Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Эллен Макнамара.   Этруски. Быт, религия, культура

Военная организация

Письменные свидетельства, которые помогли бы нам ознакомиться с этрусской военной организацией, встречаются редко, а изображения батальных сцен не позволяют нам отчетливо представить себе этрусскую боевую тактику. Мы знаем, что к VIII веку до н. э. виллановианцы были вооружены короткими мечами и копьями, часто сделанными из бронзы. У них было превосходное защитное снаряжение – украшенные гребнями шлемы, латы и круглые щиты, украшенные геометрическим орнаментом или, под влиянием ориентализирующего стиля, изображениями животных (рис. 4, 5,6).

На протяжении последующих столетий вооружение и доспехи иногда делались из бронзы, однако к VII веку до н. э. привычным стало оружие из железа, до наших дней практически не сохранившееся. Однако нехватка материальных свидетельств до некоторой степени компенсируется резко возросшим количеством изображений воинов в полном облачении. При этом следует помнить, что изображения эти могут демонстрировать художественные заимствования, порой базирующиеся на мифологии, подобно тем, что можно увидеть на центральной панели колесницы Монтелеоне.



Рис. 34. Стела Авеле Фелюска из Ветулонии. Археологический музей Флоренции.


Примерно к середине VII века до н. э. прежние виллановианские формы начинают сменяться греческими. Новое греческое снаряжение включало коринфский шлем, выкованный из цельного куска бронзы и снабженный низким или высоким гребнем. Во-вторых, этруски заимствовали греческий тип ножных лат, которые охватывали ноги под коленом, и большой круглый гоплитский щит. Греческое военное снаряжение можно увидеть на Авеле Фелюске, фигура которого изображена на стеле из Ветулонии, датируемой концом VII века до н. э.; в руках он держит двойной топор, возможно, символ власти (рис. 34). В такое же снаряжение облачены воины VI века до н. э., грудь и спина их прикрыта бронзовыми пластинами.

Ближе к концу архаического периода появляются некоторые новшества, в частности иная форма лат – они могли делаться из кожи и покрываться сверху пластинами металла. Такие латы защищали также плечи и бедра воина. Увидеть это снаряжение можно на терракотовой статуе коленопреклоненного воина из Чивита-Кастеллана.

Все это снаряжение было заимствовано у греческого мира, но этруски использовали и италийские формы. У воина, изображенного на табличке из Черветери, на груди виден круглый диск, вероятно защищавший сердце. Подобную защиту использовали самниты и пицены, а знаменитый этрусский шлем, захваченный сиракузцами в морском сражении у Кум в 474 году до н. э. и посвященный богам, представляет собой тип шлема, заимствованного восточными и северными соседями этрусков.

К V веку до н. э. относятся изображения воинов, носящих шлемы с гребнями, с откидными щитками для щек, без защиты для носа и с жесткой налобной повязкой. Этот аттический тип шлема продолжал использоваться в IV веке до н. э. вместе с составными латами, ножными доспехами и гоплитским щитом. Также использовался другой тип лат. Он делался либо из кожи, либо из бронзы и предназначался для защиты брюшной полости, он прикрывал живот, но по бокам оставлял неприкрытыми бедра, хотя они защищались набедренниками. Прекрасные латы из бронзы с передней и задней пластинами, откидывающимися на плечах, был обнаружен в гробнице IV века до н. э. в Орвието, вместе с большим круглым щитом, все еще носившим следы деревянной обшивки сзади, и пара ножных доспехов. Это снаряжение было сделано в соответствии с греческой традицией, но находилось вместе с типом шлема, совершенно отличным от всего описанного выше (рис. 35).



Рис. 35. Шлем и доспехи из гробницы в Орвието. Археологический музей Флоренции.


Этот шлем имел шишак на куполе и щитки для щек, украшенные тремя дисками. Форма щита овальная, как у воина, сражающегося с этрусским всадником на барельефе в Болонье. Кроме того, этруски и их италийские соседи заимствовали галльские типы снаряжения, включая меч, изображенный на стенах гробницы Рельефов в Черветери. Затем этрусские города-государства подчинились Риму, и их вооруженные силы влились в римскую армию.

Этрускам в древности приписывали изобретение бронзовой военной трубы, которая стала известна в Риме к VI веку до н. э. и в Греции к началу классического периода. Как правило, изображения этих труб встречаются в сценах погребальных процессий или триумфальных шествий.

Следует упомянуть также конскую сбрую, используемую не только как военное снаряжение. В VII веке до н. э. этруски все еще иногда использовали удила с нащечными щитками в форме лошади, заимствованные у виллановианцев (рис. 6,à). На смену им пришла греческая форма с полукруглым нащечным щитком; эта разновидность удил была в ходу вплоть до эллинистического периода (рис. 21). В VI веке до н. э. этруски искусно изготовляли колесницы. Сомнительно, чтобы их использовали непосредственно во время сражений, судя по росписям, в таких колесницах цари или полководцы отправлялись в военные походы, кроме того, колесницы служили украшением триумфальных шествий. Всадники, которых иногда можно увидеть на изображениях того периода, облачены в тяжелое снаряжение пехотинцев, скорее всего, для того, чтобы они могли спешиваться в случае необходимости, хотя Ливий и упоминает кавалерийские соединения.

Подобные противоречия мешают нам полностью понять, как именно была организована этрусская армия и как этруски сражались в жестоких битвах архаического и классического периодов. Сцены единичных сражений, которыми мы располагаем, не вполне ясны – в основном это изображения марширующих воинов, выглядящих как тяжеловооруженные пехотинцы в полном греческом снаряжении. Подобную сцену можно увидеть на барельефе, украшающем саркофаг из Перуджи. На барельефе изображен военный отряд, возвращающийся из похода с победой. Впереди идут пленники, один из них несет ситулу венетской формы, за пленниками следуют мулы, нагруженные военными трофеями, несколько воинов гонят стадо гусей и скота.

Некоторые сведения можно почерпнуть из античных источников. Имеется описание лагеря Порсенны и засады этрусков из семейства Фабиев, устроенной близ берегов реки Кремеры примерно в 477 году до н. э. Есть описание гибели Ларса Толумния, вейского царя (который, между прочим, в то время носил льняные латы), павшего от руки римского консула. Подробно описано сражение между воинами Кьюзи и галльской ордой, а также битва между Тарквинией и Римом в IV веке до н. э.: этруски пошли в бой вместе со «своими жрецами, которые несли перед войском змей и факелы», этрусские воины «устремились вперед, словно фурии». Многое в этих описаниях может быть противоречиво с точки зрения хронологии, а изображения могут содержать в себе элементы художественного заимствования.

Появление полного снаряжения, состоявшего из металлического шлема, лат, ножных доспехов и большого щита, обычно ассоциируется в Греции с гоплитской организацией, в которой народное ополчение из городов-государств сражалось тесно сомкнутыми рядами или фалангами. Большое социальное и политическое значение имела и новая организация римской армии, внедренная Сервием Туллием в VI веке до н. э. Все воины делились на группы, имевшие различное снаряжение. Со стороны царя это могло быть попыткой увеличить количество людей в армии и получить поддержку класса умеренно состоятельных фермеров, которые теперь могли сражаться бок о бок со знатью. Считается, что о существовании гоплитского снаряжения и тактики римляне узнали от этрусков, которые, судя по изображениям, сами применяли его.

Трудно, однако, говорить о существовании стройной военной организации, учитывая, что нам мало известно о социальных условиях в Этрурии. Возможно, воинскую дисциплину могли жестко контролировать цари, но к V веку до н. э. политическая власть в этрусских городах-государствах перешла к знати. В связи с этим можно предположить, что в качестве военных подразделений в этрусской армии могли выступать крупные семьи или кланы, наподобие семейства Фабиев, устроивших засаду на реке Кремере. Может быть также, что патроны могли вербовать на военную службу своих клиентов и прочих зависимых от них людей. Известно о попытках этрусков нанять галльских наемников, но мы пока не можем объяснить, каким образом этрусским городам-государствам удавалось сражаться с хорошо вооруженным и дисциплинированным врагом. Судя по всему, когда политическая власть перешла в руки знати, в Этрурии назрел военный кризис, которым частично объясняется тот упадок военного могущества, который Этрурия пережила в V веке до н. э. Впрочем, в IV веке до н. э. этруски по-прежнему сохраняли среди римлян репутацию доблестных воинов.



Рис. 36. Кратер Аристонофа со сценой морского сражения. Капитолийский музей, Рим.



Рис. 37. Монета из Популонии с молотом и клещами, специализацией которой была работа по металлу.


Что касается морских сражений, то тут мы опять-таки больше знаем об их исходе, нежели о тактике, которую использовали этруски. Известно, что к VII веку до н. э. этрусские военные корабли были оснащены чем-то вроде тарана. Есть предположение, что роспись на кратере Аристонофа, датируемом примерно серединой VII века до н. э., показывает сражение между греческим и этрусским кораблями. Первый корабль имеет длинный таран и идет на столкновение, а другой поднимает паруса (рис. 36).

Среди редко встречающихся изображений других типов этрусских кораблей можно отметить изображение прекрасного торгового судна, обнаруженное в недавно открытой гробнице Корабля в Тарквинии. Этот корабль имеет высокий нос и корму, квадратные паруса со сложным такелажем. В гробнице Охоты и Рыбной ловли изображены маленькие ялики, на носу которых разными красками нарисованы глаза.

Доблесть, выказываемая этрусками в морских сражениях, была хорошо известна в античности. Именно этрускам приписывают изобретение ростра, или тарана, корабля, этрускам обязаны своими названиями моря, омывающие италийский полуостров: Адриатика названа в честь Адрии, порта близ устья реки По, а Тирренское море напоминает о греческой версии названия этрусского народа. Античные авторы также засвидетельствовали, что этруски терроризировали греческих моряков, рисковавших заходить в Тирренское море в VIII веке до н. э., этруски колонизировали Корсику, плавали в Западное Средиземноморье и даже боролись с карфагенянами за владение островом. Нам известно о полководце из Тарквинии, который повел армию на Сицилию, о том, что этруски посылали свои корабли на помощь афинянам в Сиракузах в 413 году до н. э., а в 307 году до н. э. восемнадцать этрусских кораблей прибыли на Сицилию, чтобы оказать поддержку Агофоклу в его борьбе против карфагенян. Однако столетие спустя, в 205 году до н. э., этрусские города не предложили Сципиону свои корабли, ограничившись отправкой леса для строительства кораблей и полотна для парусов.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль

Думитру Берчу.
Даки. Древний народ Карпат и Дуная

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Пьер-Ролан Жио.
Бретонцы. Романтики моря
e-mail: historylib@yandex.ru
X