Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)

П.М. Кожин (Москва). Система представлений в археологии: хронология, этногенез, производство, структура общества

1. Перечисленные базовые понятия, хотя и присутствуют во всех без исключения археологических работах, остаются достаточно аморфными, когда речь заходит об их содержательной характеристике и терминологическом определении. Это объясняется тем, что археология как научная область складывалась на основе практической систематизации и объяснения конкретного материала и не была подкреплена самостоятельным теоретическим и методологическим единым базовым основанием.

2. Этим, в частности, обусловлена та необычная для самостоятельной научной отрасли свобода выбора методических приемов для обработки материалов, способов суммирования результатов наблюдений, экспериментов и способов получения и верификации выводов. Современная археология использует для своих целей этнологические методики и разработки; методы точных и естественных наук; исторические наблюдения и обобщения; результаты, полученные в смежных научных дисциплинах, - практически принимая их на веру и не проводя по отношению к ним никаких процедур проверки и обоснованной адаптации к своей собственной научной области.

3. В этом смысле особенно показательным выглядит пример построения археологической хронологии и как системы, и в конкретных случаях, когда для построения хронологии привлекаются методы естественных наук, особенно радиоуглеродный метод. Соотнесение этого метода с археологией развивалось своеобразно. Его автор начал с проверки данных об астрономическом возрасте латиноамериканских календарных стел, а получение ожидаемого результата послужило сигналом для безграничного применения метода в археологии напрямую при датировке любых раскопанных объектов. Это вызвало острую, хотя и недостаточно обдуманную, реакцию со стороны археолога В. Милойчича (1956). Он вместо того, чтобы сосредоточиться на принципах применения данного метода в археологии, сразу же перешел к критике первых шагов его применения, фактически вступив в конфликт с физиками - пионерами метода, и теми коллегами, которые бездумно упивались впечатлениями от первых полученных результатов. Далее физики стали активно совершенствовать метод, археологи, по мере возможности, его практически использовали, но никакой принципиальной схемы адаптации метода к археологическому материалу создано не было. От этого пострадала система археологической хронологии, основанная на астрономических данных и исторических документах. Можно даже сказать резче: произошло рассогласование системы хронологии, прежде всего абсолютной, на уровне региональных и глобальных шкал. Это особенно ярко стало проявляться в связи с культурами и памятниками раннеписьменной истории, которые вдруг в большинстве случаев были признаны более поздними по сравнению с бесписьменными культурами, определенно зависимыми от них.

Впервые сформулировавший эту проблему на материалах раннеземледельческих племен степного Северного Причерноморья, Л.С. Клейн подвергся бессмысленной критике за этот здравый и прогрессивный подход. Однако и это не являлось пределом нерациональности. Пострадали методы относительной хронологии, сформированные самой археологической наукой: утратил значение и перестал развиваться типологический метод, подмененный статистическими выкладками, базирующимися на искусственно построенных классификациях предметов материальной культуры, любых артефактов, обрядов, сооружений, культов и собственно любых проявлений человеческой культуры древности, которые исследователям приходило в голову классифицировать. В научной отрасли, где факт единичный и система фактов является реальной объективной данностью, авторитет был поставлен над систематическим обоснованием: авторитетное мнение может служить доказательством равноценным системе фактов, что чаще всего проявляется при параллельном привлечении сведений письменных источников и археологических данных. В этом опять же проявился недостаток методико-теоретической базы научной отрасли. Впрочем, здесь речь может идти об общей постмодернистской парадигме научного творчества: «Наука - это поиск более или менее правдоподобных объяснений, но отнюдь не истин».

4. Проблема этногенеза - одна из сложнейших сфер историко-культурных археологических реконструкций. В самой общей формулировке проблема этногенеза - это поиск непрерывной преемственности популяции, языка, материальной и духовной культуры. Это также выявление систем, составляющих содержание последней. Их устойчивость обусловлена особенностями природной среды, образом жизни, спецификой производственной деятельности, кругом общения с соседними коллективами, социальной структурой общества и предельными возможностями ее изменений в рамках единой этнической среды. Не касаясь здесь национал-патриотических концепций этногенеза, чаще всего имеющих лишь политическое обоснование и не реагирующих на любые формы научной критики, отмечу, что все научные подходы к этногенезу строятся на принципах ретроспективы или перспективы в оценках культурного развития. Либо от современного состояния этноса пытаются проследить его проявления в прошлом. Либо древнюю культуру представляют прямым проявлением этноса (материальную культуру характеризуют археологические данные, а духовная - может реконструироваться по письменным, историческим или историко-лингвистическим материалам), стремятся по отобранным признакам или системе таких признаков возвести эту культуру до современного уровня, подбирая ей соответствия с учетом, прежде всего, возможной территориальной, а затем и культурной преемственности. Здесь все зависит от набора и качества этнокультурных признаков, которые выбираются исследователем для характеристики этноса. Рассмотрение этногенеза необходимо, наконец, строго отделить от расогенеза, ибо в большей части голоценовой эпохи сплошное уже заселение всех пригодных для жизни пространств Земли исключало возможность полной смены антропологических типов в связи с изменением этнической среды, вызванным миграциями, войнами, природными катастрофами или другими крупными культурными, природными, хозяйственными и прочими переменами.

5. Огромное количество исследовательских приемов, которыми располагает современная наука, не гарантирует само по себе высокое качество разрешения любой логической или теоретической ситуации. Особенно ярко (и часто негативно) проявляется несоответствие между постановкой задач и получаемыми результатами, когда возникает необходимость в выработке системы, связывающей воедино показатели материальных и духовных проявлений человеческой культуры. Чаще всего, как практически показал В.И. Вернадский в своем опыте разрешения проблемы возникновения книгопечатания, недостатки таких систем бывают обусловлены ограниченностью комплексного полифакторного подхода к поиску и обоснованию причинно-следственных связей. Это объясняет трудности, возникающие в связи с изучением древнего производства.

Понятие производства отражает сложные явления, крупную составляющую человеческой культуры, чаще всего при работе с археологическими объектами, нуждающееся в диахронической оценке Под производством в древности можно понимать организационные действия определенного коллектива. Когда посредством квалифицированного выполнения стандартных, четко выработанных операций, осуществляемых специально подготовленными для этого людьми, с помощью профессионального использования соответствующих рабочих инструментов, в итоге трудовой деятельности из первичного сырьевого материала получают конечный готовый продукт (или полуфабрикат), используемый для удовлетворения жизненных потребностей коллектива или отдельных его членов. При наличии соответствующих археологических находок все (или хотя бы большинство) предпринятые коллективные действия получают материальное выражение. Создается непосредственная возможность реконструировать те идеальные связи, которыми обеспечивалось логическое взаимодействие процессов, непосредственно управлявших производством. В итоге может быть восстановлен производственный цикл отдельных отраслей, а на его основе - и всего производства в целом. Именно в этой сфере выявляется параллелизм между процессами древнего производства и типологическим методом, благодаря сохраненным на более поздних изделиях реликтовым следам более ранних производственных фаз (1). Он может быть использован и как контрольное средство для проверки достоверности реконструкций древних технологических процессов и как чисто надежное археологическое обоснование относительной хронологии исследуемых объектов. Пока можно говорить лишь о возможных перспективах подобного подхода.

6. Наконец, проблемы структуры древних обществ, возможности реконструкции по собственно археологическим материалам социальной иерархии древнего населения в разных ареалах и регионах мира не согласно общетеоретическим схемам, а в соответствии с реальными особенностями рассматриваемых объектов, требуют определенной коррекции в связи с новыми фундаментальными подходами к соотношениям материального и идеального в культуре. Основным источником наблюдений и реконструкций в этой сфере был и остается погребальный обряд. На различиях погребального обряда отдельных погребений и их групп (здесь, в первую очередь, следует считаться с систематическими данными пояса степей, лесостепей и полупустынь, где преимущественно земледельческие и скотоводческие культуры регламентируют свои социальные порядки в стандартных обобщенных схемах, что резко отличает эти региональные общности от культур лесной полосы с их индивидуализирующими тенденциями, обусловленными низкими демографическими показателями и меньшими в силу многих факторов возможностями межкультурного общения) сказываются, очевидно, не только реальные оценки межличностных и межгрупповых отношений в коллективе живых, но и виртуально определяемые возможности общения живых с умершими и живых представителей разных статусов и рангов с высшими негуманитарными силами. Здесь уместно напомнить, что в китайской и иероглифической письменности существует значительное число обозначений понятия «смерть», разнящихся для представителей разных древних социальных слоев, от императора до простолюдина (естественно, это касается древних канонических текстов). Однако последовательный анализ контекстов убеждает, что разные обозначения были необходимы не для подчеркивания причастности того или иного индивидуума к определенной прослойке одновременно живших лиц (хотя и этот смысл обязательно присутствовал), а для обозначения специфики их общения с высшими силами, с Небом - Верховным божеством.

7. Отмечая здесь самые общие моменты, связанные с терминологией фундаментальных проблем, хотелось бы лишь напомнить, что при всей неоднозначности задач современной археологии, вызванной различиями в подходах к региональной, материковой и общемировой проблематике, к разновременным памятникам различных природных поясов, к этнокультурным системам, восходящим к изначально разнящимся языковым, ментальным, духовным и производственно-бытовым традициям - необходимость в общетеоретическом осмыслении проблем, создание последовательной и единой системы эпистемологии науки остается актуальной. Она тем более становится необходимой в силу огромного роста наличного археологического материала и новых возможностей для его систематизации и осмысления, которые, кажется, позволяют уже не выдумывать (в свете тех или иных теорий) какие-то произвольные вариации на тему прошлого, а воссоздавать его реальный ход и особенности.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X