Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)

Д.Л. Тесленко (Днепропетровск). К вопросу о территории распространения каменных гробниц энеолита-ранней бронзы степной Украины

В последнее время оживился интерес к погребениям гробниц энеолита-раннего бронзового века Северного Причерноморья и Крыма, совершенными в каменных ящиках. Они традиционно объединялись в рамках так называемой «кеми-обинской» культуры. С целью определения особенностей и закономерностей распределения подобных захоронений на территории степной Украины (в настоящее время их известно более ста), а также уточнения существующих данных по картографированию этого типа памятников, мы нанесли на карту 74 пункта, у которых были обнаружены погребения в каменных гробницах.

В первую очередь следует отметить неравномерность распределения погребений в каменных ящиках в пределах степной зоны Украины. Абсолютное большинство последних известны на территории от Дуная до Днепра, включая и его левобережье. Курганы, содержавшие каменные гробницы, за редким исключением, находились в южной части степной зоны. Чаше всего они располагались на мысах вдоль речных долин, иногда - в поймах. Наибольшая концентрация подобных комплексов наблюдается в бассейне Ингульца и его притоков, где на сегодня известны 32 погребения. Именно здесь отмечены самые северные в зоне лесостепи проявления данной традиции (Александрия, Корыстивка). В восточных районах степной Украины пока известно лишь одно аналогичное захоронение этого периода (Петровка на Луганщине), относящееся, судя по инвентарю, к животиловскому типу (Нечитайло, 1991,43-45).

Говоря о пространственном распределении погребений в каменных ящиках в связи с их культурной принадлежностью, отметим, что они появляются в позднем энеолите и известны во всех «доямных» культурных группах - постмариупольской, «нижнемихайловской», животиловской — и существуют вплоть до начала катакомбного периода. Важным является факт, что по другим признакам обряда и инвентарю погребения в каменных гробницах не отличаются от синхронных им погребений тех же культур.

Картографирование памятников позволяет сделать некоторые наблюдения, правда, довольно условные, ввиду большого числа нечетко определяемых или вообще разрушенных энеолитических памятников. Так, можно предполагать, что зона концентрации так называемых «нижнемихайловских» погребений (группа III, варианты А и Б, по Ю.Я. Рассамакину (Rassamakin, 1999, 72-73) в каменных гробницах, вероятнее всего, ограничена бассейнами рек Ингул, Ингулец и Днепр.

Список указанных на карте населенных пунктов: 1 - Кубей; 2 - Холмское; 3 - Татарбунары; 4 - Сарата; 5 - Алкалия; 6 - Затока; 7 - Красное; 8 - Ново-Котовск; 9 - Санжейка; 10 - Великодолинское; 11 - Беляевка; 12 - Ефимовка, 13 - Великозиминово; 14 - Бараново; 15 - Затока; 16 - Катаржино; 17 - Старые Беляры; 18 - Большой Аджалык; 19 - Покровка; 20 -Новая Одесса; 21 - Степовое; 22 - Ковалевка; 23 - Ивановка; 24 - Весняное; 25 - Каменка; 26 - Благодатное; 27 - Касперовка; 28 - Новошмидтовка; 29 - Березовка; 30 - Старорозановка; 31 - Старогорожено; 32 - Соколовка; 33 - Константиновка; 34 - Виноградное; 35 - Краснополье; 36 - Висунск; 37 - Львово; 38 - Лиманцы; 39 - Александровка; 40 - Баратовка: 41 - Великоалександровка; 42 - Староселье; 43 - Моисеевка; 44 - Кривой Рог «Долгая могила»; 45 - Латовка; 46 - Валовое; 47 - Долгинцево; 48 - Войково; 49 - Рахмановка; 50 - Зеленый гай; 51 - Кривой Рог «Три брата»; 52 - Андрусовка; 53 - Корыстивка; 54 - Александрия; 55 - Бургунка; 56 - Скадовск; 57 - Софиевка; 58 - Чернянка: 59 - Золотая Балка; 60 - Новокаиры; 61 - Любимовка; 62 - Балки; 63 - Орджоникидзе; 64 - Шевченковский карьер; 65 - Богдановский карьер: 66 - Широкое; 67 - Никополь; 68 - Куйбышево; 69 - МГОК; 70 - Верхнетарасовка; 71 - Марьевка; 72 - Аккермень; 73 - Константиновка; 74 - Петровка.
Список указанных на карте населенных пунктов: 1 - Кубей; 2 - Холмское; 3 - Татарбунары; 4 - Сарата; 5 - Алкалия; 6 - Затока; 7 - Красное; 8 - Ново-Котовск; 9 - Санжейка; 10 - Великодолинское; 11 - Беляевка; 12 - Ефимовка, 13 - Великозиминово; 14 - Бараново; 15 - Затока; 16 - Катаржино; 17 - Старые Беляры; 18 - Большой Аджалык; 19 - Покровка; 20 -Новая Одесса; 21 - Степовое; 22 - Ковалевка; 23 - Ивановка; 24 - Весняное; 25 - Каменка; 26 - Благодатное; 27 - Касперовка; 28 - Новошмидтовка; 29 - Березовка; 30 - Старорозановка; 31 - Старогорожено; 32 - Соколовка; 33 - Константиновка; 34 - Виноградное; 35 - Краснополье; 36 - Висунск; 37 - Львово; 38 - Лиманцы; 39 - Александровка; 40 - Баратовка: 41 - Великоалександровка; 42 - Староселье; 43 - Моисеевка; 44 - Кривой Рог «Долгая могила»; 45 - Латовка; 46 - Валовое; 47 - Долгинцево; 48 - Войково; 49 - Рахмановка; 50 - Зеленый гай; 51 - Кривой Рог «Три брата»; 52 - Андрусовка; 53 - Корыстивка; 54 - Александрия; 55 - Бургунка; 56 - Скадовск; 57 - Софиевка; 58 - Чернянка: 59 - Золотая Балка; 60 - Новокаиры; 61 - Любимовка; 62 - Балки; 63 - Орджоникидзе; 64 - Шевченковский карьер; 65 - Богдановский карьер: 66 - Широкое; 67 - Никополь; 68 - Куйбышево; 69 - МГОК; 70 - Верхнетарасовка; 71 - Марьевка; 72 - Аккермень; 73 - Константиновка; 74 - Петровка.

Причем именно на Ингуле и Ингульце несколько подобных захоронений встречались под одной насыпью (Старогорожено, Баратовка). Известные сегодня постмариупольские погребения в каменных гробницах сосредоточены на еще более узком пространстве (нижнее и среднее течение Ингульца с притоками и район современной Никопольщины), - на границе северной и южной зон степи. При этом наблюдаются лишь одиночные захоронения под курганными насыпями. Ареал распространения погребений в каменных гробницах, которые по совокупности признаков обряда и инвентаря могут быть отнесены к животиловским (Петровка, Константиновка, Баратовка и т.д.) совпадает с территорией, на которой известны и захоронения этого типа в грунтовых ямах.

Погребения в каменных, нередко расписанных краской гробницах ямного времени также сосредоточены на степных пространствах от Дуная до Днепра. Их наибольшая концентрация наблюдается в бассейне Ингульца и его притоков. Именно здесь известно наибольшее количество случаев нанесения изображений на стены ящика и сооружения гробниц-цист. На Ингульце, как уже отмечалось выше, обнаружены и наиболее северные захоронения данного типа. С другой стороны, такие погребения не известны на большом удалении к востоку от Днепра. Немногочисленны эти памятники и на юге Херсонщины. Последнее наблюдение представляется достаточно важным, ввиду отсутствия захоронении в каменных гробницах в Северном Крыму, при их достаточно высокой плотности в предгорной части полуострова. Таким образом, если рассматривать погребения в каменных гробницах в рамках кеми-обинской культуры, то следует объяснить, почему ее ареал оказывается разделенным достаточно обширными пространствами.

Итак, картографирование захоронений энеолита - раннего бронзового века Степной Украины, произведенных в каменных гробницах, позволяет с высокой степенью вероятности определить район наибольшей концентрации подобных памятников - территория между Днепром и Ингулом, включающая среднее и нижнее течение Ингульца. Именно здесь представлены захоронения всех культурных типов, включая наиболее ранние. Мы не рассматриваем в данном контексте новоданиловские (скелянские) погребения с каменными внутримогильными конструкциями, ввиду их принципиального архитектурного отличия - обкладка плитами или обычными камнями стен фунтовой ямы (Тесленко, 2000). Кроме того, зона их распространения ограничена территорией Донеччины, что, на наш взгляд, не позволяет рассматривать в генетической связи новоданиловские «ящики» и гробницы рубежа энеолита - раннего бронзового века.

Вопрос о причинах и механизме появления традиции сооружения каменных гробниц в степи сейчас вряд ли может быть решен однозначно. Появление каменных ящиков с «вытянутыми» погребениями вероятнее всего обусловлен контактами постмариупольского населения с другими энеолитическими культурными группами. Анализируя погребения животиловского типа, практически все исследователи отмечают не характерный для степи обряд и инвентарь поседних и приходят к выводу о его миграционном происхождении (Ковалева, 1991, Rassamakin, 1996). M. Шмит рассматривает существование в степи специфических каменных гробниц как результат участия в миграции и некоторых групп населения КША (Szmyt, 1999, 185-186). Вероятно, именно передвижениями животиловского населения можно объяснить появление каменных гробниц (Петровка, Константиновка) далеко к востоку от Днепра. Представляется, что западные истоки происхождения рассматриваемой черты погребального обряда наиболее вероятны, но решение проблемы, безусловно, требует специального исследования.

Что же касается захоронений в каменных гробницах ямного времени, то сегодня все больше исследователей говорят о невозможности их отделения от памятников ямной культуры ввиду совпадающих признаков погребального обряда и инвентаря. Предложение рассматривать захоронения в каменных ящиках как социально выделенные, неоднократно повторяется исследователями. Однако при этом без ответа остается ряд вопросов, в частности, о происхождении в обряда ямных племен обычая сооружения каменных гробниц как формы погребальной конструкции. В этом случае несомненно важными представаяются топографические наблюдения, свидетельствующие о концентрации курганов с каменными гробницами преимущественно вдоль долин степных рек, которые еще со времени энеолита выполняли роль связующих звеньев между Лесостепью и Степью (Мовша, 1993).

Объяснения требует и факт отсутствия интересующих нас захоронений в восточных районах степной зоны, тем более, что здесь известны многочисленные погребения в каменных ящиках, связываемые с КМК и срубной культуре. Причем при их создании использовались те же материалы, что и для гробниц энеолита - ранней бронзы Поднепровья и более западных районов (Литвиненга, 2000, 13).

Наконец, о чем свидетельствует концентрация захоронений индивидов, обладающих высоким социальном статусом, на достаточно узкой, по сравнению с ареалом ямной культуры, территории.

Решение перечисленных выше проблем, без сомнения, требует специального исследования, призванного выяснить, что скрывается за ставшей шаблонной формулировкой «захоронения индивидов высокого социального ранга, выполнявших, вероятно, функции служителей культа».


Литература

Ковалева И.Ф., 1991 - Погребения с майкопским инвентарем в Левобережье Днепра (к выделению животиловского культурного типа) //Сб: Проблемы археологии Поднепровья, Днепропетровск

Литвиненко Р.А., 2000 - Каменная курганная архитектура культуры многоваликовой керамики // Сб: Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий, Донецк

Мовша Т.Г., 1993 - Взаемовiдносини степових i землеробських культур в епоху енеолiту - ранньобронзового вiку //Археологiя,. № 3

Нечитайло А.Л., 1991 - Связи населения степной Украины и Северного Кавказа в эпоху бронзы // Киев

Тесленко Д.Л., 2000 - К вопросу о типологии каменных гробниц энеолита-раннего бронзового века степной Украины //Сб: Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий // Донецк

Rassamakin Y., 1996 - On Early Elements of the Globular Amphorae Culture and Other European Cultures in the Late Eneolithic of the Nothern Black Sea Region //BPS, vol. 4

Rassamakin Y., 1999 - The Eneolithic of the Black Sea Steppe: Dynamics of Cultural and Economic Development 4500-2300 B.C. // In: Late Prehistoric exploitation of the Eurasian Steppe, Cambridge

Szmyit M., 1999 - Between West and East. People of the Globular Amphora culture in Eastern Europe: 2950-2350 ВС // BPS, vol. 8
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Коллектив авторов.
Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Светлана Плетнева.
Половцы

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века
e-mail: historylib@yandex.ru
X