Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Эллен Макнамара.   Этруски. Быт, религия, культура

Глава 3. История Этрурии до конца периода Римской республики

Жизнь Этрурии протекала на фоне ориентализирующего, архаического, классического и эллинистического периодов истории Греции и возвышения Римской республики. Благодаря этому можно проследить историю этрусков в совокупности с великими событиями, достижениями искусства средиземноморских цивилизаций и постепенным распространением влияния этих культур на варварские народы Италии и Европы.


Из-за невозможности расшифровать этрусские письменные памятники нам мало известно о внутренней жизни Этрурии. С точки зрения развития искусства можно установить взаимоотношения между этрусскими городами и окружающим миром. О жизни этрусков мы можем судить только по работам греческих и римских авторов, написанных иногда предвзято и зачастую спустя долгое время после описываемых событий. Основное внимание греческих и римских историков было сосредоточено отнюдь не на Этрурии, поэтому приходится черпать информацию об этом регионе из описаний событий, имевших место за его пределами. И все же попытаемся хотя бы в общих чертах описать развитие Этрурии и ее сражение с Римом.


Так называемый ориентализирующий период начался у этрусков в начале VII века до н. э. Начало этого периода пришлось примерно на 700 год до н. э. или на время возведения гробницы Боккорис в Тарквинии, датируемой 675 годом до н. э. В этой гробнице были обнаружены предметы, изготовленные в стиле культуры Вилланова, а также импортные и местные товары, демонстрирующие влияние Греции и Восточного Средиземноморья. В течение VIII века до н. э. новые культурные веяния в основном влияли на Северный Лаций, тесно связанный по суше и морю с Кампанией. Вскоре в Ветулонии, Популонии и других поселениях, богатых залежами железной руды, стали появляться такие же пышные захоронения. Постепенно новое влияние распространилось на весь регион. Этрурия, наконец, заняла свое место среди средиземноморских цивилизаций, передавая ориентализирующий стиль своим соседям, которые, в свою очередь, оказывали влияние на живущие рядом с ними народы. Торговля, ранее сосредоточенная в основном на юге, теперь обратилась на север, в Европу, за Альпы.


И греки, и финикийцы продолжали колонизацию Западного Средиземноморья, что имело большое значение для этрусков. Финикийцы заселили южное и западное побережья Сардинии и начали долгую борьбу за доминирование на всем острове. Группа халкидских греков из Кум основала колонию в Мессине, на сицилийской стороне Мессинского пролива. К этому поселению вскоре добавилось еще одно в Реджио (Региуме) на противоположном берегу, – таким образом этот морской путь оказался всецело в руках греков. Греческий город Сибарис, расположенный на западном берегу залива Таранто, основал колонии в Пестуме (Посейдония) и вблизи реки Лао, на узком перешейке на севере Калабрии, предоставлявшим доступ к Тирренскому морю.


В VII веке до н. э. торговля, основанная на разработке обширных залежей полезных ископаемых, подняла Этрурию на новую ступень благосостояния. Тем временем группы виллановианских поселений начали объединяться в города, с ростом контроля над окружающими поселениями формировалось ядро полиса. Новый правящий класс сооружал для себя прекрасные фамильные склепы. В середине VII века в Этрурию прибыл грек из знатной семьи, Демарат из Коринфа, покинувший свой родной город в момент политического кризиса. С собой Демарат, поселившийся впоследствии в Тарквинии, привез греческих художников.


У Демарата было двое сыновей, один из которых, называемый в римских источниках Лукумон, взял в жены знатную этрусскую девицу Танаквиль. Лукумон немного добился в Тарквинии, поскольку не был чистокровным этруском, и, побуждаемый супругой, которая не могла снести такого унижения, покинул Тарквинию и отправился в Рим. Ливий пишет:


«И вот добрались они до Яникула, и, когда сидели в своей крытой повозке (carpentum), орел плавно спустился к ним с неба и сорвал с головы Лукумона шапку, после чего с шумом взлетел, затем снова спустился, словно посланец богов, водрузил шапку на голову Лукумона и растаял в вышине. Подобное предзнаменование Танаквиль восприняла с радостью, будучи женщиной умудренной в предзнаменованиях, как и большинство этрусков».


Танаквиль истолковала предзнаменование, сообщив Лукумону, что его ждет величие. Предсказание сбылось, когда супруг Танаквиль стал первым этрусским царем Рима, под именем Луция Тарквиния. Во время своего правления он успешно сражался с сабинянами, всячески стремился расширить власть Рима среди латинских народов и вел большое городское строительство.


Преемником Тарквиния стал Сервий Туллий, о котором сохранилось много преданий. Император Клавдий, весьма сведущий в этрусской истории, говорил, что этруски называли Сервия Туллия Мастарной и что он был постоянным спутником Целия Вибенна во всех его приключениях. Мы знаем об этом Целии Вибенне и его брате Авле из этрусских эпиграфических и римских источников; сохранилось также и несколько этрусских изображений, повествующих об их подвигах. Самыми известными являются сцены, запечатленные на стене гробницы Франсуа в Вульчи, роспись датируется IV веком до н. э.


Традиционными датами правления Луция Тарквиния Старшего в Риме считаются 616—578 годы до н. э. Вряд ли можно считать совпадением, что около 600 года до н. э. этруски смогли продвинуться на юг, в плодородные равнины Кампании, где они впервые столкнулись с греками из Кум. Это соседство оказалось весьма плодотворным с точки зрения культурного обмена, продолжавшегося на протяжении всего VI века до н. э. (рис. 7). Неясно, какую именно форму приняла эта колониальная экспансия. По числу двенадцати городов Этрурии было основано двенадцать колоний, самой крупной из которых была древняя Капуя (современный город Санта-Мария-ди-Капуя-Ветере), которую этруски называли Вольтурнум; это имя все еще носит протекающая рядом река. Миновав Кумы, этруски продвинулись к югу от Салерно и установили контакт с Пестумом (Посейдония), а оттуда с Сибарисом, городом-метрополией, который в тот период переживал расцвет. Сибарис был известен своими тесными связями с Милетом, греческим городом в Малой Азии, и это, без сомнения, был главный путь, по которому ионийский стиль пришел в Этрурию и оказал в тот период серьезное влияние на искусство этрусков. Есть сведения о том, что в Этрурии работали ионийские художники, возможно, они вынуждены были бежать с родины после ее покорения Лидией, а после и Персией.




Рис. 7. Карта Этрурии и направления этрусской колониальной экспансии.



Около 525 года до н. э. этруски перешли через низкие перевалы Апеннин и спустились в область Болоньи, которая в течение длительного времени являлась крупным центром северной культуры Вилланова. По преданию, этрусский город в этой области, названный Фельзиной, был основан Окном, сыном или братом основателя Перуджи. Можно предположить, что в процесс колонизации были вовлечены и северные города, в особенности Вольтерра. Судя по всему, было основано двенадцать городов. Данные археологических раскопок указывают на то, что этруски не переходили западные границы Эмилии. К северу от По следы этрусков встречаются редко, сомнительно, что они когда-либо селились западнее реки Тичино, на берегах которой произошло первое серьезное сражение с галлами. Вероятно, Ливий все-таки преувеличивал, когда писал, что под властью этрусков оказалась вся долина до подножия Альп, за исключением территории венетов, живших в регионе близ современной Венеции. В это время этрусская колониальная экспансия достигла своего апогея, и даже Катон говорил, что «почти вся Италия оказалась под властью этрусков».


Два порта – Спина и Адрия – обеспечивали северным этрускам выход в Адриатическое море. Рост экономического процветания этрусских поселений, располагавшихся в долине По, можно оценить по количеству амфор, ввезенных из Аттики. В конце VI и начале V века до н. э. объем импорта резко вырос, очевидно, этруски воспользовались предоставленным Адриатикой выходом на Восток, когда взаимоотношения этрусков с греками в Тирренском море стали особенно напряженными.


Семена этой враждебности взошли, когда столкнулись интересы этрусков и греков в Кампании, но вообще морское соперничество между двумя этими народами было делом давним и постепенно перешло в борьбу за господство на море. Фокейцы из греческого города в Малой Азии, известные мореплаватели, одержали победу над карфагенянами и основали колонию в Марселе, у устья Роны, около 600 года до н. э. Почти сорок лет спустя они основали колонию в Алалии (современная Алерия) на восточном побережье Корсики и, возможно, предпринимали попытки закрепиться на Сардинии. После падения Лидии в 546 году до н. э. городам Ионии стала угрожать Персия. На встрече Панионийской лиги решено было переселить греков из Малой Азии в полном составе на Сардинию. Этот план никогда не был осуществлен, но почти половина населения Фокеи переселилась в Алалию. Греческая колонизация корсиканского побережья напротив Этрурии, должно быть, посеяла тревогу в этрусских прибрежных городах. Карфагенянам тоже не нравились посягательства на Сардинию. Объединенные общими интересами, этруски и карфагеняне сплотились. Аристотель говорил о них, как об образцовых союзниках.


Около 535 года до н. э. объединенные флотилии этрусков и карфагенян вступили в сражение с фокейцами. Те одержали победу с небольшим преимуществом, но потеряли так много кораблей, что вынуждены были покинуть Алалию и в конце концов поселились в Велии, южнее Пестума. Сардиния осталась в руках карфагенян, а этруски основали колонию на Корсике. По утверждению Геродота, после сражения карфагеняне и этруски привезли своих пленников на берег и там насмерть забили камнями. По преданию, после этого всех, кто проходил мимо места казни, поражала болезнь. Жители Черветери (Цере) отправили гонцов в Дельфы, чтобы те узнали, каким образом можно искупить грех. Оракул велел учредить игры в честь погибших, и когда это было сделано, зловещее знамение исчезло. Геродот упоминает, что эти игры проводились и в его время.


Почти десять лет спустя, в 524 году до н. э., этруски снова встретились с греками на поле брани, на этот раз на суше. Теперь на карту была поставлена Кампания. Этруски собрали армию в полмиллиона человек и попытались захватить Кумы, но Аристодем с горсткой солдат одержал над этрусками победу, собственноручно убив вражеского полководца в поединке. Еще одно событие, оказавшее сильное влияние на этрусков, произошло в 510 году до н. э. Греческий город Сибарис в течение длительного времени соперничал с соседним городом Кротоном, наконец, воины Кротона одержали победу над Сибарисом. Город был стерт с лица земли, а его жители бежали.


Почти в то же время этруски нанесли еще одно поражение. Тарквиний Гордый сменил Сервия Туллия на римском троне. При нем усилилось влияние Рима на его латинских соседей, в городе начались крупномасштабные строительные работы. Однако из-за своего высокомерия и заносчивости царь лишился поддержки аристократии и народа. Произошел переворот, в результате которого последний этрусский царь был изгнан из Рима и там была установлена республика. Случилось это в 509 году до н. э. Что происходило потом, не совсем ясно. Согласно преданиям, Тарквинии обратились за помощью к Порсенне, царю Клузия (современный Кьюзи), и тот осадил Рим. Подробности осады неизвестны, однако Порсенна вернулся домой, так и не возвратив Тарквиниям римский трон. Позже этруски потерпели поражение под Аричией, городом к югу от Рима, а затем утратили господствующее положение и в Южном Лации и на дорогах, ведущих на юг, в Кампанию.


Итак, греческие города, расположенные в Малой Азии, в 545 году до н. э. вошли в состав Персидской империи. В конце столетия они подняли восстание, в котором приняли участие и города материковой Греции. V век начался с грандиозного сражения греков и персов. Конфликт закончился победой греков при Саламисе в 480 году до н. э. и Платеях. В античности говорили, что в день сражения при Саламисе сицилийские греки выиграли решающее сражение против варваров Запада. Конец VI века до н. э. стал временем роста напряжения между греками и карфагенянами, которые в 480 году до н. э. направили в Сицилию крупные экспедиционные войска. Им противостояли греческие города во главе с Сиракузами, одержавшие крупную победу при Химере. Это сражение определило ведущую роль греков и, в частности, Сиракуз на Сицилии в течение следующих восьми лет. Тесные связи между этрусками и карфагенянами в тот период подтвердила находка трех золотых таблиц в Пирги, одном из портов Черветери (Цере). Таблицы были покрыты надписями, одна из которых сделана на древнекарфагенском языке, а остальные переведены на этрусский.


Сокрушительное поражение союзников не могло не повлечь за собой негативных последствий для этрусского народа. Теперь этруски, жившие в Кампании, зависели от поддержки с моря. В 474 году до н. э. греки из Кум попросили помощи у Сиракуз. Гиерон направил свой флот в Тирренское море и там, близ Кум, нанес поражение этрускам. После сражения на этрусском шлеме была сделана надпись, и Гиерон в Олимпии посвятил его богам. Этот шлем был обнаружен в 1817 году, теперь он находится в Британском музее. После победы Гиерон разместил гарнизон на Искье, позднее сиракузцы стали совершать рейды на Эльбу и этрусские поселения Корсики.


Этруски утратили былое господство на Тирренском море, а в V веке до н. э. стало понятно, кто становился их самым крупным соперником на суше. Молодая Римская республика набирала силу. Она уже доминировала среди своих латинских соседей и боролась с варварскими племенами. В Кампании на равнину с холмов спустились самниты, в 423 году до н. э. они захватили Капую, подорвав влияние этрусков в регионе, а вскоре заняли и греческий город Кумы.


V столетие и первая половина IV века до н. э. стали временем первого этапа долгой борьбы между этрусскими государствами и Римом. Она началась с ряда походов, направленных против Фиден (современный город Фидене). Этот маленький городок, союзник этрусков, был расположен на левом берегу Тибра всего в 10 километрах вверх по течению от Рима. В 435 году до н. э. Фидены были взяты римлянами, которые после этого переключились на Вейи, крупный этрусский город, расположенный всего в 18 километрах к северу от Рима.


В это трудное время вейенты объединились со своими соседями и союзниками фалисками, народом, населявшим область вокруг Чивита-Кастеллана по правому берегу Тибра и принявшим культуру этрусков, хотя говорили они на диалекте, родственном латыни. Оба народа осознавали грозящую им опасность, и первые официальные попытки объединить этрусские города-государства относятся как раз к этому периоду. Впрочем, попытки эти нельзя назвать удачными. Этруски не желали объединяться, одни потому, что им не пришелся по душе недавно выбранный царь Вей, другие – под давлением галлов с севера. Таким образом, Вейи остались практически один на один с римлянами со слабой надеждой на помощь фалисков.


В 405 году до н. э. началась легендарная десятилетняя осада Вей. О ней рассказывалось много историй в то время, когда Рим правил Средиземноморьем. Ливий повествует о строительстве укреплений вокруг города, о боевых действиях фалисков, то и дело беспокоивших римлян, об ответных нападениях римлян на Капену и Фалерии (современный Чивита-Кастеллана). При этом римляне постоянно боялись возможного объединения этрусских полисов. В 396 году до н. э. римляне захватили Вейи. Они подвергли город разграблению, продали его жителей в рабство и включили территорию города в состав римских владений. Победа Рима была полной и необратимой.


Падение Вей было настоящим бедствием для этрусков, поскольку теперь их южная граница была открыта. Вскоре этруски были атакованы врагом с севера. К V веку до н. э. галльские племена проникли в долину По, принеся с собой частицу латенской культуры – это название получил второй крупный период европейского железного века. В Италии галлы оказали влияние на соседние народы и многое заимствовали у них. В этрусском искусстве изображения галлов начинают появляться ближе к концу V века до н. э., часто это батальные сцены, как на стеле в Болонье. К этому времени галлы начали совершать набеги на северные поселения, известно, что почти одновременно с Вейями под их натиском пал и другой этрусский город. Археологические раскопки в Марцаботто и Болонье свидетельствуют о том, что этруски лишились своих владений довольно рано, в IV веке до н. э., а галлы, напротив, широко расселились в долине По, которую римляне позже назвали Цизальпинской Галлией.


В течение некоторого времени порты Адриатики продолжали импортировать греческие товары, что, вне всякого сомнения, приветствовалось галлами. Примерно в это время морские судна Сиракуз все энергичнее бороздили воды Адриатики. Старая вражда между этрусками и Сиракузами продолжалась и в 413 году до н. э., когда этруски отправили три корабля на помощь афинянам, осадившим Сиракузы во время Пелопоннесской войны. Затем, возможно, Дионисий из Сиракуз воспользовался слабостью этрусков на севере, чтобы расширить свою Адриатическую империю за счет Адрии и Спины. Хорошо известны действия, которые он предпринимал в Тирренском море – его флот совершал нападения на берега Корсики и Этрурии, а в 384 году до н. э. сиракузцы разграбили святилище в Пирги.


Галлы не ограничились долиной По: в 391 году до н. э. они пересекли Апеннины. К этому времени может относиться история об Аррунсе из Клузия. Он завлек галлов богатыми дарами, чтобы отомстить одному своему недругу. Супругу Аррунса соблазнил знатный человек, которого Ливий называет Лукумоном, и «этот человек был так могуществен, что невозможно было покарать его своими силами».


Столкнувшись с галлами, жители Кьюзи обратились за помощью к Риму. Римляне, предвидя возможную нужду в своей собственной обороне, ограничились тем, что направили в Кьюзи послов. В отместку галлы двинулись к Риму. Они нанесли поражение римской армии у Аллии, небольшом притоке Тибра, захватили и сожгли город. В это кризисное время жители Цере (современного Черветери) приняли сторону Рима, предоставив приют его жрецам и весталкам. Римляне не забыли этот дружественный акт.


Хотя поражение у Аллии несколько ослабило римлян, южные этрусские города и фалиски снова вскоре стали испытывать их давление. Вслед за захватом территории Вейи римляне подчинили себе Капену фалисков и расширили ее границы до Монте-Соратте, вторгшись на территорию Чивита-Кастеллана (Фалерии-Ветерес). В течение первой половины IV века до н. э. Черветери, Чивита-Кастеллана и Тарквиния были втянуты в войну с Римом. Между 358-м и 351 годами до н. э. военные действия шли практически непрерывно, особенно ожесточенная борьба развернулась между Римом и Тарквинией. В 353 году до н. э. с Черветери было заключено перемирие сроком на сто лет, городу даже было даровано право принять римское подданство. Тарквиния и Чивита-Кастеллана запросили мира в 351 году до н. э., перемирие было заключено на сорок лет, а вскоре после этого город Чивита-Кастеллана стал союзником Рима. Вот так римское могущество постепенно распространялось по южной Этрурии.


Мир соблюдался все сорок лет. В этот период греческий полководец Александр повел свою армию на восток. Этруски якобы были среди тех средиземноморских народов, которые направили к нему послов, чтобы приветствовать его по пути возвращения в Вавилон. В Италии вспыхнула война между Римом и самнитами, однако, связанные своими временными соглашениями о перемирии, этрусские города-государства не воспользовались возможностью и не ударили на Рим с севера. В 311 году до н. э. война возобновилась, и на следующие полстолетия пришлись второй и заключительный этапы борьбы с Римом, которая завершилась исчезновением этрусских городов-государств как независимых политических образований. В этот же период римляне устанавливают свое господство над самнитами, умбрами и другими народами Италии.


В 311 году до н. э. большинство этрусских городов, наконец, объединились и осадили Сутрий. Через год ситуация повторилась, но на этот раз этруски потерпели поражение, некоторые из них бежали в леса. Римский консул приказал преследовать их, но храбрецов, готовых углубиться в чащобу, среди римских воинов не нашлось. Владевший этрусским языком брат консула вызвался произвести разведку района. После его благополучного возвращения консул выступил с армией в поход, поднялся на Циминийскую гору и увидел расстилавшиеся внизу плодородные равнины Этрурии. Вскоре римляне вторглись в область вокруг бассейна верхнего Тибра и после ряда сражений крупные этрусские города этой области – Перуджа (Перузия), Кортона и Ареццо (Арретий) – запросили мира. Рим заключил с ними перемирие сроком на тридцать лет. В 308 году до н. э. Тарквиния заключила еще одно перемирие на сорок лет.


В Этрурии воцарился короткий мир, но на севере вскоре возобновились военные действия – римляне участвовали в стычках у Ареццо, близ Руселл и Вольтерры. В 299 году до н. э. этруски поддержали набег галлов на римские территории. Затем самниты, которые потерпели поражение в своем противостоянии Риму, двинулись на север и создали коалицию с умбрами, галлами и этрусками. Последние, однако, судя по всему, играли небольшую роль в последовавшей кампании, которая завершилась решительной победой римлян в Сентинуме (Умбрия) в 295 году до н. э. В ходе заключительного сражения были взяты Руселлы, Больсена, Вульчи, заключены перемирия с Перуджей и Ареццо. К 280 году до н. э., когда римляне встретились с высадившимся на юге Италии Пирром из Эпира, почти вся Этрурия оказалась под властью Рима.


В III веке до н. э. произошло два инцидента. В 265 году до н. э. вспыхнуло восстание в древних Вольсиниях, и правящее семейство запросило помощи у Рима. Римляне восстановили порядок и перенесли город с его хорошо укрепленной позиции на берег озера. Победу над Этрурией римляне отметили, переместив в Рим культ этрусского бога Вольтумна (Вертумна или Вортумна). Подобная судьба ожидала жителей Чивита-Кастеллана – после восстания в 241 году до н. э. их переселили на равнину.


К этому времени римляне вышли победителями из 1-й Пунической войны. Их власть сосредоточилась на юге полуострова, в то время как карфагеняне, наконец, оставили в покое Сицилию. Вскоре после этого Рим овладел Сардинией и Корсикой. После этого уже никто не мог усомниться в римском господстве над Италией в целом и Этрурией в частности. Рим укреплял свою власть, основывая колонии на стратегически выгодных позициях и прокладывая военные дороги.


За исключением Черветери, жители которого с давних пор могли принять римское гражданство, этрусские города продолжали выступать в качестве римских союзников. Им не было позволено заключать политические союзы с другими государствами, граждане должны были отбывать воинскую повинность, и, по всей видимости, их жители не могли иметь собственность на римской территории и заключать браки с римскими гражданами. Однако эти ограничения могли иметь некоторые послабления, поскольку римляне убедились, что могут положиться на этрусков, достойно проявивших себя в сражении с галлами в 225 году до н. э. при Таламоне. Более того, ни один этрусский город не поднял восстания во время 2-й Пунической войны, когда Ганнибал и его карфагенская армия вторглись в Италию, и в течение долгого времени исход этой решающей битвы оставался под вопросом.


После утраты политической независимости этрусские города некоторое время сохраняли свою самобытность. Во II—I веках до н. э. продолжало существовать местное искусство; этот период также называют римско-этрусским. Но в течение этого времени этруски постепенно перенимали образ жизни римлян, власть которых простиралась теперь на все Средиземноморье. Античные историки утратили интерес к Этрурии, поэтому сведений о жизни этрусков во II веке до н. э. чрезвычайно мало. Известно только, что, как и по всей остальной Италии, по Этрурии больно ударили социальные и экономические последствия 2-й Пунической войны; в 196 году до н. э. в Этрурии вспыхнуло восстание рабов, сельское хозяйство страны переживало кризис.


В начале I века до н. э. вспыхнула война между римлянами и конфедерацией мятежных итальянских народов, в которую входили и этруски. В 89 году до н. э. им было даровано римское подданство. В этом же столетии Этрурия сильно пострадала в междоусобицах позднего периода Римской республики. Наконец, мир был восстановлен Августом, который, полагая, что старая политическая система республики не в силах более эффективно управлять государством, восстановил авторитарный режим. Начался период империи.


К этому времени процесс ассимиляции этрусских городов Римом был почти завершен. Великий министр Августа, Меценат, гордился своими аристократическими этрусскими предками. Люди этрусского происхождения и римские ученые интересовались этрусскими древностями, в то время как надписей на этрусском языке становилось все меньше, а искусство все сильнее испытывало влияние имперского Рима. И все же во II веке н. э. некоторые сельские жители Этрурии все еще говорили на родном языке. Знаменитые этрусские прорицатели просуществовали еще дольше. Юлиан Апостат взял этрусских гаруспиков в свой поход в Азию в IV веке н. э., а один этрусский предсказатель в 410 году н. э. предложил заручиться помощью богов, чтобы отбросить Аларика от стен Рима.


Такова вкратце история Этрурии, помогающая нам понять жизнь этрусков. К несчастью для этрусков, они оказались соперниками греков на море в период расцвета их мощи и военными противниками римлян и галлов, чрезвычайно грозных противников. Этруски не смогли объединиться, когда в этом возникла необходимость. В то время как Рим поглощал своих латинских соседей, а затем и народы, куда менее близкие к нему в культурном отношении, адаптируя свою политическую структуру к требованиям времени, этрусские города продолжали придерживаться древних традиций и заплатили за это высокую цену.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Льюис Спенс.
Атлантида. История исчезнувшей цивилизации

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Мария Гимбутас.
Балты. Люди янтарного моря

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X