Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Эллен Макнамара.   Этруски. Быт, религия, культура

Скульптура

По поводу достижений этрусков в скульптуре и живописи было высказано немало противоречивых суждений. Историки искусства искренне восхищаются некоторыми шедеврами, признают высокое мастерство ремесленников и хороший вкус этрусков, бросивших вызов грекам, но именно качество этрусского искусства является основной причиной его критики. Будь изделия этрусков сопоставимы с работами их италийских соседей, критика была бы менее суровой, но уровень этрусского искусства таков, что изучать его следует наряду с искусством Греции. То, что этруски копировали греческие стили, может расцениваться как положительно, так и негативно. К проникающим извне культурным течениям этруски прибавили свои традиции, опыт, национальный характер; можно сказать, что основой этрусского искусства было смешение чужеземных и национальных стилей.

Подобное заимствование, однако, таило в себе опасность. Этрусское искусство, следовавшее греческим стилям, но не имевшее интеллектуального и исторического стимула, вдохновлявшего греческих творцов, было лишено единства. В отличие от греческого искусства здесь нет золотой середины – параллельно сосуществуют великолепие и убогость. Греки пытались выразить возвышенное и вечное через гармонию и идеализацию, в особенности человеческого тела, в то время как этрусков не интересовали обобщение и абстрактные идеи, они использовали греческие формы, чтобы передать собственную склонность к частному и личному, подчеркивая выразительные детали. Именно из-за этой интерпретации и самовыражения стоит изучать этрусское искусство. Но прежде вернемся в VIII и VII века до н. э., когда греческие стили еще не начали доминировать над местными формами искусства.

Древние виллановианцы предпринимали весьма скромные попытки выразить свое мироощущение посредством изобразительного искусства, они вполне уютно чувствовали себя среди повторяющихся геометрических узоров, преобладающих на гончарных изделиях и гравировках на бронзе, а также с иконографией, унаследованной от народов Центральной Европы. В VIII веке до н. э. объем импорта товаров с Востока увеличился, виллановианцы ответили на это расширением ассортимента производимых ими изделий. Появились новые формы, новые орнаменты, мастера овладели новыми навыками. Бронзовые изделия виллановианцев часто копируют предметы из Восточного Средиземноморья, а также демонстрируют сильное влияние геометрического стиля Греции, но преобладают местные традиционные формы. Подобное смешение можно увидеть в узорах, украшающих подставку из Бизенцио, местного изделия, датируемого началом VII века до н. э.

Ориентализирующий период, начавшийся в VII веке до н. э., принес в Этрурию широкое разнообразие импортируемых товаров. Среди них были изделия из благородных металлов, украшенные гравировкой, а также большое количество бронзовых изделий или литья, тоже с чеканкой или гравировкой. Вероятно, импортировалось также большое количество изделий из дерева и тканое полотно, о которых нам почти ничего не известно. С Востока в Этрурию могли прибывать мастера, работавшие со слоновой костью, – об этом говорят изделия, в которых ощущается сильное стилистическое влияние Восточного Средиземноморья. Воздействие этой лавины новых стилей и форм было поистине ошеломляющим для культуры, которая, впрочем, и сама могла похвастаться устойчивыми местными традициями. Этрусские ремесленники в поисках вдохновения припадали ко всем этим источникам, копировали, усваивали, смешивали орнаменты и материалы и в результате произвели на свет такую смесь, которая сама стала стилем.

Одна форма скульптуры в Этрурии в течение VII века до н. э., судя по всему, была плодом вдохновения исключительно местных мастеров. В Кьюзи делались погребальные урны из глины или бронзы, крышки которых имели форму человеческой головы. Уже в конце VII и VI веках до н. э. на свет появились несколько превосходных образцов. Эти так называемые «канопические урны» часто помещались на кресла перед столом.

Ближе к концу VII века до н. э. художники Этрурии обратились к произведениям более крупномасштабным. Согласно преданию, в середине VII века до н. э. Демарат привел с собой из Коринфа скульпторов. Правдива эта история или нет, неизвестно, но приблизительно в этот период появились более крупные скульптурные изваяния. Три терракотовые фигуры, примерно 50 сантиметров в высоту, были обнаружены в гробнице в Черветери. Судя по украшениям на фигурах, датировать скульптуры можно второй половиной VII века до н. э. Каменные скульптуры были обнаружены в гробнице Пиетрера в Ветулонии. Фигуры, изваянные в натуральную величину, сильно повреждены, лучше всего сохранились головы, демонстрирующие влияние ориентализирующего и греческого стилей.

В период между 625-м и 575 годами до н. э. этруски предпочитали копировать греческие изделия, которые, в свою очередь, испытали на себе влияние искусства Восточного Средиземноморья. Приблизительно в 600 году до н. э. в Этрурии начался архаический период, продолжавшийся до 475 года до н. э. В течение VII и до середины VI века до н. э. на этрусском рынке доминировала коринфская керамика. С середины VI века Этрурия испытала влияние греческих городов в Малой Азии. В этот период в греческом мире был широко распространен ионийский стиль, оживленная торговля велась с Сибарисом и Западом. Более того, в тот период фокийцы колонизировали Западное Средиземноморье, и ионийские ремесленники, бежавшие с родины, осели в Этрурии. Все эти течения, смешавшись, создали «восточные элементы», отмеченные в этрусской культуре VI века до н. э. и считавшиеся свидетельством миграции с Востока. В течение VI века до н. э. афинская чернофигурная керамика постепенно начинает вытеснять коринфские изделия, а к 500 году до н. э. в Этрурию начала проникать краснофигурная керамика из Афин. С этого времени афинское искусство стало играть в Этрурии, как и во всем греческом мире, доминирующую роль.

Копируя чужие стили, этруски, тем не менее, сохраняли и свои традиции. Как и в случае с архитектурой, определяющую роль в выборе материалов для скульптур играли религиозные традиции и практические соображения. Каменные скульптуры в Этрурии в основном создавались как надгробные памятники. Как и в Великой Греции, местные месторождения мрамора встречались редко, и, поскольку карьеры Каррары стали разрабатываться только в I веке до н. э., этрусским скульпторам приходилось работать с менее качественным местным мрамором. Поэтому в основной своей массе при создании скульптур использовалась бронза или терракота, ставшие традиционными для Этрурии материалами. В этом состоит различие со скульптурой Греции.

Архаический период принес Этрурии процветание. Города богатели, связи с Кампанией приносили новые художественные веяния, большей частью воспринятые народами Южного Лация. В течение VI века до н. э. этруски усвоили дух греческой вазописи и других форм искусства, он слился с их собственным мироощущением. Этот период времени был благоприятен для художников, которые уже достигли высокого уровня мастерства, позволявшего в полной мере отразить желаемое.

В течение архаического периода искусство городов Этрурии отличалось индивидуальностью. В Тарквинии было обнаружено большое количество каменных барельефов; некоторые из них напоминают коринфские изделия. Изображаются мифические чудовища или события из реальной жизни (рис. 19). В Вульчи нашли великолепное изваяние леопарда, некогда украшавшее гробницу. Здесь же было обнаружено несколько статуй, высеченных из местного камня, они стояли за дверями гробницы, выступая в роли стражей. Эта группа включает в себя превосходную статую мальчика, сидящего на дельфине или на каком-то морском чудовище, крылатых львов, сфинксов и кентавра, застывшая поза и черты которого демонстрируют влияние раннего архаического стиля греческой скульптуры. Многие из статуй датируются первой половиной VI века до н. э., а стражи гробниц создавались и позже, они охраняли покой гробниц в Вейях, Орвието и Кьюзи.



Рис. 19. Каменный барельеф из Археологического музея Тарквинии.


Следует упомянуть еще одну скульптуру из Вульчи. Она была найдена в гробнице Исиды, содержимое которой теперь находится в Британском музее. Это фигура женщины высотой более 80 сантиметров, высеченная из алебастра. Стиль скульптуры, ее поза, голова с огромными глазами и низким лбом, вертикальные линии драпировки фигуры – все это отражает влияние архаической скульптуры Греции. Находка датируется серединой VI века до н. э.; позже скульпторы Этрурии стали отходить от застывших поз, вводя в свои произведения элементы, имитирующие движение.

В Вульчи также было найдено большое количество прекрасных изделий из бронзы. Судя по всему, в этом городе находилась ремесленная школа по работе с бронзой; здесь же во второй половине VI и V веках до н. э. производились различные виды домашней утвари (рис. 27, à). Некоторые из изделий демонстрировали высокий уровень мастерства, вызывая всеобщее восхищение, и широко экспортировались. Была школа бронзовых дел мастеров и в Кьюзи, а в Кампании делали прекрасные бронзовые урны, украшенные фигурками, близкими по стилю греческим.

Этруски использовали при работе с бронзой самую разнообразную технику. Бронзовые листы с чеканкой применялись при изготовлении домашней мебели и украшения колесниц. Примером работы этрусских мастеров может служить великолепная колесница, найденная в Монтелеоне, в Умбрии. Плавные линии и округлые формы этого произведения искусства указывают на влияние ионийского стиля. Место изготовления этих бронзовых изделий точно не установлено, весьма возможно, что они делались в южной Этрурии в течение третьей четверти VI века до н. э., когда архаический период достиг своей зрелости. Ионийское влияние прослеживается и в модели терракотового саркофага из Черветери, ныне хранящегося в музее Вилла Джулия. Саркофаг выполнен в натуральную величину и украшен изваянием улыбающейся супружеской пары на высоком ложе. Саркофаг датируется примерно 520 годом до н. э.

Вторая крупная школа архаической терракотовой скульптуры находилась в Вейях, здесь терракота использовалась для декорирования храмов по меньшей мере с середины VI века до н. э. Эта форма искусства в особенности ассоциировалась со скульптором Вулкой, поскольку прекрасные статуи, найденные в святилище Портоначчио, приписываются именно его школе. Эта группа из четырех статуй почти в натуральную величину, датируемая приблизительно 500 годом до н. э., возможно, украшала крышу храма и олицетворяла собой борьбу Аполлона с Гераклом. Состояние статуй оставляет желать лучшего, более всего сохранились коренастая фигура Геракла, грозный Аполлон, голова Меркурия (греческого Гермеса) и богиня с младенцем на руках. Эта группа представляет собой настоящий шедевр. Порывистые движения Аполлона, его поза и драпировка ткани, облегающей тело, передают силу чувств и напряженность момента. Бронзовая Капитолийская волчица, одна из самых известных античных скульптур, тоже застыла в напряженной позе. Ее подтянутое мускулистое тело чем-то похоже на тело связанного оленя из группы статуй в Вейях, может быть, этот символ Рима был также создан мастерами из Вей в начале V века до н. э.

По раскопкам в Чивита-Кастеллана и других местах южной Этрурии и Лация хорошо известны прекрасные терракоты позднего архаического периода. Большая часть известных нам этрусских скульптур этого периода была создана на юге, но развивался и северный регион, в особенности город Кьюзи. Здесь ближе к концу VI века до н. э. начали создаваться группы великолепных барельефов, которые вырезались из местного зернистого известняка, в основном они украшали саркофаги и циппи. Сюжеты изображений самые разные – это свадьба, война, похороны, а также веселые пиры и спортивные состязания. Эти рельефы, как и стелы из Болоньи, создавались на протяжении всего V столетия до н. э., стиль их менялся очень медленно, долгое время сохраняя архаические черты.

После 474 года до н. э. торговля в Тирренском море переживала упадок, в этом году этруски потерпели сокрушительное поражение на море у Кум от сиракузского флота. Кампания была потеряна для этрусков, V век принес ими другие военные поражения, ставшие причиной экономического спада. И все же этруски продолжают создавать прекрасные терракотовые скульптуры, самым выдающимся примером которых является группа бронзовых изваяний, посвященных богам и украшавших фронтон храма А в Пирги. Скульптура, найденная в Монте-Гурагацца, датируется приблизительно 470 годом до н. э. и отражает стиль, развившийся из архаического в ранний классический. Бронзовая статуя изображает юношу, держащего чашу для возлияний. Он застыл в напряженной позе, одна нога согнута в колене.



Рис. 20. Бронзовая статуэтка шагающего воина.


Искусство создания бронзовых барельефов достигло удивительной виртуозности в светильнике из Кортоны, датируемом второй половиной V века до н. э., хотя избыточное декорирование является признаком сомнительного вкуса. В этот период иногда встречаются отголоски старых стилей. Хорошо известные бронзовые статуэтки шагающих воинов, которые порой находят в Этрурии, теперь считаются умбрийскими. Удлиненные пропорции их тел характерны для геометрического стиля, но военное облачение указывает на архаический или классический период (рис. 20).

В Кьюзи продолжала существовать традиция изготовления антропоморфных урн. Каменная урна из Кианчиано около метра высотой снабжена крышкой в виде человеческой головы. Урна представляет собой женскую фигуру, сидящую на троне со спящим ребенком на коленях. Суровое спокойное лицо женщины напоминает классические модели V века до н. э.

Одной из немногих крупных этрусских бронзовых статуй, дошедших до нас, является статуя Марса из Тодди, датируемая началом IV века до н. э.; сейчас она хранится в музее Ватикана. Это выполненная почти в натуральный рост статуя юного воина, облаченного в тунику и латы. Левая рука поднята, словно сжимает копье, а в правой руке воин, вероятно, держал чашу для возлияний. На лице его выражение глубокой серьезности. Подобное выражение мы видим и на лице юноши, голова которого выполнена в виде бронзовой ойнохои, или кувшина с особой горловиной. Сосуд изготовлен в технике чеканки с деталями, украшенными гравировкой, и, как многие утилитарные этрусские бронзовые изделия, не представляет особого интереса с точки зрения искусства.

Выше уже упоминалась домашняя утварь, выполненная в виде литых бронзовых фигур. Предметы обихода нередко украшались гравировкой – это зеркала, которые появились в Этрурии в VI веке до н. э., а также ларцы, или цисты, ручки и ножки которых выполнялись из литой бронзы, а стенки и крышки украшались изящной гравировкой. Самый известный пример – циста Фикорони. Ручка выполнена в виде группы из трех изящных фигур – Бахуса и двух сатиров; руки их покоятся на плечах друг друга, а каждая из трех ножек шкатулки выполнена в виде фигуры юноши, боковые стенки покрыты сложной гравировкой, изображающей путешествие аргонавтов; это рисунок греческого происхождения.

Возможно, самыми примечательными этрусскими каменными скульптурами того времени являются барельефы, высеченные на саркофагах, найденных в основном в районе Тарквинии. Прекрасный образец из Вульчи, датируемый концом IV или началом III века до н. э., изображает супружескую пару, держащуюся за руки, а барельеф на боковых стенках показывает их уже прощающимися друг с другом. За двумя центральными фигурами – супружеской четой – стоят слуги. Один слуга держит зонт над головой женщины, за ним стоят две девушки, несущие шкатулку и опахало хозяйки. Слуги мужа несут его кресло и трубы, а слева и справа видны фигуры флейтиста и музыканта, играющего на лире.

Благодаря военным кампаниям Александра греческое искусство распространилось по Восточному Средиземноморью и, смешавшись с другими художественными течениями, породило эллинистические стили царств-правопреемников. На протяжении последних трех столетий до н. э. власть Рима распространилась на Грецию и на весь средиземноморский мир. Неудивительно, что Рим, который в течение длительного времени заимствовал различные культурные течения, включая и эллинский стиль, от своих развитых соседей, этрусков, теперь поменялся ролями с Грецией. По мере роста своего политического могущества он начинал играть все более видную роль в эллинском искусстве.

Утратив политическую независимость, этрусские города получили подданство Рима и постепенно перенимали римский образ жизни. Однако в эллинистический период этруски все еще сохраняли региональную самобытность, так что их искусство можно с полным правом называть этрусским вплоть до начала имперской эпохи. К этому периоду относится группа терракотовых скульптур в эллинистических храмах Этрурии. Полны изящества прекрасные крылатые кони с фронтона храма в Тарквинии (рис. 21). Скульптуры, найденные в Чивита-Альба, изображают грубых галлов, спасающихся паническим бегством от мести Аполлона в Дельфах и бросающих на бегу награбленное добро; мы видим также Бахуса, заставшего врасплох спящую Ариадну.

На фоне основного культурного течения, доминировавшего в искусстве эллинистического мира, в Этрурии вплоть до I века до н. э. сохраняются местные художественные стили. Это хорошо видно на примере саркофагов или терракотовой скульптуры из Вольтерры, Кьюзи или Перуджи. Былая живость покинула искусство этрусков, теперь на барельефах изображаются в основном печальные сцены прощания с усопшими, отправляющимися в свое последнее путешествие в загробный мир. Постоянно повторяются эпизоды из мифов, ясно прослеживается тенденция к изображению жестоких сцен и кровопролития.



Рис. 21. Крылатые кони из терракоты с фронтона храма в Тарквинии. Археологический музей Тарквинии.


Многие из фигур на саркофагах представляют собой портреты реальных людей. Уже давно отмечалось, что этруски сыграли важную роль в создании римской портретной скульптуры. Этрусские скульптурные портреты, выполненные из бронзы, терракоты или камня, прекрасно отражают характер личности, некоторые из них почти карикатурны. Среди наиболее впечатляющих портретов – выполненная в натуральную величину бронзовая статуя, найденная близ Кортоны, которую обычно называют «Оратор». Это великолепное произведение искусства датируется первой половиной I века до н. э. и изображает величественного мужчину, облаченного в тогу. Он обращается к собранию. Его почти не отличить от современного ему римского господина, но на кайме тоги на этрусском языке написано его имя – Aule Meteli.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь

под ред. Анджелы Черинотти.
Кельты: первые европейцы

И. М. Дьяконов.
Архаические мифы Востока и Запада
e-mail: historylib@yandex.ru
X