Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
Энн Кенделл.   Инки. Быт, религия, культура

События последнего десятилетия

В течение правления Уайны Капака произошли два события, предрекавшие грядущее столкновение между инками и испанцами. Во-первых, когда чиригуана напали на империю инков с востока, их сопровождал Алехо Гарсия, испанский авантюрист. Атака была успешно отражена, но этот испанец, который прошел путь от побережья Бразилии, оказался первым европейцем, посетившим империю. Во-вторых, в 1527 г. до Уайны Капака, когда он был в Кито, дошли слухи, что на побережье с запада явились странные бородатые люди. Это была предварительная, разведывательная экспедиция Писарро, которая высадилась в Тумбесе. В том же году, вскоре после получения этих новостей, вспыхнула эпидемия (вероятно, испанская экспедиция завезла черную оспу), от которой умерло много людей. Жертвой эпидемии стал великий Уайна Капак, который умер, не имея формально признанного или окончательно выбранного наследника. Согласно некоторым отчетам, на смертном одре император обратился к оракулу, но традиционная процедура гадания не дала определенного ответа, благоприятного для какого-либо из основных кандидатов. Самым старшим сыном был Нинан, но он также умер от чумы, вскоре после своего отца. Уаскар, очевидный наследник, был в Куско, где он, не теряя даром времени, короновался с помощью Верховного жреца, прежде чем какой-либо политический заговор стал бы препятствием его вступлению в права наследства.

К несчастью, сложности с правом наследования все-таки возникли. Атауальпа, единокровный брат Уаскара и любимый незаконнорожденный сын его отца, потребовал назначить его губернатором провинции Кито – как он заявил, это была отцовская воля. Атауальпа как будто бы сделал это заявление, в то же время признавая власть Уаскара как императора Инки, но Уаскар слишком нервно отреагировал на него, испугавшись, справедливо или нет, что Атауальпа станет его конкурентом. Эту ситуацию усугубляло то, что Атауальпа, как было известно, жил в роскоши, которая соперничала с роскошью самого Инки – опасный признак ввиду символического истолкования иерархии подобных привилегий. Кроме того, Уаскар поссорился со своей матерью, которая сделала все от нее зависящее, чтобы воспрепятствовать его браку с родной сестрой, что являлось его традиционным правом, которое должно было укрепить его положение как императора. Ситуация еще была усложнена запутанными политическими интригами в Куско и в Кито, вовлекшими обе стороны в гражданскую войну. Этот раздел между сторонами совпадал, по существу, с социальным разделением между Ханан и Урин Куско. Атауальпу поддерживали в Кито и в Урин Куско, Уаскара – в Ханан Куско. Атауальпа, на стороне которого было такое преимущество, как наиболее выдающиеся полководцы его отца и хорошо обученная армия в Кито, сошелся в схватке с армией Уаскара и разгромил ее всего лишь после нескольких стычек.

Едва лишь «генералы» одержали победу над Уаскаром, пленили его и в 1532 г. заключили в тюрьму, как до Атауальпы дошли вести о высадке Писарро на побережье. Атауальпа, находясь в Кахамарке, ожидал от своих военачальников сообщения, что он может направиться в Куско и официально возложить на себя власть над государством; у него пока не было времени укрепить свое только что завоеванное положение императора, ведь гражданская война окончилась совсем недавно. Его «генералы», Кискис и Чалькучима, были заняты в Куско безжалостным истреблением вождей и всех мужчин фракции Уаскара, которые могли иметь более законные претензии на место Инки, чем Атауальпа. Тем временем Уаскар все еще был жив и содержался в тюрьме.

Атауальпа, похоже, не особенно испугался испанцев. У него было подавляющее численное преимущество против всего лишь двух сотен, так что не было причин опасаться физической угрозы; любопытство и, возможно, сомнение в истинной природе чужестранцев заставили его позволить испанцам добраться до Кахамарки. Многие источники сообщают, что как инки, так и провинциалы поначалу прониклись благоговейным страхом перед бородатыми испанцами и их лошадьми. Приверженцы Уаскара, которые, похоже, оказывали Атауальпе в районе Куско некоторое сопротивление, могли даже на короткое время приободриться в надежде, что испанцы были посланниками бога, создателя их цивилизации, Виракочи, который должен явиться и покарать Атауальпу за узурпацию законного режима.

Испанцы прибыли в Кахамарку усталые и напуганные, но ведомые решительным и находчивым вождем. Атауальпа удалился к горячим источникам невдалеке от города и оставил распоряжение разместить испанцев в центре города. Два конкистадора, не теряя времени, нанесли Атауальпе визит, приехав верхом в расположение инкской армии близ горячих источников и поразив воинов своими лошадьми. На этой встрече было договорено, что на следующий день Атауальпа навестит Писарро в Кахамарке. Вероятно, надеясь, что ночью лошади потеряют силу, и веря в свое численное превосходство и страх испанцев, Атауальпа вошел в Кахамарку в сумерки, и с ним было 2 тысячи человек свиты, как это описывает очевидец Франсиско де Херес: «Сначала прошел отряд индейцев, одетых в одеяния в красную и белую клетку, которые поднимали с земли солому и мели дорогу; затем прошли еще группы в других одеяниях, все они пели и танцевали, а после них множество мужчин с нагрудными знаками, медальонами и в золотых и серебряных венцах, посреди которых ехал Атауальпа в паланкине, обрамленном разноцветными перьями попугаев и украшенном золотом и серебром. Принца несли на плечах множество индейцев (в одном отчете говорится, что это были 80 вождей в голубых одеждах), а за ним несли еще два паланкина и два гамака, в которых находились важные лица, и далее отряд за отрядом следовали множество людей в золотых и серебряных венцах. Вступив на площадь, Атауальпа сделал знак, и наступила тишина».

Увидев перед собой всего лишь нескольких испанцев, Атауальпа преисполнился подозрений и отказался покидать свой паланкин. Тогда епископ Висенте де Вальверде вышел вперед и произнес речь, требуя признать христианскую веру и императора Карла V, что было грубо переведено переводчиком. Естественно, Атауальпа не выказал никакого смирения и не подчинился столь нелепым требованиям; наоборот, он вознегодовал. То, что последовало – резня его свиты и его пленение испанцами, – произошло молниеносно: удар, блестяще спланированный Писарро, прежде чем армия, находящаяся за пределами города, успела вмешаться. Не уверенные в безопасности императора, лишенные руководства своих наиболее опытных начальников, войска были прикованы к месту и не знали, что им делать.

Испанцы смогли достичь успеха и в этой стычке, и в тех, которые последовали позже, благодаря эффекту неожиданности, панике, которую вызывали их лошади, пушкам и психологическому воздействию их предполагаемой божественности. Дополнительным и важным фактором явилось то, что Писарро заручился помощью законной фракции инков, а также поддержкой других племен, к примеру канари, которые оказывали сопротивление инкскому господству. Когда индейцам стали понятны истинные намерения испанцев, было уже слишком поздно.

События, которые последовали за пленением Атауальпы, заставили народы Анд полностью осознать и пережить потрясение конкисты. Атауальпа втайне приказал умертвить Уаскара, который пытался выторговать свою свободу у испанцев. Последние затем воспользовались этим фактом как поводом, чтобы избавиться от Атауальпы, который самим своим существованием и влиянием мог спровоцировать всеобщее восстание. Судебный процесс над ним, на котором ему предъявили ряд фантастических обвинений, быстро завершился казнью через удушение. Для обитателей Анд это означало конец их мира: Инка как Сын Солнца был центральной точкой, вокруг которой строилась вся их вселенная и через которую людям была обеспечена связь с богами. Люди ощущали это событие как нечто катастрофическое, о чем говорилось в элегии XVI столетия: «Земля отказалась поглотить тело Инки… скалы содрогнулись… слезы хлынули потоком, помрачилось Солнце… Луна занемогла» (см. рис. 53).


Рис. 53. Казнь Атауальпы в Кахамарке Пома изображает как обезглавливание; на самом деле он был задушен гарротой, а обезглавлен был позже Топа Амару


В записях есть множество рассказов инков о дурных предзнаменованиях, предвещавших прибытие испанцев и последующее падение империи. В течение правления Уайны Капака империю беспрерывно потрясали землетрясения и приливные волны; сам Уайна Капак изрекал пророчества. В краткое царствование Уаскара во время праздника Солнца кондор, преследуемый соколами, упал посреди великой площади Куско; оказалось, что птица умирала от болезни, и никакими силами нельзя было ее исцелить. Луна также предвещала бедствие, когда она показалась на ясном ночном небе, окруженная тройным ореолом: первая полоса цвета крови, вторая черная и третья подобная дыму. Предсказатель истолковал знамение: кровь объявляла о войне между потомками Уайны Капака, черный цвет означал крах религии и империи Инки, которая исчезнет в дыму. Такие прорицания и истолкования предзнаменований могли производиться ретроспективно, и, как предполагает Натан Уотчел, делалось это в попытке лучше понять конкисту – событие, которое вдребезги разрушило их мир.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы

Джон Мэнчип Уайт.
Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура

Ральф Уитлок.
Майя. Быт, религия, культура

Майкл Ко.
Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Уорвик Брэй.
Ацтеки. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X