Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Эллен Макнамара.   Этруски. Быт, религия, культура

Архитектура

Мы уже говорили о стенах, окружавших этрусские города, и об этрусских гробницах. Из всех памятников именно они сохранились лучше всего и могут служить самыми убедительными свидетельствами активной деятельности этрусков.

Архитектура гробниц показывает, что к VII веку до н. э. для сооружения ложных сводов и арок использовалась каменная кладка, а настоящий цилиндрический свод начал сооружаться лишь к эллинистическому периоду. Самыми древним из известных нам этрусских укреплений является земляной вал в Поджио-Буко, датируемый VII веком до н. э. Самая древняя городская стена, сложенная из камня, находится в Руселлах – ее возвели в VI веке до н. э. Эти гигантские стены, грубоватые на вид, сложены из крупных блоков неправильной формы, в местах стыков зияют большие щели. В Вейях городская стена дополнительно укреплена земляным валом, построена она не ранее V века до н. э., другие стены с подобной кладкой, сложенные без строительного раствора, также были сооружены не ранее этого времени. Пример полигональной кладки можно увидеть, например, в Козе (рис. 17). Раньше было мнение, что наличие такой кладки говорит о глубокой древности сооружения, теперь же считается, что кладка пришла в Этрурию в эллинистический период. Тогда же стали пристраиваться стенные башенки и возводиться арочные ворота, которые наряду с бойницами можно увидеть на изображениях того времени. В качестве примера можно привести барельеф из Вольтерры, датируемый III—II веками до н. э. и иллюстрирующий легендарную осаду Фив.

В отличие от городских стен и гробниц при строительстве этрусских храмов редко использовался камень – он шел лишь на сооружение пьедесталов, подиумов. Вероятно, это связано с тем, что очень древние италийские храмы строились из дерева, а также с достаточным количеством хорошей древесины. На всем протяжении своей истории этруски продолжали использовать дерево для постройки храмов, поэтому сами храмы не сохранились до наших дней, в отличие от каменных сооружений греческого мира. Деревянные элементы храма покрывались терракотой, служившей одновременно украшением храма и его защитой. Большие группы храмовых терракот, сохранившиеся до наших дней, являются ценным источником информации как о развитии этрусской скульптуры, так и о внешнем облике храмов.

В Италии с древнейших времен поклонялись богам и истолковывали предзнаменования в святилищах под открытым небом. Такое святилище, расположенное на возвышении со ступеньками, можно увидеть в Кьюзи (рис. 14). Подобные сооружения сохранились до наших дней, и одно из них – на вершине холма в Марцаботто. Несомненно, эти сооружения предназначались для отправления религиозных обрядов и толкования предзнаменований. Строительство храмов, в которые помещалось изваяние бога, началось вместе с приходом антропоморфической религиозной концепции, согласно которой боги представали в образе людей. До сих пор нам не известен ни один храм, датируемый VII веком до н. э., но в акрополе Вей было обнаружено одноцелловое сооружение, с замкнутым помещением для статуи божества. Датируется этот храм первой половиной или серединой VI столетия до н. э. Это сооружение имело размеры примерно 8 на 15 метров.

Судя по датировке вотивных приношений, найденных в святилище Портоначчио в Вейях, оно использовалось еще в VII веке до н. э., но сам храм был построен не ранее конца VI века до н. э. Каменный фундамент имел квадратную планировку, размеры каждой его стороны составляли 18,5 метра, следовательно, фундамент этот сильно отличался от подиумов греческих храмов. Расположение храмовых стен неизвестно, вероятно, храм был разделен на три целлы, а трехчастная форма была характерна для тосканских храмов.

Витрувий приводит подробное описание стиля и пропорций этих храмов. Подиум следовало делать почти квадратным, но длина его должна была немного превышать ширину, а передняя половина представляла собой портик с колоннами. За портиком находились три помещения. Центральная целла должна была быть чуть больше, чем боковые помещения, представлявшие собой либо целлы с дверями, либо открытые крылья. Портик поддерживался двумя линиями колонн. Витрувий описывает передние фасады тосканских храмов с деревянными балками, покрытыми терракотой. Фундамент храма А в Пирги напоминал основания тосканских храмов, но портик поддерживался тремя рядами колонн (рис. 15).

Подойти к храмам можно было только с фасада, что хорошо видно на примере храма в Орвието. Характерные колонны этрусских храмов, часто деревянные, не имели каннелюр, но этруски любили использовать эолийские капители. Были представлены и ионийские формы (рис. 17, 18, 32). Как и строители греческих храмов, этруски использовали для крыш черепицу. По краям кровли помещались антефиксы (рис. 16,à). Эти терракотовые украшения часто делались в форме человеческой головы. Открытые деревянные элементы храмов также покрывались терракотой, в основном это были архитравы или балки, идущие поверх колонн, стропила фронтонов и концы потолочных балок (рис. 16,á). На фризе сначала изображались группы богов или людей, сидящих или находящихся в движении, а позднее – изящный цветочный орнамент. Иногда на крышах храмов помещали терракотовые фигурки. В отличие от греков этруски часто оставляли фронтон открытым и не заполняли его фигурами вплоть до эллинистического периода (рис. 16,a, 17). Вся терракотовая отделка часто окрашивалась в разные цвета, поэтому храмы должны были производить поистине ослепительное впечатление. Римляне, точно так же как и этруски, использовали терракотовую скульптуру для украшения храмов вплоть до I века до н. э. Реконструкция храмов акрополя Козы демонстрирует архитектурный стиль, которого придерживались в этот период (рис. 17).



Рис. 14. Модель из Археологического музея Кьюзи.



Рис. 15. План фундамента храма А в Пирги.




Рис. 16. а – крышка каменного саркофага, показывающая расположение черепицы и антефиксов; б – терракотовый саркофаг, показывающий расположение балок.


До тех пор пока в городах и поселениях Этрурии не будут проведены более масштабные и тщательные раскопки, мы не узнаем о других общественных зданиях, построенных до эллинистического периода. В настоящее время большую часть сведений мы черпаем из результатов раскопок в Козе, где вокруг центральной площади, или Форума, располагались колоннада и зал заседаний совета.

Немало раскопок предстоит провести, прежде чем мы сможем проследить эволюцию этрусского дома, но уже сейчас некоторые сведения об этом можно получить, изучив этрусские гробницы, особенно те, что были обнаружены в Черветери. Мы уже знакомы с внешним обликом виллановианских хижин, а их внутренний интерьер можно увидеть в гробнице Хижины, датируемой VII веком до н. э. и расположенной под большим Курганом II в некрополе Бандитачча в Черветери (рис. 9, 2).



Рис. 17. Реконструкция храмов в акрополе Козы, около 100 г. до н. э.



Рис. 18. а – саркофаг из Кьюзи в виде дома; б – саркофаг в виде дома. Археологический музей Флоренции.


Недавние раскопки в Акваросса близ Витербо открыли часть города, разрушенного около 500 года до н. э. Здесь были обнаружены фундаменты домов с тремя помещениями, выходящими во внешний двор. Подобная планировка встречается и в гробницах. Так, гробница Греческих Ваз, расположенная под Курганом II в некрополе Бандитачча (рис. 9, 3), имеет входной коридор, по обе стороны которого располагаются помещения. Коридор ведет в просторный центральный двор, или зал, за которым находятся три параллельные комнаты, и в каждой из них стоят погребальные ложа. Другие гробницы построены по тому же плану, но с некоторыми вариациями – увеличивается проем центрального входа, или ширина его равняется ширине находящегося за ним помещения. В соответствии с подобной планировкой была возведена гробница Волюмниев, которая датируется II веком до н. э. Очевидно, она должна была напоминать своим обликом состоятельный римский дом. Главное помещение римского дома – атрием. В крыше, накрывающей атрием, имелось отверстие, а под ним, в полу, – имплювий (бассейн), в который сливалась дождевая вода. В гробнице Меркарецция в Тарквинии и на саркофаге из Кьюзи видно отверстие в крыше (рис. 18, a).

На вершине холма Козы не было найдено ни одного колодца – дождевая вода собиралась с крыш домов и хранилась в сводчатых резервуарах. Следовательно, нет причин сомневаться в том, что прототипом римского дома с центральным залом, тремя комнатами и садом, послужили этрусские сооружения и что дворик с имплювием, хотя и необязательно изобретенный в Этрурии, получил свое развитие в эллинистический период, причем свой вклад в это развитие внесли этруски, создавшие особую его форму. Это предположение согласовывается со словами Диодора, отмечавшего, что центральное помещение этрусских домов предназначалось для того, чтобы оградить хозяев, занимавших внутренние комнаты, от шумной прислуги, жившей в помещениях при входе.

Гробницы служат ценным источником информации об интерьере домов и их обустройстве, к чему мы обратимся позже. О том, как дом выглядел снаружи, мы знаем меньше, хотя высеченным в скале фасадам гробниц иногда придавали сходство с фасадом дома. В нашем распоряжении есть множество саркофагов, в основном из Кьюзи, высеченных в виде домов или украшенных барельефами, изображающими дома. Как правило, показан фасад дома с двумя колоннами. На одном изображении запечатлен дом с открытым балконом на крыше, а другой саркофаг, теперь хранящийся в Археологическом музее Флоренции, имеет изображение монументального дверного проема и пилястров (рис. 18,á).

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора

под ред. Анджелы Черинотти.
Кельты: первые европейцы

Антонио Аррибас.
Иберы. Великие оружейники железного века

Энн Росс.
Кельты-язычники. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X