногих доспехах они ровные.

Части набора крепились на кожаной основе снизу вверх горизонтальными рядами. Это правило нарушалось очень редко. Лишь в двух случаях удалось проследить отступление от него. Так, нагрудная часть панциря из кургана № 7 группы Пять братьев состояла из пластин, образовывавших два концентрических круга.64) В кургане № 12 группы 22-й шахты обнаружен фрагмент из восьми рядов железных панцирных пластин, расположенных полукругом. Очевидно, это та часть набора доспеха, которая защищала верх груди у шеи (рис. 10, 1, 5).


Рис. 13. Наборы панцирей.
1 - Крячковка; 2 - Семибратний курган; 3, 4 - Мелитопольский курган.

При наборе пластин применялись два принципа размещения их на основе - правый или левый (правый край одной пластины закрывает левый край соседней в первом случае или наоборот - во втором). В большинстве панцирей использовался только один принцип набора. Реже встречается сочетание обоих приемов. Панцирные пластины из второго Семибратнего кургана образуют ряды, из которых каждый нечетный набран слева направо, а четный - наоборот (рис. 13, 2). Интересен набор панциря, обнаруженного Л. П. Крыловой65) в кургане № 3 у Кривого Рога. Выделяется фрагмент, состоящий из четырех рядов крупных пластин. Первые два и четвертый ряды набраны слева направо, третий - справа налево (рис. 14). Железные детали набора панциря из кургана № 398 у с. Журовка набраны слева направо, а бронзовые - наоборот. Сочетание двух принципов применялось и при наборе панцирей из курганов № 401 у Журовки, № 23 группы Частых. Панцирь из четвертого (южного) кургана у станицы Елизаветинской [31] имеет своеобразный набор. На одном фрагменте видно расположение шести рядов. Два верхних набраны справа налево, третий - слева направо. Три нижние повторяют расположение верхних.

Иногда пластины каждого верхнего ряда несколько смещены в сторону относительно нижнего так, что верхняя деталь находится не непосредственно над нижней, а перекрывает стык между двумя чешуями нижнего ряда.

Детали верхнего ряда перекрывают нижние на половину-треть их высоты. Такой принцип набора, когда в каждом месте панциря металлическое покрытие образовывало слой из трех-четырех пластин, обеспечивал высокую степень надежности доспеха.

Чешуи, из которых набирался подол панциря, иногда имели иную форму, профиль и размер, чем остальные части набора. По форме их можно разделить на два типа. [32]


Рис. 14. Панцирные пластины из Кривого Рога.

К первому относятся массивные продолговатые пластины со слегка закругленными нижними углами. Они обычно больше по размеру, чем детали всего остального набора. Кроме основных, на них пробито одно-два дополнительных отверстия вдоль одного из краев. Размещение отверстий зависит от того, как набраны части набора - слева направо или наоборот. Пластины этого типа входят в состав набора доспехов из курганов № 491 у с. Макеевка, № 396, 401 у с. Журовка и многих других.66)

Пластины второго типа более узкие и длинные, чем описанные выше. Если детали первого типа, как правило, прямые, то эти сильно выгнуты дугой. Иногда они имеют S-образный профиль. Такие пластины, по мнению С. Н. Замятнина, являются частью обрамления ворота.67) Однако с этой мыслью нельзя согласиться. Скорее всего, чешуи с подобным профилем находились на подоле панциря. В пользу этого свидетельствуют остатки панцирей из Мелитопольского и Крячковского (рис. 13, 1) курганов, кургана № 490 у Макеевки и ряда других.68) Во всех случаях подобные пластины расположены ниже мелких и завершают ряды набора. На панцире из Мелитопольского [33] кургана S-овидные чешуи образовывали один или два ряда набора (рис. 13, 3, 4). Они имеют большое сходство с деталями защитных боевых поясов.

Металлический набор рукавов состоял из чешуи разной формы и размера. Чаще всего они имеют ту же форму, что и набор остальной части доспеха и обычно отличаются от них лишь меньшими размерами.

Возможно, что небольшие чешуйки, которые входили в состав набора доспехов, где преобладают пластины большего размера, относятся к набору рукавов. Однако сильная разрушенность многих панцирей не позволяет в большинстве случаев выделить их из состава всего набора. Можно уверенно говорить, что из таких пластин были набраны рукава панциря из Кирово (рис. 11, 1, 4) и некоторых других.69)

Иную форму имеет набор рукавов панцирей из курганов № 9 (74) группы Солохи, Мелитопольского, № 9 у с. Дуровка на Среднем Дону (рис. 8, 13) и кургана у с. Старое под Киевом. Они здесь изогнуты в дугу, узкие и длинные. Их максимальные размеры 8*1 см.70) На основе они крепились не вертикально, а горизонтально. Ряды плотно соединялись между собой. В панцире из кургана у с. Старое наиболее уязвимая часть набора - стык между рядами - был перекрыт дополнительным рядом меньших по размеру пластинок. Для защиты от травмирования острыми краями чешуи вдоль места соединения рядов набора снизу был нашит толстый слой кожи, а в панцире из кургана у с. Старое, кроме того, слой меха (рис. 15).

Рукава панциря из кургана у с. Дуровка набраны из изогнутых дугой узких железных пластин размером 5,7*1,8 см. Вдоль длинных краев их пробито по три отверстия - два по краям и одно посредине (рис. 8, 13).71)

Между рядами железного набора рукавов доспеха из кургана у Солохи, вероятно, в декоративных целях, поместили одну бронзовую пластинку.

Скорее всего, панцири, при изготовлении которых была использована подобная система набора, имели длинные рукава. Такой совершенный набор, который обеспечивал большую подвижность в локтевом суставе, известен только среди панцирей IV-III вв. до н. э.

Иное размещение длинных частей набора было использовано в панцире из Семибратнего кургана. Чешуи длиной около 15,5 см были размещены вдоль рукава. Очевидно, этот и подобные ему панцири имели короткие рукава. В противном случае длинные пластины сковывали бы движения рук (рис. 6, 1).

Сильная разрушенность большинства панцирей не позволяет уточнить способы соединения рукавов с остальным доспехом.

В состав набора многих панцирей входят пластины, изготовленные из [34] бронзы и железа. Чаще всего их взаимное расположение установить невозможно. По предположению Э. Э. Ленца, бронзовые пластины, входившие в состав набора железных доспехов, составляли «отдельные более или менее самостоятельные части брони в виде запястий, воротов».72)


Рис. 15. Реконструкция набора рукавов доспеха из кургана у с. Старое.
1 - железо; 2 - кожаная основа; 3 - мех.

Нижняя часть панциря из Костромского кургана была набрана из бронзовых, верхняя - из железных пластин.73) Скорее всего, рукава или подол панциря из кургана № 12 группы 22-й шахты были набраны из бронзовых пластин. Железный панцирь из кургана № 5 у станицы Елизаветовской имел оплечья, набранные из бронзовых деталей.74) В описанном выше панцире из Каменского (Днепродзержинск) был использован набор из железных и бронзовых пластин, размещенных в шахматном порядке. Такой прием, безусловно, преследовал декоративные цели.

Для придания панцирю более нарядного вида применялось также покрытие части набора золотом, помещение среди пластин набора отдельных золотых бляшек или украшение его изображениями, выполненными в зверином стиле. [35]

Прием плакировки - покрытие золотом бронзы или железа - в скифское время достиг высокой степени совершенства. Древние мастера умели делать листовое золото толщиной около 8 микрон и площадью до 200 кв. см.75)

Обтянутые золотом железные панцирные пластины найдены в шести курганах - Александрополе, Куль-Обе (рис. 8, 4), № 2 группы Частых, у с. Мастюгино, втором Семибратнем (рис. 8, 5) и кургане Патиниотти.76)

Золотом покрывалась или вся пластина (Куль-Оба, Александрополь, курганы Пантиниотти и № 2 группы Частых), или, с целью экономии драгоценного металла, лишь та ее часть, которая не перекрывалась деталями, расположенными выше или рядом. Панцирные пластины из курганов у Мастюгино и второго Семибратнего были покрыты золотом лишь на три четверти их поверхности (рис. 8, 5). На обратной стороне золотое покрытие плотно прижималось к железу. А. И. Мелюкова справедливо считает, что из плакированных чешуи набирали лишь переднюю часть панцирей.77) В состав панцирного набора второго Семибратнего кургана кроме пластин, покрытых золотом, входили простые железные той же формы и размера. Сохранился большой фрагмент набора, в котором золотом покрыты только чешуи верхних рядов (рис. 1, 5). Скорее всего, из них была набрана даже не вся передняя, а лишь верхняя нагрудная часть доспеха.

Покрытие золотом железных и тщательная полировка бронзовых пластин преследовали не только декоративные цели. «Блеск оружия вызывает у врага особый ужас», - отмечал военный теоретик древнего Рима Вегеций.78) Панцири с плакированным набором могли быть и знаком отличия крупного военачальника. В битве при Эрифрах Масистий был одет в доспех, состоящий из золотых чешуй.79)

В ограбленном погребении кургана № 12 группы 22-й шахты была найдена небольшая золотая полусферическая бляшка-пуговка (рис. 10, 4). Вероятно, она украшала панцирь и крепилась на пластинах с помощью двух золотых усиков. На нескольких фрагментах набора этого панциря имеются сквозные отверстия, проходящие через две-три пластины (рис. 10, 2). Длина незагнутой части усиков точно соответствует толщине блока из двух-трех пластин. Систему взаимного расположения этих пуговок на панцире установить невозможно ввиду сильной разрушенности доспеха при ограблении. Саму эту разрушенность можно объяснить тем, что грабители срывали с панциря золотые украшения. [36]


Рис. 16. Стела из собрания Краснодарского музея

Подобные же отверстия в средней части пластин имеются на пластинах набора еще нескольких панцирей. К числу их относятся доспехи из ранних комплексов конца VII - начала VI-V вв. до н. э. (курган № 524 у с. Жаботин, погребение близ с. Артанд в Венгрии80) курган у Нимфея). Примечательно, что аналогичным же образом - через отверстия, пробитые сквозь несколько пластин, - крепились бляхи с украшениями на панцирях сарматского времени.81)

А. И. Мелюкова обратила внимание на тот факт, что некоторые панцири украшались бляшками в зверином стиле. Не случайны, по ее мнению, и находки вместе с панцирями изображений в виде головок льва и лосихи в курганах № 400 и 401 у с. Журовка.82) На плече каменной фигуры воина, одетого в панцирь (собрание Краснодарского музея),83) изображена бляха в виде головы грифона (рис. 16), а на груди имеется нечеткое изображение оленя в «летучем галопе».84) Возможно, панцирными украшениями этого рода являлись также утраченная ныне золотая пластина «величиной с ладонь в виде оленя» из кургана, хищнически раскопанного у с. Табурище,85) и олень из Куль-Обы, найденные в комплексах с панцирными пластинами.

Панцирь из кургана, хищнически раскопанного в 1868 г. в некрополе Нимфея,86) имел нагрудное украшение в виде массивной литой головы лося.87) [37]

Бронзовой пластиной в виде головы Медузы был украшен панцирь из четвертого Семибратнего кургана. Золотая трехлучевая звезда находилась вместе с панцирем в кургане № 2 у станицы Елизаветинской.88)

Обращает на себя внимание определенный выбор сюжетов, использовавшихся для украшений доспехов - голова Медузы, лев, грифон, олень.

В состав инвентаря второго Семибратнего кургана входит тонкая серебряная, кое-где обложенная золотом, пластина, изображающая олениху с олененком и орла, нападающего на зайца.89) По мнению И. Толстого, Н. Кондакова и М. И. Артамонова, эта пластина украшала нагрудную часть панциря.90) Скорее всего, видимо, это не так. Сделанная из тонкого серебра большая хрупкая пластина, укрепленная на подвижной поверхности панциря, неминуемо была бы разрушена. Вероятно, права А. П. Манцевич, которая считает, что пластина украшала не панцирь, а налучье.91)

Первая и, пожалуй, единственная попытка полной реконструкции панциря была сделана Н. Е. Бранденбургом на основании остатков панциря из кургана № 491 у с. Макеевка. Разборка монолита была произведена реставраторами Артиллерийского музея. Вот как описывает свою находку в письме к В. В. Хвойке Н. Е. Бранденбург: «Панцирь... был найден на скелете, но, к несчастью, уже разбитый и в беспорядке, так как верхняя половина скелета, видимо, была потревожена и частью раскидана грабителями новейшего времени. Теперь одна только надежда, не удастся ли подобрать разбросанные куски и восстановить первоначальную форму панциря, основываясь на некоторых довольно больших кусках его, сохранивших, по-видимому, свое прежнее нахождение, но удастся ли это - не знаю».92)

Реставрированный в мастерской на основании сохранившихся фрагментов панцирь имеет вид короткой безрукавной рубахи93) с глубоким вырезом на груди и спине (рис. 17). Доспех доходил до низа живота.94)

Верность такой реконструкции вызывает сомнение. Бесспорно только отсутствие у доспеха рукавов. Судя по фотографии монолита, верхняя часть панциря была полностью разрушена. Его состояние вряд ли позволяло восстановить первоначальное положение отдельных фрагментов. Кроме того, панцири такой формы не известны нам ни по изображениям, ни по рисункам сохранившихся в могилах панцирей, ни по описанию находок.

Неудачной нам представляется также попытка графической реконструкции [38] панциря IV-III вв. до н. э. из городища Чирик-Рабат в Средней Азии, предложенная С. П. Толстовым.95)


Рис. 17. Панцирь из кургана у с. Макеевка.
1 - монолит; 2 - реконструкция Н. Е. Бранденбурга.

Доспех с пластинчатым набором можно разделить на несколько видов: панцири-нагрудники, панцири с длинными рукавами, панцири с оплечьем. Последние в свою очередь имеют две разновидности - с рукавами и без них.

Нагрудники. Представление об этом виде наборных панцирей дает рисунок доспеха, найденного в кургане № 2 у с. Щучинка, раскопанном В. В. Хвойкой в 1901 г. Панцирь имел вид рубашки с едва намеченными рукавами и невысоким воротом (рис. 18, 2). Он был коротким и его удачно дополнял широкий защитный боевой пояс, набранный из железных пластин.96) В письме Н. Е. Бранденбургу, написанном в первой половине января 1902 г. (вскоре после раскопок кургана), В. В. Хвойка пишет, что панцирь «...так и лежал, как изображено на рисунке, - сзади не было ничего, и только передняя часть была, по-видимому, нашита на материю (курсив наш - Е. Ч.)».97)

Судя по рисункам, помещенным в альбомах В. В. Хвойки, и его отчетам о раскопках у с. Веремеевки, в курганах № 1 и 3 были обнаружены панцири, аналогичные щучинскому (рис. 19). Возможно, и у них металлическим набором [39] была покрыта только грудь. В отчете о раскопках этих курганов имеется указание, что местные жители в одном из курганов похитили «находившийся на груди покойника бронзовый панцирь».98)


Рис. 18. Планы погребений.
1 - Гуляй-город, курган № 38; 2 - Щучинка, курган № 2.
(В книге - на стр. 40 и 41 соотв. OCR).

Очевидно, такие же панцири обнаружены и в ряде других погребений. В кургане № 486 у Макеевки на груди и животе погребенного было найдено немного остатков железного пластинчатого панциря.99) А. Люценко также отмечает находку в 1872 г. в одной из гробниц на склонах горы Митридат (Керчь) «обломков нагрудника».100) Правда, в последнем случае неясно, о каком нагруднике идет речь: о наборном или о кирасе. В кургане № 1 у с. Волковцы, по сообщению исследователя, был найден «бронзовый чешуйчатый нагрудник». Безусловно, металлическим набором была покрыта только нагрудная часть и панциря из кургана № 490 у с. Макеевка. Нижний край его обшит одним рядом узких изогнутых дугой пластин. На спине доспеха металлического набора не было.

Находка панцирного нагрудника отмечается в кургане № 31 ус. Бобрица.101) Однако вряд ли есть достаточные основания для столь категоричного суждения. Пластины панциря здесь побывали в огне и даже предположительно говорить о принадлежности их к определенному виду доспеха нельзя.

Вероятно, нагрудники не имели широкого распространения в древности. Чаще применялись доспехи, защищавшие грудь и спину. В представлении древних авторов, панцирь должен был защищать весь корпус воина. Не случайно Геродот, описывая систему обороны Вавилона, отмечает, что «стена эта, как панцирь, обнимает город».102)

Панцири с длинными рукавами. Представление о внешнем виде доспеха [40] этого типа дает план погребения в кургане № 38 у Гуляй-Города (рис. 18, 1). Панцирь имел вид рубашки с длинными рукавами и невысоким воротом.103) Точно такой же доспех изображен на схематическом плане основного погребения в кургане Солоха, сделанном рукой А. А. Бобринского (рис. 5, 9). В такой панцирь одет также воин из кургана № 3 в ур. Стайкин Верх у с. Аксютинцы.104) Панцирь, имеющий эту форму, был найден и в Старшóй Могиле.105)

В 1927 г. П. М. Пиневичем в кургане № 6 на окраине г. Жданова было обнаружено погребение V в. до н. э. Как отмечал автор раскопок, костяк был «сплошь покрыт железным покровом от шеи до середины голеней». Панцирь имел длинные рукава.106)

Остатки панциря с длинными рукавами были обнаружены в кургане № 2 у с. Кирово. Он был набран из крупных массивных пластин, а его рукава - из мелких.107) Панцири с длинными рукавами найдены также при раскопках Мелитопольского кургана, курганов № 3 у с. Старое под Киевом, № 9 у с. Дуровка, № 9 (74) в группе Солохи. На боку они, вероятно, имели разрез, облегчающий одевание доспеха.

Очевидно, этот тип панцирей получил широкое распространение в скифское время начиная еще с конца VI в. до н. э. и особенно в IV-III вв. до н. э. Не исключено, что в такие же панцири одеты воины, изображенные на золотой пластине из Гермесова кургана (рис. 20). [41]


Рис. 19. Погребение у Вереемеевки.

Панцири с оплечьем. Примером панциря этого вида являются доспехи, в которые одеты воины на солохском гребне.108) На пешем воине поверх одежды с длинными рукавами одет доспех в виде длинной безрукавной рубашки, сделанной из сырой кожи (рис. 21, 22). Кожа, вероятно, толстая, плотная - на панцире нет складок (рис. 5, 1, 2). Он имеет простую, но довольно оригинальную конструкцию. Спина его выкроена так, что плечевые части, разделенные глубоким округлым вырезом ворота, заходят вперед в виде длинных полос - оплечий, обшитых по краям кожаной тесьмой. В углах оплечий имеется небольшой вырез. Спереди он неглубокий. По его краю на кожаной основе нашиты четыре ряда металлических пластин, по семь в каждом. Края оплечий находятся на уровне нижнего ряда пластин. В этом месте к панцирю пришиты металлические кольца (по одному у каждого из оплечий). С помощью шнурков, которые проходили сквозь кольца, оплечья крепились к нагрудной части панциря. Металлический пластинчатый набор, безусловно, служил не только для защиты, он и украшал панцирь. В нижней части доспех расходится широкими клешевыми складками.

Возможно, на кожаном панцире спешенного воина (рис. 23), как и на панцире всадника, был сделан боковой разрез. Наличие этого разреза и оплечий, передняя часть которых не была непосредственно связана с панцирем, намного облегчало его одевание.

Не исключено, что найденные в кургане № 2 у с. Волковцы и в одном из курганов некрополя Нимфея (рис. 5, 5-7) фрагменты панциря являются остатками доспеха, близкого к описанному выше панцирю солохского гребня.109) Фрагмент кожаной основы трапециевидной формы с неглубоким [42] вырезом в верхней части из Волковцев, на котором нашиты бронзовые пластины набора, может быть остатками металлического покрытия, расположенного в верхней половине груди (рис. 11, 10). Другой треугольный фрагмент с пластинчатым набором мог быть нижней деталью оплечий. Вместе с набором на груди он создавал надежную, достаточно подвижную защиту верхней части кожаного доспеха (рис. 11, 11).


Рис. 20. Пластина из Гермесова кургана.

Представляют интерес фрагменты кожаной основы панциря из кургана, хищнически раскопанного в некрополе Нимфея. В настоящее время они хранятся в Оксфорде.110) Форма одного из фрагментов очень близка описанной выше части панциря из волковецкого кургана (рис. 24). На кожаной основе почти треугольных очертаний было нашито 11 горизонтальных рядов пластин. Но, в отличие от волковецкой, на этой детали пластины набраны непосредственно на основе (на волковецкой между частями набора и основой нашиты горизонтальные кожаные полоски). По краю проходила образующая валик кожаная тесьма-обшивка. Бронзовые пластины набора имели вытянутую, закругленную в нижней части форму. Вдоль верхнего их края было пробито по три расположенных в ряд отверстия, в нижней части справа - еще по одному. На основе пластины крепились с помощью тонкого кожаного ремешка. В центре некоторых чешуек сделано большое круглое отверстие. Его назначение, весьма вероятно, сходно с назначением аналогичных отверстий на пластинах панциря из кургана № 12 у 22-й шахты близ г. Орджоникидзе. Как и подобный фрагмент из Волковцев, описываемая деталь, скорее всего, была нижней частью оплечий кожаного панциря.

Панцири с оплечьями иногда надеты на воинах - участниках батальных сцен античной вазовой живописи. Примером может быть изображение воина на краснофигурном килике.111) Оплечья доспеха здесь являются почти точной копией солохских. Они прикреплены к спине и к передней нагрудной части с помощью шнурков. Он пояса до оплечий панцирь покрыт пластинчатым набором. Подол его расходится широкими клешевыми складками [43] (рис. 25, 2). Отличие этого панциря от описанного выше состоит в том, что пластинчатый набор расположен над поясом и не доходит до верхней части груди. Такие доспехи встречаются на изображениях воинов с краснофигурных ваз второй половины V в. до н. э.112)


Рис. 21. Солохский гребень.

Подобным же образом реконструирует немногочисленные наборные панцири IV в. до н. э., известные на территории Фракии (Големата Могила, Браничево, Янково, Розово) Л. Огненова.113) Вероятно, близкие по устройству панцири в это время использовались и в Скифии. К ним предположительно может быть отнесен панцирь, найденный в Талаевском кургане. Судя по плану могилы, в средней части груди погребенного находились шесть рядов бронзовых пластин.114)

Вероятно, характерное для панциря солохского гребня расположение пластин было нетипично для античных или фракийских наборных панцирей и составляло характерную черту местного, северопричерноморского доспеха.

Вполне возможно, что во многих погребениях, где было найдено немного пластин, количество которых явно недостаточно не только для того, чтобы [44] защитить весь корпус воина, но даже его грудь, находились именно такие или подобные им панцири.


Рис. 22. Солохский гребень (деталь). Рис. 23. Солохский гребень (деталь).

Близок доспеху спешенного воина панцирь, надетый на всаднике солохского гребня (рис. 21, 23), но отличается от него наличием пластинчатого набора, покрывающего весь доспех. Пластины имеют продолговатую форму. Они прямоугольные в верхней и заостренные в нижней части. Края панциря обшиты кожаной тесьмой, образующей рельефный валик. На правом боку доспеха сделан разрез. Его верхнюю часть прикрывает нижний край оплечий. Края разреза также обшиты кожаной тесьмой (рис. 5, 3, 4). Каким способом соединялись края разреза и оплечий с нагрудной частью, понять нельзя. Вероятно, для этой цели использовались кожаные шнурки (рис. 5, 3, 4; 21).

Возможно, такой же железный панцирь с бронзовыми оплечьями был найден в кургане № 5 у станицы Елизаветовской.115) По всей вероятности, в подобный доспех был одет и воин, изображенный на килике, найденном на о. Березань (рис. 25, 1).116) [45]


Рис. 24. оплечье панциря из Нимфея. (в книге на стр. 46-47)

К панцирям с оплечьями примыкает доспех с короткими рукавами. Остатки его обнаружены в четвертом Семибратнем кургане, раскопанном в 1875 г. В. Г. Тизенгаузеном. Ввиду большого интереса, который представляют сохранившиеся части этого панциря, считаем возможным привести здесь их краткое описание. Это тем более необходимо сделать, что описаны они очень кратко, с ошибками как в определении материала, так и места в составе доспеха.

В Государственном Эрмитаже (инв. № 16, 014в) хранятся части кожаной основы рукава, часть оплечья и фрагменты подола панциря, а также бронзовые чешуи набора, дуговидная пластина и нагрудное украшение с изображением головы Медузы.

Рукав выкроен из целого куска толстой кожи и имеет трапециевидную форму. Вдоль узкого края нашита кожаная полоса шириной 3 см и толщиной 1 мм. Края полосы обшиты узкой кожаной тесьмой, образующей валик. [46] Параллельно основанию рукав прошит девятью рядами кожаных ремешков толщиной до 2 мм. Расстояние между рядами 1,5-3 см. На рукаве хорошо заметны следы узких длинных бронзовых пластинок, расположенных вдоль него. Длина рукава 23 см, ширина вверху 23 см, внизу - 13 см (рис. 26, 6).

В Эрмитаже хранятся узкие и длинные пластины из этого комплекса (рис. 26, 1). Верхний их край прямоугольный, нижние углы скошены, правый край слегка загнут внутрь. Вдоль краев пробиты отверстия - три у верхнего края, пять - вдоль левого. Судя по расположению боковых отверстий, пластины были набраны слева направо. Размер чешуи 15,6*2,4 см. Расположение некоторых боковых отверстий совпадает с рядами строчек на рукаве. Пластины располагались на нем, несколько отступив от краев. В нижней части рукава пластинки не доходили до полоски кожи, обшитой валиком. [47]


Рис. 25. Изображения панцирей в вазовой живописи.
1 - килик с о. Березань; 2 - краснофигурный килик Дуриса.

Фрагмент оплечья представляет собой кусок кожаной основы, которая частично была обшита кожаной тесьмой. В нижней части к оплечью пришита кожаная полоса шириной 2 см и длиной 8 см. К ней прикреплена воронковидная бронзовая бляха диаметром 3,6 см.

Через отверстие в центре бляхи проходят два кожаных шнурка. На основе оплечья сохранилось шесть горизонтальных рядов строчек, образованных тонкими ремешками, с помощью которых к ней крепились пластинки. Размер сохранившейся части оплечий 14*14 см (рис. 26, 5).

Фрагмент подола имеет вид полосы из толстой кожи длиной 21,5 см и шириной 3 см. Вдоль его верхнего края сделан ряд отверстий для тонких ремешков, с помощью которых эта полоса и пластинки набора крепились к кожаной основе. В правой части полосы к ней пришит сложенный вдвое кусок более тонкой кожи.

Сохранившиеся бронзовые117) пластины набора прямоугольные в верхней и округлые в нижней части. Правый нижний угол у них косо срезан. В верхней части имеется по три отверстия, в правом нижнем углу - по одному. Судя по расположению боковых отверстий, пластины были набраны справа налево. Чешуи вырезаны из золотистой бронзы ножницами, форма и размер их не всегда устойчивы. Размер пластин около 3,5*1,4 см (рис. 26, 3). Бронзовая дуговидная массивная пластина имеет форму полукольца.118) Ее концы фрагментированы. Нижний край слегка загнут внутрь, вдоль верхнего проделан ряд дырочек диаметром около 2 мм. В середине нижней части пластины имеется большое почти прямоугольное отверстие, а у концов ее - по одному круглому. Отверстия пробиты снаружи, рваные внутренние края их не сглажены. Ширина пластины 2 см, расстояние между ее концами 14 см (рис. 26, 4).

Бронзовая пластина с изображением головы Медузы сделана в форме круга диаметром 14,5 см. Она выбита по матрице с обратной стороны с после-[48]


Рис. 26. Фрагменты панциря из четвертого Семибратнего кургана.
1 - пластины набора; 2 - нагрудная пластина; 3 - шейная пластина; 4 - пластина набора рукава; 5 - часть оплечья; 6 - рукав. [49]

дующей доработкой деталей. В верхней и нижней частях пластины проделано по отверстию, через которые с помощью тонких ремешков она крепилась на кожаной основе. Вероятно, такие же отверстия имелись и на разрушенных боках изделия (рис. 26, 2).

Сохранившиеся фрагменты дают возможность реконструировать этот доспех в виде покрытой бронзовым пластинчатым набором рубашки с короткими рукавами и оплечьями.119) Рукава были набраны из длинных узких пластин, расположенных вертикально. На краях оплечий имелись воронковидные бронзовые ворварки. Вероятно, такие же ворварки находились и на нагрудной части доспеха. Здесь же помещалась и круглая пластина с изображением головы Медузы (рис. 27).

К этому панцирю близок доспех, одетый на воине стелы из собрания Краснодарского музея (рис. 16). Форма его оплечий несколько отличается от оплечий предыдущего панциря. Вдоль плечей и рукавов идет рельефный валик, несколько напоминающий валик на одежде воина, изображенного на пластине Аму-Дарьинского клада.120) Панцирь был украшен пластинами, изображающими головы грифона и оленя.

Этот довольно развитый вид панцирей применялся с V в. до н. э.

Кирасы - выкованные из двух сплошных металлических пластин (нагрудной и наспинной) панцири - были наиболее распространенным видом защитного вооружения в античном мире. Однако они не получили сколько-нибудь заметного применения в Скифии и на соседних с ней (кроме Фракии) территориях. В Восточной Европе нам известны лишь три их находки. Это бронзовая нагрудная часть кирасы, украшенная головой Медузы, из кургана № 5 близ станицы Елизаветинской, железная кираса из кургана № 1 у с. Прохоровка в Поволожье и доспех из комплекса, найденного у с. Бубуй (Молдавия).

Часть кирасы из Елизаветинской была обнаружена Н. И. Веселовским в грабительском ходе кургана. Панцирь, по-видимому, состоял из двух частей. Об этом свидетельствует находка металлических деталей, соединявших обе половины доспеха.121) В настоящее время панцирь хранится в Государственном Эрмитаже (инв. № КУ 1914, 8/1). Нагрудник выкован из целого листа бронзы.122) В верхней его части вырезаны проймы для рук, в нижней высоким рельефом выбито изображение головы Медузы (рис. 28). По обеим сторонам из ее волос вырастают по три змеи. По одной змее находится в верхней части нагрудника, закрывавшей грудь. Лицо Медузы приплюснуто, глаза широко раскрыты, рот растянут. В углах широко раскрытого [50] рта выступают по паре изогнутых клыков. Широкий язык, прикушенный оскаленными зубами, вывалился на подбородок. Разделенные прямым пробором волосы образуют спиральные завитки, падающие на плечи локонами. В ушах висят серьги вытянутой пирамидальной формы с шариком в нижней части. На массивной толстой шее находится ожерелье из бус вытянутой каплевидной формы с шариком в нижней части, чередующихся с круглыми. Между двумя верхними змеями изображено растение с листьями-завитками (по мнению Н. И. Веселовского - лотос).


Рис. 27. Вариант реконструкции доспеха из четвертого Семибратнего кургана.

Нагрудник выкован по модели из листа бронзы с последующей проработкой некоторых деталей (насечками намечены чешуи змеиной кожи). По периметру нагрудника на расстоянии около 1 см один от другого пробиты отверстия. Через них проходили бронзовые гвоздики с круглой [51] шляпкой. Острие гвоздя загнуто. Под ним находится небольшая бронзовая пластина-шайба. Между шайбой и нагрудником имеется слой толстой кожи.


Рис. 28. Деталь панциря из кургана у станицы Елизаветинской.

В нижней части нагрудника под локонами головы Медузы приклепаны две бронзовые пластинки-завесы, к которым, вероятно, крепились длинные бронзовые пластины, защищавшие низ живота. Здесь же находятся два [52] отверстия диаметром по 4 мм для соединения нагрудника со спинной частью. Поверхность изделия тщательно отполирована. Размеры сохранившейся части нагрудника 41*44 см, толщина листа до 1 мм.


Рис. 29. Подвески из Большой Близницы.

Значительный интерес представляет железный панцирь, обнаруженный при случайных раскопках в кургане № 1 у с. Прохоровка Оренбургской области. Он стоял в нише, сделанной в стенке могилы. Доспех «был совершенно цел, и многие из любопытствующих надевали его на себя, пока не уронили, отчего он разбился на куски».123) Мелкие его обломки были собраны С. И. Руденко при доследовании кургана.

Панцирь состоял из двух частей - передней и задней. Судя по нечетким фотографиям, в нагрудной части он был выпуклый, детали мускулатуры проработаны не были. В нижней части на высоте живота к доспеху была прикреплена железная полоса - «род пояса». По краю вырезов, сделанных для шеи и рук, железными заклепками крепилась «желобчатая полоска железа - род ворота». Украшения на груди отсутствовали. Попытки реставрировать панцирь после разрушения не было сделано, поэтому размеры его установить невозможно. По мнению М. И. Ростовцева, нагрудная и наспинная части панциря соединялись сбоку. Кроме этого, вероятно, существовали и ремни, скреплявшие доспех на плечах.

В состав происходящей из случайных раскопок у с. Бубуй коллекции, хранящейся в ГИМ, входят фрагментированные круглые бронзовые пластины, вполне вероятно, являющиеся частями панциря (инв. № 45303). В их [53] центральной части находится полусферическая выпуклость. Вокруг нее рельефно выбиты концентрические круги, разделенные геометрическими изображениями. Диаметр пластин 16 см. На каждой из них есть по три заклепки, сделанные из красной меди. Под заклепками сохранились следы железа толщиной 2,5-3 мм. Вероятно, пластины крепились по обеим сторонам груди железной кирасы.

Все описанные выше находки кирас или их частей датируются довольно поздним временем - IV-III вв. до н. э. В панцири типа кирас одеты воины, изображенные на ножнах мечей из Чертомлыка и Елизаветовской, а также на подвесках из Большой Близницы124) (рис. 29).

* * *

Покрытие кожаной основы, панциря металлическим набором, лежащим в несколько слоев, удачное размещение его пластин обеспечивали высокую надежность доспеха. Панцирь мог спасти воина от удара стрелы или копья со значительного расстояния, несколько ослабить силу удара акинаком или копьем с близкого.

Имеющиеся в литературе беглые упоминания могут дать некоторое представление о степени надежности доспеха. Так, Геродот рассказывал: когда в битве при Эрифрах Масистий, на котором был надет золотой чешуйчатый панцирь, упал, «удары по панцирю не производили никакого действия, пока кто-то не заметил этого и не поразил Масистия в глаз».125)

Однако сильный удар копьем в ближнем бою мог пробить панцирь. Ксенофонт, описывая поединок Артаксеркса и Кира, отметил, что Кир «...поразил его (Артаксеркса. - Е. Ч.) в грудь и ранил сквозь панцирь».126)

Важным достоинством панциря было то, что он в значительной мере обеспечивал воину максимум необходимой подвижности, не сковывал его движений. Именно это и было особенно важно для всадника, вооруженного луком. Сделанный из кожи и покрытый небольшими свободно висящими пластинами, наборный доспех, как и кираса, сделанная строго по мерке на определенного человека, плотно облегал тело воина и его тяжесть равномерно распределялась «по разным местам: часть ее несет ключица и надплечье, часть - плечи, часть - грудь, часть - спина, часть - живот, так что он почти не похож на ношу, а скорее на предмет, приложенный к телу».127)

Ценным качеством наборного панциря было также то, что его не обязательно было делать по мерке на определенного человека, как это имело место при изготовлении кирас. Ксенофонт указывал на большие неудобства, которые кираса, изготовленная не по мере, причиняла воину.128) [54]

Безусловно, изготовление наборных панцирей из отдельных мелких частей было более трудоемким и сложным делом, чем производство кирас. Но это обстоятельство с успехом компенсировалось более высокими боевыми достоинствами наборного доспеха. Использование панцирей, особенно с длинными рукавами, делало необязательным включение в состав паноплии тяжелого всадника щита. Отсутствие же рукавов у кирас вызывало значительные неудобства. Как это очень верно заметил Ксенофонт, «...повреждение левой руки (в которой держат повод боевого коня. - Е. Ч.) делает всадника неспособным к службе».129) Поэтому всадники тяжелой античной конницы, пользовавшиеся кирасами, по свидетельству Ксенофонта, вынуждены были применять сложные дополнительные средства защиты рук.130)

Следует отметить также то обстоятельство, что наборный панцирь имел бóльшую степень надежности, чем кираса. Несмотря на то, что каждая отдельная пластина набора была тоньше, чем кираса, продуманная система размещения чешуи на основе приводила к тому, что в любом месте доспеха образовывался слой из трех-четырех пластин. Если при ношении кирасы сила нанесенного по ней удара почти вся сосредоточивалась в самой точке удара, то удар по наборному панцирю в значительной степени распространялся на соседние части доспеха. Кроме того, его сила во многом ослабевала при разрушении выгнутых пластин, гасилась за счет упругости основы и тела.

Эти ценные качества наборного пластинчатого доспеха во многом определили то обстоятельство, что на протяжении очень продолжительного времени он был основным средством тяжелой личной защиты воина, а сам принцип набора и размещения пластин на основе, применявшийся оружейниками скифской эпохи, не претерпел существенных изменений. Многие приемы изготовления панцирей просуществовали вплоть до Киевской Руси. Лишь в сарматское время на территории Кубани появляются первые кольчуги.131) [55]

К сожалению, суммарное описание их, сделанное автором раскопок, не дало возможности проследить весь процесс постепенного вытеснения панцирей кольчугами, что имело бы, по словам М. И. Ростовцева, кардинальное значение для истории оружия.132) Знаменательно, что первые кольчуги представляли собой комбинацию панцирного набора и кольчужного плетения. В составе их набора использовались и пластины, и кольца.133)

Но даже появившиеся кольчуги не смогли полностью вытеснить наборные панцири как самостоятельный вид доспеха. Они оставались на вооружении воинов вплоть до средневековья на огромной территории Евразии от Японии до Скандинавии. [56]


28) М. Ebert. Ausgrabungen auf dem Gute Maritzyn. Berlin, 1913, стр. 15.

29) Ю. Ю. Марти. Отчет о раскопках в Керченском районе в 1926 г.- Научный архив ЛО ИА АН СССР, № 170/1927, стр. 25.

30) В. Г. Петренко. Правобережье Среднего Приднепровья в V-III вв. до н. э. - САИ, вып. Д1-4. М., 1967, стр. 50.

31) Ксенофонт. О коннице, XII, 1-7.

32) ЖРБ, стр. 193-194.

33) Н. Е. Бранденбург. Журнал археологических раскопок. - Научный архив Военно-исторического музея артиллерии и инженерных войск Министерства обороны СССР, ф. 30, д. 114, стр. 206.

34) А. П. Манцевич. Шейные уборы скифского периода, стр. 73; Д. П. Димитров. Тракийската гробна находка от с. Дьлбоки. - Розкопки и проучвания, т. IV. София, 1950, стр. 234.

35) О. К. Тахтай. Скiфська статуя з с. Ольховчик Донецькоï областi - Археологiя, т. XVII. К., 1964.

36) Н. Г. Елагина. Скифские антропоморфные стелы Николаевского музея. - СА, 1959, № 2, стр. 189, рис. 46.

37) Н. Н. Погребова. Погребения в мавзолее Неаполя Скифского. - МИА, № 96. М., 1961, стр. 120.

38) ДП, вып. IV. К., 1907, стр. 10-11, табл. III.

39) Г. Г. Павлуцкий. Предметы античного вооружения, найденные в Екатеринославском уезде, - АЛЮР, т. 3. К., 1903.

40) Е. В. Черненко. Шкiрянi панцири скiфського часу. - Археологiя, т. XVII, стр. 148-149.

41) А. П. Манцевич. Бронзовые пластины из Прикубанья, - Изследования в чест на акад. Д. Дечев. София, 1959, стр. 462.

42) Письмо В. В. Хвойки Н. Е. Бранденбургу. - Научный архив ИА АН УССР, ф. 2, д. 0-3, № 1106. В письме сообщается, что «его (панциря.- Е. Ч.) передняя часть была нашита на ткань».

43) Не исключено, что в последнем случае автором публикации допущена ошибка. Ведь панцирные пластины из этого кургана побывали в огне, поэтому сохранившиеся на них фрагменты ткани вполне могут быть частями одежды, а не основы.

44) Б. А. Шрамко. Hoвi данi про господарство скiфськоï епохи. - Вiсник Харкiвського унiверситету. Iсторична cepiя, вип. 1, № 17. Харкiв, 1966, стр. 80.

45) Б. М. Граков. Скiфи. К., 1947, стр. 37.

46) Письмо В. В. Хвойки Н. Е. Бранденбургу. - Научный архив ИА АН УССР, ф. 2. д. 0-3, № 1145.

т2) В книге таблица располагалась на двух страницах: 22 и 23; последний столбец на 22-й — железные панцири неопределенного времени. В электронной версии пришлось для компактности убрать «в. до н.э.» и «вв. до н.э.», а «неопределенного времени» в строке веков и «неопределенные» в строке типов панцирей заменить на «неопр». HF.

47) В данном случае можно учитывать только панцири, найденные в погребениях. Обнаруженные на поселениях отдельные панцирные пластины не могут быть использованы, так как доспехи иногда изготовлялись из разных металлов.

48) А. А. Спицын даже считал использование костяных панцирей одной из черт, характеризующих этот район в скифское время (А. А. Спицын. Курганы скифов-пахарей. - ИАК, вып. 65. Пг., 1918, стр. 122).

49) Г. Т. Ковпаненко. Племена скiфського часу на Ворсклi К., 1967, рис. 38, 9.

50) Б. Н. Граков. Техника изготовления металлических наконечников стрел у скифов и сарматов. - ТСА РАНИОН, т. V. М., 1930, стр. 79.

51) И. Д. Марченко, И. Б. Зеест. Отчет о раскопках Пантикапея в 1964 г. - Научный архив Института археологии АН УССР, д. 1964/40, стр. 4-5.

52) И. Д. Марченко. Раскопки архитектурных сооружений Пантикапея в 1963-1964 гг. - Материалы сессии, посвященной итогам археологических и этнографических исследований 1964 г. в СССР. Баку, 1965, стр. 113.

53) Е. Ф. Покровська. Розкопки курганiв V ст. до н. е. поблизу м. Шполи. - Археологiя, т. XI. К., 1957, стр. 150.

54) В данном случае имеются в виду только пластины, защищающие корпус воина. Пластины наборов рукавов и подола панцирей иногда имеют иную форму. О них речь будет идти ниже.

55) Курган раскопан в 1967 г. на Кировоградщине Н. М. Бокий. Благодарю автора раскопок за разрешение использовать эти материалы.

56) Э. Э. Ленц. Заметки..., стр. 55. Наверное, автор ошибся, приведя в примечаниях данные о размере пластин, которые имеют длину меньшую, чем ширину (3,2*4,2 см и 3,4*4 см). Во всех известных нам наборах это соотношение обратное.

57) В статье о панцирях скифского времени (Е. В. Черненко. Панцири скiфського часу, стр. 90) автор с сомнением отнесся к достоверности факта находки в кургане, раскопанном А. Ашиком в Керчи в 1838 г., фрагментов панциря, в котором пластины набора крепились на основе с помощью небольших бронзовых заклепок. Знакомство с панцирными пластинами из кургана № 2, раскопанного в средине прошлого века у Ахтанизовского лимана (рис. 8, 12), показало, что такая система крепления применялась, но очень и очень редко. Среди многих десятков просмотренных нами панцирных пластин она была встречена только в упомянутом кургане. С помощью заклепок, по сообщению И. С. Каменецкого, соединены с основой беспаспортные пластины из Ростовского областного краеведческого музея.

58) К. Ф. Смирнов, В. Г. Петренко. Савроматы Поволжья и Южного Приуралья. - САИ, вып. Д1-9. М., 1963, табл. 14, 32.

59) Раскопка курганов на Зубовском хуторе.- ИАК, вып. 1. СПб., 1901, стр. 97-98; Е. Н. Minns. Scythians and greeks. Cambridge, 1913, стр. 231, рис. 134; Л. Мацулевич. Бляхи-обереги сарматского панциря. - Сообщения Государственного Эрмитажа, вып. IV. Л., 1947, стр. 7, рис. 3.

60) Y. Yadin. Masada. Herod's Fortress and the Zealots' Last Stand. London, 1966, стр. 54, рис. на стр. 55 (нижний).

61) Э. Э. Ленц. Заметки..., стр. 57.

62) ДБК, стр. 182.

63) А. Лаппо-Данилевский. Указ. соч., стр. 94; Э. Э. Ленц. Заметки..., стр. 54.

64) В. П. Шилов. Раскопки Елизаветовского могильника в 1954-1958 гг. - ИРОМК. № 1 (3). Ростов, 1959, стр. 22, рис. 2, 2.

65) Благодарю Л. П. Крылову за разрешение использовать в работе эти материалы.

66) Е. В. Черненко. Панцири скiфського часу, стр. 91.

67) С. Н. 3амятнин. Скифский могильник «Частые курганы» под Воронежем. - СА, VIII. М., 1946, стр. 41.

68) Там же.

69) Е. В. Черненко. Панцири скiфського часу, стр. 91.

70) Там же.

71) Материалы не опубликованы. Сужу о них по рисункам, любезно предоставленным автором раскопок.

72) Э. Э. Ленц. Заметки..., стр. 59.

73) OAK за 1897 г. СПб., 1900, стр. 13.

74) OAK за 1909-1910 гг. СПб., 1913, стр. 145.

75) С. И. Руденко. Культура населения горного Алтая в скифское время. М.-Л., 1953, стр. 251.

76) В. В. Латышев. К истории археологических исследований в Южной России. - ЗООИД, т. XV. Одесса, 1889, стр. 79, 82; М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор, стр. 93, 382.

77) А. И. Мелюкова. Вооружение скифов, стр. 71.

78) ВДИ, 1940, № 1, стр. 280.

79) Геродот, IX, 22.

80) М. Раrduz. Указ. соч., табл. XI, 7.

81) Л. Мацулевич. Указ. соч., стр. 6-7.

82) А. И. Мелюкова. Вооружение скифов, стр. 72.

83) А. А. Миллер. Новый источник к изучению связи Скифии с Кавказом. - ИРАИМК, т. IV. Л., 1925, стр. 109, рис. 9, 10.

84) П. Н. Шульц. Скифские изваяния..., стр. 232.

85) ИАК, вып. 65, стр. 163-164.

86) А. Л[юценко]. Раскопки в курганах, находящихся на предполагаемой местности древней Нимфеи. - Древности. Труды Московского археологического общества, т. II. М., 1870, стр. 54-55.

87) J. А. Н. Роtratz. Die Skythen in Südrussland. Basel, 1963, табл. 77.

88) Н. И. Веселовский. Нагрудник с изображением головы Медузы. - ИАК, вып. 65, стр. 2, дополнительный рисунок.

89) OAK за 1876 г. СПб., 1879, стр. 120; Атлас к OAK за 1876 г., табл. IV, 1-3.

90) И. Толстой и Н. Кондаков. Русские древности в памятниках искусства, вып. 1-3. СПб., 1889, стр. 127; М. И. Артамонов. Сокровища скифских курганов. Прага-Ленинград, 1966, табл. 113.

91) А. П. Манцевич. Шейные уборы скифского периода, стр. 71.

92) Научный архив ИА АН УССР, ф. 2, д. 0-3, № 98.

93) ЖРБ, стр. 133.

94) АДЖ, стр. 330, рис. 63, 64.

95) С. П. Толстов. По древним дельтам Окса и Яксарта. М., 1962, стр. 42, рис. 82.

96) Е. В. Черненко. Скiфськi бойовi пояси. - Археологiя, т. XVI. К., 1964, 37, рис. 6, 8, 9.

97) Научный архив ИА АН УССР, ф. 2, д. 0-3, № 1106.

98) И. А. Линниченко. О новейших раскопках г. Хвойка. - ЗООИД, т. XXIII, Протоколы. Одесса, 1901, стр. 73.

99) ЖРБ, стр. 130-131.

100) OAK за 1872 г. СПб., 1875, стр. XVI.

101) Смела, III. СПб., 1901, стр. 73.

102) Геродот, I, 181.

103) Смела, I. СПб., 1887, стр. 100-102.

104) МРЗ, стр. 103.

105) В. А. Ильинская. Скифы днепровского лесостепного Левобережья. К., 1968, рис. 13.

106) Е. В. Черненко. Скiфськi кургани V ст. до н. е. пiд м. Ждановом.- Археологiя, т. XXIII (в печати).

107) Е. В. Черненко. Скифские курганы на Никопольщине. - ЗОАО, т. II (35). Одесса, 1967, стр. 182, рис. 2.

108) А. П. Манцевич. Гребень и фиала из кургана Солоха, стр. 219.

109) ДП, вып. II. К., 1899, стр. 22, № 214, табл. VII, 214.

110) Ashmolean Museum, Departament of antiquities, инв. № 1885/465. Сужу о них по превосходным фотографиям, любезно присланным автору хранителем музея профессором Г. В. Катлингом.

111) А. М. Snodgrass. Arms and armour of the Greks. London, 1967, рис. 45.

112) Л. Огненова. Ризници на Траки от V-III пр. н. э. - Археология, т. 1-2. София, 1959, стр. 35, рис. 16.

113) Там же, стр. 36, рис. 17.

114) А. П. Манцевич. Ритон Талаевского кургана. - ИАДК. К., 1957, стр. 156.

115) OAK за 1909-1910 гг., стр. 145.

116) В. В. Лапин. Раскопки поселения на о. Березань. - КСИА, вып. 11. К., 1961, стр. 147, рис. 2. {Так — OCR}

117) Н. И. Веселовский ошибался, утверждая, что набор доспеха был железным (Н. И. Веселовский. Нагрудник..., стр. 3).

118) М. И. Ростовцев ошибочно называет ее «золотым полумесяцем» (М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор, стр. 355).

119) В общем правильное описание внешнего вида панциря было сделано еще Л. Стефани (Л. Стефани. Объяснение нескольких художественных произведений, найденных в 1876 г. в Южной России. - OAK за 1877 г., стр. 10, 20).

120) О. Dаltоn. The treasure of the Oxus. London, 1964, табл. XIV, 48.

121) H. И. Веселовский. Нагрудник..., стр. 2.

122) M. И. Артамонов. Указ. соч., табл. 144.

123) М. И. Ростовцев. Курганные находки Оренбургской губернии эпохи раннего и позднего эллинизма. - MAP, т. 37. М., 1918, стр. 5 и сл., рис. 5, 16.

124) Л. Стефани. Керченские древности в Эрмитаже, вып. 1. СПб., 1873, табл. IV.

125) Геродот, IX, 22.

126) Ксенофонт. Анабазис, I; VIII, 25.

127) Ксенофонт. Сократические сочинения, III, 10, 13.

128) Там же.

129) Ксенофонт. О коннице, XII, 1-7.

130) Там же.

131) Н. И. Веселовский. Курганы Кубанской области в период римского владычества на Северном Кавказе. - Тр. XII АС, т. I. M., 1905, стр. 353-354.

Н. И. Сокольский, однако, указал на находку кольчуги в погребении IV-III вв. до н. э. на Васюриной горе (Н. И. Сокольский. Военное дело Боспора. Автореферат кандидатской диссертации. М., 1954, стр. 10). Подробно разобравший этот комплекс М. И. Ростовцев отмечает только наличие в составе инвентаря этого кургана кусков панциря (АДЖ, стр. 40). По любезному сообщению К. С. Горбуновой, в инвентарных книгах Отдела истории искусства и культуры античного мира Государственного Эрмитажа под № Вас. 90 значатся восемь обломков железной кольчуги. Значительные фрагменты ее хранятся в Фондах Эрмитажа.

Если эта кольчуга действительно происходит с Васюриной горы (а сомневаться в этом нет оснований, погребений более позднего времени там нет), то мы имеем здесь дело с древнейшим доспехом подобного рода.

Следует отметить также, что имеющиеся в ряде старых работ (прежде всего, в трудах А. А. Бобринского) упоминания о «кольчатых панцирях» и «кольчугах» скифского времени основаны на явном недоразумении. При изучении всех сохранившихся остатков этих доспехов мы всегда имели дело с частями наборных панцирей, а не кольчуг.

132) М. И. Ростовцев. Скифия и Боспор, стр. 561.

133) Э. Э. Ленд. Описание оружия, найденного в Кубанской области. - ИАК, вып. 4. СПб., 1902.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа
e-mail: historylib@yandex.ru
X