Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)

А.Д.Резепкин (Санкт-Петербург). К вопросу об эволюции энеолитических скипетров

Ранее уже была предложена такая схема, но в несколько сокращенном варианте (Rezepkin, 2000). В данной работе сделана попытка предложить более развернутую модель. Согласно одной точки зрения, в начале эволюционного pяда стоят скипетры схематического типа (Дергачев, Сорокин, 1986), по другой - реалистического (Резепкин, 1996). В поддержку последней попробую изложить свои соображения. Пожалуй, наиболее логичной исходной формой будут служить два навершия: первое найдено у с. Аксай Волгоградской области (рис. 1/1) и опубликовано Е.В Цуцкиным в 1981 году, второе - из музея г. Мариуполь (рис. 1/1). При всем их различии (как собственно почти всех скипетров), существенными являются следующие элементы сходства.

А - Передняя часть - морда какого-то зверя - укороченно-уплощенная в фас.

Б - Выделенные глаза и ноздри расположены также спереди, а не по бокам, как у остальных навершин. Только у навершия из Мариуполя две ноздри заменены одним небольшим круглым углублением на кончике морды (рис. 1/1-А).

В - Оба навершия обладают сквозным отверстием для рукояти, причем оно расположено асимметрично продольной оси скипетров - ближе к морде. Особенно хорошо это читается у скипетра из Мариуполя. Он характерен выделенными глазами с крутыми дугами надбровий, разделяющих оба глаза, сильно выпуклым лбом и горизонтально выступающей нижней частью морды с имитацией ноздрей в виде кружков. Глаза от нижней части отделяют три полосы.

Практически идентичное оформление глаз, высокий лоб, но с более детализированной нижней частью морды, мы видим на экземпляре скипетра из Касимчи (Добруджа), представляющем, как полагаю, следующий этап эволюции. Только здесь вместо просверленного отверстия для рукояти на затылке зверя изображена характерная для всего последующего развития скипетров выпуклость, своей формой имитирующая конец выходящей из отверстия наружу рукояти скипетра (рис. 1/2). Сам скипетр стал крепиться к древку более простым и легким способом: его не отполированную заднюю часть под прямым утлом зажимали в расщепленную верхнюю часть деревянной рукояти и обматывали ремнями. Предложен и другой способ крепления скипетра к рукояти, но применяя этот способ трудно понять, как продевался шип (в моей версии - имитация выступающей верхней части рукояти) скипетра в отверстие втулки рукояти, не нарушая цельности самой рукояти (Govеdarica, Kaizer, 1996, 81, Abb. 10). Авторы, как мне кажется, такой детали скипетра, как шип, в своей реконструкции придают слишком утилитарные функции, которые к тому же трудно выполнимы.

Следующий этап развития представлен экземпляром из Терекли Мектеб. Здесь уже нет дуговидных бровей, но остались глаза, приподнятый кончик носа с выделенными ноздрями и рот (рис. 1/3). Дальнейшая эволюция скипетров, как представляется, отражена в экземпляре из погребения близ с. Суворово (Даниленко, Шмаглий, 1971). В нем так же, как и на предыдущих экземплярах, в нижней части прорезными линиями выделены нижние головы животного, изображены нос, рот и глаза, но появилось качественное
отличие - нет характерной выпуклой приподнятости лба и вздернутости носа. Глаза и ноздри расположены на одной горизонтальной линии, вследствие чего абрис морды приобрел вид вытянутого овала (рис. 1/4), который затем станет характерной формой скипетров абстрактного типа. Такую форму вытянутого овала, сужающегося в сторону имитации выступающей из отверстия рукояти, демонстрИрует собой следующий этап развития скипетров - абстрактный. Здесь вместо профиля морды животного, по отполированной части идет дугоооразная полоса с перемычкой, как у скипетра из архаринского погребения (Синицын, Эрдниев, 1966) (рис. 1/5). Возможно, эта перемычка рудиментарно продолжает имитировать отделение морды животного от остальной части, как на реалистических скипетрах.

На следующем экземпляре из музея г. Куйбышева, опубликованного Е.В. Цуцкиным, мы видим уже две дугообразных каннелюры (рис. 1/6). По сути, это уже чисто орнаментальный мотив, который в процессе дальнейшего его упрощения (деградации) распадается до трех параллельных каннелюр. Подобное действие, например, представлено на скипетре из Обыршень (рис. 1/7) (Dodd- Opritescu, Mitrea, 1983). Конечный вариант эволюции представлен образцом из Хвалынского энеолитического могильника (Агапов, Васильев, Пестрикова, 1990). Здесь от признаков скипетра остались только контур и имитация выступающей сверху рукояти. Никаких следов даже орнамента мы здесь не наблюдаем(рис. 1/8).

Известно, что скипетры обоих типов концентрируются в двух районах: восточном (Средняя и Нижняя Волга и далее, вплоть до Урала, Северный Кавказ, Нижний Дон), и западном - Карпато-Дунайском (Дергачев, Сорокин, 1986). По поводу того, в каком из регионов скипетры появились впервые, давно идут жаркие дискуссии (Дергачев, 2000; Манзура, 2000) и связано это с совсем другой проблемой - индоевропейской прародиной в южнорусских степях и теорией М. Гимбутас о волнах кочевников-скотоводов-индоевропейцев, время от времени громящих земледельческие культуры юга Средней Европы. И скипетры являются одним из основных аргументов в пользу этой теории (Дергачев, 2000,224). В данном случае хотелось бы по возможности проанализировать именно этот аргумент.

Во-первых, все же непреходящее удивление вызывает тот факт, что эти навершия (включая и абстрактный тип) большинством исследователей считаются скульптурным изображением головы коня, да еше и взнузданного. А ведь хотя бы то, что все скипетры реалистического типа, за исключением, пожалуй, образца из Суворово, изображают головы крутолобых животных, кончик морды которых всегда приподнят, должно было бы как-то обратить на себя внимание приверженцев этой идеи. Где же вы видели породу курносых коней?

Далее. В западном ареале все скипетры (не из случайных находок) обнаружены на поселениях периода Кукутень А - Триполье B I (Дергачев, 2000, 223), кроме одного из погребения у с. Суворово. Аргументы относительно того, что на поселениях они как бы чужеродны и вторично использованы, малоубедительны хотя бы в силу их абсолютного преобладания. И аргументы И.В. Манзуры в пользу того, что эти изделия на поселениях нельзя априори считать чем-то совершенно чуждым, заслуживают внимания (Манзура, 2000, 255). Иначе получается, что трипольцы - земледельцы очень любили собирать и вторично использовать главный символ своих врагов - кочевников, тогда как погребений со скипетрами у самих скотоводов, мягко говоря, немного.

Рис. 1
Рис. 1

В восточном ареале мы наблюдаем несколько иную картину. Если следовать идеи М. Гимбутас, то здесь все происходило почти как в известной песне о гражданской войне: «были сборы недолги, от Кубани до Волги мы коней собирали в поход». Но навершия, найденные на востоке, относятся к комплексам разных культур - хвалынской, константиновской, закубанской энеолитической. И очень трудно представить, что такая разнокультурная масса, в едином порыве преодолев степи (не оставляя по дороге вплоть до границ Триполья скипетров) и сконцентрировавшись вдаль юго-восточных границ Триполья, двинется через трипольские земли в Европу, но теперь уже обильно оставляя свои символы на трипольских поселениях.

И, наверное, самое время задаться вопросом, а были ли какие либо реальные предпосылки для такого массового передвижения населения с востока на запад вообще? Сначала хотя бы и очень коротко рассмотрим типы хозяйств тех культур, на памятниках которых обнаружены скипетры. Хвалынская и константиновская культуры обладают развитым скотоводческим хозяйством, где представлены практически все виды домашних животных (Васильев, 1981, 69; Поплевко, 2000, 25; Княшко, 1994, 63). Закубанская энеолитическая культура - к ней относится поселение Ясенова Поляна, где вместе со скипетром был найден обломок булавы мариупольского типа (Нехаев, 1990,18), - наоборот, является земледельческо-скотоводческой (Формозов, 1965, 90-91). Здесь будет уместным вспомнить, что В.А. Шнирельман весьма основательно обосновывает свое положение о том, что на ранних этапах производящей экономики скотоводство не может существовать без поддержки земледелия (Шнирельман, 1980, 93-94).

Как бы то ни было, в восточном ареале скипетры обнаружены не только в среде скотоводов, хотя и со странным составом стада (свинья, крупный рогатый скот), но и на памятнике земледельческой в своей основе культуре - Ясенова Поляна. В степной зоне во второй четверти IV тыс. до н.э. постепенный рост увлажненности климата привел к наступлению довольно влажного периода, чем создались благоприятные условия для обитания (Котова, 1998,82; Спиридонова, 1991; Кременецкий, 1991). И несмотря на все это, население разных культур, с разными экономическими укладами, вдруг объединилось и двинулось на запад.

Подытожив все вышеизложенное, лишь добавлю, что по-прежнему мне куда больше импонирует идея сторонников западного происхождения скипетров и, соответственно, не кажется убедительной идея о индоевропейской прародине в южно-русских степях, а также теория М. Гимбутас о движении с востока на запад первой волны кочевников-индоевропейцев (Резепкин, 1987, 1989. 1996; Rezepkin, 1993).

В своей последней и весьма основательной работе И.В. Манзура предлагает следующую модель происхождения и распространения скипетров. Сильное демографическое давление в трипольской культуре в описываемую эпоху и как следствие - появление в достаточном количестве пассионариев, которые вырвавшись из привычной среды отправляются искать лучшей доли в далеких краях, а скипетры, как порождение новой идеологии в стрессовой ситуации, берут с собой (Манзура, 2000,282-285). По дороге, сталкиваясь со степными аборигенами, они быстро теряют свои трипольские признаки и превращаются в иную, новоданиловскую, она же скелянская (по Рассамакину - Котовои) культуру. Причем, судя по таким памятникам, как Суворово и Кайнары, превращение происходит практически сразу, у границ трипольской культуры. Но потенциал бывших трипольских пассионариев был настолько велик, что его хватило и на образование таких культур, как хвалынская, закубанская и скелянская (Манзура, 2000, 286). Отдавая должное почти безграничным возможностям пассионарности как таковой, мне все же представляется, что разрушение целого блока культур мариупольской общности, а именно так в итоге и случилось, произошло силами несколько иного порядка. Но это - отдельная тема.

В целом я разделяю основную идею И.В. Манзуры - распространение скипетров и новоданиловской (скелянской) культуры шло с запада на восток, хотя и не думаю, что она - продукт трансформации части трипольского населения, состоявшего из людей «длинной воли».
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Евгений Черненко.
Скифские лучники

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа
e-mail: historylib@yandex.ru
X