Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)

А. С. Назаров (Одесса). Металлообработка у племен ямной и катакомбной культур степной зоны Причерноморья

Решение проблем исторического развития племен бронзового века в Северном и Северо-Западном Причерноморье немыслимо без всестороннего изучения таких важных артефактов материальной культуры, как изделия из металлов.

Естественно, что это в полной мере относится и к ямной и катакомбной культурам. Известно, что металлические изделия на ямных памятниках встречаются крайне редко. Так, в погребениях южнобугского варианта обнаружены ножи, бронзовый кинжал, шилья, а также украшения: пронизи, серьги, подвески из бронзы, серебра и золота. В трех случаях отмечены находки блях с пуансонным орнаментом (рис. 1).

Ножи. Было найдено 4 экземпляра. Это небольшие копьевидные ножички с черешком для насадки рукояти (рис. 1/1-3). Три из них имеют подтреугольный обоюдоострый клинок с расширенным основанием. Аналогии этим ножам широко известны в памятниках Новосвободненского типа. В кургане у хутора Отрадный (погр. 1/5) обнаружена серебряная двухлезвийная бритва (рис. 1/1), аналогичная соответствующему изделию из гробницы у города Нальчик (Чеченов, 1973, 68).

Особый интерес представляет находка у хутора Отрадный (погр. 1/17) бронзового кинжала с литой ручкой, заканчивающейся грибовидным навершием, четко отделенным от рукоятки. Противоположный конец ее расширен в виде полуовала для насадки клинка. Внешнюю сторону рукоятки украшают глубокие врезные линии, у ее основания имеются две сквозные дырочки (рис. 1/18). Подобный тип оружия не известен в памятниках ямной культуры. Наиболее близкие аналогии происходят из Сачхерского могильника в Закавказья (Кушнарева, Чубинишвили, 1970, 126), датируются концом III тыс. до н. э.

Шилья. Также немногочисленны находки шильев, всего их обнаружено 6 экземпляров. Это четырехгранные стержни длиной 3 6 см с заостренными концами, у одного из них сохранилась деревянная рукоять (рис. 1/ 6-7,14). Такие же шилья нередко попадаются в инвентаре катакомбных погребений.

Украшения. В Бугско-Ингулецком междуречье украшения обнаружены в 19 погребениях. Среди них многовитковые спиральные подвески из золота и серебра (рис. 1/10-12), серебряные и бронзовые серьги в полтора оборота с заостренными или расширенными концами (рис. 1/13-15). Подобные украшения встречаются при ранних катакомбных погребениях бассейна Северского Донца и на Нижнем Дону (Братченко, 1976, 52-53). В трех могилах найдены мелкие серебряные и медные проволочные колечки в один оборот с несомкнутыми концами (рис. 1/17), а в четырех, среди прочего инвентаря, выявлены пять кованых бронзовых блях. Четыре бляхи круглые, выпуклые (рис. 1/19-21). Одна из них гладкая (Новая Одесса IV, кургана 1, погребение 22), на трех других имеется мелкий орнамент, нанесенный пуансоном с внутренней стороны (хутор Отрадный, курган 36, погребение 9; курган 22, погребение 16). Четвертая бляха тоже с пуансонным орнаментом, но плоская и трапециевидной формы (Елагина, Петренко, 1968, 44).

Рис. 1. Изделия из металла погребений ямной культуры.
Рис. 1. Изделия из металла погребений ямной культуры.

Круглые кованые бляхи с пуансонным орнаментом — нередкое явление на Северном Кавказе и в Предкавказье. Наибольшее их количество сосредоточено в Районе Пятигорья и прилегающего к нему Верхнего Прикубанья (Нечитайло, 1978, 68-69). Наличие блях в комплексах ямной культуры Бугско-Ингулецкого Междуречья, очевидно, следует рассматривать как результат кавказского импорта (Шапошникова и др., 1986, 44).

Одним из существенных факторов в экономике племен катакомбной культуры было освоение ими техники обработки металла, сначала меди, а затем и бронзы.

Количество бронзовых изделий в памятниках катакомбной культуры довольно значительно (рис. 2, 3, 4; табл. 1). Почти все разнообразные орудия труда и украшения хорошо известны только в погребальном инвентаре, на поселениях металла мало. Так, при раскопках поселения у с. Шелаево на р. Оском при довольно значительном количестве находок из камня и глины было найдено всего лишь одно бронзовое шило. Это, по-видимому, говорит о ценности металла в то время. Металлические вещи берегли; кроме того, в случае порчи их переплавляли и использовали этот металл для изготовления других предметов.

Погребения катакомбной культуры дают много медных и бронзовых наконечников копий или ножей, шильев, разнообразных украшеннй в виде бус, подвесок, височных колец, блях; значительно реже встречаются плоские тесла и в исключительных случаях - бронзовые топоры. Хотя такие крупные изделия, как топоры, тесла, долота встречаются крайне редко, все же это не дает права утверждать, что они редко употреблялись. Наоборот можно говорить, что ими пользовались постоянно; об этом свидетельствуют, с одной стороны, следы больших металлических топоров, сохранившихся на деревянных плахах, а с другой, следы металлических долот и кирок на стенках многих катакомб, выдолбленных в твердом грунте (Попова, 1955, 160-161).

Важным является вопрос о привозном или местном металле. По этому вопросу существуют две точки зрения. Согласно одной из них, в первой половине II тыс. до н.э. рудной базой для всего юга служил Кавказ. Этой точки зрения придерживался А.А. Иессен. С другой точки зрения, в ту эпоху степные племена имели уже свою рудную базу, и сами были знакомы с выплавкой металла. Этого мнения придерживались Б.А Латынин и, отчасти, В.А. Городцов. Вопрос этот довольно сложный и окончательно может быть выяснен только на основе значительного числа химических анализов металлических изделий катакомбной и северокавказской культур и сравнения результатов этих анализов с анализами кавказских руд и руд Донецкого бассейна.

На основании же археологических исследований можно, по-видимому, говорить о трех этапах в развитии металлургии катакомбной культуры. Первый этап - это рубеж III и начало II тыс. до н.э.: время, когда впервые зарождаются связи с Северным Кавказом, где уже была высокая техника обработки металла. На этом этапе племена катакомбной культуры познакомились с металлом, очевидно, только с помощью жителей Северного Кавказа. Только благодаря заинтересованности степняков в кавказском металле зарождались такие связи. Сначала в северо-причерноморские степи стали попадать, вероятнее всего, металлические вещи в уже готовом виде, а затем в качестве полуфабрикатов, из которых уже на месте выделывались вещи. Второй этап - это время, близкое к середине II тыс. до н.э., когда степные племена сами стали разрабатывать медные рудники, так как медная руда, хотя и в небольшом количестве, но все же имелась в Донецком бассейне. Третий этап - поздний, датируется третий четвертью II тыс. до н.э.

По геологическим данным, медные руды в Донецком бассейне известны в 23 пунктах, и все они примерно концентрируются на западной окраине славяно-бахмутской котловины. Наиболее часто попадаются выходы руды в районах с. Лапасня, Рожны и у Клиновских хуторов, а также в долинах р. Выссривки и Жидовой. Здесь имеется около 14 пунктов с медной рудой.



Но во всех этих пунктах месторождения медной руды, как указывает А.С. Федоровский, приурочены к отложениям пермокарбонового возраста и, следовательно, представлены медистыми песчаниками с очень невысоким содержащем меди. Именно этим - бедностью медных руд, а также отсутствием здесь самородной меди - объясняется то, что племена катакомбной культуры не могли на первых порах своего знакомства с металлом взяться за выплавку этих песчаниковых руд.

Выплавка их требует уже значительных навыков. Кроме того, медные месторождения Донецкого бассейна в большинстве случаев находятся на довольно значительной глубине, что, конечно, играло существенную роль. Кроме технических трудностей, связанных с добычей этой руды, глубина залегания медных руд имеет и еще другое существенное значение. Руды, которые находятся ближе поверхности почвы, быстрее окисляются в результате соприкосновения сернистых руд с кислородом атмосферы, и получаются так называемые окисленные руды.

Обработка окисленных руд представляет собой первый этап, как показал А А. Иессен, в
развитии металлургии. Сернистые же руды требуют уже относительно высокого уровня техники. В то время как из окисленных медных руд можно сразу выплавлять медь, сернистые руды требуют еще дополнительной обработки. Их надо предварительно обжигать с целью удаления серы.

Для успешного развития техники металлургии, помимо наличия руды, требуются иметь и топливо, и воду, необходимые при металлургических процессах. Все эти обстоятельства позволяют предполагать, что племена катакомбной культуры впервые познакомились с медью не в степях. Первые медные вещи были перенесены из районов, более богатых медными рудами, где их разработка уже давно была известна. Таким районом оказался Северный Кавказ, хорошо связанный реками и морем с северными причерноморскими степями.

Однако надо думать, что знакомство с первыми медными предметами, привезенными с Северного Кавказа, принесло умение разыскивать руду, добывать ее, а также и выплавлять и обрабатывать свою донецкую руду. Именно к этому времени и относится появление большого количества разнообразных металлических вещей, которые, конечно, близки по своим формам к различным северо-кавказским вещам, так как именно они были их прототипами и теми образцами, по которым делались вещи обитателями степи.

К середине II тыс. до н.э. можно отнести, по-видимому, некоторые древние разработки медных руд Донецкого бассейна. Они были обнаружены под г. Артемовском, около Клиновских хуторов, а также во Фрунзенском районе и под г. Павлоградом. Интереснейшие древнейшие разработки медных руд в 10 км от Артемовска, у Клиновских хуторов, были исследованы В.А. Городцовым. Здесь были найдены древние разработки и следы плавки медной руды, а также обнаружены шлаки, каменный уголь, обожженное дерево и обломки сосудов, которые были покрыты медной окисью.

Интересна в этом отношении и находка у с. Крымское под г. Славянском на р. Торец трех кусков меди. Все три куска имели по несколько довольно глубоких насечек. По произведенному анализу они представляли собой куски чистой меди. Эти находки, как можно предполагать, говорят о местной обработке медной руды, так как в громадном большинстве случаев добыча медной руды была тесно связана с выплавкой меди на месте древнего рудника. В результате выплавки получились те куски меди, которые были найдены у с. Крымское.

Вторичная обработка металла могла происходить в различных местах и совсем далеко от места добычи и выплавки руды. Насечки, которые имелись на всех трех кусках меди из с. Крымское, дают основание предположить, что медь могла в то время служить какой-то единицей обмена, и эти куски, разделенные глубокими насечками, составляли несколько таких меновых единиц (Попова, 1955, 94-98).

Трудно точно установить, с какого именно времени племена катакомбной культуры начали самостоятельную обработку металлов, но следует отметить что количество металлических вещей резко увеличивается у них во второй четверти II тыс. до н.э.

Окончательно выяснить технику изготовления бронзовых орудий пока не удается. Можно предполагать, что она, скорее всего, была заимствована с Северного Кавказа, где господствовала в то время техника литья по восковой модели. Может быть, именно поэтому мы не можем сейчас указать ни одной каменной литейной формы, которая была бы найдена в памятниках катакомбной культуры. После отливки многие вещи как тесла и кинжалы подвергались дополнительной проковке. Мелкие предметы, как например, шилья и мелкие ножички, могли отковываться из небольших литых бронзовых прутиков. Не исключено, что для отливки этих прутиков употреблялись примитивные песчаниковые литейные формочки, известные в археологической литературе как «выпрямители древков стрел». Bпрочем, уже В.А. Городцов связывал эти формочки с существованием местной металлургии. Находки этих предметов в катакомбных погребениях «точно пригнанными парами и с признаками действия огня устанавливают назначение их служить литейными формами». Это предположение подтверждается анализом такой же песчаниковой литейной формочки, найденной в печерской культуре, исследование которой показало наличие на ней металла.

Не останавливаясь подробно на типах металлических изделий, известных на памятниках катакомбной культуры, следует сказать, что широкое распространение металлических вещей и наличие в позднекатакомбное время мест разработки медной руды позволяют говорить о развитой металлургии у племен Северного Причерноморья уже к середине II тыс. до н.э.

Наличие металлургии у племен катакомбной культуры способствовало изменению способа производства. Появившиеся металлические орудия дали возможность сильно увеличить производительность труда: можно было употреблять металлические орудия для обработки земли, для постройки домов, сооружения погребальных камер, а также использовать их для военных целей. С появлением в производстве металлических орудий сильно изменился и сам способ производства.

Развитие металлургии, также как и скотоводство, способствовало накоплению богатства, появление имущественного неравенства внутри общества. Накопление богатств в виде скота и металлических вещей было стимулом, который способствовал дальнейшему развитию древнейших путей сообщения, развитию обмена между племенами, сложению культурных связей. Paзвивавшаяся металлургия, также как и скотоводство, была тем новым элементом в произво-дительных силах, который повлиял на соотношение производительных сил и производственных отношений (Попова, 1955. 161-162; Субботин, 2000,350-387, Иванова, 2001, 22).

Таким образом, ранний бронзовый век характеризуется возникновением Циркумпонтинской металлургической провинции, широким распространением первых искусственных сплавов - мышьяковистых бронз, техники литья в составные литейные формы. Датируется ранний бронзовый век первой половиной III тыс. до н.э. и включает такие культуры, как усатовская и ямная.

Средний бронзовый век отличается наивысшим подъемом производства, основанного на раннебронзовых технологических приемах и традициях, а также зарождением новых технологий, ставших ведущими в позднем бронзовом веке. Средний бронзовый век датируется второй половиной III тыс. до н. э. - XVIII-XVII вв. до н.э. и включает такие культуры, как катакомбная и культура многоваликовой керамики.

Как следует из оценки территории Украины, выполненной геологами, насыщенность небольшими месторождениями и рудопроявлениями меди, наряду с несколькими крупными месторождениями промышленного характера, весьма высока. По богатству медными рудами территория Украины не уступает древней Анатолии, и существенным отличием между ними является лишь практическое отсутствие целенаправленных исследований древних разработок на Украине (Ремесло, 1994, 98).


Литература

Братченко С.Н., 1976 - Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы //Киев

Елагина Н.Г., Петренко В.Г., 1968 - Отчет о работе Степной скифской экспедиции истфака МГУ в 1968 г. //Архив ИА АН НАНУ. № 1121-1122

Иванова С.В., 2001 - Социальная структура населения ямной культуры Северо-Западного Причерноморья // Одесса

Кушнарева К.Х., Чубинишвили Т.Н., 1970 - Древние культуры Южного Кавказа. IV - III тыс. до н.э. //Лениград

Нечитайло А.Л., 1978 - Верхнее Прикубанье в бронзовом веке //Киев

Попова Т.Е., 1955 - Племена катакомбной культуры //M

Ремесло, 1994 - Ремесло эпохи энеолита - бронзы на Украине //Киев

Субботин Л.В., 1993 - Некоторые аспекты хозяйственно-производственнои деятельности ямных и катакомбных племен степной зоны Северо-Западного Причерноморья // Сб: Древности причерноморских степей, Киев

Субботин Л.В., 2000 - Северо-Западное Причерноморье в эпоху ранней и средней бронзы //Stratum plus, № 2

Чеченов И.М., 1973 - Нальчинская подкурганная гробница //Нальчик

Шапошникова О.Г. и др., 1986 - Фоменко В.Н., Довженко H.Д.- Ямная культурно-историческая область (Южнобугский вариант) //САИ, вып. В 1-3
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Светлана Плетнева.
Половцы
e-mail: historylib@yandex.ru
X